ТОП 10:

Библиографический очерк Пера Квэрна



 

Количество опубликованных работ, посвященных бонской традиции Дзогчен, очень ограничено. Пожалуй, самое обширное описание содержится в моем исследовании традиции Арти (а кхрид), восходящей к Ме'у Гонгдзо Ритро Ченпо (рме'у дгонгс мдзод ри кхродченпо)(1038–1096 г.г.), в котором дается перевод нескольких кратких биографий и существенная часть основного текста самого Гонгдзо. Книга называется “Исследования Бонпо. Система медитации А Кхрид” (“Bonpo Studies. The A Khrid SLstem of Meditation”, Kailash 1,1 (1973): 19–50; 1,4 (1973): 247–332). Краткое изложение всего текста можно найти в моей работе “Великое Совершенство в бонской традиции” (“The Great Perfection in the Tradition of the Bonpos”) в книге под редакцией Л. Ланкастера и В. Лая “Ранний Чань в Китае и Тибете” (“Early Ch'an in China and Tibet”, Berkeley Buddhist Studies 5 (Berkeley: 1983), 367–392). Небольшой отрывок из текста был опубликован Дэвидом Снеллгроувом в его книге “Девять путей Бон” (“The Nine Ways of Bon”, London Oriental Series 18 (London: 1967), 226–255).

Что касается буддийского варианта Дзогчен, существует несколько большее количество работ по этой теме. Наиболее значительным является исследование Самтен Гьялцена Кармая “Великое Совершенство. Философское и медитативное учение тибетского Буддизма” (“The Great Perfection. A Philosophical and Meditative Teaching of Tibetan Buddhism” (Leiden: Brill, 1988)). Эта работа рассматривает самую раннюю стадию развития буддийской традиции Дзогчен, и всего несколько страниц (201–205) посвящено бонской традиции. Книга Кармая незаменима для каждого, кто серьезно интересуется практикой Дзогчен. Кармай опубликовал также ряд статей; для получения более полной информации читатель отсылается к вышеназванной работе. Для тех, кто читает по-немецки, полезной и интересной будет книга Франца-Карла Эрхарда “Flugelschlage des Garuda” Literar — und ideengeschichtliche Be-merkungen zu einer Liedersammlung des rDzogs-chen (Tibetan and Indo-Tibetan Studies 3 (Stuttgart: Franz Steiner, 1990)). Эта работа содержит перевод и детальное исследование собрания духовных песен мастера Дзогчен Шапкар Цогдруг Рангдрола (жабе дкар тшогс друг ранг грол) (1781–1851 г.г.). Важное введение в доктрину и ритуал Дзогчен было включено Питером Швайгером в его каталог текстового цикла Кунту Сангпо Гонгпа Сангтел (кун то бзанг по'й дгонгс па жанг тхал) (Tibetische Handschriften und Blockdrucke Teil 9 (Stuttgart: Franz Steiner, 1985), особенно стр. Ixv-Ixxxiv).

Книгой, в которой содержатся переводы нескольких текстов по Дзогчен как буддийской, так и бонской традиций, является работа Джакомеллы Орофино “Священные тибетские учения о смерти и освобождении” (“Sacred Tibetan Teachings on Death and Liberation” (Bridport: Prism Press, 1990; итальянское издание, “Insegnamenti tibetani su morte e liberazione, Rome: 1985)). В книге Орофино содержится краткое, но важное введение.

Одним из самых выдающихся тибетских ученых и духовных мастеров Дзогчен школы Ньингма был Лонгчен Рабжампа (клонг чен раб 'бьямс па) (1308–1364). Очень значительной работой, в которой дается его изложение принципов Дзогчен, является книга' 'Нгелсо Корсум (нгал гсо скор гсум”, которая была переведена в трех томах Гербертом В.Гюнтером под названием “Kindly Bent to Ease Us” (Emeryville, CA: Dharma Publishing, 1975-76). Эрудиция Гюнтера, его полная компетенция и владение текстом несомненны, однако его метод выполнения переводов делает их весьма спорными. Другим впечатляющим исследованием является его работа “Матрица Тайны. Научные и гуманистические аспекты учения Дзогчен” (“Matrix of Mystery. Scietific and Humanistic Aspects of rDzogs-chen Thought (Boulder: 1984).

И, наконец, следует назвать многочисленные работы Намхая Норбу, выдающегося мастера Дзогчен и ламы, имеющего большое количество учеников на Западе. Его книги отличаются достоверностью, которую может обеспечить лишь опытный адепт. Особенно интересной работой является его духовная автобиография, под редакцией Дж. Шейн “Кристалл и Путь света: Сутра, Тантра и Дзогчен” (“The Crystal and the Way of Light: Sutra, Tantra and Dzogchen” (New York: 1986)).

