ТОП 10:

Ответ на обращение господина Неру



 

Его Превосходительству, премьер‑министру Республики Индии

господину Пандиту Джавахарлалу Неру

 

Приветствую Вашу мирную инициативу. Вполне разделяю Вашу точку зрения насчет целесообразности мирного урегулирования корейского вопроса через Совет Безопасности с обязательным участием пяти великих держав, в том числе Народного правительства Китая.

Полагаю, что для быстрого урегулирования корейского вопроса целесообразно было бы заслушать в Совете Безопасности представителей корейского народа.

 

Уважающий Вас

И. Сталин

премьер‑министр Советского Союза

 

 

Запись беседы с И. Броз‑Тито (27.05.1946 г.)

 

Присутствовали: со стороны СССР – В.М. Молотов, посол СССР в Югославии А.И. Лаврентьев; со стороны Югославии – министр внутренних дел А. Ранкович, начальник Генерального штаба генерал‑лейтенант К. Попович, председатель Совета министров Сербии Нешкович, председатель Совета министров Словении Кидрич, посол Югославии в СССР В. Попович.

 

Тов. Сталин предложил Тито изложить круг вопросов, по которым югославская делегация хотела бы говорить в этот вечер.

Тито назвал следующие вопросы: экономическое сотрудничество между СССР и Югославией, военное сотрудничество, отношения Югославии с Албанией.

 

По вопросу об экономическом сотрудничестве Тито сказал, что предоставляя займ Америка требует политических уступок со стороны Югославии.

Югославия не имеет средств для дальнейшего развития промышленности. Югославское правительство хотело бы получить помощь от Советского Союза, в частности – через создание смешанных советско‑югославских обществ. Югославия имеет достаточно минеральных и рудных богатств, но она не в состоянии организовать производство, ибо нет нужных машин. В частности, в Югославии имеется нефть, но нет бурильных станков.

Тов. Сталин сказал: «Поможем».

На вопросы тов. Сталина, производятся ли в Югославии алюминий, медь и свинец, Тито ответил утвердительно, заметив, что в «Югославии для производства этих металлов имеется много бокситов и руд».

Тов. Сталин заметил, что министерство внешней торговли заявляло югославам о своей готовности вести переговоры об организации смешанных обществ, но от югославов не было получено определенного ответа. Поэтому создалось такое впечатление, что Югославия не хочет создавать эти общества.

Тито возразил, заявив, что неоднократно говорил послу Садчикову о желании югославского правительства создать смешанные советско‑югославские общества.

На замечание тов. Сталина, что после создания смешанных советско‑югославских обществ не придется ли допустить в экономику Югославии и другие державы, Тито ответил, что югославское правительство не намерено допускать в свою экономику капитал других держав.

Затем, в качестве резюме, тов. Сталин сказал, что, таким образом, советско‑югославское экономическое сотрудничество мыслится на базе создания смешанных обществ.

Тито подтвердил это, заявив, что он на следующий день намерен представить в письменном виде свои предложения по этому вопросу.

 

По вопросу о военном сотрудничестве Тито сказал, что югославское правительство хотело бы получать поставки из Советского Союза для военных нужд Югославии не в порядке торговых взаиморасчетов, а в порядке кредита.

Югославия имеет небольшую военную промышленность, она может производить минометы, мины. В ряде мест имеются кадры. Но нет соответствующего оборудования, поскольку немцы вывезли его. Югославское правительство хочет получить машины из Германии в счет репараций для восстановления военных заводов. Но все же военные потребности Югославия сама удовлетворить не может, и в этом отношении югославское правительство надеется на помощь Советского Союза.

Тов. Сталин сказал, что Югославия должна иметь некоторые военные заводы, например авиационные, ибо югославы могут производить алюминий при наличии богатых залежей бокситов. Также нужно иметь заводы по производству артиллерийских орудий.

Тито заметил, что можно было бы отливать стволы для пушек в Советском Союзе, а обрабатывать их в Югославии.

Коснувшись вопроса о югославской морской границе, тов. Сталин сказал, что для охраны ее нужно иметь хороший флот. Нужны торпедные катера, сторожевые и бронекатера. Хотя Советский Союз и слаб в этой области, но, как сказал тов. Сталин, – поможем.

