ТОП 10:

Время. Человек. Пространство





БЛЕСК ЧЕРЕМИССКОЙ СТРЕЛЫ

(марийцы средних веков в Волжской Булгарии)

 

«Почему мы должны бояться бросать

за борт старые представления…»

Альфред Веггенер

 

Вступление

Узнать правду – это естественная потребность человека.

Во времена, когда какому-либо государству угрожает война, власти проводят учет всего мужского населения страны.

Так обстояло дело и в Советском Союзе перед началом Второй мировой войны. В конце тридцатых годов все мужчины заполняли в военкоматах бланки личного учета.

Мой дед 1894 года рождения химическими чернилами заполнил его, как и все, но в графе «национальность» написал «черемис».

Я, читая эту пожелтевшую карточку, каким-то образом попавшую в архив семьи, был крайне удивлен, так как тогда столкнулся с этим впервые. Мне не давал и не дает покоя вопрос: почему дед, будучи марийцем, всю свою жизнь проживший в марийской деревне, среди марийцев, в 1940 году написал, что он черемис?

Предлагаемый исторический очерк о марийцах средних веков – это попытка ответить самому себе на давно волнующий меня вопрос. И думаю, не только меня.

Не претендуя ни на что большее, я всего лишь проследил исторические события, где речь идет о марийцах, в русских источниках упоминаемых как черемисы, в булгарских как чирмыши, в хазарских как царамис.

Наиболее ценным из всего, что попадалось по этой теме, оказался краткий словарь булгарских географических названий и терминов, а также сам свод древнебулгарских летописей «История Джагфара», к которому он был приложен.

Свод был составлен в 1680 году по просьбе сеида Джагфара секретарем его канцелярии, который собрал в одной книге четыре летописи. История Джагфара написана была тюрко арабскими буквами и поэтому, а также по ряду других причин, не получила широкой известности среди русских и советских историков. (Бакши Иман «Джагфар Тарихы» (История Джагфара.) Изд.-копф. «Оренбург – пресс-контакт».1993.)

И.М.-К. Нигматуллин в начале ХХ в. перевел свод на русский язык. В него включены представляющие документальную ценность собственно булгарские летописи: «Гази-Барадж Тарихы» 1229-1246 гг., «Праведный путь, или благочестивые деяния булгарских шейхов» 1483 г., «Казан Тарихы»1551 г., а также «Шейх Гали китабы» 1605 г.

В книге обнаруживается огромная историческая роль древних марийцев-чирмышей в становлении и существовании этой могущественной средневековой державы – Волжской Булгарии.

Позднее, во времена крестовых походов на Казанское ханство, чирмыши и их вожди вновь проявили себя истинными патриотами «Земли отцов» и сражались до последнего воина, отстаивая свои национальные ценности, фундамент которых – традиционная национальная религия марийцев-язычников. Редкий в истории пример – проиграв битву, остаться победителем, сохранив то, за что боролся. Это настоящая воинская доблесть.

Каждый из этих бесстрашных рыцарей ставил перед собой очень конкретную цель – быть самим собой – чирмышем, иметь свое лицо. Сегодня марийцы – это чуть ли не последний европейский народ со своей религией, на которой выстроена вся конструкция его души, менталитета, этики и этнической психологии. Суть марийской национальной религии – являясь неотъемлемой частью человеческого общества, земли и неба, контролировать низменные страсти посредством веры, саморегуляции общества и ритма жизни индивидуума, гармонично существовать в окружающей среде.

Средневековый чирмыш не боялся смерти и предпочитал достойную смерть в бою, веря, что он непременно попадет в рай к своим родственникам, а те, в таком случае, встретят его с благоговением. Нам, современникам трудно понять психологию средневекового человека.

 

Лист 1

Мы живем в другом мире с его абсолютно другими ценностями. В те времена война считалась естественной частью жизни древних марийцев. Отсюда название, данное им волжскими булгарами – чирмыш. Чар, чир – тюркское название воина, воинства. Чирмыш – воин реки Меша. Река Меша протекает на территории современного Татарстана. Во времена расцвета Турецкой империи в период правления Сулеймана Великолепного появилось понятие янычары – новые воины или новое воинство (в переводе на русский язык с тюркского яны – новое, чар – воин). Воины этой армии также набирались из другого племени малолетними мальчиками, обучались и со временем становились янычарами – воинами империи.

