ТОП 10:

Русское общество в XVII в.: сословный строй и социальная борьба. Соборное Уложение 1649 г.



Сословиями принято называть общественные группы, обладающие определенными правами и обязанностями, которые закреплены в обычае или в законе и передаются по наследству. При сословной организации общества положение каждого человека находится в строгой зависимости от его сословной принадлежности, которая определяет род его занятий, круг общения, диктует определенный кодекс поведение и даже предписывает ему, какую одежду он может и должен носить. При сословной организации вертикальная мобильность сведена к минимуму, человек рождается и умирает в том же звании, в каком пребывали его предки и оставляет его по наследству своим детям. Как правило, переход с одной общественной ступени на другую возможен только в рамках одного сословия. Исключения бывали, но в основном в духовном сословии, членство в котором, например, при обете безбрачия в католической церкви не могло быть наследственным. (В православной церкви это относилось к черному духовенству).

В России формирование общегосударственных сословий началось в XVI в. и шло параллельно собиранию русских земель вокруг Москвы. В связи с этим на сословной структуре отразились пережитки удельных времен. Так, наличие многочисленных подразделений в политической элите тогдашнего общества являлось прямым наследием феодальной раздробленности. В дальнейшем отчетливо проявилась тенденция к упрощению сословной структуры и слиянию отдельных сословных групп, но в описываемое время сословная картина отличалась чрезвычайной пестротой и дробностью. Сословную структуру русского общества XVII в. можно представить в виде следующей схемы:

СОСЛОВНАЯ СТРУКТУРА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА XVII в.

Служилые люди
  Служилые люди "по отечеству"
    Чины думные
      Бояре
      Окольничие
      Думные дворяне
    Чины московские
      Спальники
      Стольники
      Стряпчие
      Жильцы
      Дворяне московские
    Чины служилые городовые
      Дворяне выборные
      Дети боярские
                         
  Служилые люди "по прибору"
    Стрельцы
    Пушкари и затинщики
    Рейтары, драгуны, солдаты
    Пограничные казаки
                 
Духовенство
  Черное (монашествующее)
    митрополиты, архиепископы, епископы
    архимандриты, игумены, келари
    иеромонахи, монахи
  Белое духовенство
    Протопопы
    Священники, дьяконы
                         
посадские люди
  Чины посадские московские
    Гости
    гостиная и суконная сотни
    Черные сотни
    Черные слободы
  Люди посадские городовые
    Лучшие люди
    Середние люди
    Молодшие люди
                         
Люди уездные тяглые
  Черносошенные крестьяне
  Дворцовые
  Крестьяне владельческие
    монастырские, патриаршие
    крепостные
       
Холопы
    Докладные
    Боевые
    Кабальные
    Жилые
    Задворные
    Деловые люди
                 
Гулящие люди
    Захребетники, соседи, подсоседники
    Гулящие люди
    Нищие

 

Термин служилые люди объединял всех, кто нес "государеву службу", под которой понималась служба "ратная" (военная) и "приказная" (административная). Под понятие "служилый человек" попадал и бывший удельный князь, возводящий свой род к Рюрику, и мелкопоместный дворянин.

Кругслужилых людей по отечеству с некоторой долей условности можно считать совпадающим с сословием феодалов. Сам термин "по отечеству" указывает на наследственный характер службы, переходивший от отца к сыну. Служилые люди по отечеству владели землей и крепостными крестьянами. Следует учитывать, что до вплоть до начала XVIII в. землевладение подразделялось на наследственное (вотчинное) и условное (поместное). Вотчинами назывались владения крупных феодалов, которые могли распоряжаться ими по своему усмотрению: продавать, обменивать, передавать по завещанию и т.п. Как правило, вотчины представляли собой остатки доменов, некогда суверенных удельных князей" и владения удельной знати, перешедших в процессе объединения на службу к великому князю Московскому. В конце XV в., в руках Московской великокняжеской власти оказался огромный земельный фонд - домен бывшего великого князя Тверского и родовые вотчины восьми тысяч новгородских бояр и купцов, которых после присоединения Новгорода обвинили в заговоре и "вывели" из своих прежних владений. На их место были "испомещены" служилые люди великого князя Московского. Вероятно, "испомещенные" стали называть "помещиками", а их владения - поместьями. В дальнейшем такие помещики, ставшие верной опорой великокняжеской власти, появились почти во всех уездах. Изменился и источник наделения землей. Так, в начале XVI в. происходили массовые поместные раздачи земель черносошных крестьян. Поместья, в отличие от вотчин, считалось условным землевладением. Юридическим собственником поместья являлся великий государь, который "жаловал" ими служилых людей за ратные подвиги, участие в походах, "полонное терпение" и т.д. Изначально поместье давалось во временное пользование с условием несения службы, в основном военной.