 

Относительно Албании тов. Сталин указал на то, что внутриполитическая обстановка в Албании неясна. Имеются сведения, говорящие о том, что там что‑то происходит между Политбюро Компартии и Энвером Ходжа. Поступило сообщение, что Коче Дзодзе желает приехать в Москву для рассмотрения некоторых вопросов. Перед съездом партии Энвер Ходжа также выразил желание приехать в Москву вместе с Дзодзе.

Тов. Сталин спросил Тито, известно ли ему что‑либо о состоянии Компартии в Албании.

Тито, оказавшись неосведомленным в этих вопросах, ответил, что в ближайшее время предполагается приезд в Белград Ходжи. Поэтому он полагает, что следует ответить албанцам, что вопрос о приезде Джодзе и Ходжа в Москву будет рассмотрен после поездки Ходжи в Белград.

Тов. Молотов заметил, что мы сдерживали стремление албанцев приехать, но албанцы настаивают на этом.

Тов. Сталин указал, что приезд албанцев в Москву может вызвать неблагоприятную реакцию со стороны англичан и американцев и это дополнительно осложнит внешнеполитическое положение Албании,

Далее тов. Сталин спросил Тито, согласен ли Энвер Ходжа с тем, чтобы включить Албанию в состав федеративной Югославии.

Тито ответил утвердительно.

Тов. Сталин сказал, что в данное время будет тяжело для Югославии решать одновременно два таких вопроса, как вопрос о включении Албании в состав Югославии и вопрос о Триесте.

Тито с этим замечанием согласился.

Поэтому, заметил далее тов. Сталин, сначала следовало бы обсудить вопрос о дружбе и взаимопомощи между Албанией и Югославией.

Тито сказал, что в основной части этот договор должен предусмотреть защиту территориальной целостности и национальной независимости Албании.

Тов. Сталин сказал, что нужно найти формулу этого договора и поближе подвести Албанию к Югославии.

Тов. Сталин коснулся вопроса о включении Болгарии в федерацию.

Тито сказал, что с федерацией ничего не выйдет потому, что на деле существуют два различных режима. Кроме того, в Болгарии сильно влияние других партий, в то время как в Югославии вся власть, при наличии других партий, фактически находится в руках Коммунистической партии.

Тов. Сталин заметил, что этого бояться не нужно. На первых порах можно ограничиться пактом о дружбе и взаимной помощи, а по существу делать нужно больше.

Тито с этим согласился.

Тов. Молотов заметил, что в данный момент могут возникнуть трудности в связи с тем, что с Болгарией еще не заключен мирный договор. Болгария рассматривается как прежняя вражеская держава.

Тов. Сталин указал, что это не должно иметь существенного значения. Известно, что Советский Союз заключил договор о дружбе с Польшей, когда Польша не была еще признана другими державами.

Далее тов. Сталин резюмировал беседу так: то, чего хочет югославское правительство по экономическим вопросам и по военным делам, можно устроить. Сейчас нужно создать комиссии для рассмотрения этих вопросов.

 

Тито информировал тов. Сталина об отношениях Югославии с Венгрией, сообщив о приезде в Белград Ракоши. Тито заявил, что югославское правительство решило не ставить вопрос в Совете министров о территориальных требованиях Югославии к Венгрии (требования на Баньский треугольник). Тито выразил удовлетворение тем, что Югославия подписала с Венгрией соглашение о репарационных платежах.

Тов. Сталин заметил, что если Венгрия хочет мирных отношений с Югославией, то Югославия должна поддерживать эти стремления, имея в виду, что основные трудности для Югославии имеются в отношениях с Грецией и Италией.

 

 

Письмо И. Броз‑Тито, Э. Карделю, ЦК КПЮ (4.05.1948 г.)

 

Товарищам Тито, Карделю,

Центральному Комитету Коммунистической партии Югославии

В своем письме вы выразили просьбу сообщить вам факты, которые вызывают неудовольствие СССР и которые направлены на ухудшение отношений между СССР и Югославией. Такие факты действительно существуют, и мы считаем необходимым Вам о них сообщить.