 

 


[1]Сипа Гьялмо

Центральной фигурой является Сипа Гьялмо (срид па ргьял мо), божество-покровительница с тремя головами и шестью руками, восседающая на черном муле. Она изображена окруженной пламенем на озере крови, взятом в кольца змеями, проникающими сквозь камни. Она держит мечи, кинжал, зеркало, чашу из черепа и крюк.

Существует четыре эманации Сипы Гьялмо. Миролюбивая Сипа Гьялмо восседает на белом муле, у нее четыре головы и восемь рук. Всеобъемлющая Сипа Гьялмо восседает на голубом муле; Сипа Гьялмо-покорительница восседает на красном муле, и гневная Сипа Гьялмо — на черном. Здесь изображена гневная форма Сипы Гьялмо. Слева расположена форма покорительницы на красном муле; справа — эманация Сипы Гьялмо, именуемая Мидрема (ми дред ма), восседающая на яке. Она является особой покровительницей цикла учений Дзогчен, называемых Цеванг Во Юлма (тше дбанг доб юл ма).

Перед Сипой Гьялмо изображен Ньяме Шераб Гьялцен (мньям мед шес раб ргьял мтшан), основатель монастыря Менри.

Сипа Гьялмо является покровительницей всех учений Юнгдрунг Бон и этого текста.

Эта танка выполнена заново Церингом Янгпелом (тше ринг гьянг 'пхел), который является двоюродным братом Лопона Тензин Намдака и считается ведущим художником танки, по сей день проживающим в Тибете.

 

[2]Тонпа Трицуг Гъялва

Тонпа Трицуг Гъялва (стон па кхри гут ргьял ба) — это Тонпа Шенраб в форме монаха после посвящения в духовный сан в возрасте тридцати двух лет.

Рисунок Церинга Янгпела.

 

[3]См. работу Джузеппе Туччи “Религии Тибета” (Лондон, изд-во Раут-ледж энд Кеган Пол, 1980 г.) о происхождении “Тибетской Книги Мертвых”; работу Х.Ричардсона и Д.Снеллгроува “История культуры Тибета” (Бостон, изд-во Шамбала, 1986 г.) об архитектуре Тибета; и работу Дж. Орофино “Священные тибетские учения о смерти и освобождении” (Бридпорт, изд-во Призм Пресс, 1990 г.), в которой идет речь о схожести тибетского и зороаетрийского дуализма.

 

[4]Относительно каракорумских рисунков см. работу Карла Джеттмара “Между Гхандарой и Шелковым Путем: Наскальные рисунки Каракорумского большака” (1987), иллюстрация 14, или “Античность Северного Пакистана” (под ред. Карла Джеттмара (1989 г., обе книги изд-ва Майнц: Ферлаг Филлипп фон Цаберн), том 1, иллюстрации 5–6. Относительно ладакхских наскальных рисунков см. статью Джакомелла Орофино в сб. “Восток и Запад” (1991 г.).

 

[5]Шардза Таши Гьялцен

Здесь Шардза изображен к своей обычной форме. Над центральной фигурой слева расположен йидам Шардзы — Пурба Другое Чемпа(пхур па 'бруг гсас чем па). Вверху в центре расположен Дхармакайя-Будда Кунтузангпо, символизирующий природу достижения Шардзы, его три кайи (тела). Справа вверху изображена эманация Сиддхи Цеванг Ригдзина (тсе дбанг риг 'дзин), брата-близнеца Гуру Ринпоче, сына Жанг Жунг Дренпа Намкхи (жанг жунг дран па нам мкх'а) и индийской девушки из семьи браминов Оден Бармы ('од лдан 'бар ма), как указывает бонская традиция.

Слева внизу изображен Шардза в форме йогина, практикующего тантру. Нижняя центральная фигура является особым покровителем цепи преемственности и практикующих Дзогчен, Йеше Валмо (йе шес дбал мо). Справа внизу изображена форма Шардзы в виде йогина, практикующего Дзогчен. Вокруг Шардзы изображены различные животные, символизирующие сострадание ко всем существам.

Это изображение было сделано в монастыре Шардза Ритро (шар рдза ри кхрод) в Деге.

 

[6]Присутствие толкователя необходимо для того, чтобы принимающий обет мог ясно понять его суть. Таким образом позже он не сможет заявить, что значение обета не было объяснено ему достаточно четко.