Если ихтиолог изучает какую-то рыбу, например, окуня, то ему мало ограничиваться исследованием только лишь самого окуня. Этого недостаточно для полноты показа жизнедеятельности исследуемого объекта. Исследователю необходимо изучить и как можно шире показать среду обитания этой рыбы, посмотреть, где она живет, как размножается, с какими рыбами контактирует, чем питается, на кого охотится, а также кто на неё саму «зубы точит». Очень важно знать качество воды в водоеме, где обитает эта рыба.

Я, исследуя, точнее сказать, прослеживая жизнь и роль чирмышей (марийцев) в период средневековья в Волжском государстве Булгария, пользовался этим методом, пытаясь показать события, племена и личности, повлиявшие на ход истории чирмышского (читай, марийского) народа. Обнаруживается, что чирмышские князья со своими воинами-чирмышами на протяжении трех столетий (с середины IХ в. до ХI в.) были ядром военной силы в Волжской Булгарии.

Не надо забывать и того, что они так же сильно кого-то любили, ненавидели, с кем-то дружили, заботились о своих близких. Были среди них герои и трусы, как у нас. Так же лили осенние дожди, зимой трещали морозы, летали вороны, по ночам лаяли собаки. Но, увы, Великая река времени уносит эту эпоху от нас все дальше и дальше. Мой скромный очерк есть попытка спасти от забвения и донести до современного читателя яркие страницы средневековой истории марийцев.

Марийцы вошли в исторические хроники и летописи других народов как чирмыши и черемисы. Отказываясь от этого названия, марийцы отказываются от своей истории. Надеюсь, читатель откроет для себя факты, не вошедшие в сильно христианизированную и политизированную русскую историческую литературу. Он узнает имена и судьбы реально живших людей, средневековые названия рек, городов, народов и племен. Познакомится с родословной чирмышских феодалов – князей из рода Бул, проследит сложные пути становления современных марийцев и других народностей Урало-Поволжья во времена далекого средневековья в Восточной Европе.

Как сказал виднейший политик ХХ века, восстановление реальных фактов не есть фальсификация истории, ибо история учит думать, делает человека культурным, а главное, приобщает к общечеловеческим ценностям.

 

Лист 2

Во II тыс. до н.э., в эпоху бронзового века население Прикамья и низовья реки Белой переходит к ранней форме мотыжного земледелия, к домашнему скотоводству, но традиции предшествующих эпох – охота и рыболовство – сохраняются. Известны Ананьинская и другие стоянки этого периода (VIII век до н.э.), существовавшие в лесной полосе. Всеми своими особенностями – формой и характером поселения и жилищ, могильников и погребального обряда, керамики и ее орнаментации, металлических и прочих орудий, наконец, территории расселения – приказанские, прикамские и прибельские племена выступают как местные племена Волго-Камья. Это население эпохи бронзы находилось на стадии патриархата.

Почти на каждой стоянке обнаружены зернотерочные плиты и терочные камни. Приказанские (Волго-Камские) племена уже начали разработку местных меднорудных песчаников вдоль Камы и изготавливали из полученной бронзы орудия труда, оружие, украшения.

Топонимических данных, свидетельствующих об этой отдаленной эпохе, до нас не дошло. Но связь приказанской культуры с ананьинской позволяет говорить о том, что это были восточные группы финно-язычного населения, сыгравшие ведущую роль в формировании культуры предков, как волжских (мари, мордва), так и пермских (удмурты, коми) финно-язычных народов.

В I тыс. до н.э. в Прикамье наступает ранний железный век. Эта эпоха охватывает период с VIII по VI вв. до н.э. – самое начало железного века, поскольку на рубеже VI-V вв. до н.э. с территории Нижнего Прикамья население ананьинской эпохи уходит вверх по течениям р. Белой (до устья р. Уфа) и Вятки. В ананьинском населении Нижнего Прикамья археологи видят предков пермских (удмуртов, коми) и части финского (мари) народов.

В раннеананьинское время (VIII-V вв. до н.э.) ананьинские племена в пределах современного Татарстана занимали прибрежные районы всех крупных рек: Волги, Свияги, Камы, Вятки, нижнего течения р. Белой (Ош) в Башкирии и правобережье р. Уфа (Ува).

Последующая эпоха получила в Прикамье название пьяноборской по могильнику у с. Пьяный Бор (ныне Красный Бор в Агрызском районе Татарстана), где население продолжало традиции ананьинского (пьяноборские племена были потомками ананьинцев, проживавших на территории Башкортостана от Камы до г. Бирска, а также Благовещенска и Уфы).

