ТОП 10:

Вечность двух неразлучных сердец



Гарнаши – умелые великие невидимые воины – во второй половине ночи вошли в спящий стан противника. Часовые секреты врагов умело бесшумно сняли, заранее вычислив количество часовых и их местонахождение. Не очень длинными, кривыми, но очень острыми ножами за короткое время они уничтожили несколько тысяч рыцарей во время сна – эти рыцари уже не проснутся никогда. И так же бесшумно покинули лагерь врага.
Вспыхнула рассветная звезда. Русичи бесшумно атаковали противника в двух противоположных местах. Полусонные тевтонцы падали от умелых ударов русских мечей. Ловко, надёжно, со знанием дела воинского действовали русичи. Зазвучали рожки. Тевтонцы начали выстраивать свои полки. Их повергло в шок известие о том, что более двух тысяч солдат конницы было уничтожено.
Две дружины русичей, построенные овалом, с двух сторон врезались в плоть тевтонского воинства. Русичи спешили, ибо второе войско находилось в дне пути от них. Ими были выставлены дозоры на случай, если рыцарями будет послан гонец к пока ещё ни о чём не подозревающему второму войску.
Металлические доспехи не спасали рыцарей от русских мечей. Сплав металла мечей русичей отличался от других мечей своей крепостью, остротой. И у врагов складывалось впечатление, что русские мечи обладали умом и рассудком. И в этом была правда.
Сегодняшнему человеку с его технократическим складом ума покажется абсурдным, что мечи у русичей были не лишены интеллекта. В то время волхвы и люди с незаурядными способностями могли в местах, известных только им, найти породу плоти земной, наполненную металлом крепким или помягче, или гибким, взять плоти этой (руды) безболезненно у Земли. Из трёх разных по качеству своему металлов, соединив их, могли люди те выплавить металл, из которого ковались мечи. И были эти мечи крепости необычайной. Ломались вражеские мечи в бою, столкнувшись с русской сталью, и потому мечи русичей легко разрубали металлические доспехи вражеских воинов. Толщина лезвия русского меча разнилась. Сантиметрах в двадцати от острого конца меча металл плавно утолщался и был тяжелее, чем со стороны рукояти. Меч подбирался по весу воина. Огромное значение уделялось технике владения мечом: меч всегда продолжал своё направление, нельзя останавливать руку с мечом и вести её в обратном направлении – в этом случае затрачивается много сил, организм быстро устаёт и нуждается в отдыхе. Правильному владению мечом русичи уделяли огромное значение. Военную науку им пришлось изменять в связи с нападениями на них и в связи с меняющейся военной тактикой. Это были воины, равных которым не было нигде.
Тевтонское войско было разделено на две части. Одну из этих частей атаковала небольшая дружина русичей, находившаяся в засаде. В этой дружине было много женщин.
Вот, что увидел один из полководцев рыцарского войска, который участвовал в этом бою:
«Я услышал за своей спиной шум, лязг мечей, недоумённые крики моих солдат, наполненные душевным страхом и нечеловеческим животным отчаянием. Повернувшись, я застыл в изумлении – такого мне ещё никогда не приходилось видеть. Небольшая дружина этих таких непонятных русичей с хладнокровным ожесточением рубила моих солдат. Я знал своих солдат – это мужественные и сильные воины, и им не впервой участвовать в сражении, но здесь они были неузнаваемы. И зачем мы только пришли в эту страну? Я понял, что нам конец.
Доносилась чуть слышная песня и музыка. Женщины (их было большинство) вместе с мужчинами (их было гораздо меньше) без страха, а даже с каким-то задором, очень умело выполняя все тонкости военного искусства, холодно и расчётливо вели бой с моими солдатами. Их длинные волосы, перетянутые на голове верёвочкой, развивались на ветру. И ещё я заметил – двигались они в одном ритме, как будто вели какой-то непонятный танец. Я побежал ближе, стал кричать своим подчинённым, чтобы воспряли духом, что мы – великие воины, бесстрашные рыцари. Но ничего не менялось, и я понял, почему. Русичи вели бой под музыку. Это невероятно, но это так. Эти русичи находились под влиянием песни. Упрямый, спокойный взгляд, лицо выражало не злобу и страх, а уверенность и дружелюбие. Песня лилась как будто с небес, голос был невероятно сильный и высокий. Вот голос стал угасать, его высокие ноты переходили в низкие. И тут первый ряд воинов-русичей сделал несколько шагов назад, а на их место, как по команде, выдвинулись другие – отдохнувшие, свежие воины. Мои солдаты ещё не успели сообразить, в чём дело, а песня с новой силой зазвучала, выдерживался определённый ритм, и этот ритм как будто руководил каждым движением русичей. Моё войско таяло на глазах, началась частичная паника. Я понял, в чём дело, и побежал вперёд, чтобы показать личный пример, поднять дух моих солдат, вселить в них уверенность.