Основную боевую силу Московского государства составляло дворянское ополчение. Порядок прохождения службы определялся "Уложением о службе", принятым в 1556 г. Служба начиналась с 15 лет; до этого возраста дворянин считался "недорослем", а начинавшие службу именовались "новиками". Периодически в каждом уезде созывались смотры, на которых "разборщики" производили "разбор и верстание" служилых людей. В зависимости от пригодности к военному делу, родовитости, храбрости, исправности оружия и другим признакам назначался "поместный оклад". Мелкопоместный дворянин являлся на службу один "конно, людно и оружно", владельцы богатых поместий приводили с собой "боевых холопов". В среднем примерно со 150 га "доброй угожей земли" выставлялся один человек на коне и в полных доспехах ("в панцыре, шеломе, в саадакех (с луком и стрелами), в саблех с копьи"). За добрую службу поместный оклад увеличивался, в случае невозможности продолжения службы поместье отбиралось и передавалось другому.

На протяжении XVII в. поместное землевладение постепенно утрачивает условный характер. Уже в 1618 было установлено, что поместья, принадлежавшие дворянам, убитым на войне, оставались во владении их жен и детей. В дальнейшем поместья стали фактически наследственными (но окончательно понятие вотчины и поместья слились только в петровскую эпоху указом о единонаследии 1718 г.

В сословии служилых людей по отечеству существо множество градаций. Высший слой составляли думные чины, входившие в Боярскую думу. По степени родовитости они подразделялись на бояр, окольничих, думных дворян.

Ниже этого слоя родовитых бояр по иерархической лестнице располагался слой чинов московских, подразделявшихся на спальников, cтольников, стряпчих, жильцов. В старину их именовали "ближними людьми", сами названия этих чинов указывают на придворные обязанности их обладателей. Спальники "с царя одеяние принимают и розувают", стольники прислуживали на пирах и приемах: "пред царя и пред властей, и послов и бояр, носят есть и пить". Стряпчие во время царских выходов держали царский скипетр и шапку Мономаха, жильцы употреблялись для разных посылок.

Дворяне московские вели свое происхождение от той тысячи "лутчих слуг", которые в 1550 г. по указу Ивана Грозного были набраны в уездах и получили поместья в Московском и ближайших к нему уездах с тем, чтобы всегда быть готовыми для выполнения царских поручений. Среди них имелось небольшое число представителей старинной титулованной знати, но основная часть происходила из неродовитых служилых людей. Спальники, стольники, стряпчие, жильцы и дворяне московские составляли элитный "государев полк", посылались вместе с посольствами и назначались на различные административные должности. Согласно росписи 1681 г. стольников и других московских служилых чинов насчитывалось 6385 человек.

Чины служилые городовые составляли слой провинциального дворянства. Они подразделялись на дворян выборных, детей боярских дворовых и городовых. Дворяне выборные по особому выбору или отбору назначались для трудной и опасной военной службы, например, для участия в дальних походах. Выборных дворян по очереди направляли для выполнения различных поручений в столицу. Происхождение термина дети боярские было неясным уже в XVII в. Возможно, эта сословная группа ведет свое происхождение от члены удельных боярских родов, которые после создания централизованного государства не были перемещены в столицу, а остались в уездах, превратившись в низший слой провинциального дворянства. Дети боярские дворовые, то есть несшие дворцовую службу, стояли выше городовых, то есть провинциальных, которые несли службу "городовую или осадную". Впоследствии разница между различными группами дворянства практически исчезла, но в XVII в. социальные барьеры внутри сословия служилых людей были труднопреодолимыми. В. О. Ключевский в своей "Истории сословий в России" отмечал: "Провинциальный дворянин, начавший службу городовым сыном боярским, мог дослужиться до выборного дворянства, в исключительных случаях попадал даже в московский список, но редко шел выше московского дворянства".

