ТОП 10:

Общественно-политическое положение Казахстана в 1921 – 1940 гг.



В 1920-е годы в СССР разворачивается острей­шая идейно- политическая борьба по вопросам дальнейшего разви­тия общества. Главным вопросом этой борьбы был вопрос о воз­можностях строительства социализма в СССР. К этому времени существовало две модели: военно-коммунистическая — о возмож­ности «скачка» в коммунизм, означавшая дальнейшее наступление на крестьянство, продолжающееся насилие и террор; и нэповская - основанная на идее всемерного развития товарно-денежных от­ношений, принципе материальной заинтересованности производи­теля, развитии демократии. Ни у кого из лидеров большевизма не было сомнений в необходимости проведения индустриализации, кол­лективизации сельского хозяйства и культурной революции. Но они по-разному представляли темпы и методы строительства со­циализма, отношение диктатуры пролетариата к различным клас­сам и слоям советского общества. В то же время у Ленина и его союзников не было сколько-нибудь завершенной и стройной кон­цепции в решении данного вопроса.

На этом фоне в политической жизни нарастали тенденции уси­ления авторитарной власти и диктата Коммунистической партии, постепенно заменявшей собой государственный аппарат. В Казах­стане провозглашение автономии во многом оказалось номиналь­ным, и республика так и не получила реального самоуправления. Про­мышленные предприятия, железные дороги и все, что касалось народного хозяйства республики, находилось под непосредствен­ным управлением Москвы. Антидемократичные избирательные законы ограничивали число казахов в правящей элите. Так, в 1920 году казахи составляли всего 17% общего числа промышленных рабочих, на Первой областной партконференции было всего 19 казахов из 163 делегатов, в партийной организации Казахстана в 1922 году удельный вес казахов был всего 6,3%.

Попытка коммунистов коренных национальностей в 1920 году изменить политическую ситуацию в Туркестанской АССР путем объединения центральноазиатских республик в единую Туркестан­скую республику, создания Коммунистической партии тюркских народов привела к вмешательству центральных властей и все ре­шения местных партийных органов о Туркестанской республике и компартии были отменены. Краевой комитет партии был распу­щен, а инициаторы реформ во главе с Т. Рыскуловым вынуждены были подать в отставку и уйти с партийных и государственных постов. Только через два года после официального признания сво­их «ошибок» они смогли вернуться к руководству республикой.

К началу 1930-х годов сталинская машина приступает к изощренным способам «промывания мозгов». Для этой цели активно использовались радио, газеты, любой вид искусства. Повсеместно пропагандировались своеобразные «маяки», которым надо было подражать. Например, для мобилизации молодежи на Дальний Восток умело используется почин комсомолки Хетагуровой, для повышения производительности труда на шахтах - имя Алексея Стаханова, ради идеи доносительства и мнимой бдительнос­ти - имя уральского мальчика Павлика Морозова и т.д.

В крае постепенно проводилась работа по объединению ком­мунистических сил в одну краевую партийную организацию. В 1924 году в коммунистическую партию на призыв «рабочие от стан­ка» и «крестьяне от сохи» вступило 7944 человека, из них более 2000 казахов. Более 90% призванных были промышленные рабо­чие. Ряды аульных коммунистов усилились после V Всеказахской конференции ВКП(б), прошедшей 1 декабря 1925 года. Партийная организация Казахстана окончательно оформилась к 1932 году. Однако количественный состав партийных рядов постепенно сме­нялся «качественным» - в ряды вливались лжеактивисты. Во все звенья партийной работы стал внедряться командно-администра­тивный метод работы, процветали бюрократизм, бесконтрольность власти, культ личности «вождя» Голощекина. Всемерно укрепля­лась в крае власть Советов. V краевая партийная конференция про­возгласила курс на советизацию аула, на деле означавшего боль­шевизацию органов местной власти.