Пьяноборское население предпочитало жить в неукрепленных поселениях. Но поселение всегда располагалось около укрепленных городищ, куда население уходило во время опасности. Название татарской деревни Кырныш, где открыт могильник пьяноборской культуры, этимологизируется с удмуртского языка. Ойконим связан с орнитонимом кырныж – ворон, вороний. На марийском курнуыж – ворон. Пьяноборская эпоха датируется III в. до н.э. – II-III вв. н.э.

Пьяноборские племена Прикамья и Прибелья – предки восточных марийцев и южных удмуртов. Еще в Булгарском, позднее Казанском ханстве сохранялось их общее название – арские люди (сначала княжество Бершуд, потом Кашанская провинция, а впоследствии Агидельский иль).

На юге движение кочевых племен вызвало передвижения и изменения поздних пьяноборцев. Их культура на нижней Каме и на нижнем Прибелье трансформируется в азелинскую (III – VII вв. н.э.). Азелинская культура легла в основу формирования культуры уже известных к тому времени цармис-черемис-чирмышей, т.е. предков современных марийцев. Они составили три группы: камские, кокшагские, нагорные, (соответственно, восточные, луговые и горные) марийцы.

В эпоху гуннов и «Великого переселения народов» в Закамье и Предволжье приходят племена именьковской культуры. С их приходом появляются новые культурные традиции. В период VI-VII вв. в Южном Прибелье и Восточном Закамье образуется область легендарной «Великой Венгрии», откуда в начале IX в. часть древних венгров отправилась в Паннонию на Дунай. (основная часть венгров в VI-VIII веках проживала на нижнем Поволжье, Северном Кавказе, Приазовье и на Дунай отправилась с этих земель). Оставшаяся часть, такая, как Моджары, вошла в состав Волжского-Булгарского государства.

В VIII в. н.э. в Среднем Поволжье и Прикамье из-за Дона и Приазовья появляются булгары-барсилы, а вместе с ними и другие тюркоговорящие роды и племена гунно-булгарского происхождения, такие как савиры, сувары, сюрби.

Сюрби – это прямые предки современных чувашей. К пришлым булгарским племенам примыкают и вступают в плотные контакты эсэгелы – часть Камско-Уральского племени «Великой Венгрии», обитавшие на берегах Волги в пространстве между реками Тамтазай и Сак-Сок. К середине XII в. они вошли в состав башкир как венгерский компонент. Известный венгерский миссионер – путешественник Юлиан отметил в своих трудах, что язык их очень схож с венгерским, и они понимали друг друга без переводчика. лист 3

 

Позднее эсегелы утратили свой язык, приняв тюркский,

т.е. башкирский, как один из диалектов татарского языка.

Лишь в конце Х в. – начале ХI в. н.э. из глубины Центральной Азии на южную территорию современного Башкортостана проникает мощная волна тюрко-язычных кочевников – гуззов, печенегов и древних (ранних) башкир. Вся лесостепная зона по соседству с Волжской Булгарией южнее г. Стерлитамака и Южный Урал становится частью этого тюркского государства – Кимакского каганата. Вслед за кимаками появляются ближайшие их родственники – кипчаки.

Волна тюркского населения вступает в тесные контакты с арскими племенами междуречья Камы, Белой и Уфы (восточные черемисы и южные удмурты). Часть их ассимилируется, а другая часть вытесняется в лесные районы, непригодные для кочевья.

Аборигены этого края – финно-угры, войдя в состав башкирского народа, кочевникам принесли с собой пчеловодство, характерную для финно-угров геометрическую трактовку орнаментики в народное искусство башкир, некоторые праздники, предания, топонимы – названия рек и других географических объектов [названия рек Уфа (Ува), Ай, Юг, Ар и др]. Топоформат ай, ой, по мнению А.К. Матвеева восходит к одному из древних финно-угорских корней, имевшему значение «поток» и зафиксированному в финском языке: оjа – «канава», «ручей»).

Совместное проживание пришлых тюркских племен и местных угров, а также части финского населения на северной части современного Башкортостана привело к ассимиляции, к взаимному проникновению культур. Не случайно, у некоторых башкир этих районов, в антропологическом отношении хорошо выражены финно-угорские черты. Это можно заметить и в строении фигуры, и в походке башкир этих регионов. Не редко там можно встретить светловолосых и светлоглазых башкир, по сравнению с южными смуглыми – носителями четко выраженного азиатского генотипа. Я лично знал две такие башкирские семьи в д. Бриштамак Белорецкого района Республики Башкортостан.

