ТОП 10:

Устройство Магического Театра.



Обычный театр это драматург, режиссер, актеры и зрители. В Магическом театре их «как бы» нет. Это, конечно, не театр в обычном смысле, так как нет пьесы-сценария, нет мизансцен, нет оформления и отсутствует режиссерская проработка. Зато есть замысел-запрос, ведущий в качестве демиурга, герой, фигуры и хор. Магическое в том, что возникающее действие, рождаясь из хаоса чувств и мыслей, пробужденных запросом, превращается в удивительно глубокие и «осмысленные» эпизоды-сцены.

Может ли Дездемона, выхватив из под подушки нож, зарезать Отелло? Нет, не может. А в Магическом театре может. В Магическом театре можно все, как говорит Влад, кроме того, что предусмотрено статьями уголовного кодекса. Нет правил, нет готовых сюжетов, нет текста и мизансцен, а есть лишь свободный упоительный полет-импровизация.

И. Переслегин ввел термин: «Знаниевый реактор». Так вот, Магический театр в какой-то момент становится «магическим реактором». Он обретает некую самость, прочность, вектор движения и тогда уже, никоим образом, невозможно сломать или разрушить его магический кристалл (атмосферу). Некая внутренняя сила, по неизвестной «логике», влечет действие к неизбежному финалу.

Но кто же все - таки сценарист и режиссер в Магическом театре? Ведь очевидно, что действие движется, по какому то вполне осмысленному плану. Кто же аранжирует возникающую прямо на глазах пораженных участников импровизацию? Оставим этот вопрос открытым, но, заметим, что ведь есть нечто или некто, кто «режиссирует» всю космическую мистерию еще с момента Большого взрыва. Так и в Магическом театре, каждый раз происходит взрыв сверхновой в судьбе участников.

 

Ведущий.

Это демиург действа. Надо быть открытым всем участникам. Надо быть открытым иноприродному магическому «режиссеру». Одновременно, надо быть внутри действия и над ним. Надо иметь большой опыт магических театров. Наконец, надо самому быть. Главная задача ведущего «сгустить атмосферу» до возникновения свечения магического кристалла.

 

Магический кристалл.

«И даль свободного романа я сквозь магический кристалл еще неясно различал…» Здесь чуть иначе. Магический кристалл получает энергию от всех участников и одновременно для всех излучает «духовный» свет. Однако каждый видит лишь то, что способен увидеть. У каждого свой фильтр. И чистейший белый свет, проходя через призму, распадается на все цвета радуги.

Кристалл генерирует все времена, все образы и все чувства в предельно концентрированном виде. Почти осязаемая боль, ненависть, прострация, бессилие, духота и теснота и, одновременно, сила, свобода, радость, простор, свет и любовь. Одномоментно возникают самые сильные потенциально-возможные состояния.

 

Герой.

Допустим, мы все своими очами видим, что герой плачет. Не плачет даже, а рыдает. Все его тело сотрясается. Он плачет как младенец, как будто в последний раз, как будто зная, что все для него сейчас закончится навсегда. Он может плакать без стеснения, без учета требований к «подобающему» поведению, которое он впитал в свое сознание со времен еще первого проигранного конфликта с Матерью.

Кто же рыдает? Сам Герой? Персонаж, которым он только что стал? Или через него рыдает его прошлое? Может быть, рыдает его или наше бессознательное…? Почему, например, мужчина перестает стесняться своего публичного плача? Более того, он не плакал так никогда в жизни, даже когда оставался один в очень тяжелых обстоятельствах. Так кто же стоит перед нами здесь и сейчас?

…Я рыдал и в то же самое время задавал себе эти вопросы. Кто во мне рыдал, кто задавал вопросы, что было подлинной причиной рыданий, куда делась моя мужская «гордость»? На эти вопросы у меня пока нет убедительных ответов. Ограничусь лишь маленьким замечанием: в Магическом театре совершается глубинная метармофоза: начав играть, ты перестаешь быть актером и становишься самим собой. Самим собой, но за пределами социума Земли. Ты возвращаешься к своему предвечному архетипическому прототипу, к началу собственного бытия, а ему, находящемуся вне времени, наверно, просто плевать на текущую мораль.

Фигуры.

Фигуры это ипостаси героя. Они для героя соблазн и искушение, надежда и источник силы или воплощение врага, который вызывает приступ злобы и ненависти. Правильный выбор фигур половина успеха.

 

Хор.

Я специально говорю хор, а не зрители. Зрители каждый сам по себе, а хор очень мощная организованная сила. Хор принципиально противостоит герою. Герой один. Он осознает себя как одинокое Я, а хор, как враждебное –мы. Для героя, мы хора воспринимается как они,как иные. Герой один, здесь и сейчас. Хор, это они и там. Там, за пределами моего круга страданий или радости. Хор это чужие. Но без хора нельзя. Это один из важных источников необходимого напряжения пространства. Хор подчас грубо и жестко вмешивается во внутреннее состояние героя, выступая, как провокатор. А какой же театр без провокации. Только осекшись можно спохватиться. Хор не может помочь принять решение, решение может и должен принять только герой, только сам, только Один. В Магическом театре герой один, один во всей Вселенной. И это тотальное одиночество, как метафора абсолютной свободы, но так же и абсолютной ответственности.

Драматургия.

Оглядываясь назад, я могу выстроить, понять последовательность сцен. Однако, в процессе разворачивания событий, я не понимал ничего. События накатывались на меня как огромные океанские волны. Тут не до понимания.

Это можно также сравнить с фехтованием по кругу. Ты стоишь на таком театральном круге. Он вращается, а из темноты вдруг выходят тебе навстречу бойцы с обнаженными шпагами. Нет времени и возможности выяснять причины их появления. Надо фехтовать. Иначе гибель. Ты проходишь сцены одну за другой. Тут нельзя отсидеться и отмолчаться как в обычной жизни. Надо действовать, надо отвечать на вызовы, совершающейся на наших глазах драмы. Тут нет места нашим вечным житейским причитаниям: почему я, за что, в чем я виноват, это несправедливо и т.д. и т.п. Это придает действию необычайное напряжение. Нет проходных сцен. Каждая сцена требует полной самоотдачи. Здесь нет места таким обычным драматургическим приемам, как экспликация, завязка, кульминация, развязка, финал. Каждая сцена это сразу крещендо.

Перечислю сыгранные сцены, которые и есть драматургия прошедшего театра:

Сцена 1 «Погост»

Сцена 2 «Рождение Деметры»

Сцена 3 «Схватка с Аресом»

Сцена 4 «Публицистическое отступление хора»

Сцена 5 «Принятие духа воина»

Сцена 6 «Смех, как метафора нового рождения»

Далее я кратко опишу все сцены, а сейчас вернемся к прерванному действу.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-09; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.16.123 (0.006 с.)