Наряду с ростом партийных рядов ширилось юношеское дви­жение. В июле 1921 года в Оренбурге состоялся 1-й Всеказахстан- ский съезд молодежи. Признанными лидерами молодежного дви­жения стали Гани Муратбаев, Мирасбек Тулепов, Федор Рузаев и другие. Росло и профсоюзное движение. 1-я республиканская кон­ференция профсоюзов состоялась в октябре 1921 года. Профсою­зы принимали участие в страховании рабочих, ликвидации негра­мотности, организации субботников, вовлечении в члены комму­нистической партии, формировании национального отряда рабо­чего класса. Широкое развитие получило и женское движение. Видными представителями женского движения были Н. Кульжанова, Н. Арыкова, А. Уразбаева, Ш. Иманбаева и многие другие.

Политика давления на общественность республики усилилась и приняла особенно жесткий характер с приходом Ф. И. Голоще­кина, направленного в сентябре 1925 г. на пост первого секретаря Казкрайкома ВКП(б).

Нагнетание истерии и преследование местных кадров особенно усилились в период работы Н. Ежова, назначенного заведующим орга­низационно-инструкторским отделом Казахского крайкома партии. Конец 1920-х-1930-е годы характеризовались постепенным нарас­танием политических репрессий, принимающих массовый характер. Поиск «врагов народа», нетерпимость к инакомыслию и инакодействию, укрепление культа личности И. Сталина, а в Казахстане - еще и Голощекина стали результатом физического уничтожения нацио­нальной интеллигенции, руководящего состава республики. В конце 1928 года по ложному обвинению были арестованы по­чти все из числа так называемых «буржуазных националистов» — быв­шие деятели Алаш-Орды - 4297 чел. Для развязывания уголовного преследования бывших представителей партии «Алаш» использова­лись любые средства - от шельмования имен в средствах массовой информации до прямых провокаций, арестов членов семей. Репрес­сированы были видные деятели науки и культуры - А. Байтурсынов, А. Букейханов, М. Дулатов, М. Тынышпаев, М. Жумабаев, С. Сейфулллин, И. Жансугуров, Б. Майлин, С. Асфендияров и мн. другие. В «национал-фашизме», кризисе сельского хозяйства, связях с японской разведкой, шпионаже были обвинены С. Ходжанов, У. Исаев, Т. Рыскулов, С. Садвакасов, О. Жандосов и многие, многие другие. В этот период были расстреляны Ж. Аймаутов, А. Байдильдин, Д. Адилеев, остальные осуждены на различные сроки тюремного заключения. Некоторые из них (М. Дулатов и др.) скончались в лагерях, остальные (А. Байтурсынов, М. Жумабаев и др.), отбыв наказание, в 1937 году были повторно привлечены к ответственности за участие в деятельно­сти Алаш-Орды и расстреляны в 1937-1938 гг.

Другая группа представителей национальной интеллигенции - около 40 чел. - была арестована в сентябре-октябре 1930 года. Вскоре 15 из них (М. Тынышпаев, Ж. Акпаев, X. Досмухамедов, Ж. Досмухамедов, К. Кеменгеров и др.) были сосланы в Централь­но-Черноземную область России. Как свидетель­ствуют дела так называемых «национал-фашистов», репрессирован­ных в 1937-1938 гг., в число сфабрикованных дел попали и те, кто в свое время отстаивал интересы Казахстана, открыто выра­жал протест по поводу массовой гибели казахского населения в 1931-1933 гг. Показательные судебные процессы 1937 года про­водились в Урджарском, Пресновском и других районах республи­ки. Большой резонанс получил судебный процесс над А. Асылбековым, Н. Нурсеитовым, М. Гатаулиным и другими руководителя­ми Карагандинской области, состоявшийся в ноябре 1937 года. Однако судьбы основной массы «врагов народа» решались тайно, на заседаниях Военной коллегии Верховного Суда СССР, на Осо­бых совещаниях НКВД и в так называемых «тройках» и «двойках».

Казахстанцам часто инкриминировалось то, что они якобы явля­ются японскими (иногда - германскими) шпионами, что подтверж­далось только собственными «признаниями» обвиняемых и осуж­денных при отсутствии иных доказательств в делах. Распростра­ненными были обвинения в антисоветской агитации и пропаганде, основывавшиеся главным образом на доносах соседей, сослужив­цев, знакомых и даже родственников. В Казахстане широко прак­тиковались обвинения в национализме, национал-уклонизме, создании националистических организаций, добивавшихся якобы отделения республики от Союза ССР. Многие лица были репресси­рованы по обвинению в подготовке и совершении террористичес­ких актов, диверсий, саботаже, противодействии нормальной дея­тельности государственных учреждений и предприятий в целях экономической контрреволюции.