Лишь в XII веке (в 1193 году) в хрониках Волжской Булгарии появляется провинция «Башкорт» на месте бывших земель Тамта (от реки Тамтазай). Правое низовье р. Белой от Бирска до Камы остается в провинции Бершуд, переименованной впоследствии булгарами два раза: сначала – в Кашанскую провинцию, а в период Казанского ханства в Агидельский иль. Чирмышские и удмуртские анклавы, как туземцы этих мест, сохранялись вплоть до падения Казанского ханства и присоединения его к русскому государству. В этот период начинается поток беженцев, в первую очередь марийского населения, с Поволжья и Вятки. Это происходило в несколько этапов в течение трех столетий. Беженцы искали пристанище у своих Прибельских сородичей – чирмышей и удмуртов, аборигенов этих мест.

На северо-западной территории современного Башкортостана вперемешку с южными удмуртами и восточными черемисами жили их ближайшие соплеменники – мишары, ассимилировавшиеся с тюркскими и угорскими племенами, перенявшие тюркский (татарский) язык и принявшие мусульманскую религию и культуру, но никогда не забывавшие, что они мишары. Мишары, вотяки и чирмыши – это арские племена.

В период Русско-Казанской войны мишары договорились с русскими, а чирмыши (черемиса) и удмурты (вотяки) – арские люди были разбиты на голову. Мишары тем самым вписались в структуру Русского государства как служивое сословие, обязанное формировать в случае войны свои мишарские полки. Они были хорошими военными, делали карьеру, получали в награду земли, в том числе на территории нынешнего Башкортостана, становились дворянами. Ну, а чирмыши сошли с исторической арены. Этот процесс усугубил известный указ Русского царя, которым им было запрещено проживать в городах, иметь огнестрельное оружие, заниматься кузнечным делом, торговлей и т.д. Их силой заставляли принимать христианскую религию, используя экономические и прочие способы. Вновь прибывающих на северо-западные территории современной Башкирии (которая тогда считалась частью Казанской губернии, впоследствии Оренбургской и Уфимской) из-за Камы беженцев записывали в тептяры: и татар, и удмуртов, и чувашей, и мари.

Русское правительство с самого начала, как только пала Казань, начало планомерно заселять эти земли крестьянами в первую очередь из Пермского, Вятского краев, а затем из центральных губерний. Здесь развивалось хлебопашество, заводское дело и т.д.

В 1922 году наступил жесточайший голод в так называемой «Малой Башкирии» со столицей в с. Темясово. Правительство в Москве, не находя другого выхода из кризиса, механически

Лист 4

присоединило сначала Стерлитамак, а вскоре всю Уфимскую губернию к «Малой Башкирии»

в т.ч. и хлебородный Бирский уезд. Так официально северо-запад современного Башкортостана (Междуречье рек Уфы, Белой, Камы) оказался в составе Башкирии. Были установлены границы территории новой республики, которые имеются ныне. С этого времени русский город Уфа становится столицей Башкирской Республики, с готовой для этого, а главное, удобной дорожной, банковской и прочей инфраструктурой.

Большая часть восточных марийцев оказалась в составе нового административного образования (Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики), возникшего на карте РСФСР в 1922 году. Советская власть способствовала ликвидации неграмотности среди населения, изучению родного языка. В то же время молодая республика и советская власть не смогли создать равных условий для развития всех народов, проживающих в ней. Талантливые марийцы, желающие развития и успеха, были вынуждены или уезжать в Марийскую Автономную Советскую Социалистическую Республику (ныне – Республика Марий Эл), или ассимилироваться с другими народами. В результате интеллигенция восточных марийцев всегда была обескровленной, не способной создать марийскую городскую культуру, соответственно не способной противостоять процессу ассимиляции своего народа.

Сегодня Башкирия является родиной башкир, русских, татар, чувашей, восточных марийцев, удмуртов и других этнических меньшинств, проживающих здесь веками. Более активная интеграция в экономическую, культурную и политическую жизнь Республики Башкортостан, участие в решении её проблем и России в целом даст возможность для реализации внутреннего потенциала марийцев Башкортостана – потомков ак-чирмышей средневековой Волжской Булгарии. Только так они смогут вписаться в современную жизнь, помочь себе, родной Республике Башкортостан, России. Ничто не объединяет народ так, как общая цель.

 

Южные соседи

Причину появления в Среднем Поволжье булгар нужно искать в V веке в Великой степи, по которой с востока прокатывались волны воинственных кочевых народов.