Менее замкнутым было сословие служилых людей по прибору. В эту категорию могли принять ("прибрать") любого свободного человека. Приборными людьми считались стрельцы, служившие в стрелецких полках - первом в России постоянном (но еще не регулярном) войске, созданном при Иване Грозном. К концу XVII в. стрельцов насчитывалось около 25 тысяч. Особое подразделение составляли пушкари и затинщики ("затинными пищалями" назывались крепостные орудия). К приборным людям относились также кузницы, выполнявшие оружейные заказы, и некоторые другие категории населения. Служилые люди по прибору обеспечивались земельными владениями, но не в индивидуальном, а в коллективном порядке. Стрельцы, пушкари и другие категории приборных людей селились слободами, к которым приписывались пашни, покосы и другие угодья. Кроме того, приборные люди получали денежное жалование, занимались торговлей и промыслами. Со второй половины XVI в. для несения службы в пограничных начали использоваться городовые казаки, которые также получали земельные наделы. В XVII в. появилась новая категория служилых людей по прибору: рейтары, драгуны,солдаты, которые несли службу в полках иноземного строя, то есть в первых регулярных воинских частей, созданных при царе Алексее Михайловиче.

Духовенство вместе с семьями священнослужителей в XVII в. насчитывало около 1 миллиона человек, то есть составляло около 8 % всего населения страны (12 - 12 миллионов, по оценке П. Н.Милюкова). Духовенство имело особые сословные права. В XVI - первой половине XVII в. оно, согласно Кормчей книге и постановлениям Стоглавого собора 1551 г., было подсудно церковному не только по духовным, но и по всем гражданским делам, кроме тяжких уголовных преступлений. Государство постепенно наступало на феодальные привилегии, и в 1649 г. в соответствии с Соборным Уложением духовенство (за исключением патриаршей епархии) по всем гражданским делам было подчинено Монастырскому приказу, в котором светские лица ведали судом по всем искам, предъявляемым духовенству. Впрочем, в 1667 г. Монастырский приказ был ликвидирован. Особое управление и подсудность духовенства была упразднена только в начале XVIII в. в ходе реформ Петра Великого Духовенство подразделялось на черное, или монашествующее, давшее обет безбрачия, и белое, имевшее семьи. По церковным канонам высшими иерархами могли быть только представители черного духовенства. Главой Русской православной церкви являлся патриарх. Почти до конца XVI в. Русская православная церковь управлялась митрополитом, подчиненным патриарху Константинопольскому. В 1589 г. в России было учреждено патриаршество. Русская православная церковь превратилась в автокефальную, то есть самостоятельную, а патриарх Московский и всея Руси стал равным по сану другим православным патриархам - Александрийскому, Антиохийскому, Иерусалимскому, Сербскому. Вселенским патриархом являлся патриарх Константинопольский, но его власть над автокефальными православными церквями была номинальной.

Первым патриархом Московским и всея Руси был выбран Иов. Патриарх имел свой двор, свои приказы, своих бояр и дворян. Патриархи Филарет и Никон носили титулы "великих государей" и занимали положение, равное царскому. Однако светская власть уверенно держала под своим контролем управление церковью. Борьба патриарха Никона за первенствующее положение в государстве закончилась его полным поражением. (подробнее об этом в разделе Церковный раскол) Патриархи избирались церковными соборами из нескольких кандидатов, однако на деле выбор был предопределен мнением царя, формально не участвовавшим в соборах.