 

[7]Гьяльюм Шераб Джамма

Это мать всех Будд, Гьяльюм Шераб Джамма (ргьял юм шес раб бьямс ма), чье имя переводится как “Богиня мудрости, исполненная любви”.

Фигуры, окружающие Гьяльюм Шераб Джамму, изображают шестерых На (на), чья функция состоит в устранении беспокойства. Вверху находится гаруда. Верхняя пара На имеет вид полулюдей-полуптиц; средняя пара восседает на мифологических животных, именуемых ша ра на; и нижняя пара восседает на слонах.

Рисунок Тензин Намдака.

 

[8]Эти уровни входят в каждый раздел текста и не относятся к четырем основным частям, или книгам, на которые текст подразделяется.

 

[9]Комментарий Лопона: необходимо выполнять эту практику в качестве подготовки к основной практике — поэтому указание относительно времени следует принимать со всей серьезностью и вниманием. Подумай о том, что такой подготовительный период очень важен, небольшого промежутка времени явно недостаточно. Поэтому пусть эта подготовка будет максимально тщательной.

Эта практика, за вычетом времени, необходимого для сна и принятия пищи, должна занимать весь день. Если вы находитесь в пустынной долине или в пещере — что вам еще там делать? Это очень серьезная практика в отличие от обычного нондро. Она предназначена для того, кто сыт по горло мирской жизнью. В противном случае очень трудно отказаться от всего остального.

Тем не менее мы спросили Лопона, действительно ли абсолютно необходимо уединяться для выполнения этой практики, и он ответил, что нет. Если мы не можем сделать этого, то по крайней мере мы должны заниматься регулярно и серьезно, если хотим добиться результатов. Он сказал, что при западном образе жизни у человека бывает много свободного времени, когда он может заниматься практикой, так что иногда это даже лучше, чем быть монахом, ибо у монаха множество различных обязанностей, включая выполнение ежедневных ритуалов.

Далее Лопон сказал относительно содержания текста, что визуализация шести царств — это лишь одно средство, но есть еще и постижение самсары как таковой. Это исключительные случаи. Если вы пытаетесь выполнять практику наряду со всеми мирскими делами, очень трудно не отвлекаться. И если вы не выполняете нондро с полной серьезностью, то другие практики покажутся лишь отдыхом.

 

[10]Лопон комментирует это так, что, хотя люди смотрят на воду и видят воду, существа из других миров, или сфер, смотря на ту же воду, воспринимают ее по-иному. Когда животные видят воду, они видят в ней нечто, что можно пить, но не воду. Обитатели ада видят ее в форме льда или огня; прета — как нечто грязное. То, что мы видим, всегда обусловлено нашими предшествующими действиями. Мы видим только свою собственную карму — и это можно понять из того ясного примера, что если два или три человека собираются, чтобы увидеть нечто, они все видят и чувствуют разное. Так можно получить какое-то представление. Возьмите, например, индивидуальный ум. Один человек думает о себе, что он хороший, в то время как другие считают, что он плохой; мать может видеть в мужчине своего сына, но его жена видит в нем мужа. Все эти идеи создаются индивидуальными умами — люди видят других через свое собственное восприятие. Все является сотворенным. Осознание этого дает нам возможность развиваться в положительную или отрицательную сторону. Но мы окутаны своим неведением, ибо мы вечно цепляемся. Если вещи существуют в том виде, как их видит наш цепляющийся ум — как реальные и неизменные объекты, — тогда в этом мире ничего не может измениться. Но ничто не является неизменным. Вот так мы попадаем в заблуждение. Устранение такого ложного восприятия — вот в чем цель этой практики.

 

[11]Комментарий Лопона: Шардза составил свои собственные описания, которые даются в основном тексте. Они взяты из книги “Жанг Жунг Ньенгью (жанг жунг сньян бргьюд)”, опубликованной в Дели. Эти внутренние практики лучше всего выполнять вместе с внешней практикой, параллельно.

 

[12]Комментарий Лопона: эти три вида практики лучше всего выполнять вместе, один за другим.

 

[13]Трехконечное дордже образуется локтями и соединенными ладонями.

 

[14]То есть следует сесть со скрещенными ногами, выпрямить спину, слегка наклонить голову, направив взгляд на грудь, и немного приоткрыть рот. Признаками того, что эта практика выполнялась достаточно длительное время, является внезапное видение того, что вся вселенная — всего лишь иллюзия, и что собственное тело не является плотным, не имеет субстанции, оно подобно сети. Это является знаком продвижения.

 

[15]Комментарий Лопона: эта часть предварительной практики выполняется по отдельности: вначале — для тела, затем — для речи и, наконец, для ума — все за один раз. Как и вышеописанные, эта практика являет собой интенсивный процесс; иногда вы можете прекращать ее на какой-то период, но она должна занимать основную часть времени.