 

1. Об отзыве советских военных советников Югославии

 

В своем письме от 27 марта ЦК ВКП(б) объяснил мотивы отзыва советских военных советников, сообщив, что информация ЦК ВКП(б) основывается на жалобах этих советников на враждебное отношение югославских функционеров к Советской Армии и ее представителям в Югославии.

Товарищи Тито и Кардель полностью отрицают правдивость этих жалоб.

Возникает вопрос: почему ЦК ВКП(б) должен больше верить голословным утверждениям товарищей Тито и Карделя, чем частым жалобам военных советников СССР

СССР имеет военных советников почти во всех странах народной демократии – и до сих пор мы не получали никаких жалоб от наших военных советников в этих странах, и не имели никаких недоразумений в связи с их тамошней работой. Мы имеем жалобы и недоразумения только в Югославии. Разве не ясно, что эта ситуация объясняется только особым враждебным режимом, которым в Югославии окружены, советские военные советники.

Товарищи Тито и Кардель ссылаются на большие расходы в связи с содержанием советских военных советников в Югославии и указывают на то, что советские генералы принимают в динарах в три‑четыре раза больше, чем югославские генералы, и что, по их мнению, это обстоятельство могло вызвать нарекания со стороны югославских военных лиц.

Но, во‑первых, югославские генералы, кроме динаров, обеспечены еще и рядом других материальных подспорий: квартирой, снабжением, продуктами и тому подобным.

Во‑вторых, денежная зарплата, которую советские генералы получали в Югославии, полностью соответствовала размерам зарплаты советских генералов, получаемой в СССР. Понятно, что Советское правительство не могло согласиться на снижение зарплаты советских генералов, направленных в Югославию.

Может быть, расходы на советских генералов в Югославии тяжелы для югославского бюджета, но в таком случае Югославское правительство могло заблаговременно обратиться к Советскому правительству с предложением взять часть расходов на себя. Нет сомнения, что Советское правительство с этим согласилось бы.

Но, вместо того, чтобы по‑товарищески договориться с Советской властью и урегулировать этот вопрос, югославские военные руководители принялись оскорблять наших военных советников, начали их называть дармоедами, начали дискредитацию Советской Армии.

Вполне понятно, что Советское правительство не могло примириться с такой, ситуацией.

При таком положении смешно было бы ожидать от Советской власти, что она согласится оставить своих военных советников в Югославии.

 

2. О советских гражданских специалистах в Югославии

 

В своем письме от 27 марта ЦК ВКП(б) сообщил мотивы отзыва гражданских специалистов из Югославии. ЦК ВКП(б) в данном случае опирался на жалобы советских гражданских специалистов и на сообщения советского посла в Югославии.

Из этих сообщений видно, что советские гражданские специалисты, как и товарищ Юдин, представитель ВКП(б) в Коминформбюро, поставлены под надзор органов государственной безопасности Югославии.

Не будет лишним напомнить, что подобную практику надзора над советскими представителями мы находим только в буржуазных странах, да и то не во всех.

Товарищи Тито и Кардель отрицают в своем письме обоснованность этих сообщений, утверждая, что югославские органы государственной безопасности не контролируют советских людей в Югославии.

Но почему ЦК ВКП(б) должен больше верить голословным утверждениям товарищей Тито и Карделя, чем конкретным жалобам советских людей?

 

Товарищи Тито и Кардель обвиняют советских людей в том, что они якобы вербуют югославских граждан в свою разведывательную службу. Они пишут:

«Считаем неправильным, что органы советской разведывательной службы вербуют наших людей в стране, которая строит социализм. Это мы не можем рассматривать иначе, как деятельность, направленную против интересов нашей страны. Это делается наперекор тому, что наши руководящие кадры и органы государственной безопасности против этого протестовали. Вербуются наши офицеры, руководители, вербуются также и те, кто враждебно относятся к новой Югославии».

Мы заявляем, что это утверждение товарищей Тито и Карделя, переполненое враждебными выпадами против советских представителей в Югославии, вообще не соответствует действительности.

Было бы странным требовать от советских людей, которые работают в Югославии, чтобы они все время молчали, как в рот воды набрали, и чтобы они ни с кем не беседовали.

