ТОП 10:

Спецсообщение СПО ОГПУ о продовольственных затруднениях, выходах из колхозов и разборе лошадей в районах правого и левого берега Средне-Волжского края



Не позднее 19 июня 1932 г.1*

По телеграфному сообщению ПП ОГПУ СВК отмечавшийся ранее рост продовольственных затруднений усилился за последнее время в связи с израсходованием колхозами наличия отпущенных им продфондов весен­него сева. На почве продзатруднений и организационно-хозяйственных не-нормальностей в ряде колхозов и усилившейся на этой почве разлагатель-ной деятельности АСЭ и кулачества, за последнее время наблюдается рост выходов из колхозов в ряде районов области. Наибольшее количество вы­ходов отмечено в селах по Краснослободскому и Темниковскому районам Мордовской обл. Так, по Краснослободскому району в последние дни вышло 415, по Темниковскому — 443 хозяйства.

Кроме отмеченных причин выходов из колхозов в названных районах, росту выходов и тенденции к таковым следует отнести допущенные пере­гибы на местах при коллективизации и обобществлении скота, что было использовано кулачеством и АСЭ. В этих районах за апрель и май вышло из колхозов 3,7 тыс. хозяйств, полностью распалось 17 колхозов.

Всего по Правобережью с 1 июня с.г. зарегистрировано было 1 тыс. выходов, по левобережью за это же время 544 выхода, в Болыпе-Глушиц-ком районе вышло 119 хозяйств, в Мелекесском — 150, в Краснояр­ском — 38, [в] Каширинском — 187 хозяйств. Всего по краю с 1 июня с.г. вышло из колхозов более 1,5 тыс. хозяйств.

В своих заявлениях о выходах колхозники указывают на отсутствие продовольствия и требуют возвращения им всего имущества и доли от об­щего посевного клина. В последние дни вновь начались хождения колхоз­ников в правления колхозов и сельсоветы с требованием хлеба. В отдель­ных случаях отмечены угрозы по адресу советских и партийных работни­ков: «Перебьем активистов, выйдем из колхоза, разведем всех лошадей, новый урожай будем убирать единоличным способом». Всюду ссылались на якобы имеющееся постановление центра о роспуске колхозов и развода лошадей.

Наряду с выходами, в некоторых районах отмечается усиление тенден­ции к разводу лошадей и колхозного имущества. В июне с.г. по 7 райо-


нам разобрано около 1,2 тыс. лошадей. Тенденции к выходам и разбору лошадей отмечены в следующих районах: Челно-Вершинском, Кузоватов-ском, Борском, Самарском, Рузаевском, Чамзинском, Мокшанском и др. районах. [О] положении в районах информирован крайком ВКП(б) и рай-парторганизации. На места посланы партработники для проведения агит­массовой разъяснительной работы.

Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Нач. 2 отд. СПО Люшков

РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 235. Л. 175—174. Заверенная копия.

** Датируется по исходящему штампу.

№ 27

Из спецсводки СПО ОГПУ об отрицательных политнастроениях агроспециалистов и работников сельскохозяйственных учреждений по данным на 30 июня 1932 г.

Не ранее 30 июня 1932 г.

Усложнившаяся политическая обстановка в стране, особенно в связи с ростом военной опасности и наличием продовольственных затруднений, в ряде районов Союза вызывает активизацию антисоветских настроений части агроспециалистов. Наиболее характерны высказывания а/с настро­енных агроспециалистов вокруг таких вопросов, как вопросы войны, про­довольственного снабжения, займа «четвертого — завершающего — года пятилетки»8, колхозной торговли9 и, наконец, постановлений ЦК и СНК о ското- и мясозаготовках10 и мерах борьбы против принудительного обоб­ществления скота в колхозах.

Необходимо также отметить наличие отрицательных моментов в отно­шении агроспециалистов в служебной работе. Со стороны антисоветской и обывательской их части отмечается желание укрыться от ответственности, взять на себя работу «поменьше да полегче», побольше получить за свой труд, а зачастую увильнуть от работы, создать ее видимость или при­крыть свою бездеятельность неумением руководителей учреждений орга­низовать работу. Так, среди сотрудников НКЗ СССР, с/х сектора Госплана РСФСР, Трактороцентра и других учреждений за последнее время замеча­ется стремление перейти на научно-исследовательскую работу, связанное, с одной стороны, с желанием уйти от ответственности и повысить зарабо­ток, с другой, с неверием в проводимую работу: «Невозможно выполнять разную чушь, которая противоречит здравому смыслу» (заявление со­трудника НКЗ СССР). «Пишем много бумаг, а ничего конкретного не делаем» (экономист зерносовхозобъединения). «Не создают нужных ус­ловий для работы, жалованье небольшое, с нами не считаются — надо бежать» (зоотехник овцеводобъединения). «Низкая зарплата труда — прямой предлог покинуть Госплан» (научный работник с/х сектора Гос­плана РСФСР). «Работа идет плохо, да вы и сами знаете, как теперь идет всякая работа» (профессор И[нститу]та животноводства). «Бывали и за границей, т.к. имели лучший заработок, а теперь и думать не приходится об этом, теперь некому нас учить» (специалист Центр[ального] Дома крес­тьянина).