Крушение империи гуннов после смерти Аттилы в 453 году вызвало в Восточной Европе вакуум власти, и туда волнами устремились с востока новые орды кочевников, среди которых выделились уйгуры и авары.

Хазары в то время как будто довольствовались набегами с места своего обитания – северного Кавказа и берега Каспийского моря с дельтой р. Волга, на закавказские земли Грузии и Армении, захватывая богатую добычу. Во второй половине VI в. они стали доминирующей силой среди северокавказских племен. Многие из этих племен – сабиры, сарагуры, самандары, баланджары и другие – перестают с той поры упоминаться в исторических источниках под своими именами: их либо подчинили, либо поглотили хазары. Самое упорное сопротивление было оказано могущественными булгарами во главе с их правителем Кувратом.

Но все же хазары подчинили булгар себе, заставив платить налог в виде одной куньей шкуры с одного булгарского дома, а домов у булгар было 50 тысяч. Это была высокая дань. Также булгары обязывались давать воинов на службу в войско Хазарского каганата. Хазары сами были очень воинственным племенем, фанатичными воинами, считавшими, что погибнув в бою, воин попадает в рай, где вечное блаженство.

У гуннов и тюркутов хазары переняли обычай брить воинам голову, оставляя только воинскую косичку. Позднее в Волжской Булгарии применялся этот обычай, а в XVII-XVIII веках Запорожские казаки Украины оставляли чуб, сбривая волосы.

Вообще происхождение слова «хазары» и все восходящие к нему новообразования также дают пищу для разнообразных предположений. Скорее всего, слово произошло от тюркского корня «газ», что одновременно означает «кочевник» и «скитаться». Нам гораздо интереснее более близкие к нам современные слова: русское «казаки» и венгерское «гусары», те и другие – воины-всадники.

О хазарах булгарские историки совсем не пишут, а если и упоминают, то неохотно. Тому есть веские причины. Это они разгромили «Великую Булгарию» или «Землю предков», что, в принципе, одно и тоже. Позже, до XII века Волжская Булгария оставалась вассалом Хазарского каганата, т.е. находилась в определенной зависимости, а южные границы булгарского государства были слишком условны. Одной из причин неприязни булгар к хазарам была иудейская вера, принятая военной

Лист 5

верхушкой и правящей аристократией хазарского каганата. Стремясь отбиться от протектората хазар, волжские булгары вынуждены были принять мусульманство как официальную религию державы, тем самым привлекая в союзники и в покровители Арабский халифат. Долгие переговоры и сношения нашли отражение в трудах побывавших в Волжской Булгарии арабских купцов, дипломатов и мусульманских эмиссаров. Они оставили множество описаний этой Средневолжской державы, ее жителей, нравов, географических условий и т.д.

«Земля предков» или «Великая Булгария» – держава правителя Куврата (по данным византийских авторов, это два наименования одного и того же места, и они размещают его на берегах Азовского моря и в Прикубанье. А поскольку считалось, что Куврат в период вассальной зависимости «Земли предков» от хазар был правителем именно этих областей, то зависимость от хазар правителя столь отдаленных от них территорий историкам всегда казалась сомнительной. Поэтому советский археолог и историк М.М. Артамонов предполагал, что правивший в Прикубанье Куврат зависел не от хазар, а от тюркутов. С ним согласен Л. Гумилев.

Прежде чем образовать суверенное государство и подчинить себе булгар, хазарам пришлось побывать под властью одной недолговечной державы Великой степи – так называемой Западно-Тюркутской империи, или Тюркутского ханства. Оно представляло собой конфедерацию племен, которых удерживал вместе правитель – каган (какан, хакан). Впоследствии так стали называть себя и хазарские правители, а булгарские – кан. Избранный главами племен очередной новый каган садился на щит, а беки (князья) племен (главы администраций) поднимали его, в буквальном и переносном смысле. Этот обычай «поднятия правителя» перешел к хазарам, а затем к Волжским булгарам.

Первое тюркутское – если можно так назвать – государство просуществовало один век (примерно с 550 по 650 гг.), а потом распалось, не оставив после себя следа. Правда, Л. Гумилев считает булгар представителями одного из удельных княжеств (ханств) Западного-Тюркского каганата, где жили западные булгары – кутигуры. Это были кара-булгары. Однако только после появления этого царства возникло обозначение народа «тюрки», отличающее его от других тюрко-язычных народов – хазар и булгар. Это не мешало, тем не менее, употреблять слово «тюрки» по отношению к любому степному кочевому племени, что создавало путаницу.