В XVII в. Русская православная церковь имела 12 архиереев - митрополитов, архиепископов, епископов. Перед назначением епископа намечалось несколько кандидатов, из которых выбирался один. Делал это либо сам патриарх, либо назначение вручалась воле Божьей - с помощью жребия, который по обычаю вынимал малолетний ребенок. Хиротония (возведение в сан) епископа сопровождалась особыми обрядами, после которых новохиротонисанного архиерея сажали на лошадь, и он в сопровождении “халдеев”, бояр и стрельцов объезжал в первый день Кремль, во второй - Белый город, в третий - всю Москву, кропя стены святой водой и осеняя город крестом. В своих епархиях, которых насчитывалось одиннадцать (митрополит Крутицкий пользовался почетным титулом, но не имел епархии) правящим архиереи являлись полноправными феодальными владыками. Они имели свои дворы, свиту из духовных и светских лиц, своих архиерейских стрельцов и слуг. С епархиального духовенства взималась феодальная рента, размер которой колебался в зависимости от доходов церковного прихода. Самой богатой после патриаршей епархии считалась епархия архиепископа Новгородского.

В 1661 г. , по подсчетам церковного историка архиепископа Макария (Булгакова), на Руси было 476 монастырей, имевших земельные вотчины с крестьянами. Если учитывать скиты и пустыни, приписанные к крупным монастырям, а также вновь основанные сибирские монастыри, общее количество обителей на Руси, по некоторым оценкам, приближалось к 3 тысячам. Множества монастырей были знамениты своими подвижниками и чудотворными иконами, самой большой славой пользовались Троице-Сергиев монастырь, Соловецкий монастырь, Чудов монастырь, Новодевичий монастырь, Псковский Печерский монастырь, а после воссоединение с Украиной - Киево-Печерская лавра. Через Приказ большого дворца царь простирал свою власть на жизнь русских монастырей, сам назначал и смещал настоятелей - архимандритов и игуменов, делая исключения лишь для самых знаменитых обителей. В то же время монастыри нередко играли важную политическую роль, превращаясь в центры сопротивления иностранным захватчикам, как Троице-Сергиев монастырь в 1610-1612 гг., или становясь центрами сопротивления царской власти, подобно Соловецкому монастырю в 1668-1675 гг. Черное духовенство сосредоточило в своих руках огромных богатств. По самым скромным подсчетам, патриарху, митрополитам и епископам принадлежало в конце XVII в. около 37 тысяч, в которых числилось около 440 тысяч душ тяглого населения обоего пола. В это число не входили обширные земельные владения монастырей, многие из которых превратились в крупные хозяйственно-экономические центры.

Росту монастырского землевладения способствовал обычай завещать вотчины обителям за "вечный помин души". Вокруг права монастырей принимать такие вклады велась упорная борьба c конца XVI по середину XVII в., когда Соборное Уложение 1649 г. запретило передавать вотчины монастырям и духовенству.

К белому духовенству относились дьяконы, священники и пропотопы. Дьяконы являлись священнослужителями низшего ранга, служившие в церкви вместе со священниками. Протопопы (сейчас их называют протоиереями) были в основном настоятелями крупных городских и соборных кафедральных храмов. Приходское духовенство ранее формировалось из представителей всех сословий, в том числе из грамотных крестьян. Однако в XVII в. наблюдается превращение духовенства в замкнутое сословие. В основном священнослужителями становятся сыновья духовных лиц. Был введен запрет на свободный переход из одного прихода в другой, выборы священников прихожанами были упразднены. Священники теперь "ставились" архиереями, даже если резиденция архиерея находилась за тысячи верст от прихода. При рукоположении священнику вручался служебник. Архиерей объяснял при возложении священных одежд значение и смысл молитв. Рукоположенных не направляли в приход только после того, как он пятнадцать раз отслужит в соборе.

Все священники и дьяконы получали содержание от приписных к храму угодий. Но материальное положение священнослужителей было неодинаковым. На особом положении находилось московское духовенство, получавшее содержание от царя. В еще более выгодном положении находился клир Кремлевских соборов, получавший доходы от поместий с крестьянами, приписанных к этим соборам. Архидиакон Павел Аллепский писал о щеголеватых московских протопопах: "Они носят рясы из ангорской шерсти, фиолетового и зеленого цвета, весьма широкие, с позолоченными пуговицами сверху донизу, на голове - бархатные колпаки сине-фиолетового цвета и зеленые сапоги. Они имеют у себя в услужении многих молодых людей и держат породистых лошадей, на которых всегда ездят. Другие священники, проходя мимо них, снимают перед ними свои колпаки”.