Характерны для настроения значительной части специалистов усилен­ные разговоры в связи с выделением в столовой НКЗема СССР отдельных столов для лиц, пользующихся повышенными обедами (члены Коллегии и начальники секторов НКЗ СССР), и фактами, когда вместо них обедами пользуются лица, не имеющие на это права (секретари и т.д.)- Специалис­ты по этому поводу заявляют: «Где справедливость? — Жри кашу, а они ростбиф. И получают они 700 руб., а мы 325 руб. Вот тебе и бесклассовое общество». «Вот цель уничтожения уравниловки. Создать классы: комму­нистов (или прежних дворян) и нас смертных».

Большое место в политических настроениях агроспециалистов занима­ют жалобы на материальное положение и на продзатруднения: «Страну ждет небывалый еще голод, на Полтавщине ежедневно умирает от голоду 15—16 чел.», — заявляет один профессор, работающий в НКЗ СССР, и восклицает: «Это на Полтавщине-то!». «Выпускают все новые и новые автомобили, а жрать нечего» (специалист Союзсеменовода). «Об энтузиаз­ме только пишут, а на самом деле ничего нет похожего на энтузиазм. Се­веро-Кавказский край всегда ел белый хлеб, а теперь ест черный, и то не вдоволь» (специалист Новхлопкома). «Разве можно рабочему выполнять норму, когда ему снижают продпаек?» (специалист НКЗ СССР). «На буду­щий год — пан или пропал, т.к. будет голод, который решит существова­ние советов. Поля не обсеменены, ведь на Украине и Северном Кавказе не только сеять, но и есть нечего. Ну а год пролетит быстро» (специалист Скотовода).

Вопросы о возможности войны в массе а/с настроенных специалистов находят живейший отклик, при этом имеют место высказывания пора­женческого характера: «Война неизбежна. Белоруссию отрежут. Всем нам висеть на столбиках. Украину тоже отрежут. Недаром мы весь хлеб отту­да выкачали. Приходите, мол, со своим хлебом. Все кончено, пойдем за­щищать социализм, а я доеду до станции Урги, потом с винтовкой захожу в уборную и — в тайгу. Никто не найдет» (специалист Союзсеменовода). «Большевики пишут во всех газетах, что иностранцы вооружаются, а вот о том, что мы сами вооружаемся и гоним войска на Дальний Восток, так об этом ни слова не пишут» (специалист Промсовхозобъединения). «Видел одного «гуся» из латвийского посольства, который мне рассказал, что скоро все изменится. Английский фунт поднимается. Англия, Франция и США покончат с Китаем и двинутся на нас. Захват Николо-Уссурийской железной дороги обеспечен» (специалист с/х снабжения). «В Киргизии — форменный голод. Настроение не в пользу Советской власти. Много кир­гизов со своими стадами уходят в Китай. Во время войны мужики не будут нужным войском, и война неизбежно вызовет внутренние волне­ния» (агроном Колхозцентра). «СССР воевать с Японией сейчас не может — и так жрать нечего. В случае же войны СССР не удержаться» (агроном Свиновод объединения) [...]

«Воевать мы не можем, мы не готовы. Особенно у нас не обеспечен тыл, крестьяне не за нас. Коллективизация испортила все. Скота нет, а имеющийся скот дохнет с голоду. Хлеба мало, многие области совершенно голодают» (военный работник в кругу сельхозспециалистов). «Внутреннее положение нашей страны напряженное, и в случае войны начнутся волне­ния, и кровь внутри страны будет проливаться больше, чем на фронте» (специалист Союзсеменовода). «В настоящее время атмосфера настолько


сгущена и положение в деревне настолько тяжелое, что единственным вы­ходом из положения является война» (специалист НКЗ РСФСР).

