ТОП 10:

РЕЗОЛЮЦИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО БЮРО «О положении в Коммунистической партии Югославии» (29.06.1948 г.)



 

Информационное бюро в составе представителей: Болгарской Рабочей партии (коммунистов), Румынской рабочей партии, Венгерской партии трудящихся, Польской рабочей партии, Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), Компартии Франции, Компартии Чехословакии и Компартии Италии, обсудив вопрос о положении в Коммунистической партии Югославии и констатируя, что представители Компартии Югославии отказались от явки на заседание Информбюро, единодушно согласилось о следующих выводах:

 

1. Информбюро отмечает, что руководство Югославской компартии за последнее время проводит в основных вопросах внешней и внутренней политики неправильную линию, представляющую отход от марксизма‑ленинизма.

В связи с этим Информационное бюро одобряет действия ЦК ВКП(б), взявшего на себя инициативу в разоблачении неправильной политики тт. Тито, Карделя, Джиласа, Ранковича.

 

2. Информбюро констатирует, что руководство Югославской компартии проводит недружелюбную по отношению к Советскому Союзу и к ВКП(б) политику.

 

3. В своей политике внутри страны руководители КПЮ отходят от позиций рабочего класса и порывают с марксистской теорией классов и классовой борьбы.

Они отрицают факт роста капиталистических элементов в своей стране и связанного с этим обострения классовой борьбы в югославской деревне.

Руководители Югославской компартии сбиваются с марксистско‑ленинского пути на путь народнической кулацкой партии утверждая, что крестьяне являются «самой прочной основой югославского государства».

Ленин учит, что пролетариат, «как единственный до конца революционный класс современного общества… должен быть руководителем в борьбе всего народа за полный демократический переворот, в борьбе всех трудящихся и эксплуатируемых против угнетателей и эксплуататоров». Югославские руководители нарушают это положение марксизма‑ленинизма.

 

4. Информбюро считает, что руководство КПЮ искажает марксистско‑ленинское учение о партии.

Югославские руководители принижают роль коммунистической партии, фактически растворяют партию в беспартийном Народном фронте, который включает в себя весьма различные в классовом отношении элементы.

Информбюро считает, что такая политика ЦК КПЮ угрожает самому существованию коммунистической партии и, в конечном счете, таит в себе опасность перерождения Югославской народной республики.

 

5. Информбюро считает, что созданный югославскими руководителями бюрократический режим внутри партии является губительным для жизни и развития Югославской компартии.

Совершенно нетерпимо, когда в Югославской компартии попираются самые элементарные права членов партии, когда малейшая критика неправильных порядков в партии влечет за собой жестокие репрессии.

Информбюро признает позорным исключение из партии и арест членов ЦК КПЮ тт. Жуйовича и Хебранга за то, что они осмелились критиковать антисоветские установки руководителей Югославской компартии и высказываются за дружбу Югославии с СССР.

Информбюро считает, что в компартии не может быть терпим такой позорный, террористический режим. Интересы самого существования и развития Югославской компартии требуют, чтобы с таким режимом было покончено.

 

6. Информбюро считает, что критика со стороны ЦК ВКП(б) и ЦК других компартий ошибок ЦК КПЮ, являясь братской помощью Югославской компартии, создает для руководства КПЮ все необходимые условия для быстрейшего исправления допущенных ошибок.

Однако, вместо того, чтобы по‑честному воспринять эту критику и встать на путь большевистского исправления допущенных ошибок, руководители КПЮ, зараженные непомерной амбициозностью, высокомерием и зазнайством, встретили критику в штыки и тем самым усугубили свои антипартийные ошибки.

За последнее время, уже после критики со стороны ЦК ВКП(б) и братских партий, югославские руководители попытались декретировать ряд новых левацких мероприятий.

Югославские руководители с большой поспешностью издали новое постановление о национализации мелкой промышленности и торговли, проведение которого совершенно не подготовлено и которое может лишь затруднить снабжение югославского населения.

Они столь же поспешно издали новый закон о хлебном налоге на крестьянство, который также не подготовлен и который может только расстроить снабжение городского населения хлебом.

Наконец, югославские руководители совершенно неожиданно в шумливых декларациях объявили о своей любви и преданности Советскому Союзу, хотя достоверно известно, что на практике они проводят недружелюбную в отношении СССР политику.

Но это не все. Руководители КПЮ в последнее время с большим апломбом декларируют политику ликвидации капиталистических элементов в Югославии.

В письме ЦК ВКП(б) от 13 апреля тт. Тито и Кардель писали, что «пленум» ЦК одобрил меры, предложенные Политбюро ЦК, для ликвидации остатков капитализма в стране». В соответствии с этой установкой Кардель в своей речи в Народной Скупщине ФНРЮ 25 апреля заявил: «В нашей стране остаются считанные дни всем остаткам эксплуатации человека человеком».