Совсем в ином положении, мало чем отличавшимся от крестьянского, находилось сельское духовенство. Сельским священникам, когда они не могли внести подати в пользу архиерея, приходилось и на правеже стоять и в тюрьмах сидеть. Духовный сан не давал им защиты от произвола местных светских властей, богатых вотчинников и их слуг. В одной из челобитных сельское духовенство жаловалось, что у дворян и боярских людей похвальное слово стало: "Бей попа, что собаку, лишь бы жив был, да кинь 5 рублей." Гости и торговые люди гостиной и суконной сотен составляли привилегированную купеческую верхушку. Гости являлись крупными оптовыми торговцами, но одного богатства для звания гостя было недостаточно. Царь жаловал "гостиным именем" за заслуги. Гости обладали рядом привилегий, например, имели право беспрепятственного выезда за пределы Московского государства, их статус до некоторой степени приближался к статусу служилых людей высоких чинов, например, они могли приобретать и брать в заклад вотчины. Вместе с тем со званием гостя были сопряжены многочисленные и зачастую обременительные обязанности. Гости назначались целовальниками и верными головами на кружечных дворах, у таможенных сборов, служили оценщиками "соболиной казны", закупали материалы для казенных нужд и т.д.. Большие привилегии распространялись на торговых людей двух первых сотен. Согласно Жалованной грамоте гостям и гостиной сотне, данной 26 августа 1648 г., их дворы освобождались от тягла и постоя, они сами, их дети и приказчики в поездках по торговым делам не подлежали суду местных областных управителей. Однако торговым людям, в отличие от гостей, не разрешалось владеть крепостными крестьянами. Они также несли многочисленные обязанности, назначались товарищами (помощникам) гостей при таможенных сборах и других службах. В 1649 г. в Московском государстве насчитывалось всего 13 гостей, в гостиную сотню было записано 158 человек, а в суконную - 116.

Посадские люди несли тягло, то есть платили денежные и натуральные подати: "государеву подать", "стрелецкие деньги", "полоняночные деньги" (на выкуп пленных), "ямские деньги", а также выполняло многочисленные повинности: подводную, постоялую, ямскую гоньбу и т. д. Тяглое население было разделено по черным слободам и черным сотням. В черных слободах селились горожане, поставлявшие в царский дворец различные припасы и работавшие на дворцовые нужды. В черные сотни был сведен простой посадский люд, занимавшийся мелкой торговлей, ремеслом и промыслами. Каждая черная сотня составляла самоуправляющееся общество с выборными старостами и сотниками. До середины XVII в. в городах существовали так называемые белые слободы, жители которых занимались тем же, чем посадские люди черных слобод и черных сотен. Различие состояло в том, что население белых слобод являлось феодальнозависимым, платило оброк и повинности своим феодалам (в основном патриарху, крупным монастырям, знатным боярам), но при этом не несло тягло - отсюда и название "белые", то есть свободные от государственных податей. С течением времени белые слободы разрослись и зачастую насчитывали больше жителей, чем сами посады. Ремесленники и торговцы, измученные государственной податью, переселялись в белые слободы, что еще более увеличивало тяжесть тягло, которое ложилось на все меньшее количество плательщиков. Посадские люди требовали покончить с таким положением и в 1649 г. после серьезных городских волнений белых слободы были ликвидированы. Посадское население являлось лично свободным, но государство, заинтересованное в исправном получении платежей, стремилось прикрепить тяглецов к посадам. Поэтому за самовольный уход из посада, даже за женитьбу на девушке из другого посада наказывали смертной казнью. По имущественному признаку посадское население делилось на людей лучших, середних и молодших.

Люди тяглые уездные - это крестьяне, составлявшие подавляющее большинство населения страны и несшие главную тяжесть государственного тягло. По своему юридическому положению тяглые люди разделялись на черносошных и владельческих.