Большая активность агроспециалистов отмечается в их реагировани­ях на постановления ЦК и СНК о запрещении принудительного обоб­ществления скота в колхозах, хлебозаготовках и скотозаготовках. Эти постановления в основном расцениваются а/с частью агроспециалистов как поворот политики «вправо», назад к нэпу, как отказ от коллекти­визации. При этом а/с специалисты высказывают надежды на то, что за этими постановлениями должны неизбежно последовать другие, ко­торые приведут к восстановлению частной торговли: «Все идут на по­пятную, вот в 1930 г. требовали, чтобы обобществлять весь мелкий скот и даже кур, а теперь за это выгоняют из партии. Это решение — «спуск на тормозах вниз»» (специалист Союзсеменовода). «Вы, конечно, понимаете, что это значит: «Ах, дайте мне атмосферу, откройте форточку, я задыхаюсь». Это лишь первый шаг, а дальше придется отказаться и от многого другого и взять резкий курс вправо» (специалист Птицесовхоз-объединения). «Вот пример, как наше правительство планирует. Предска­зания вредителя — профессора Лосицкого, о том, что запроектированная программа совхозов на один год может быть выполнена в лучшем случае через 8 лет, оправдывается. Отданием под суд директоров совхозов не ис­правишь положение, так как отсутствуют корма, помещения и с/х спе­циалисты, лучшая часть которых обвинена во вредительстве» (специа­лист НКЗ СССР). «Постановления партии о разукрупнении совхозов приветствую, так как это возврат к чаяновским оптимумам. Теперь нужно вновь приниматься за чаяновскую литературу, которая послед­ние два года лежала под спудом» (специалист НКЗ СССР). «Указание, что задача партии состоит в том, чтобы каждый колхозник имел свою корову, вероятно, напечатано ошибочно, т.к. этого до сих пор не было. ЦК этим постановлением признал свою ошибку по обобществлению скота. Сомневаюсь, чтобы это постановление дало какой-либо результат по поднятию животноводства» (специалист НКЗ РСФСР). «Опять дела­ют отступление и, наверно, заявят, что для того, чтобы перестроить свои ряды и идти в решительное наступление. Сломали себе голову на обобществлении и — на попятную. Сначала наголовотяпят, а потом на­чинают раскаиваться и исправлять. Плохо прислушиваются к голосу специалистов» (агроном Средне-Волжского крайЗУ). «Постановление за­поздало, но оно означает шаг назад, некоторую задержку в темпах кол­лективизации» (специалист НКЗ СССР). «Вот самое лучшее постановле­ние по животноводству, которое было за последнее время. Но, к сожа­лению, оно появилось очень поздно. Поздно потому, что обобществлять больше нечего, все уже обобществлено. Скота не осталось» (специалис­ты сектора животноводства НКЗ СССР). «Кулачество стоит того, чтобы ради его ликвидации можно было лишиться даже всего скота в СССР. Но происшедшее сокращение стада нельзя считать неизбежной необхо­димостью. Левацкие загибы не только на местах, айв самом курсе ге­неральной линии партии, привели к этой катастрофе» (агроном Зерно-совхозобъединения). «От того, что единоличникам разрешено убивать скот и продавать мясо без ограничений, — населению не легче. Цена все равно будет недоступной. Странно то, что когда убой скота и торгов­ля мясом были запрещены, то кто это нарушал, считалось искривлени­ем ленинской линии. Теперь разрешено, но если найдется в СССР кто-


нибудь, кто воспрепятствует этому, интересно, будет ли этот факт счи­таться искривлением ленинской линии?» (специалисты Промсовхозобъе-динения).

Постановления партии и правительства о колхозной торговле вызвали самые разнообразные толкования и высказывания. Политический смысл этого декрета оценивается по-разному. Одни считают, что поскольку пар­тия не отказалась от установки на завершение коллективизации сельского хозяйства в 1933 г. и весьма отчетливо провела этот принцип, а также классовую линию на ликвидацию остатков кулачества в декрете о с/х на­логе на 1932 г.11, то никаких принципиальных изменений в политику со­ветского правительства в отношении сельского хозяйства не вносится. Дело сводится лишь к большей гибкости и децентрализации снабжения городов с/х продуктами. Другие специалисты рассматривают упомянутый декрет о торговле с/х продуктами как «прорыв в генеральной линии пар­тии». Так, при чтении декрета один специалист Свинообъединения за­явил, что «это же 1921 г., старый нэп»12. Другой специалист, услыхав разговор о новом декрете, заметил, что «это подлинная чаяновщина». «По моему мнению, это есть первая ласточка новой экономической полити­ки — появление нэпа» (специалист Зерносовхозобъединения). «От этих постановлений о колхозной торговле я не жду реальных результатов, т.к. в деревне продуктов нет и торговать все равно нечем. За последнее время постановления ЦК партии очень изменились. Все пишут — «под ленин­ским руководством», знаю я это руководство, сам его применял, когда на Украине в ЦК работал. Возьмут за горло, вот тебе и добьются результа­тов, а пишут, что добились «под ленинским руководством». Ленин таким методом не жил» (специалист Союзсеменовода, быв. член ВКП(б)). «По­становление правительства о колхозной торговле несвоевременно. Надо было издать раньше. Единственный выход из продовольственного затруд­нения — это еще больше дать единоличнику, не допуская в практику твердых заданий, поощряя частную торговлю» (специалист Промсовхоз-объединения).