Советские представители – политически развитые люди, а не только дельцы, которых наняли на работу за определенную зарплату, без права интересоваться тем, что делается в Югославии. Естественно, что они начинают разговоры с югославскими гражданами, расспрашивают, хотели бы получить разъяснения и тому подобное.

Необходимо быть неисправимым советофобом, чтобы эти разговоры рассматривать как попытку вербовки людей в разведывательную службу, да еще людей, которые «враждебно относятся» к новой Югославии.

Только антисоветские люди могут думать, что руководители Советского Союза меньше озабочены вопросами целостности и неприкосновенности новой Югославии, чем члены Политбюро ЦК КПЮ.

 

Характерно, что такие бессмысленные обвинения в адрес советских людей мы встречаем только в Югославии. Нам кажется, что эти некрасивые обвинения в адрес советских людей выдуманы для того, чтобы можно было оправдывать деятельность органов государственной безопасности Югославии, которые устроили слежку за советскими людьми в Югославии.

Советское правительство имеет много гражданских специалистов во всех странах народной демократии, не имеет там никаких жалоб со стороны своих специалистов, и нет никаких недоразумений с правительствами этих стран. Возникает вопрос: почему такие недоразумения и конфликты возникли только в Югославии?

Может быть, именно потому, что Югославское правительство создало в Югославии особый режим для советских людей?

Понятно, что Советское правительство не могло примириться с такой ситуацией и было вынуждено отозвать своих гражданских специалистов из Югославии.

 

Необходимо напомнить, что югославские товарищи, которые приезжают в Москву, совершенно свободно разъезжают по городам СССР, встречаются с нашими людьми, свободно общаются с ними. Не было ни одного случая, чтобы правительство СССР их в чем‑либо ограничивало.

Во время своего последнего приезда в СССР товарищ Джилас, побывав в Москве, уехал на несколько дней в Ленинград поговорить с советскими товарищами. В соответствии с югославской схемой поведения, данные о партийной и государственной работе можно брать только в руководящих органах ЦК партии и правительства. И все‑таки товарищ Джилас собирал данные не в органах СССР, а в местных органах ленинградских организаций.

Что товарищ Джилас там делал, какие данные собирал – мы не считали нужным заниматься этими вопросом. Мы думаем, что он собирал данные не для англо‑американской или французской разведок, а для руководящих органов Югославии. И если это так, мы не видим в этом ничего предосудительного, ибо в этих данных югославские товарищи могут найти для себя много полезного. Товарищ Джилас не может сказать, что его хоть чем‑либо ограничивали.

Возникает вопрос: почему советские коммунисты в Югославии должны иметь меньше прав, чем югославские – в СССР?

 

3. О Велебите и других шпионах в аппарате министерства иностранных дел Югославии

 

Тито и Кардель, при встрече с товарищем Молотовым говорили, что Велебита подозревают как английского шпиона. Тогда кажется очень странным заявление товарищей Тито и Карделя о причинах сохранения за Велебитом поста первого помощника министра иностранных дел:

«Велебит не снят с поста первого помощника министра иностранных дел именно потому, что его проверяют».

Разве не было бы более правильным снять Велебита с поста, именно потому, что его проверяют. Откуда взялась такая болезненная доброжелательность к английскому шпиону, который к тому же непримиримо враждебно относится к Советскому Союзу?

Возможно, что Югославское правительство думает использовать Велебита именно как шпиона Англии.

Как известно, буржуазные правительства считают вполне допустимым иметь в своем составе шпионов империалистических держав, милость которых они хотят себе обеспечить, и согласны, таким образом, поставить себя под контроль этих держав. Мы считаем такую практику абсолютно недопустимой для марксистов.

Но Велебит не единственный шпион в аппарате министерства иностранных дел. Советские представители несколько раз говорили югославским руководителям о югославском после в Лондоне Леонтиче как об английском шпионе. Непонятно, почему этот прожженный английский шпион до сих пор остается в аппарате министерства иностранных дел Югославии.

Советскому правительству известно, что на английскую разведку, кроме Леонтича, работают еще три сотрудника югославского посольства в Лондоне, их фамилии еще не установлены. Советское правительство за это заявление несет полную ответственность.