 

[16]Комментарий Лопона: мы смотрим на все вещи как на независимые друг от друга объекты; мы не можем видеть, что все является отражением естественного состояния. Все, что мы видим, — иллюзорно, ничто на самом деле не имеет независимого существования. Все подобно тем видениям, которые приходят к нам в виде сновидений. Если бы все эти видения были независимыми и самоподдерживающимися, мы смогли бы обнаружить это посредством исследования.

Возьмите, например, этот стол. Если мы спросим, можно ли найти этот стол на поверхности, в боковых частях, в ножках или днище, — мы не найдем его. Если бы нечто было независимо и самоподдерживающе (т. е. имело собственное неотъемлемое существование), оно оставалось бы таковым и после такого исследования.

Данный аналитический метод очень широко используется в Буддизме; см. книгу Джеффри Хопкинса “Медитация на пустоту” (Лондон, изд-во “Виздом Букс”, 1993 г.). Исследование объекта подобным образом является простой процедурой, которую совсем не трудно выполнить; проблема же состоит в перестройке своего восприятия.

 

[17]Комментарий Лопона: философия может оказаться полезной в качестве введения в Дзогчен. Хотя вы не можете объяснить природу ума, вы можете указать то место, где его можно найти — как ребенок указывает пальцем на луну. Обычно практикующие Дзогчен не обсуждают это с логической или аналитической точки зрения, поскольку они не обучены этому. В традиции Бон, однако, все обстоит иначе, там была развита уникальная для Дзогчен школа философии. В любом случае меньшее, что практикующий Дзогчен может сделать, — это объяснить, что он делает и о чем думает.

 

[18]Комментарий Лопона: здесь слово ум используется не в смысле “сознание”, рассматривается другое значение — “природа ума”. Оно отлично от понятия Читтаматры (Только Ум). Читтаматра относится к кладовой сознания, или кунжи (кун гжи), где хранятся все кармические данные. И если вы очистите ее, вы достигнете Состояния Будды. Хотя этот термин и используется в Дзогчен, здесь он означает не очищение, а естественное состояние, основу. Основа является изначально чистой — кадаг (ка даг) — чистой с самого начала. Поэтому практика состоит не в очищении, а в постижении этого состояния.

Возьмем для примера внешний мир. В Читтаматре он описывается в виде двух половинок круто сваренного яйца, разрезанного ровно посередине, так что объективная и субъективная стороны индивидуального существования полностью совпадают. Но в Дзогчене все рассматривается включенным в естественное состояние, которое обладает силой создавать и принимать отражения. То, что отражается в уме, не имеет независимого существования; как внутреннее, так и внешнее являются спонтанными отражениями, возникающими в естественном состоянии.

Это является естественным качеством исконного состояния, но это не значит, что данные отражения имеют независимое и неотъемлемое существование. Они возникают из естественного состояния и к нему же и возвращаются; лишь наше неведение цепляется за них как за нечто обособленное и независимое. Философию Читтаматры часто путают с Дзогчен. В Читтаматре говорится, что как объективный, так и субъективный миры возникают как следствие кармических причин. Точка зрения Дзогчен состоит в том, что мир существует спонтанно, и, хотя он обусловлен кармой, его источником является естественное состояние.

Философия Мадхьямики вообще не признает концепцию кунжи; в ней рассматриваются лишь шесть видов сознания (чувства и ум), а не восемь, как в Читтаматре и Дзогчен. В двух последних системах после шести чувств седьмым идет ньонье (ньон йед; эмоции) и восьмым — кунжи. Иногда используется такая аналогия: ум подобен мужу, ньонье — жене, кунжи — кладовой, чувства же собирают все добро, которое попадает в кладовую снаружи.

Таким образом, Дзогчен имеет много общих аспектов с Читтаматрой, и в обеих системах объективная и субъективная стороны являются неразделимыми. Главное отличие, однако, состоит в том, что в Дзогчен естественное состояние считается изначально чистым и постоянно присутствующим. Нет ничего, что бы нужно было очищать или достигать.