Подписка на заем 4-го — завершающего — года пятилетки по с/х уч­реждениям в основном прошла удовлетворительно. В ряде учреждений она проводилась на основе соцсоревнования между отдельными сектора­ми, а также и родственными учреждениями. Однако имели место случаи, когда специалисты вовсе не подписывались на заем или подписывались на незначительный процент к зарплате. Часть специалистов подписывалась только потому, что «лучше добровольно подписаться», а то «заставят, да еще и на черную доску занесут».

Заслуживает быть отмеченным тот факт, что быв. секретарь Красно­пресненского райкома ВКП(б) Рютин (Союзсельэлектро) подписался на 70% оклада, т.е. значительно ниже остальных высокооплачиваемых со­трудников, и категорически отказался увеличить сумму подписки.

Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов Пом. нач. 2 отд. СПО Сидоров

РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 237. Л. 229—222. Подлинник.


№ 28

Спецсводка СПО ОГПУ № 35 о ходе весеннего сева

по материалам СПО ГПУ УССР, БССР, ПП ОГПУ Башкирии,

НПО,Западной области, НВК, ЦЧО, ЗСК, ВСК, Севкрая,

Урала, МО по данным на 23 июня 1932 г.

4 июля 1932 г.

Недочеты в ходе сева

Основными недочетами в ходе сева по-прежнему являются: неудовле­творительный учет и организация труда, наличие элементов демобилиза­ции, подмена массовой работы голым администрированием. Соцсоревнова­ние и ударничество в целом ряде районов, отстающих в севе, фактически не проводится. Производственные бригады во многих колхозах не являют­ся закрепленной производственной единицей, так как люди в них посто­янно меняются. Имеется ряд фактов, когда трудодни в книжки колхозни­ков не записываются. Наблюдается невыход на работу, выход из колхо­зов, сброс земли, отъезд колхозников и единоличников в города. Кроме того, наличие в некоторых районах продзатруднений, недостаток семян и неналаженность общественного питания, в свою очередь, неблагоприятно отражаются, как на сроке, так и качестве сева.

УССР

Лубенский район. В ряде сел в связи с обострением продзатруднений и отсутствием общественного питания среди колхозников усилились разго­воры о том, что нужно бросать колхозы и уходить на производство. Под влиянием этих настроений и усилившейся кулацкой агитации в с. Снити-но правлению колхоза «Перемога» подано 76 заявлений о выходе из кол­хоза. В том же районе, в с. Хорошки, на почве продзатруднений и под влиянием агитации жены быв. политбандита Иващенко значительная часть колхозников заявила о выходе из колхоза, 4 колхозника разобрали общественных лошадей. В последние дни отдельные колхозники стали разбирать с/х инвентарь.

Ново-Васильевский район. В связи с продзатруднениями и слабой орга­низацией общественного питания во многих колхозах выход на работу значительно сократился. В с. Горсовское из 797 колхозников на работу выходит не более 150—160 чел. В с. Девненское из 357 трудоспособных колхозников на работу выходит не более 25 чел. Колхозники заявляют: «Мы голодны и работать не можем, накормите нас, мы пойдем работать». В Георгиевском сельсовете из 519 колхозников ежедневно на работу выхо­дит до 125 чел., заявляя: «Раз нам хлеба не дают, работать не будем». Имеются тенденции к выходу из колхоза.

Градижский район. Во многих колхозах общественное питание отсут­ствует. Колхозники, отказываясь от работы, в ряде сел подают заявления о выходе из колхозов, забирая обобществленных лошадей. Значительная часть колхозников уезжает в другие районы с целью добыть хлеба.

В с. Кагамлык 9 колхозниц на почве продзатруднений и под влиянием агитации кулачки разобрали обобществленных лошадей. В этот же день поступило до 200 заявлений о выходе из колхоза.

Урал

Сергинский район. Рабочий скот и инвентарь обезличены, нормы выра­ботки не выполняются, а руководители рассуждают: нормы велики, надо


снизить. В результате правление колхозов созвало совещание, на котором вынесли решение: норму выработки снизить на 50% к установленным об­ластью.

Далматовский район. Председатель] колхоза «Кр[асный] пахарь» Тропин заявляет: «Сев будет закончен не ранее 20 июля, так как не ходят лошади», в то время как колхозниками в бригаде пахарей № 2 (Калинни­кова) нормы выработки утроены. В бригадах № 2 и № 6 вместо 2—3 га за­севается 4,7 га.

Куртамышский район. Председатели] колхозов Хмелевского сельсове­та Омышляев, Куликов и Кузнецов кричат везде, что на таких конях больше не вспахать, как у них: пашут 0,12 га, тогда как ударники колхо­за «Луч» (одного из этих колхозов) на худших лошадях вспахивают до 1,16 га.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.250.80 (0.008 с.)