Непонятно также, почему посол США в Белграде ведет себя как хозяин в стране, а его «информаторы», число которых растет, разгуливают на свободе?

Непонятно и то, что друзья и родственники палача югославских народов Недича так легко и удобно разместились в государственном и партийном аппарате Югославии.

Должно быть понятным, что Советское правительство – в случае если Югославское упрямо будет проявлять нежелание очистить аппарат министерства иностранных дел от шпионов – будет воздерживаться от открытой переписки с Югославским правительством через югославское министерство иностранных дел.

 

4. О советском после в Югославии и политике Советского государства

 

В своем письме от 13 апреля 1948 года товарищи Тито и Кардель пишут: «Мы считаем, что он (советский посол) как посол не имеет права ни от кого просить сообщений о деятельности нашей партии. Это не его работа».

 

Мы считаем, что это заявление товарищей Тито и Карделя в своей основе неверно антисоветское.

Как видно, они советского посла, ответственного коммуниста, который в Югославии представляет коммунистическое правительство CCCP в югославском коммунистическом правительстве, приравнивают к обычным буржуазным послам, к обычным чиновникам буржуазного государства, задача которых подрывать основы Югославского государства.

Трудно понять, как товарищи Тито и Кардель смогли докатиться до такой нелепости.

Понимают ли они, что такое отношение к советскому послу означает отрицание дружественных отношений между СССР и Югославией?

Понимают ли они, что советский посол, ответственный коммунист, представитель дружественной страны, которая освободила Югославию от немецких оккупантов, имеет не только право, но и обязанность время от времени говорить с коммунистами Югославии о всех вопросах, которые их могут интересовать?

Как можно подвергать сомнению эти простые и элементарные вещи, если, конечно, стоять на позициях дружественных отношений с Советским Союзом.

Для того, чтобы товарищи Тито и Кардель знали необходимо сказать, что мы, в полной противоположности югославской схеме, не считаем югославского посла в Москве простым чиновником, не приравниваем его к буржуазным послам, не отрицаем его «право требовать от кого‑либо сообщений о деятельности нашей партии».

Став послом, он не перестал быть коммунистом. Мы относимся к нему как к товарищу и коммунистическому деятелю. У него есть знакомые и приятели среди советских людей.

«Собирает» ли он данные о деятельности нашей партии? Вероятно, «собирает». Ну и что, пусть «собирает». У нас нет причин скрывать от товарищей недостатки в нашей работе. Мы и сами раскрываем наши недостатки с целью их ликвидации.

 

Мы считаем, что такое отношение югославских товарищей к советскому послу нельзя считать случайным. Оно проистекает из общей позиции Югославского правительства – югославские руководители не видят разницы между внешней политикой СССР и внешней политикой англо‑американцев и считают что Югославия должна вести в отношении Советского Союза такую же политику, какую она проводит в отношении империалистических государств – Великобритании и США.

В этом отношении очень характерным является выступление товарища Тито в Любляне в конце мая 1945 года, в котором он сказал:

«Говорилось, что эта война – справедливая война, и мы ее за такую считали. Но мы требуем и ее справедливого окончания, мы требуем, чтобы каждый у себя был хозяином; мы не хотим платить по чужим счетам, мы не желаем быть разменной монетой, мы не хотим чтобы нас впутывали в какую‑то политику, связанную с разделом сфер интересов».

Это было сказано в связи с вопросом Триеста.

Как известно, после ряда территориальных уступок, которые Советский Союз вырвал у англо‑американцев, они вместе с французами отклонили предложение СССР передать Триест Югославии и заняли Триест своими войсками. И так как были исчерпаны все другие средства по передаче Триеста Югославии, Советскому Союзу не оставалось бы ничего другого, кроме как начать войну против англо‑американцев из‑за Триеста и занять его силой.

Югославские товарищи должны были знать, что СССР после только что закончившейся кровопролитной войны не мог пойти на новую войну. Но все‑таки этот случай вызвал неудовольствие югославских товарищей, что отразилось и в выступлении товарища Тито.

Заявление товарища Тито было направлено не только против империалистических государств, но и против СССР. И отношение товарища Тито к СССР ничем не отличалось от его отношения к империалистическим государствам.