 

[19]Комментарий Лопона: критика Цзонкапы в отношении Дзогчен основана на представлении о том, что все, что последователи Дзогчен делают — это исследуют природу ума и обнаруживают, что ум не имеет ни цвета, ни размера, ни какой-либо материальной субстанции. По его мнению, в этом состоит идея Дзогчен. Но эта критика ошибочна, поскольку данное воззрение характерно для школ Випассаны. Как уже упоминалось в примечании *11, Дзогчен особо подчеркивает различие между умом и природой ума. Моя природа ума отлична от вашей природы ума. Существует много видов природы ума, как существует и множество живых существ. Когда кто-то обретает радужное тело, другие остаются в своем прежнем состоянии. Как каждое живое существо имеет свое индивидуальное тело, отличное от других, так и умы всех существ различны. Но качество всех этих умов одно и то же; ум абсолютно индивидуален, но его качества являются общими для всех. Человек может лишь изучать свою собственную природу, хотя качества, которые он при этом обнаруживает, могут быть одинаковыми для всех живых существ.

 

[20]Комментарий Лопона: это — существование, несуществование, и то, и другое или ни то и ни другое.

 

[21]Это значит, что вы постигли это без процесса хватания. Это лишь вводный метод — предварительная практика, а не окончательное видение Дзогчен.

 

[22]Комментарий Лопона: вы не должны идти дальше этого этапа, если вы не достигли описанного уровня реализации, являющего собой соединение предельной ясности и пустоты. Вы даже не должны слишком усердствовать в постижении этого единства. Только если вы достигли этого, последующие практики могут принести плоды. Это должно быть ясное присутствие, свободное от усилий и привязанности. Это плод предварительной практики.

 

[23]Дренпа Намкха Здесь Дренпа Намкха (дран па нам мкх'а) изображен в форме древнего бонского сиддхи.

Рисунок Церинга Янгпела.

 

[24]Комментарий Лопона: если вы получаете посвящение, то это делается с целью показать вам естественное состояние. Впоследствии вы сможете проверить, верно ли вы постигли это естественное состояние. Однако если вы выполняете предварительные практики, вы сможете сами увидеть естественное состояние, т. к. это уже само по себе посвящение.

 

[25]Данный текст относится к последней категории; если он преподается правильно, неверное понимание автоматически прекращается; примеры этому даются в нижеследующем тексте.

 

[26]Утверждается, что они должны быть устранены. Видение Дзогчен вне всех этих путей, оно является наивысшим и его следует практиковать. Но эта точка зрения сама является ошибочной, поскольку, считая, что другие пути неверны, а учение Дзогчен наивысшее, вы выделяете две стороны — негативную и позитивную; но в Дзогчен нет никаких сторон или аспектов. Если вы все еще придерживаетесь концепции двух сторон, значит, вы еще не постигли Дзогчен.

 

[27]Если вы пребываете в состоянии освобождения, вам нет нужды удерживать или устранять что-либо.

 

[28]Особенно учений бардо и пхова, которые излагаются в четвертой книге данного текста.

 

[29]В этой работе Шардза собрал много цитат из различных источников по Трекчо, Тогел и т. д.

 

[30]И тогда Состояние Будды достигается само по себе. В течение этой жизни ты достигаешь основы и чувствуешь себя в большой безопасности. Ты живешь с уверенностью тулку, которому незнаком страх самсары.

 

[31]В этой книге собраны переживания практикующих, именуемые в разговорной речи Ньямгью (ньямс ргьюд).

 

[32]Под словом “представляется” подразумевается “показывается прямо, непосредственно”.

 

[33]Комментарий Лопона: если вы стремитесь схватить пустоту, это неверно, если вы стремитесь схватить присутствие, это неверно, и даже если вы стремитесь схватить единство — это тоже неверно. Истинная природа Дзогчен — в единстве, но единство являет собой состояние бытия, а не объект познания.

 

[34]Как в системе Читтаматры (Только Ум).

 

[35]Комментарий Лопона: имеется в виду представление Читтаматры о видении элементов. Хотя и кажется, что что-то происходит во время нашего бодрствования, как будто в мире происходят действительные и постоянные перемены, все это лишь кармические отпечатки; в абсолютном смысле ничего никогда не происходило. Все видения подобны сновидению. Во сне видение является лишь видением ума, хотя для видящего сон все выглядит реальным. То же самое происходит и во время бодрствования. Все видимое возникает из кармических отпечатков и предстает перед умом. Отдельно от ума не существует больше ничего. Различие между сновидением и бодрствованием лишь во времени — вот и все.

 

[36]Способность энергии отражать (цал) является качеством океана, поэтому отражения (ролпа) и энергия объединены в его природе (гжи). Иногда используются только два термина: “гжи”, основа, и “цал”, отражения, и они относятся соответственно к способности отражать или принимать отражения (субъективная сторона) и к самим отражениям (объективная сторона).