В конце 1930- х-начале 1940-х годов начинается процесс пересе­ления в Казахстан целых народов - корейцев с Дальнего Востока, по­ляков из западных районов Украины и Белоруссии, немцев с Повол­жья. Насильственное переселение народов большой размах приняло в годы войны.

Борьба с мнимыми врагами народа способствовала созданию гус­той сети концлагерей ГУЛАГа (Карлаг - Карагандинский лагерь, Степлаг - Степной лагерь, АЛЖИР - Акмолинский лагерь жен из­менников Родины), многие районы республики оказались окружен­ными колючей проволокой, охранялись вооруженными до зубов ар­мейскими подразделениями. Нигде в мире не было лагерей, подобных АЛЖИРу, где в бесчеловечных условиях содержались женщины-матери. В бараках АЛЖИРа находилось более 18 тысяч женщин. По­зднее стали выявляться места массового погребения расстрелянных людей. Одно из них было случайно обнаружено под Алматы в местно­сти Жаналык, где в 1937-1938 гг. были тайно погребены тысячи не­виновных жертв тоталитаризма, в числе которых известные писатели и поэты М. Жумабаев, С. Сейфуллин, И. Жансугуров, Б. Майлин, вы­дающиеся ученые А. Байтурсынов, С. Асфендияров, крупные госу­дарственные и общественные деятели, руководители хозяйств, пере­довики производства.

В Казахстане количество жертв политических репрессий за годы Советской власти, по оценке ученых, составило 3,5 млн человек. Одна­ко эта цифра не окончательная, поскольку судьба многих людей, аре­стованных в 1920-1940-е годы, до сих пор остается неизвестной.

В конце 1920-х-начале 1930-х годов, по мере обострения кризиса в социально-экономическом развитии СССР, широкие масштабы приобрели поиски виновных - т. н. «врагов народа», «вредителей», подрывных антисоветских эле­ментов и подпольных организаций. В Казахстане приступили к повсеместному «разоблачению» врагов и в такой обстановке про­ходило обсуждение проекта новой Конституции СССР. Она была принята на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 5 декаб­ря 1936 года. Согласно новой Конституции, 26 марта 1937 года Казахская АССР была преобразована в союзную республику. Чрезвы­чайный X съезд Советов Казахстана в марте 1937 года утвердил Конституцию Казахской ССР.

Новая Конституция СССР была напрямую связана с принятием новых республиканских союзных конституций. Суверенитет союзных республик был ограничен. За каж­дой республикой сохранялось право свободного выхода из СССР, тер­ритория союзных республик не могла меняться без их согласия. Кон­ституция закрепила положение об одинаковой силе общесоюзных за­конов на территории всех союзных республик: в случае расхождения закона союзной республики с законом общесоюзным действовал об­щесоюзный закон. Следовательно, Конституция окончательно утвер­дила приоритет союзного законодательства над республиканским. Конститу­ция носила декларативный характер.

Несмотря на все права, декларированные в этом документе, под­линной независимости и даже самоуправления республика не полу­чила. И все же, пусть даже формальное признание суверенитета Ка­захстана и законодательное закрепление его территории сыграли ог­ромную роль в истории нашего государства. 12 декабря 1937 года состоялись выборы в Верховный Совет республики.

Во второй половине 1930-х годов в Европе нарастала угроза новой войны. Фашистские государства - Германия и Италия - в 1937 году объединились с милитаристской Японией в военно-политический блок, получивший название «Антикоминтерновский пакт», и развернули активную подготовку к войне за передел мира. Политика этого агрессивного блока созда­вала опасность оккупации не только для Советского Союза, но уг­рожала интересам и многих других стран.

Консолидация фашистского лагеря на фоне политики «уми­ротворения» агрессора толкала СССР на открытую борьбу с рас­ширяющими свои действия захватчиками: 1936 год - Испания, 1938 год - «малая» война с Японией у озера Хасан, 1939 год - советско-японская война на Халхин-Голе. В этой обстановке, как гром среди ясного неба, прозвучало сообщение о том, что 23 авгус­та 1939 года (за восемь дней до начала Второй мировой войны) СССР и Германией был подписан Пакт о ненападении, получивший на­звание пакта Молотова-Риббентропа.

