ТОП 10:

Аборигены. Иммигранты. Будущее





Теперь мне стало понятно: почему мой дед, заполняя анкету для военкомата в 1940 году, в графе «национальность» написал «черемис». Он себя идентифицировал с чирмышами Волжской Булгарии и черемисами Российского государства.

Традиционное мнение об иммиграционном происхождении всех марийцев, ныне проживающих за р. Камой до р. Уфа (Красноуфимский район Свердловской области), принадлежит к категории исторических заблуждений, ждущих исправления.

Так же и традиционная концепция изучающих эту проблему, по которой падение Казанского ханства в 1554г. послужило якобы единственной причиной появления марийцев на территории Бирского уезда Уфимской губернии – это всего лишь легенда, вернее, надуманная гипотеза, изобретенная по причине слабого знакомства с историей марийцев (чирмышей, черемис) и невозможности понять, откуда вдруг именно на этих местах всегда проживало и проживает такое количество марийцев. Между прочим, источники не говорят о каком-либо массовом, я подчеркиваю, массовом исходе, не располагают сведениями об обстоятельствах этого иммиграционного движения. Первое, на что ссылаются все – это на, скажем так, крестовые походы Ивана Грозного и продолжателей его дела позднее. У историков имеется достаточно сведений о том, что происходило в пострадавших от нашествия черемисских землях, в марийских общинах и селениях повсюду, где в эти трагические времена в том числе по берегам р. Камы, Вятки, Белой проживали марийцы горные, луговые и закамские черемисы.

Известный факт: многие годы (до первой половины XVII века) черемисы отчаянно сопротивлялись захватчикам и большинство из них погибло. Женщин, стариков и детей истребляли или уводили в рабство, а сами селения, где они жили, сжигались. Об этом пишут русские историки Н.М. Карамзин, Н.И. Костомаров и др. Об этом же пишет сам участник Казанского похода князь Андрей Курбский в своей переписке с царем. Многие черемисы, оказываясь перед выбором – смерть или рабство либо крепостное положение с принятием христианства, предпочитали первый вариант. Выжившие были обязаны своей удачей глухим лесам и недоступным болотам; тем не менее, уцелевшие, дождавшись ухода отрядов карателей, неизменно возвращались в свои разграбленные и сожженные селения, чтобы, помолившись в своей Священной роще, если она сохранилась, все начинать сначала. Какая-то часть могла уходить искать счастья на другие земли. Видимо, так и делала, но это не было массовым явлением. К тому же рассматриваемый регион проживания восточных марийцев – реки Вятка, Кама, Белая – это арена действия русских военных отрядов, – далеко не лучшее место для эмиграции в поисках тихой жизни. Ак-чирмыши и южные удмурты – туземцы этих мест так же терпели и страдали от христианских воинских отрядов русских, но, может быть, не в той степени, как на берегах Волги луговой стороны. Те немногие беженцы могли направляться к ним, ибо знали, что тут живут соплеменники.

После присоединения этих земель как бывшей провинции «Агидельская иль» Казанского ханства в 1554 году вместе с самой Казанью к Русскому государству по указу царя началось заселение этих земель в первую очередь русскими переселенцами.

Количество вновь прибывшего марийского населения точно не подсчитано, но нет исторических данных, что все местное черемисское население этого региона – эмигранты. Вновь прибывшие перенимали у местных марийцев (ак-чирмышей, т.е. восточных марийцев) их манеру одеваться, их говор и в целом их традиции. Народный костюм восточных марийек очень близок по структуре к костюму южных удмурток – в частности, это яркая пестрядь в клетку (нӧлтымӧ тувыр), создаваемая в браной технике, применяемой ими так же в производстве занавесов, скатертей и т.д. Яркую пестрядь с узкими полосками применяли лишь восточные марийки

Лист 26

(проживавшие на территориях современного Башкортостана и Татарстана, в т.ч. прошедшие через принятие ислама и христианства). Это – традиция, идущая от аров в целом, а в частности, от ак-чирмышей Булгарской эпохи. Кокшагские, Ветлужские, Верхне-Вятские марийки не имели аналогичной традиции, а одевались преимущественно в белые или светлые однотонные платья, окаймленные красно-коричневым узором на вороте, рукавах, на груди и на плечах.