 

Это антисоветском заявление товарища Тито не встретило отпор со стороны политбюро ЦК КПЮ.

Нам известно, что в среде руководящих товарищей в Югославии бытуют различные антисоветские высказывания, как например, что ВКП(б) вырождается, что «в СССР господствует великодержавный шовинизм», что «СССР стремится экономически поработить Югославию», что «Коминформ – средство ВКП(б) для подчинения других партий».

Эти антисоветские заявления обычно прикрываются левацкой фразеологией о том, что «социализм в СССР перестал быть революционным», что «только Югославия является настоящим носителем революционного социализма».

Конечно, смешно слушать подобные сказки о ВКП(б) из уст сомнительных марксистов типа Джиласа, Вукмановича, Кидрича, Ранковича и других. Но дело в том, что такие заявления давно бытуют в среде многих руководящих деятелей Югославии, создают атмосферу антисоветизма, которая ухудшает отношения между ВКП(б) и КПЮ.

 

Мы, безусловно, признаем право каждой компартии, в том числе и югославской, критиковать ВКП(б), как и право ВКП(б) критиковать любую другую компартию. Но марксизм требует, чтобы критика была открытой и честной, а не закулисной и клеветнической, ибо в этом случае критикуемый лишен возможности ответить на критику.

Между тем, критика югославских руководителей является не открытой и честной, а закулисной и нечестной, двуликой – критикуя из‑за спины ВКП(б), они официально ее хвалят и возносят до небес.

Именно поэтому такая критика превращается в клевету, в попытку дискредитировать ВКП(б) – в попытку взорвать советскую систему.

 

Мы не сомневаемся в том, что если бы югославские партийные массы знали о существовании такой критики, они бы с возмущением отбросили такую антисоветскую критику как чуждую и враждебную.

Мы думаем, что именно из‑за этого вышеупомянутые югославские руководители стремятся эту критику проводить тайно, за кулисами и за спиной масс.

Не лишне напомнить, что и Троцкий, когда вознамерился объявить войну ВКП(б), также начал с того, что стал обвинять ВКП(б) в вырождении, в национальной ограниченности, в великодержавном шовинизме. Он, конечно, все это прикрывал левацкими фразами о мировой революции. И все‑таки, как известно, Троцкий был выродком, и впоследствии, после разоблачения, он открыто переселился в лагерь заклятых врагов ВКП(б) и Советского Союза.

 

Югославские руководители, очевидно, думают и дальше оставаться на этих антисоветских позициях. Но при этом югославские товарищи должны понимать, что остаться на этих позициях – означает двигаться путем отрицания дружественных отношений с Советским Союзом, двигаться путем предательства единого социалистического фронта Советского Союза и народно‑демократических республик.

Они также должны учесть и то, что, оставаясь на таких позициях, они лишаются права требования материальной и другой помощи со стороны Советского союза, ибо Советский Союз может оказывать помощь только друзьям.

 

Для справки товарищам Тито и Карделю мы вынуждены подчеркнуть, что такую антисоветскую позицию в отношении советского посла и Советского государства мы встречаем только в Югославии, а с другими государствами народной демократии отношения были и остаются дружественными и безукоризненными.

 

Представляет интерес напомнить, что товарищ Кардель, который во всем солидаризируется с товарищем Тито, три года тому назад совершенно по‑другому смотрел на вышеупомянутое заявление Тито в Любляне.

Вот что нам сообщил советский посол в Югославии товарищ Садчиков о своем разговоре с товарищем:

«Сегодня, 5 июня, Кардель подумав, сказал, что считает оценку выступления Тито правильной. Он согласен и с тем, что Советский Союз не может дальше терпеть подобные заявления. По всей вероятности, в сегодняшнее для Югославии тяжелое время, сказал Кардель, открытая критика заявлений Тито возымела бы для них тяжелые последствия, и поэтому они постараются, чтобы подобных заявлений не было. Но Советский Союз будет иметь полное право выступить с открытой критикой, если это повторится. Такая критика им будет полезной. Кардель попросил передать Вам благодарность за эту своевременную критику. Согласно сказанному Карделем, эта критика поможет улучшить их работу.