 

[37]Нельзя сказать, что естественное состояние пустотно или содержит отражения или что-нибудь еще. Оно является и тем, и другим одновременно (как вода является и мокрой, и содержащей отражения) — ни один из терминов не может охватить эту реальность, которая вне всяких слов. Вы не можете сказать, что оно пустотно, поскольку его нельзя схватить; если вы говорите, что оно пустотно, вы пытаетесь войти в это состояние, цепляясь за концепцию пустоты. Реальное вне всяких концепций. В этом суть системы Махамудры. Семде являет собой аспект Дзогчен, который главным образом делает акцент на пустоте, и поэтому автор говорит здесь о том, что система Семде подобна Махамудре. В Махамудре пустоте придается особое значение, и все усилия направлены на ее достижение, но здесь природе позволяют быть такой, какова она есть, не воздействуя на нее, не медитируя, не визуализируя, не размышляя.

Комментарий Лопона: Семде (семс сде), Лонгде (клонг сде) и Меннагде (ман нгаг сде) являются аспектами Дзогчен, поскольку в качестве окончательной истины они признают объединение чистого осознавания и пустоты. Семде более подчеркивает аспект пустоты, а Лонгде — осознавания. Но оба находятся в единстве, что являет собой суть идеи Дзогчен (единство пустоты и осознавания). Махамудра — это единство пустоты и блаженства, и, как очень ясно объяснил Цзонкапа, пустота в Махамудре — это пустота, относящаяся к философии Мадхьямики, это не то представление о пустоте, которое относится к Дзогчен.

Во многих школах есть термины и утверждения, которые близки терминам и утверждениям Дзогчен, и то, что это название применялось в других системах, привело к заблуждению на этот счет. Например, Сакья Пандита очень рьяно критиковал Дзогчен за то, что это вовсе не буддийская философия. Все тексты, относящиеся к Дзогчен, особо подчеркивают необходимость отделять все другие концепции и идеи с тем, чтобы значение терминов в контексте чистого Дзогчен было предельно ясным.

Вначале вам следует ознакомиться с другими концепциями, но затем их следует отбросить, поскольку учение Дзогчен является наивысшим. Многие современные учителя Дзогчен говорят о том, что идеи Махамудры, Мадхьямики и Дзогчен не являются различными. Однако в литературе нет абсолютно никаких подтверждений этому.

 

[38]Комментарий Лопона: Тругел Юнгдрунг был автором сочинения “Кхрид в пятнадцати занятиях”, составленного в одиннадцатом веке. Шардза критикует этот текст, поскольку он относится главным образом к Семде.

 

[39]Комментарий Лопона: этот третий тип осознавания всегда с тобой, знаешь ты об этом или нет. Но обычно живые существа не осознают эту часть своей природы. Лучше всего это можно показать на примере небольшой истории. Одна пожилая женщина имела кусок золота. Он всегда лежал на полу ее покрытой соломой хижины. Однажды к ней явился принц и, увидев золото, спросил: “Почему ты живешь в такой бедности?” Женщина ответила, что она лишь бедная крестьянка. Принц показал ей, каким сокровищем она владела, поскольку сама женщина и не подозревала о том, какое это богатство. Только когда появился принц (учитель), пожилая женщина (живое существо) смогла увидеть богатство (естественное состояние). Конечно же, на золото никак не влияло то, видела его женщина или нет.

 

[40]Семиконечная поза: сесть со скрещенными ногами, кисти рук уравновешены, спина прямая, голова опущена, глаза и рот открыты, язык помещен на нёбо.

 

[41]Дренпа Намкха был махасиддхой и, согласно истории Бон, является отцом Гуру Падмасамбхавы. Он был великим реформатором и составил много комментариев. Ригпа Рангшар — тайное имя Шардзы Таши Гьялцена, также он известен под именем Дриме Ньингпо (дри мед сньинг по).

 

[42]Комментарий Лопона: если вы находитесь в состоянии осознавания, то когда возникают мысли, они самоосвобождаются. Если же вы не находитесь в состоянии осознавания, мысли могут увести вас за собой.

 

[43]Четыре действия — это принятие пищи, сон, сидение и испражнение; так что вы должны сохранять естественное состояние постоянно!

 

[44]Пять пунктов:

1) прекращение;

2) сведение к одному-единственному пункту;

3) связывание без какого-либо деяния;

4) устранение всей самсары и нирваны;

5) все навсегда объединено в “Единое Естественное Состояние”.

 

[45]Эти двенадцать методов описаны ниже как четыре достижения, три способности понимания и пять пунктов решения без деяния.

 

[46]Комментарий Лопона: это описание ученика, обладающего потенциальной способностью достичь Состояния Будды.