1 сентября 1939 года гитлеровская Германия вероломно вторг­лась в Польшу, которая ранее заключила договоры о военной по­мощи с Францией и Англией. Началась Вторая мировая война. С 3 по 10 сентября в войну против Германии вступили также Австралия, Новая Зеландия, Индия, Канада; США объявили о нейтрали­тете, Япония заявила о невмешательстве в европейскую войну.

И хотя союз между СССР и рейхом оказался недолговечным, политика СССР объективно поощряла агрессию со стороны «Антикоминтерновского пакта» и в немалой степени способствовала раз­вязыванию фашистским блоком Второй мировой войны. Корот­кое военное столкновение с Финляндией выявило серьезные про­счеты в организации Вооруженных Сил СССР, в уровне имеющей­ся у них техники, а также в подготовке командного состава. После массовых репрессий конца 1930-х годов, распространившихся и на армию, на ее командиров, на командных должностях в войсках ока­залось много людей, не имевших необходимой подготовки.

В предвоенные годы в экономике Казахстана набирала темпы индуст­риализация. К началу войны Казахстан был уже довольно развитой аграрно-индустриальной республикой в составе СССР. Но, конечно, становление мощной промышленной базы здесь только начиналось. И невольный, но мощный толчок этому процессу дала война. В 1938 г. первую продукцию начал выдавать Балхашский медеплавильный за­вод, в 1940 г. началось строительство Актюбинского завода ферро­сплавов. Увеличился выпуск продукции Шымкентского, Ачисайского и Лениногорского комбинатов. Росло производство электроэнер­гии. В 1937 г. вступила в строй первая крупная тепловая электро­станция - Балхашская ТЭЦ. Тогда же начала работу Ульбинская ГЭС, началось строительство Усть-Каменогорской ГЭС и Карагандинской ГРЭС. К 1940 г. доля промышленности в экономике Казахстана со­ставила 60%.

В конце 1930-х годов продолжала развиваться транспортная сеть. Были сданы в эксплуатацию железные дороги Карталы-Акмо- линск и Гурьев-Кандагач, облегчившие вывоз сырья из западных и центральных регионов республики. Промышленность Казахстана накануне войны играла важную роль в экономическом потенциа­ле страны. Постепенно начинает выходить из кризиса сельское хо­зяйство республики. К 1940 г. посевные площади достигли 5,8 млн га, а поголовье всех видов животных - почти 3,5 млн голов. Появля­ются новые отрасли хозяйства, в т.ч. рисоводство, развиваются свек­ловодство и хлопководство. Однако подорванное коллективизацией сельское хозяйство не могло подняться своими силами и постепенный рост производства происходил только за счет государственных дота­ций и мер по укреплению колхозов и ужесточению трудовой дисцип­лины. Жителям колхозов запрещалось покидать места проживания, были ограничены размеры приусадебных участков, личного стада. Основные средства производства, вся техника и наиболее квалициро- ванные кадры были сосредоточены на государственных машинно-трак­торных станциях. До войны на селе жило около 70% населения Казахстана, а основ­ным производителем продукции были колхозы, которых в 1940 году было 6901. В среднем на один колхоз приходилось 90 крестьянских дворов, 816 гектаров посевов и 106,6 тысячи рублей денежных доходов. Всего в республике засевалось 5,7 млн гектаров пашни. Были также и совхозы - 194, с 97,3 тысячи работников, которые засевали 873,7 тыс. гектаров пашни и располагали 5425 тракторами и 1887 комбайнами.

Потенциал военной экономики Казахстана в предвоенные годы создавался еще и за счет каторжного труда заключенных ГУЛАГа. Самой реакционной чертой сталинской национальной политики стала депортация целых народов и ликвидация ряда национальных автономий. В первые годы войны в Казахстане нашли кров и работу 532,5 тысячи поляков, корейцев и представителей других репресси­рованных народов, которые в основном были расселены в аулах и се­лах. На территории региона находилась целая сеть таких лагерей.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.007 с.)