Пытаясь (очень осторожно) проанализировать причины ошибок, Kapдeль сказал, что Tито, само собой разумеется, имеет крупные заслуги в ликвидации имевшей место фракционности в Компартии и в организации народно‑освободительной борьбы, но он иногда позволяет себе рассматривать Югославию как что‑то самодостаточное, вне общих связей с развитием пролетарской революции и социализма.

В партии создалось такое положение, что ЦК, как организующий и политический центр, в самом деле не существует. Мы встречаемся, сказал Кардель, от случая к случаю и принимаем случайные решения. По существу, каждый из нас оставлен сам по себе. Стиль в работе очень плохой, отсутствует коллективность в работе.

Мы желали бы, продолжил Кардель, чтобы Советский Союз смотрел на нас как на представителей одной из будущих советских республик, а не как на представителей другого государства, способного самостоятельно решать вопросы, а на Коммунистическую партию Югославии как на часть Всесоюзной коммунистической партии, то есть мы бы хотели, чтобы наши отношения исходили из перспективы того, что Югославия в будущем станет составной частью СССР. Поэтому они бы хотели, чтобы мы их критиковали прямо и открыто, давали советы, помогали направлять внутреннюю и внешнюю политику Югославии в нужном направлении.

Я ответил Карделю, что необходимо исходить из реального положения в действительности, именно из того, что Югославия является самостоятельным государством, а Югославская компартия – самостоятельный партией. Вы обязаны и сумеете ставить и решать вопросы самостоятельно, а мы вам всегда дадим необходимые советы, если вы к нам обратитесь за помощью.

Мы с Югославией имеем определенные договоры и тем более – моральные обязательства, и мы вам никогда не отказывали в советах, оказывали всевозможную помощь всегда, когда по любым вопросам вы к нам обращались. Всегда, когда я передавал в Москву просьбы маршала, я получал быстрые положительные ответы. Но такие советы возможны и полезны только в том случае, если они затребованы заблаговременно, до момента принятия каких‑либо решений или сделанных каких‑либо заявлений».

Мы не будем останавливаться на примитивных и неправильных рассуждениях товарища Карделя о Югославии как будущей составной части СССР и о Югославской компартии как части ВКП(б). Но мы бы хотели обратить внимание на критические замечания товарища Карделя в отношении антисоветских заявлений товарища Тито в Любляне и о скверной обстановке в ЦК КПЮ.

 

5. О неправильной политической линии Политбюро ЦК КПЮ о вопросах классовой борьбы в Югославии

Усиление капиталистических элементов на селе и в городе идет полным ходом, а руководство партии не принимает никаких мер.

ЦК КПЮ отрицает факт усиления капиталистических элементов и обострения классовой борьбы в деревне, в современной Югославии, исходя из оппортунистической позиции, что классовая борьба в переходном периоде от капитализма к социализму затухает, а не обостряется, как это утверждает марксизм‑ленинизм.

Никто не может отрицать глубину и основательность общественных преобразований, которые в СССР являются результатом Октябрьской социалистической революции. И все‑таки из этого факта ВКП(б) никогда не делала вывода об ослаблении классовой борьбы в нашей стране или о том, что не существует опасность усиления капиталистических элементов.

Ленин подчеркнул в 1920-1921 годах то, что «пока мы живем в мелкокрестьянской стране, капитализм в России имеет более надежную экономическую базу, чем коммунизм», ибо «мелкое производство порождает капитализм и буржуазию непрерывно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовых размерах».

Известно, что с повестки дня нашей партии в течение пятнадцати лет после Октябрьской революции не снимался вопрос сначала о мерах по ограничению капиталистических элементов на селе, а затем о ликвидации кулачества как последнего капиталистического класса.

Недооценка опыта ВКП(б) чревата большими политическими опасностями и недопустимо для марксистов, ибо социализм нельзя строить только в городе, только в промышленности, необходимо его строить и в деревне и в сельском хозяйстве.

 

Это не случайно, что руководители Югославской компартии обходят вопрос классовой борьбы и ограничения капиталистических элементов в деревне.

Более того, в выступлениях югославских руководителей почти всегда замалчивается вопрос классовой дифференциации на селе, крестьянство рассматривается как единое целое и партия не мобилизуется на преодоление трудностей, связанных с ростом эксплуататорских элементов в деревне.