 

[47]Если ты не достиг полного понимания естественного состояния, тогда все практики, такие как повторение мантр и т. д., рассматриваются как усилие. Но если ты полностью постиг это состояние, то ни одно из этих действий больше не является важным. И таким образом ты можешь делать противоположное. Подобную точку зрения выразил Лонгченпа (клонг чен раб 'бьямс па): “Если ты не постиг естественное состояние, ты должен пытаться накапливать заслуги и практиковать бодхичитту, покаяние и т. д.” Но под противоположным здесь не подразумевается принятие оппозиционных взглядов еретических школ или оппонента. Имеется в виду то, что если человек постоянно пребывает в естественном состоянии, он свободен от заблуждения — поэтому не имеет значения, повторяет ли он мантру, практикует визуализацию или делает что-то еще. Это подобно пребыванию в пространстве. Какой бы кистью — с черной или белой краской — ты ни проводил в пространстве, никаких следов оставаться не будет. Когда ты впервые слышишь это учение, ты можешь попасть в заблуждение, поскольку оно имеет силу только для того, кто может оставаться в естественном состоянии, не отвлекаясь и не поддаваясь никаким воздействиям. Такая свобода является результатом, плодом.

 

[48]Комментарий Лопона: если вы ничего не делаете, с точки зрения пустоты это не имеет значения; конечно же, с точки зрения практикующего, это совсем не так. Эти различия в своем источнике не являются различными, так что двух истин не существует; практикующий в конце концов источником не является. Существует только один источник; но тот, кто всегда цепляется, отличается ограниченной точкой зрения.

Многие учения кажутся подобными Дзогчен, но все учения связаны мыслью. Если вы обратитесь к их источнику, вы всегда найдете предписания относительно того, что является верным путем и что неверным. С таким подходом вы оказываетесь связанными мыслями. В Дзогчен этого нет; это трудно объяснить, так как все, о чем говорит Дзогчен, предназначено для ученика с высокими способностями. Это отличие очень важно понять.

 

[49]Комментарий Лопона: когда представители других буддийских школ слышали это учение, это приводило их в разочарование, и они заявляли, что Дзогчен — это вовсе не Буддизм. Но Дзогчен не имеет ничего общего с взглядами индийской или западной материалистической философии, в которой действия, совершаемые при жизни, не имеют никакого значения, ибо тело и ум имеют одну природу. Они рождаются вместе, и поэтому-то не имеет значения, совершаете вы добрые или плохие поступки, ведь в конечном итоге все превращается в прах, не оставив никакого следа. Естественное состояние вовсе не является материальным — в конце концов, как постоянно утверждается в тексте: есть ли такое место, где вы можете обнаружить его?

 

[50]К сожалению, этот текст был утерян в период массового уничтожения после китайского вторжения в Тибет.

 

[51]Комментарий Лопона: это значит, что оно не имеет никаких пределов и находится вне всяких концепций; природа Дзогчен не имеет ни конца, ни начала. С точки зрения индивидуума, однако, нирвана может рассматриваться как имеющая начало, ибо практикующий должен стать Буддой. Но в этом учении все является Буддой, все является равным.

 

[52]Комментарий Лопона: “Почему они критикуют эту идею? Потому что все эти школы, даже тантрические, обусловлены практиками визуализации, позами тела, дыхательными техниками и т. д.”.

 

[53]Комментарий Лопона: во время скачек у лошади нет времени смотреть на землю и щипать траву или цветы; точно так же, когда вы практикуете естественное состояние, все мысли и действия естественным образом растворяются в естественном состоянии без каких-либо планов или деятельности.

 

[54]Комментарий Лопона: пока практикующий, не отвлекаясь, постоянно пребывает в естественном состоянии, он как бы находится в пространстве — что бы он ни делал, никаких следов не остается. Как мы уже говорили, какую бы краску — черную или белую — вы ни использовали, водя кистью, в пространстве не остается ничего. Основа, которая удерживает следы, потеряна; вместо нее — пустота. Конечно, это относится только к такому практикующему, который достиг постоянного осознавания. К другим людям, которые еще цепляются за свои кармические следы, это не относится. Когда Лопон впервые прибыл в Сваямбху (Непал) в 1944 году, он познакомился там с несколькими тибетцами, с ними он путешествовал на протяжении нескольких дней. Один из его спутников был бывшим монахом, который имел жену и детей, и он нес на спине огромный багаж. Еще будучи монахом, он встретился в горах с Дега Ринпоче, знаменитым Дзогченпой, и впоследствии он отказался от своего монашеского одеяния, так как почувствовал себя сильно связанным обетами винаи. Но Лопон заметил, что в не меньшей степени он был связан своими детьми. И тот ответил, что в Дзогчен говорится, что не имеет значения то, чем ты занимаешься, поэтому он был свободен делать что угодно, и это прекрасно. Но это полное непонимание сути Дзогчен. Эти учения приемлемы только в том случае, если вы полностью погружены в естественное состояние. Это обусловливается вашей практикой, и только вы можете вынести суждение.