В нескольких метрах перед собой увидел женщину с мечом в руках – это была хрупкая, ещё совсем молодая девушка. Меня изумила её красота: широко открытые синие глаза, белая бархатная кожа, тонкая изящная шея, нежные губы, рот открыт и видны ровные белые зубы, русые волосы обволакивали её плечи. Я всё понял: это не человек, это – ангел, спустившийся с небес. Стало холодно в груди. Меч она держала двумя руками. «Как же она управляется с тяжёлым мечом?» – мелькнула у меня мысль. И тут я увидел её физические возможности.
Мой солдат сделал профессиональный обманный выпад своим мечом, чтобы вторым движением убить противника. Это не простой трюк – его могли исполнить только очень сильные и умелые воины. К моему сильнейшему удивлению, эта девушка никак не отреагировала на обманный трюк моего солдата, а наоборот, использовав это, застала его врасплох. Лёгким с виду, изящным движением она проткнула моего солдата насквозь, пробив металлические доспехи. По силе своей этот удар обладал колоссальной энергией – было ощущение, что неизвестные, неземные силы помогают этим людям. Плавные движения, как будто не быстрые, но невозможно опередить их. Какие же силы помогают им, и почему их женщины воюют? Ни одна из наших женщин не берёт в руки меч – такое не принято в нашем народе, и им не выдержать долго душевного равновесия при виде такой жестокости, страдания, боли и крови, которые происходят во время боя. Ничего подобного я не встречал среди других народов.
А песня всё взлетала, как большая и сильная птица, и кружила-кружила над головами русичей. И я понял, что пока мы не убьём того человека, который поёт, мы не сможем победить».
Видели русичи: за спинами воинов стоял военачальник, на его голове был высокий стальной шлем с оперением, доспехи блестели золотом, высокого роста крепкий мужчина. «Но вот мы уже и до полководцев добрались – значит, бой движется к завершению», – эта мысль порадовала русичей.
«И всё-таки я сумел использовать гибель своего солдата и то, что эта девушка была сильно ранена: правое плечо сочилось кровью, и, видимо, была повреждена кость, так как движения её были недостаточно быстрые. Я схватил короткое копьё, лежащее на земле – оружия, и немало, валялось под ногами. И в тот момент, когда она освобождала свой меч из тела моего рыцаря, я метнул отработанным движением копьё в эту женщину. Моя душа возликовала: копьё пронзило тонкую талию и впилось в тело. Я поблагодарил бога за такую удачу. Сейчас мои воины воспрянут: они увидят, что эти женщины – обычные люди, а не ангелы в юбках, они так же смертны, как и все остальные. Я смотрел в лицо этой молодой женщины – смертельная рана и тяжесть копья заваливали её на землю. Лицо её не выражало страдания от невероятной мучительной боли, а наоборот, её глаза стали наполняться неподдельной искренней радостью, лицо излучало улыбку и истинную радость жизни, а не гримасу мучительной смерти и гибель. И от этого стало страшно. Почему она не чувствует боли? Это невероятно!».
Эта девушка – её звали Любава – почувствовала сильный удар в мягкую плоть живота. Этот удар чуть не сбил её с ног, она едва удержалась на ногах. В глазах стало темнеть. Силы быстро уходили из её тела. Она всё помнила: смерти нет, нужно ярко помечтать о новом воплощении на Земле. Она стала поворачивать голову в ту сторону, где вёл бой её любимый – её муж. Мысль Любавы яркой энергией соединилась с энергией её любимого. Напрягая последние силы, сжимая всю свою волю для того, чтобы не упасть от невыносимой физической боли и не закричать, она ярко представила их обоих на Земле снова – молодых, здоровых и очень счастливых. Она больше не чувствовала своё тело – наступила физическая смерть. Душа пошла наверх, а мысль продолжала жить стихами:

 

То не поле под ногами,
Не цветущий вишни прут –
Это милый мой мечтами
Подарил мне млечный путь.
Я по млечному пути
поднимусь,
И с Любовью со своей
обнимусь,
Встречу взгляд родной и близкий,
Поцелуй горячих губ –
Вечность так хранит ведрусса,
И тепло родимых рук.


На другой стороне поля вёл бой муж Любавы – Всеяслав – её любимый, её половинка. Обнажённый по пояс, высокий, стройный, красивый молодой русич – он легко управлялся двумя мечами. Русичи, меняя друг друга через определённое время, вели изнурительный бой с превосходящим численностью противником уже много часов. Он был уверен и не сомневался в победе, только сильно переживал и волновался за свою любимую. Они совсем недавно создали семью и обустраивали своё поместье, высаживали деревья и цветы – как хорошо они всё распланировали! А Любовь – эта великая энергия – им во всём помогала. Сердца, переполненные этим сладчайшим бальзамом, ликовали. Жизнь, Великим Творцом подаренная своим детям, в полной мере проявлялась в их родовом поместье. Жизнь в действительности являлась великим благом, и радость не покидала людей. Рыцарское войско разбило все их планы и мечты. Пришла беда в их дом. Они не могли расстаться даже на минуту. Да, не могли. Невыносимой болью, именно невыносимой болью наполнялись их души, и они вышли на защиту своих селений и своей земли вместе, как и многие другие семьи, потому что не могли пережить расставания. И сейчас, в страшной кровавой рубке, они не сожалели ни о чём.
В тот миг, когда душа Любавы уже вышла из остывающего тела, Всеяслав всё понял – горячей энергией обожгло сердце, невыносимая боль сковала его, дыхание стало прерывистым, и только мысль работала быстро и чётко: «Смерти нет, нам подарена Вечность Творцом. Нужно только ярко представить мыслью наше воплощение на Земле – мысль такая всегда материализуется. Мы не расстанемся с тобой, Любовь моя!» От сердца отошла боль, тело расслабилось и успокоилось. Решение принято, в глазах появилась радость и уверенность.
Песня, звучавшая в ушах Всеяслава, обозначила смену позиции. На его место должен был встать отдохнувший воин. Но он не заменил себя, он остался лицом к лицу с врагами. Песня полилась с новой энергией. Подчиняясь ей, тело само продолжало бой. Но силы затраченные были не восполнены. Всё труднее Всеяславу вести бой, всё медленнее его удары, но тем не менее уже третий вражеский солдат падает от его меча. Лёгкие, кажется, сейчас взорвутся. Раны, полученные им в ходе сражения, делают своё дело. Вражеский солдат, изловчившись, глубоко разрубает его ногу выше колена. Он падает набок. Падая, своим мечом протыкает противника, и тут же чувствует рубящий удар по спине: «Боль, какая дикая боль! Нет, нельзя поддаваться боли. Я должен умереть с мечтой о жизни».
И продолжая стоять на одном колене, отпустив свой меч из рук, Всеяслав перехватил колющий удар, направленный ему в горло – схватив ладонями лезвие вражеского меча, он остановил удар и перевёл остриё в точку Хара на животе.
Противник хотел выдернуть меч, но не мог – с такой силой держал его Всеяслав. Остриё резало пальцы, кровь обильно сочилась и стекала на землю. Всеяслав сам вонзал в себя меч. Уже совершенно белое лицо русича засияло искренней неподдельной улыбкой. Всеяслав ярко представил их с Любавой воплощение на Земле: «Какое это счастье – жить на Земле со своей любимой, растить детей и радоваться жизни в каждый день!» Он мысленно прижался к своей милой Любаве. Его совершенно белые губы что-то шептали. Никто не слышал, о чём говорил этот умирающий с улыбкой на лице русич. А он уже не чувствовал своё тело. Меч давно порвал жизненную энергию с названием Хара. Тело стало заваливаться набок. Русич упал. Но мысль, создавшая вечность, вместе с душой продолжала жить. И душа, покинув тело, продолжала петь стих вечности великого русича:

 

Как грущу о тебе, о Любимая,
Сердце в тягостной боли горит.
Позвала за собой, о Любимая,
И к тебе одной путь мой лежит.

Я по звёздам пойду, устремляясь вверх,
В мир Вселенной, в самую глубь,
Мои пряди волос ветер трогает –
Это шёпот твоих тёплых губ.

Я руками тянусь – небо трогаю,
Звёзды яркие высветят путь.
И к тебе прикоснусь – чистый, искренний,
Ты о боли, родная, забудь.

Никогда и ничто не разделит нас,
Мы вернёмся на Землю с тобой,
Вновь взрастим мы наш сад, деток вырастим
И Любовь навсегда призовём.

Слышу шёпот родной и тепло твоих рук,
Слышу нашу счастливую песнь,
Сохраняет Вселенная Вечность Любви –
Вечность двух неразлучных сердец!