Между тем, политическая обстановка в югославской деревне не дает никакого права предаваться легкомысленному самоуспокоению и добродушности.

В условиях, когда в Югославии не существует национализация земли, а существует частная собственность и купля‑продажа земли, наемный труд и т.д. – партию нельзя воспитывать в духе замазывания классовой борьбы и примирения классовых противоречий, ибо таким образом она разоружается перед лицом основных трудностей строительства социализма.

Коммунистическая партия Югославии убаюкивает себя гнилой оппортунистической теорией мирного врастания капиталистических элементов в социализм, позаимствованной у Бернштейна, Фольмара, Бухарина.

 

6. О неправильной политике Политбюро ЦК КПЮ в вопросах отношения партии и Народного фронта

 

В соответствии с теорией марксизма‑ленинизма партия считается основной руководящей силой страны – она имеет свою программу, а не растворяется в беспартийной массе.

В соответствии с теорией марксизма‑ленинизма компартия является высшей формой организации трудового народа, она находится над всеми другими организациями, в том числе и над Советами в СССР и над Народным фронтом в Югославии.

 

В Югославии, наоборот, основной руководящей силой считается Народный фронт, а партию стремятся растворить в Народном фронте.

Югославские руководители умаляют роль партии в непартийном Народном фронте, не желают открыто показать партию и ее решения перед всем народом, чтобы народ знал, что руководящей силой является партия, что партия ведет народ, а не наоборот.

 

В своем выступлении на втором съезде Народного фронта Югославии товарищ Тито сказал:

«Имеет ли Коммунистическая партия какую‑либо другую программу, которая отличалась бы от программы Народного фронта? Нет! Коммунистическая партия не имеет другой программы. Программа Народного Фронта – это ее программа».

 

Как оказалось, в Югославии считают эту необычную теорию партии новой теорией.

На самом деле здесь нет ничего нового, они делают такую же ошибку, как меньшевики сорок лет назад в России.

В России, еще 40 лет тому назад одна часть меньшевиков предлагала, чтобы марксистская партия растворилась во внепартийной рабочей массовой организации.

Вторая часть меньшевиков предлагала, чтобы марксистскую партию растворить во внепартийной трудовой рабоче‑крестьянской массовой организации.

Как известно, т. Ленин уже тогда охарактеризовал этих меньшевиков как пакостных оппортунистов и ликвидаторов партии.

Товарищи Тито и Кардель утверждают, что ошибки меньшевиков в отношении растворения марксистской партии в непартийной массовой организации были 40 лет назад и что поэтому не может быть никакой связи между этими ошибками и ошибками Политбюро ЦК КПЮ.

Товарищи Тито и Кардель глубоко ошибаются. Теоретическая и политическая связь между этими двумя явлениями не вызывает сомнений, ибо точно так же, как меньшевики в 1907 году, точно так же и товарищи Тито и Кардель после 40 лет умаляют роль марксистской партии, точно так же отрицают роль партии как высшей формы организации, которая стоит над всеми другими массовыми организациями трудящихся, точно так же растворяют марксистскую партию в непартийной массовой организации.

Различие только в том, что меньшевики сделали свои ошибки в 1906-1907 годах и марксистская партия на своем Лондонском съезде их осудила, они больше не всплывали, а Политбюро ЦК КПЮ, вопреки имеющемуся наглядному уроку, после 40 лет вытаскивает из могилы старые меньшевистские ошибки и представляет их как свою новую теорию о партии. Это обстоятельство не уменьшает, а наоборот, усугубляет ошибки югославских товарищей.

 

Партия находится над всеми трудовыми организациями не только, потому, что она собирает в свои ряды самые лучшие элементы трудящихся, но и потому, что она имеет свою отдельную программу, свою отдельную политику, на основе которых руководит всеми другими организациями трудящихся.

Политбюро ЦК КПЮ боится об этом говорить рабочему классу и всему югославскому народу открыто и прямо.

Политбюро ЦК КПЮ думает, что если оно не будет подчеркивать этот момент, тогда и другие партии не будут иметь повод показать свою силу и начать действовать.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.229.89 (0.047 с.)