В теперешних условиях Югославии подобную установку руководителей КПЮ на ликвидацию капиталистических элементов, а следовательно, и кулачества как класса, нельзя квалифицировать иначе как авантюристическую, немарксистскую – ибо нельзя решить эту задачу, пока в стране преобладает индивидуальное крестьянское хозяйство, которое неизбежно порождает капитализм, пока не подготовлены условия для массовой коллективизации сельского хозяйства и пока большинство трудового крестьянства не убедится в преимуществах коллективного способа ведения хозяйства.

Опыт ВКП(б) свидетельствует о том, что только на основе массовой коллективизации сельского хозяйства возможна ликвидация последнего и самого многочисленного эксплуататорского класса – класса кулачества.

Для того, чтобы успешно провести ликвидацию кулачества как класса, а следовательно, ликвидацию капиталистических элементов в деревне, от партии требуется проведение длительной подготовительной работы по ограничению капиталистических элементов в деревне, укреплению союза рабочего класса и крестьянства под руководством рабочего класса, развитию социалистической индустрии, способной организовать производство машин для коллективного ведения сельского хозяйства. Всякие попытки югославских руководителей решить эту задачу второпях, путем канцелярского декретирования означают либо авантюру, заранее обреченную на провал, либо хвастливую и пустую демагогическую декларацию и могут принести лишь непоправимый вред.

Информбюро считает, что подобного рода фальшивой и демагогической тактикой югославские руководители хотят показать, что они не только стоят на почве классовой борьбы, но идут дальше требований, которые можно было бы предъявить Югославской компартии в области ограничения капиталистических элементов с точки зрения реальных возможностей.

Информбюро считает, что поскольку эти левацкие декреты и декларации югославского руководства являются демагогическими и неосуществимыми в данный момент, они могут лишь компрометировать знамя социалистического строительства в Югославии. Поэтому Информбюро расценивает подобного рода авантюристическую тактику, как недостойный маневр и непозволительную политическую игру.

Как видно, указанные выше левацкие демагогические мероприятия и декларации югославских руководителей рассчитаны на то, чтобы замаскировать ими свой отказ от признания своих ошибок и честного их исправления.

 

7. Учитывая создавшуюся обстановку в КПЮ и стремясь представить руководителям Югославской компартии выход из положения, ЦК ВКП(б) и ЦК других братских партий предложили рассмотреть вопрос о положении в Югославской компартии на заседании Информбюро.

Однако на неоднократные предложения братских компартий обсудить вопрос о положении в Югославской компартии на Информбюро югославские руководители ответили отказом. Стремясь уклониться от справедливой критики братских партий югославские руководители выдумали версию о своем якобы «неравноправном положении».

Следует сказать, что в этой версии нет ни слова правды. Всем известно, что при организации Информбюро компартии исходили из того неоспоримого положения, что любая партия должна отчитываться перед Информбюро, равно как любая партия имеет право критики других партий. На первом совещании девяти партий это свое право широко использовала Югославская компартия. Отказ югославов отчитаться в своих действиях перед Информбюро, выслушать критические замечания со стороны других компартий, означает действительное нарушение равноправия коммунистических партий и равносильно требованию – создать привилегированное положение в Информбюро для КПЮ.

 

8. Учитывая все вышеизложенное, информбюро солидаризируется с оценкой положения в Югославской компартии, критикой ошибок ЦК КПЮ и политическим анализом этих ошибок, изложенных в письмах ЦК ВКП(б) к ЦК КПЮ за март – май 1948 г.

Информбюро приходит к единодушному выводу, что своими антипартийными и антисоветскими взглядами, несовместимыми с марксизмом‑ленинизмом, всем своим поведением и отказом явиться на заседание Информбюро руководители КПЮ противопоставили себя коммунистическим партиям, входящим в Информбюро, встали на путь откола от единого социалистического фронта против империализма, на путь измены делу международной солидарности трудящихся и перехода на позиции национализма.

Информбюро осуждает эту антипартийную политику и поведение ЦК КПЮ.

Информбюро признает, что в силу всего этого ЦК КПЮ ставит себя и Югославскую компартию вне семьи братских компартий, вне единого коммунистического фронта и, следовательно, вне рядов Информбюро.

* * *

 

Информбюро считает, что в основе всех этих ошибок руководства КПЮ лежит тот несомненный факт, что в руководстве КПЮ за последние 5-6 месяцев открыто возобладали националистические элементы, имевшиеся и раньше в скрытом виде, что руководство КПЮ порвало с интернационалистическими традициями Югославской компартии и стало на путь национализма.

Югославские руководители, сильно переоценивая внутренние национальные силы и возможности Югославии, думают, что они могут сохранить независимость Югославии и построить социализм без поддержки коммунистических партий других стран, без поддержки стран народной демократии, без поддержки СССР.

Плохо разбираясь в международной обстановке и запуганные шантажистскими угрозами империалистов, югославские руководители полагают, что путем ряда уступок империалистическим государствам они могут приобрести их расположение, договориться с ними о независимости Югославии и постепенно привить югославским народам ориентацию на эти государства, то есть – на капитализм.