Знание тюркского языка, свободная интерпретация тюркских мелодий, многих элементов одежды тюркского происхождения – все это тоже у восточных марийцев из прошлого, т.е. Булгарского времени. Надо признать, что вся эта традиционная народная культура берет свое начало из средневекового Бершудского княжества, которое в Булгарском государстве стало провинцией Кашан, а в Казанском ханстве Агидельским илем. С такими своеобразными традициями, отличными от бытующих у Волжских марийцев, вошли в состав Русского государства восточные марийцы. А значительная часть вновь прибывавших к ним западных марийцев растворялась в их культуре, перенимая обычаи и вкусы, в том числе их национальный восточно-марийский танец «Кандра», который отсутствует у Волжских марийцев, а они сами называют его танцем восточных мари.

Ошибочные мнения историков часто исправляются лингвистами. Известные лингвисты приводят пример цыган, считавшихся в одно время потомками египтян, пока лингвистика не доказала, что они пришли из Индии. Если под этим углом рассматривать разницу диалектов у восточных марийцев и их волжских соплеменников, то картина становится более или менее ясной. Восточные марийцы (ак-чирмыши) пришли не с запада от берегов Волги, а с времен Волжской Булгарии дожили до наших дней на своих исторических землях. Язык их смешанного наречия ойлем сохранился с времен Кашанской провинции Волжской Булгарии. Тюркизация языка ак-чирмышей произошла там как залог преуспеяния в тюркском государстве. Восточный диалект марийского языка – это смесь старомарийского с тюрки, над которым посмеиваются в Республике Марий Эл, считая его несколько комичным – ойлемом, тогда как сами свой говор называют кутырем.

Обычно иммигрантское население в новой языковой среде за два-три поколения расстается с родным языком и начинает пользоваться языком новой страны. Так происходило и с теми переселенцами-марийцами, которые прибывали в языковую среду восточных марийцев. Вместе с языком менялись одежда, поведение. В то же время переселенцы влияли на язык, культуру и мировоззрение туземцев. Лишь похоронные обряды туземцев и переселенцев не подверглись сильным изменениям.

Как бы то ни было, эта гипотеза заслуживает внимания марийских лингвистов. Беженцы, пришлое население, так называемые черемисы-тептяры не могли изменить или стереть из памяти прежние названия рек, населенных пунктов – топонимику за короткий срок, если прежде они были иными. Но это можно попытаться сделать административными средствами, обладая властью, формально, имея в руках средства массовой информации. Но к счастью, есть еще библиотеки. Особый интерес представляют материалы переписи 1917 года и сведения по этническому составу крестьянства. В Бирском уезде, в северной Башкирии в наибольшей мере сохранились реликтовые явления и процессы, красноречиво свидетельствующие о туземном происхождении восточных марийцев и южных удмуртов, а также мишар.

Восточным марийцам – прямым потомкам ак-чирмышей Волжской Булгарии, однако, далеко до проблем титульной нации республики, где они проживают сегодня. Им, как говорится, не до жиру – быть бы живу. Они пережили и гуннов,и хазар, и великих хунгар, и Волжских булгар, и монгол, …а с башкирами, я думаю, тоже уживутся, найдя общие точки соприкосновения удобные друг для друга. Только при одном условии: если будут придерживаться своей спасительной национальной религии, а через нее каждый восточный мариец будет себя идентифицировать марийцем – потомком ак-чирмыша из Волжской Булгарии, этой легендарной средневековой державы, где жили доблестные рыцари, смелые воины, искусные строители и прекрасные, но коварные красавицы.

 

 

Лист 27








Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь - 54.196.110.222 (0.003 с.)