Черносошные крестьяне сохраняли личную свободу, вели хозяйство на государственных землях и имели право продажи, заклада, передачи своих земельных наделов по наследству. Черносошные крестьяне жили общинами и выбирали на мирских сходах сельского старосту и сотских. Будучи независимыми и не неся повинностей в пользу феодалов, черносошные крестьяне платили высокую цену за свою свободу. Для них были установлены самые большие подати. На протяжении XVII в. земли черносошных крестьян постоянно сокращались за счет пожалования феодалам и прямого расхищения. Черносошные земли остались нетронутыми в основном в Поморье и Сибири.

Владельческие крестьяне являлись феодальнозависимым населением. По поводу закрепощения крестьян существуют две диаметрально противоположные теории: указная и безуказная. Согласно указной теории, закрепощение крестьян было провозглашено указом царя Федора Иоанновича, отменившим Юрьев день осенний, когда крестьяне могли покидать своего владельца. Предположительно, отмена Юрьева дня произошла по инициативе фактического правителя государства Бориса Годунова. Однако этот указ не дошел до нашего времени. Сторонники безуказной теории считают, что такого указа не существовало, а закрепощение крестьян происходило постепенно на протяжении многих десятилетий путем долговой кабалы и т. д. Самым видным представителем безуказной теории являлся В. О. Ключевский. Научная дискуссия продолжается до сих пор, и ни одна из сторон не привела решающих аргументов. Следует отметить ряд фактов, имеющих прямое отношение к процессу закрепощения крестьян.Уже в XVI в. Юрьев день фактически превратился в завуалированную куплю-продажу крестьян. Крестьянский выход был обусловлен уплатой "пожилого" прежнему владельцу, причем величина этого выкупа была непосильна для большинства крестьянин и внести за них деньги мог только феодал, заинтересованный в переходе крестьян на его земли. С 80-х гг. XVI в. начинает применяться практика "заповедных лет", при которой в некоторые годы приостанавливалось право крестьянского выхода (неясно, касалась ли заповедная практика территории всей страны или же вводилась для отдельных местностей). "Заповедные годы" распространялись не только владельческих, но и на черносошных крестьян, а также на тяглое посадское население. В начале 90-х годов было завершено составление писцовых книг, ставших юридическим основанием крепостной зависимости крестьян. Указ от 24 ноября 1597 г. повелевал разыскивать и возвращать прежним владельцам беглых крестьян в течение пяти лет. Некоторые исследователи полагают, что точкой отчета при определении срока сыска беглых крестьян как раз и послужил не сохранившийся указ об отмене Юрьева дня, после которого бегство от помещика стало преступлением. Следовательно, этот акт был принят в 1592 г. Так или иначе, но в конце XVI в. уход крестьянина от своего помещика уже являлся преступлением. В 1607 г. при царе Василии Шуйском срок сыска беглых крестьян был увеличен до пятнадцати лет (что опять таки, по мнению сторонников указной теории, указывает на дату отчета - 1592 г.). Таким образом, крестьяне уже были превращены в крепостных, но еще существовали "урочные лета", по миновании которых беглый крестьянин мог получить свободу. Однако Соборное Уложение 1649 г. установило бессрочный сыск беглых крестьян. Уложение окончательно утвердило прикрепление крестьян к земле, наследственность крепостного состояния и право землевладельца распоряжаться имуществом крепостных. Владельцам вотчин и поместий было предоставлено право вотчинного суда и надзора над крестьянами, только по воле и с согласия своего владельца крестьян мог заключить брак, совершить семейный раздел, передать имущество детям. Таким образом, в середине XVII в. происходит окончательное и полное закрепощение крестьян. Владелец вотчины или поместья нес ответственность за исправным выполнением своими крестьянами государственного тягло. Оно было меньшим, чем у черносошных крестьян, однако владельческие крестьяне вдобавок выполняли многочисленные повинности в пользу своего владельца и в целом их положение было более тяжелым, чем у лично свободных крестьян.