Так что парадокс состоит в том, что новички должны совершать действия, хотя конечное видение Дзогчен основано на недеянии. Начинающий должен совершить очень сильное действие — принять решение, иначе он будет подвержен сомнениям и колебаниям. Все подготовительные методы помогают нам достичь естественное состояние. Но как только оно увидено и постигнуто — ситуация совершенно иная. Опытному Дзогченпе нет никакой необходимости выполнять подготовительные практики.

 

[55]Комментарий Лопона: это означает отсутствие колебаний или медитативной практики — и по этой причине многие буддийские мастера подвергали Дзогчен критике. Например, Цзонкапа утверждал, что естественное состояние в Дзогчен подобно бессознательному состоянию. Напротив, это осознавание очень ясное и четкое. Но индийские комментаторы Праджняпарамиты, такие как Нагарджуна, не поняли сути этого осознавания, которое остается после того, как мысли прекращены. Они признают нечто сходное, свободное от иллюзий прямое постижение шуньяты (пустоты). Это постижение не отделимо от своего объекта и свободно от заблуждений; но это не одно и то же. Это может показаться одним и тем же, поскольку здесь объектом является шуньята, а субъектом — прямое постижение, но различие состоит в том, что это постижение является плодом ментальной практики. Вначале вы практикуете, а затем в результате вы имеете переживание. Вы развиваете практику до тех пор, пока мысли постепенно не уменьшатся и объект не станет все более ясным. Наконец, объект постигается прямо, непосредственно; что является результатом мышления.

Даже если от достижения конечной стадии прямого постижения вас отделяет огромная пропасть, связь между мышлением и этим прямым познанием отрицать нельзя. Если бы между ними не было никакой связи, ничто не могло бы стать мостом над этой пропастью и соединить их. Но с точки зрения Дзогчен природа уже соединена; она не связана с мыслями, поскольку она уже здесь, и всегда была здесь. Она не есть нечто изобретенное. Все, что есть в вас, вы можете постичь.

Однако для Дзогчен очищение необходимо; в этом смысл предварительных практик. Большой ошибкой является попытка применять эти учения, не пройдя этот подготовительный период. Вам следует постигать суть любого толкования — относительно естественного состояния или относительно индивидуальности. Иначе вы впадете в нигилизм.

 

[56]Комментарий Лопона: в философской основе Дзогчен существует множество ошибочных взглядов, которые описаны в “Намкха Трулдзо (нам мкха' 'пхрул мдзод)”, одном из основных текстов по философии Дзогчен: “Представление о том, что ты должен медитировать или что ты не должен медитировать; что нет никакого источника существования или что самсара не имеет конца; представление о том, что Дзогчен нужно изучать, чтобы познать его, или что Дзогчен не имеет никакой связи с умом; идея того, что он не имеет отношения к чему-либо еще или что Дзогчен не имеет определенности (все сойдет); что все есть ничто и поэтому ты можешь делать все, что тебе угодно, или что Дзогчен основан на утверждении, что все свободно от недостатков и ошибок, — это все ошибочные идеи, основанные на неведении.

Лучшими, но все еще ошибочными представлениями являются кадаг (ка даг) — что видение является чистым изначально; лхундруб (лхун груб) — что все существует спонтанно, что видение не имеет определенности, оно может быть тем или этим, или что действительным естественным состоянием является природа и отражения. Все это частично верные идеи.

Некоторые мастера Дзогчен дают прямое представление сути с помощью кристалла или зеркала; другие утверждают, что необходимо отправиться в тихое место для занятий медитацией; иные говорят, что нужно испытать много трудностей, что необходимо стать нищим. Некоторые мастера заявляют, что следует отказаться от всего своего имущества и отправиться жить на кладбище или в горы; другие говорят: “Иди и живи как сумасшедший!” Некоторые утверждают: “Не желай ничего, иди и живи как маленький ребенок”. Другие заявляют, что твоя жизнь должна быть противоположной тому, чему они учат. Некоторые говорят: “Нужно избегать объектов, вызывающих гнев и желание, и не нужно стремиться к хорошей репутации!”, другие утверждают, что, что бы ни говорили о тебе люди, хорошее или плохое, тебе должно быть безразлично. Это высказывания мастеров Дзогчен.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.036 с.)