Хазары находились сначала под гуннским владычеством, потом тюркутским, но во второй половине VI в. они сами стали доминирующей силой Великой Степи. Как уже было сказано, самое упорное сопротивление хазарам оказали булгары, но и они потерпели сокрушительное поражение примерно в 641 году, вследствие чего племенной союз булгар раскололся на две части: одна мигрировала на запад, к Дунаю, в области нынешней Болгарии, где вскоре приняла христианство и сменила язык на славянский, другая часть булгар (племя барсил) двинулась на северо-восток, на Среднюю Волгу, где образовала Волжскую Булгарию, оставаясь все же в подчинении у хазар.

В XII веке Хазарский каганат исчезает с исторической арены. Когда-то это было мощное в военном отношении государство, противостоящее мусульманам-арабам с юга и варягам-русам с севера, выстраивающее сложные политические отношения с могущественной Византией. Сами хазары, принявшие в VIII веке иудейскую религию, тем самым ставшие евреями-ашкинази, начиная с XIII века, рассеялись по восточной Европе и центральной ее части: России, Белоруссии, Польше, Германии, Венгрии и т.д., образовав еврейские анклавы и местечки.

Основная часть наших российских евреев не имеет никакого отношения к семитским евреям Израиля, кроме единства религии, ни генетического, ни расово-этнического, ибо они имеют хазаро-тюркское происхождение. Выходцы из Хазарии, они вынуждены были проживать на определенных для них пространствах и имея ограничения в правах – в еврейских гетто, местечках и т.д., расплачиваясь кровью погромов и гонениями. Эти обстоятельства определили род их занятий – медицина, финансы, наука, искусство, в которых они за столетия отшлифовали свои навыки, добиваясь высочайших результатов. Поэтому среди евреев много величайших ученых, музыкантов, финансистов, торговцев. Они говорили на языке той страны (и сегодня так делают), где проживали сами, вносили огромный, а порой решающий вклад в науку, в культуру, в банковскую систему Европейских стран и Америки. «Мы такие же люди как все, но только в большей степени», – так говорят о себе сами евреи, и с этим трудно не согласиться. Такая вот трансформация произошла с бывшим сюзереном Волжской Булгарии – легендарным Хазарским каганатом.

Как уже говорилось, в первые века своего существования Волжская Булгария находилась под протекторатом Хазарии. Истинные причины военных конфликтов в VIII - IX вв. между хазарами и

Лист 6

булгарами скрываются за средневековыми историями о принцессах в роли обменного товара и отравленных царицах, украденных невестах царей. В булгарской истории отмечается множество таких происшествий, сильно повлиявших на народное воображение и политические события.

В одном из них повествуется о том, как был разгневан кан булгар насильственным увозом его дочери хазарским каганом, и что именно этот инцидент вынудил его обратиться к халифу с просьбой построить ему крепость-форпост для противостояния хазарам. Он заявил, что если Халиф Багдадский внемлет его просьбе, то он, Алмуш, сын Шилки Йылтывара, и вся Волжская Булгария примут истинную веру – ислам. В Багдаде была услышана просьба кана булгар и халиф отправил в Волжскую Булгарию с большими подарками Ибн Фадлана, правда, денег на постройку крепости на границе с хазарами посланник не привез. Маршрут этого большого каравана пролегал в обход Хазарии, через Персию, Среднюю Азию, через Казахстанские степи, где в то время хозяйничали тюркские кочевые племена киманы, кыпчаки, а вместе с ними у отрогов южного Урала по берегам рек Урал и Сакмар проживали древние башкиры. Караван двигался до Волжской Булгарии год.

 

Лист 7

арчой. Поэтому отныне я буду подчиняться кану Булгара, а наше племя в память о царском угощении назовется Арча (эрзя)». Вот такая легенда.

Всех племенных князей (биев) кан оставил на своих местах и объявил их тарханами (феодалами). Каждому тархану была назначена определенная дань мягкой рухлядью (мехами), медом, свечным воском, хлебом и скотом. Местами сборов, на которых кан встречался с биями и их родами, судил их, производил назначения и забирал дань, стали: Болгар, Нур-Сувар, Кашан, Буляр, Аламир-Султан, Сульче и Джикетау. Из них лишь Болгар и Нур-Сувар были настоящими городами, где жили ремесленники, игенчии, купцы, казанчии (крупные землевладельцы – родственные кану роды со своими многочисленными женами и детьми), а также мусульманская верхушка с медресе и библиотекой. Здесь же были главные мечети державы, такие как «Мардуан» с её цитаделью, а также общественные бани. На джеины (сборы) съезжалось множество купцов, ибо торговля в этих местах временно не облагалась налогами. Здесь можно было купить товары из Средней Азии, Европы и Ближнего Востока и сбыть свой товар.