При этом они молчаливо исходят из известного буржуазно‑националистического тезиса, в силу которого «капиталистические государства представляют меньшую опасность для независимости Югославии, чем СССР».

Югославские руководители, видимо, не понимают, или, возможно, делают вид, что не понимают, что подобная националистическая установка может привести лишь к перерождению Югославии в обычную буржуазную республику, к потере независимости Югославии и к превращению Югославии в колонию империалистических стран.

 

Информбюро не сомневается, что в недрах Компартии Югославии имеется достаточно здоровых элементов, верных марксизму‑ленинизму, верных интернационалистическим традициям Югославской компартии, верных единому социалистическому фронту.

Задача этих здоровых сил КПЮ состоит в том, чтобы заставить своих нынешних руководителей открыто и честно признать свои ошибки и исправить их, порвать с национализмом, вернуться к интернационализму и всемерно укреплять единый социалистический фронт против империализма, или, если нынешние руководители КПЮ окажутся неспособными на это – сменить их и выдвинуть новое интернационалистическое руководство КПЮ.

Информбюро не сомневается, что Компартия Югославии сумеет выполнить эту почетную задачу.

 

 

Речь после подписания советско‑венгерского договора на приеме в Кремле (20.02.1948 г.)

 

Мы всегда стремились к тому, чтобы создать добрососедские отношения с Венгрией, независимо от того, какой строй господствовал в Венгрии.

Вы, наверное, помните, что за несколько месяцев перед войной Советское и Венгерское правительства обменялись приветствиями. Тогда же мы возвратили Венгрии те знамена, которые в 1848 году были захвачены в качестве трофеев царскими войсками.

Но Венгерское правительство немногим позднее объявило войну Советскому Союзу. На нас напали, и мы не могли сделать ничего иного, как защищаться. Под Воронежем мы столкнулись лицом к лицу с венгерскими корпусами.

По отношению к Венгрии нами не руководило чувство мести и враждебности.

Чувство мести и враждебности вообще не является основой в политике. Внешнюю политику нужно строить на действительности. Когда в ходе войны наступил перелом, когда звезда немцев начала закатываться, глава Венгрии (в то время Хорти) запросил у нас перемирия. Мы удовлетворили эту просьбу. Если бы мы руководствовались чувством мести и вражды по отношению к Венгрии, мы не пошли бы навстречу этой просьбе. Хорти не довел дело до конца, отступил, отдал себя в руки немцев. А в Венгрию пришли новые люди, которые представляли народ. Счастье Венгрии, что эти новые люди появились, ибо она им обязана своей независимостью.

Мы не виноваты перед Венгрией. Россия царей была виновна.

Русский царь в 1848 году помог Габсбургской монархии подавить венгерскую революцию. Мы помним об этом. Но мы не несем ответственности, ибо последнего царя мы расстреляли в 1918 году на Урале и тем самым поставили крест на прошлом строе.

Сейчас мы говорим о дружбе между Советским Союзом и Венгрией. И это слово «дружба» не пустая фраза, не пропаганда!

 

Что же является причиной тому, что малые народы с доверием относятся к Советскому Союзу и его политике?

Причина этого, прежде всего, кроется в идеологии нашего государства, основы которой заложил Ленин.

Каждая нация, большая и малая, имеет свойственные только ей, особенности, каждая нация вносит свою лепту в дело увеличения общих богатств человечества. В каждой нации есть что‑то, чего нет ни у русских, ни у украинцев, ни у других народов.

В Советском Союзе есть нации, которые раньше уже начали вымирать, но сейчас возродились и которые получили от нас, например, даже азбуку.

Если бы мы не относились с уважением к малым народам, если бы не чтили их права и национальную независимость, если бы мы вмешивались во внутренние дела малых государств, то мы противопоставили бы себя нашей идеологии, дезорганизовали бы свою партию. Можем ли мы это сделать? Нет! Мы не можем этого сделать. Если бы мы сделали это, мы подрубили бы под собой сук.

Другая причина, которая заставляет нас чтить независимость малых государств, – это состав нашего государства.

Взгляните на Советский Союз! Здесь есть не только большие нации, но и малые, имеются национальности, народности. Можем ли мы не считаться с мнением своих национальностей, когда речь идет о нашем отношении к малым народам, живущим за пределами нашей страны? Нет! Мы этого сделать не можем, иначе мы подорвали бы основы нашего многонационального государства.

Вот те причины, которые объясняют, почему возможна настоящая дружба между такой большой державой, как Советский Союз, и малым государством, каким является Венгрия.

 

Когда мы говорим о дружбе, мы это принимаем всерьез. Под этим мы понимаем то, что мы готовы пойти даже на жертвы ради этой дружбы, если кто‑то попытается ее нарушить.

 

На основании всего этого я сказал, что дружба между великим Советским Союзом и малой Венгрией – это не пустая фраза, не пропаганда. Поэтому я со спокойной совестью поднимаю бокал за дружбу Советского Союза и Венгрии.

Да здравствует дружба народов Советского Союза и народа демократической Венгерской республики.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.23.15 (0.012 с.)