Холопы, наряду с владельческими крестьянами, являлись личнозависимой категорией населения. Однако в XVII в. уже не существовало "обельного", или полного холопства, фигурировавшего в "Русской Правде" и близкого по своему характеру к рабству. Все холопы находились в личной зависимости от своих хозяев и не имели самостоятельных юридических прав. Однако положение различных категорий холопов существенно различалось. Докладные холопы (название происходит от юридической процедуры оформления такого вида холопства путем "доклада"), как правило, служили сельскими ключниками, то есть заведовали хозяйством феодала и в качестве управляющих и доверенных лиц стояли над массой сельского населения. Боевые холопы несли военную службу вместе с дворянами, были тем боевым отрядом, который служилый человек по отечеству был приводить с собой в соответствии с пожалованным ему поместным окладом. Кабальное холопство развилось из "закладничества" предшествующего периода и получило свое название от "служилой кабалы" - письменного акта, которым свободный человек переходил в услужение. Кабальное холопство имело временный характер. По обычаю кабальные холопы получали свободу после смерти господина. Разновидностью кабального холопства являлось холопство жилое, по которому, например, родители могли отдать в услужение своих детей. Обычно оно заключалось на определенный срок - "урочные лета". Особую группу составляли холопы, занятые крестьянским трудом: задворные (селились отдельными избами "за двором" хозяина), они обрабатывали земли и получали "месячину" - ежемесячную норму натуральных продуктов. Еще одной разновидностью сельских холопов были деловые люди, которые в переписях прописывались живущими в вотчинных дворах, а фактически вели самостоятельное хозяйство. Общей тенденцией являлось быстрое сближение положения холопов и крепостных крестьян. В дальнейшем два этих сословия полностью слились.

Гулящие, или вольные люди - весьма разнообразная по своему составу категория населения, находившаяся за сословными рамками. Эта категория пополнялась за счет представителей едва ли не всех сословий, по тем или иным причинам ставших изгоями. Одни из гулящих людей, не имея собственных хозяйств, нанимались на подсобные работы к тяглым людям и именовались захребетниками, соседями, подсоседниками. Другие были настоящими маргиналами, не имевшими ни постоянного места жительства, ни определенных занятий. Они беспощадно преследовались властями, и в свою очередь участвовали в бунтах и разбоях. Нищие также подпадали под понятие гулящих людей.

Крепостнические порядки всей своей тяжестью ложились на широкие народные массы, на крестьян и на посадское население.

Положение крестьян было тяжелым не только в хозяйственном, но ив правовом отношении. Помещики и их приказчики били крестьян плетьми, заковывали в кандалы за любую провинность. Стихийным проявлением борьбы крестьян против угнетателей были нередкие убийства помещиков и крестьянские побеги. Крестьяне покидали насиженные места, скрывались в отдаленные и малозаселенные области в Поволжье и на юге России, особенно на Дону.

В городе имущественные и социальные различия среди посадских людей подчеркивались самим правительством, делившим посадских людей по зажиточности на «добрых» (или «лучших»), «середних» и «молодших». Большинство посадских людей принадлежало к молодшим людям. Лучшие люди насчитывались единицами, но им принадлежало наибольшее количество торговых лавок и промысловых заведений (салотопни, воскобойни, винокурни и пр.). Они опутывали долговыми обязательствами и нередко разоряли молодших людей. Противоречия между лучшими и молодшими посадскими людьми неизменно проявлялись при выборах земских старост, ведавших раскладкой податей и повинностей в посадской общине. Попытки молодших людей провести в земские старосты своих кандидатов встречали решительный отпор со стороны городских богатеев, обвинявших их в мятеже против царского правительства. Молодшие посадские люди, «чающие истины» и «от всех злых избавления и от властительских всяких насильств», жгуче ненавидели городских «мироедов» и принимали участие во всех восстаниях XVII в.

Крепостническое государство решительно подавляло всякую попытку протеста обездоленных народных масс. Доносчики немедленно сообщали воеводам и в приказы о «непригожих речах на государя». Арестованные подвергались пытке, которая производилась трижды. Признавшие свою вину подвергались наказанию кнутом на площади и ссылке в дальние города, а иногда и смертной казни. Выдержавшие трехразовую пытку выходили на свободу обычно искалеченными на всю жизнь. «Извет» (донос) по политическим делам был узаконен в России XVII столетия как одно из средств расправы с народным недовольством.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-09; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.113 (0.017 с.)