Бершудским чирмышам кан Булгарской Державы, нуждавшийся в сильной армии, предложил платить вдвое меньшую, чем у других, дань, но за это они должны были выступать в случае необходимости всем народом на войну и давать четыре тысячи всадников для годичной службы в постоянной армии царства. Бершудцы и Сак-Сокские эсэгелы за это охотно согласились носить ополченскую косу (сбривать волосы, оставляя косу на затылке). С этого времени в булгарском государстве за рекрутами и солдатами закрепилось общее прозвище – чирмыш. Река, за которой начинались владения Сак-Сокских эсэгелов, получила название Чирмыш-Ан (Черемшан). Здесь чирмышами была поставлена пограничная застава (Аньык), через которую проходили в Булгарское государство иноземные купцы. На другой реке построили заставу Сак-Сокские эсэгелы, которые сами себя называли кантурчы и, соответственно, так же стали называть реку – Кантурчы. Это место, бывшее кочевьем племени эсэгелов, получило название «Провинция Эсэгель».

В Булгарском государстве существовало сословие (разряд) субашей – мелких собственников (землевладельцев и скотоводов), которые платили государству минимальный и строго определенный налог деньгами или скотом, мехами, хлебом. Их можно назвать государственными крестьянами. Этот налог в случае необходимости мог заменяться другими равноценными повинностями – строительством дорог, мостов, казенных зданий и т.д. Субашей не брали на войну, и только в случае нападения неприятеля на Булгар они составляли ополчение. Субашами могли быть только мусульмане.

Воины-чирмыши платили налог в размере субашского, ибо числились военным сословием (что-то вроде казаков). От военной добычи они по условиям договора оставляли себе большую часть – 2/3. Война приносила богатство, поэтому чирмыши наслаждались ею. На военные сборы чирмыши обязаны были являться в полном вооружении, которое приобретали на свои средства. Любой воин-чирмыш в случае обнаружения у него недостатка в вооружении мог быть наказан – казнен на месте. Также он наказывался за неуважение к оружию… Кара-чирмыши (чирмыши-язычники) платили двойной субашский налог и налог в пользу мечети или отрабатывали – несли различные повинности в размере двух субашских налогов.

Чтобы не платить налог, ак-чирмыши формально принимали мусульманство и платили один субашский (обычный) налог. Таким образом они становились двоеверцами, так как продолжали придерживаться своей традиционной языческой религии. Это была так называемая pealpolitik – политика выживания. Отсюда у чирмышей, особенно у восточных, знание двух языков и обилие мусульманских имен и фамилий.

Чирмыши считались младшими рыцарями – бахадирами – и имели право носить при себе оружие.

При правителе Газане с усилением феодалов появилась новая категория крестьян – курмыши. В курмыши в основном попадали из кара-чирмышей, которых начали принуждать платить свой налог среднему и высшему рыцарству – уланам или казанчиям, то есть мелким и крупным феодалам. В более поздний период различными ухищрениями некоторые уланы-феодалы стали отчуждать земли кара-чирмышей себе в наследственное владение. Курмыш мог уйти от казанчия или улана, но в таком случае терял право на землю.

Крупные хозяева в городах входили в привилегированное сословие сувари – рыцари. Этот разряд стал равным статусу сословий нур-суварских (южно-суварских) купцов и мастеров. Мелкие хозяева – суварчии были приравнены к бахадирам. Средние – к бекам, вали, сотникам и иналам,

Лист 8

знатные – к уланам. Все сословия были обязаны в случае нападения врага составить ополчение (кавэсцев) и, кроме этого, содержать булек (отряд) наемных воинов и служить яубашами (офицерами). Чирмыши-марийцы как народ были представлены во всех сословиях: от низшего (курмышей) до высшего (сувари-рыцари). В Болгаре, столице Волжской Булгарии, печаталась монета державы – в стране существовала своя денежная система.

Позже другой кан – Джафар по совету главы мусульманства Абдаллаха ибн Башту произвел реформу административного устройства Булгарского государства и его провинций.

На месте провинций Болгар (центральная часть собственной Булгарии), Бершуд, Эсэгель были образованы провинции Сувар с центром в Нур-Суваре, Булгар с центром в Болгаре, Мартюба (территория современной Республики Марий Эл), подчинявшаяся Болгару, Байтюба с центром в Буляре, Тамта (бассейн реки Тамтазая) и Кашан с центром в г. Кашане – территория с ак-чирмышами и удмуртами (арскими племенами). Кроме того, кан Булгарского государства заметил, что страна весьма не укреплена и при этом окружена врагами. Джафар предпринял строительство новых фортов и крепостей. Отменив часть налогов своим подданным, вменил им (в том числе всем чирмышам) строить и содержать укрепления. Непосредственное руководство этим делом кан возложил на Аскала, женатого на дочери Алмыша, а в помощники ему Джафар отрядил бека Джулта. Эти уполномоченные проехали вместе с каном, сеидом Бакиром и Тебиром Абдаллахом по стране и наметили места строительства крепостей Шепше и Дяу-Шира на речке, которую в народе называли также Нарат-Елга. Они проехали к стоянке Мардуана, от нее – к стоянке Урнаш на реке Утиг (отрывочная выписка из рукописи исторического свода: «А город Урнаш после смерти дочери кана Мохаммед-Али Кюхри стали называть его именем»), от нее – к местечку Такта между р. Ахтаем и Кичи-Чирмышаном (Малая Черемшанка), возле которого чирмышский багадир Бырак, состоявший на службе у Булгарской державы, своей урмой (армией) укомплектованной вооруженными чирмышскими всадниками, атаковал куман (восточных беспокойных соседей булгар – кипчаков-кочевников). Сеид благословил строительство в этих местах крепостей. Были построены города Шепше, который стали называть Ас-Кала, Мардан, Урнаш, Такта. А мастерами-строителями были будущие основатели знатных домов: Чути из Такты, Абрак-Хум и Убар. Все они – и тактачы Чути, и чулмекчи Абрак-Хум, и бакырчы Убар – поселились потом в Банджу, а их потомки составили знатные дома тактачиев, чулмекчиев, тимерчиев, алтынчиев и бакырчиев и в Банжде, и в Болгаре, и в Буляре, и в Нур-Суваре. В этот период было построено около тридцати городков-крепостей, в том числе на горной стороне (р. Волга) городок-крепость Кара-Джар. Все эти крепости были возведены до 924 года. В 924 году скончался эмир провинцииБеллак – печенежский князь Мардан, в память которого переименовали эту провинцию в Мардан. Позднее, в годы нашествия татар, кыпчакских тюрков и монголов марданские баджанаки (печенеги), происходившие от иранских (сабанских, сакланских и моджарских), а также урских (угорских) племен Сибири, бежали в округа провинции Беллак и Тамта-Башкорт. Под их влиянием часть кара-чирмышей стала произносить «ц» вместо «ч» (у марийцев такая разница существует в произношении горной стороны и луговой), а башкорты – «с» вместо «ч».

930 год, как пишет Мохаммед-Гали, был голодным, и к зиме положение народа стало совсем нестерпимым. Повсюду рыскали сборщики налогов и забирали у людей последние припасы. Чирмыши же совершенно истомились на нескончаемом строительстве Буляра. Даже всегда сдержанный прораб строителей, начальник крепости чирмыш Бырак (командующий чирмышами-воинами) дошел до последней степени отчаяния и воскликнул, чтобы услышали все: «О, Юмо! Если покараешь мучителя кана, то покажешь мне, что исламская вера – истинная, и я приму ее!». Об этом стало известно кану. Бырак вместе с малолетним сыном Булом, опасаясь казни, бежал на правый берег Камы на свою родину в Кашан. Здесь они услышали весть о выступлении против кана его сына (Мардана Хадаша или Хаддада) и немедленно поддержали Хаддада истреблением белемчиев (сборщиков налога) в своей округе Кашане.

Мардан был сыном кана и мурдаски (славянское племя). Раз матерью Хаддада была мурдасская бика Лелек, поэтому он пользовался любовью и доверием как мурдаских булгар, так и ульчийских мурдасов, которых называли батышцами (русичи). А это слово возникло от сабанского слова «бат», означавшего «запад». Сабаны – ираноязычное племя, соседствовавшее со славянскими племенами кривичей и вятичей. Основным их занятием было хлебопашество, отсюда берет свое начало праздник сабанов, впоследствии заимствованный башкирами и татарами, связанный с началом и окончанием сева, с плугом, и названный «сабантуй».








Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь - 54.196.110.222 (0.021 с.)