Вражеский воин бросил свой меч и в страхе пятился от умирающего с улыбкой на лице русича. Его охватил неподдельный страх – он никогда не видел, что человек может улыбаться, принимая смерть. И не сомневался больше этот воин, что не люди это вовсе, а ангелы, которые живут на Земле. И от мыслей таких становилось жутко врагу.
Как велик этот народ, живший на землях с кратким названием – Русь! Велик он в своей неуёмной энергии Вечности. Ничто не могло сломать дух этих людей.
Израненная, пронзённая копьём, юная, на вид хрупкая девушка, умирая, мечтает о счастливой жизни со своим любимым. И более того – мечта эта воплотится! Она не страдает перед смертью в душевных и физических муках, а создаёт будущую счастливую жизнь. Вот это и является Вечностью. И во что превратились сегодня потомки тех великих ведруссов? Сегодня эти люди боятся самой жизни, их души порабощены страхом. Кто же вернёт гармонию, красивую Вечность на Землю? Ведь это могут сделать только люди. Просыпайтесь, ведруссы! Если вы этого не сделаете, этого не сделает никто, а именно – счастливую жизнь на Земле.
Продолжение рассказа полководца:
«Солдат, ведший бой с русичами передо мной, вдруг обмяк и упал. Он был тяжело ранен – я видел краем глаза, что он дышит. Больше меня ничто не закрывало от тех людей, которых мы пришли поработить. В метрах трёх передо мной вместо той женщины, которую я убил, стояла другая женщина-воин. Моему изумлению не было предела, когда я увидел, что у неё в руках было два меча. Как и первая, она являла собой необычайную красоту. Её удивительно красивые глаза выражали спокойную уверенность, но не злость. Её одежда на левом боку была рассечена мечом, оттуда сочилась кровь, вся ткань в том месте пропиталась кровью. На правом виске и щеке запеклась кровь, и правая рука тоже была окровавленная. И эта молодая и красивая женщина, на вид слабая, убила уже нескольких моих солдат. Сейчас стояла передо мной. Окровавленная, с побелевшими губами от большой потери крови, но она была готова вступить в бой и победить.
Все эти мысли пронеслись молнией в моей голове. Святой Иоанн на проповеди нам говорил: «Вы идёте в те земли, где живут люди, которые дружат с бесовской силой, бесы же им и помогают». Эти слова подтверждались – здесь живёт непонятный народ, и даже женщины у них воины. Как же победить такой народ? И я знаю по рассказам, что они никогда не сдаются в плен, предпочитая смерть.
Ну что ж, раз так случилось, я покажу своим воинам пример, как нужно побеждать этих женщин. Тем более она уже ранена – значит моим солдатам удалось дотянуться до неё своими мечами, значит в ней не такая уж сверхъестественная сила. И сейчас я покажу своим воинам урок мужества и воинского мастерства, ведь я очень хорошо владею своим мечом. Они воспрянут духом, и мы сможем победить, ведь численность у нас больше – нам говорили о численности их войска.
От этих мыслей тело налилось уверенностью и силой. Сейчас я разрублю её своим мечом сверху вниз – это мой коронный удар, от которого ещё никто не смог защититься. Ещё сделаю один шаг и разрублю её. Но произошло всё по-другому. Я услышал свист её меча, и моя рука была сломана ударом снизу. Меч выпал. Значит Удар она нанесла плоской частью меча – если бы острием, то отрубила бы руку. Тут я услышал свистящий звук её второго меча, и вдруг всё померкло».
Блестевший золотыми пластинками шлем полководца тевтонских рыцарей отлетел в сторону. Сильнейший удар меча этой женщины смял его и отбросил. Опытный полководец лежал на земле без сознания.
Потеря полководца пагубно повлияла на дух рыцарей. А воины-русичи опять поменяли уставших на отдохнувших, и те со свежими силами удвоили натиск. Русичи в действительности почувствовали невидимую энергетическую часть боя – моральный перевес перешёл на их сторону, и они это умело использовали. Песня поменялась. То пел мужской голос – теперь запела женщина, ритм стал более нежный и растянутый. То обычное напряжение боя, исходящее от людей, которые в каждую секунду могут погибнуть и гибнут, стало растворяться. Общая усталость после долгих часов боя сказывалась на всех, но особенно на рыцарях. Они начали отходить и сбиваться в кучу. Сопротивление слабело.
Русичи, разделив на две части войско противника, так и не дали ему объединиться. Они продолжали бой равномерно и методично. Рыцари видели всю бесполезность сопротивления, и уже немногие продолжали бой. Большинство бросали оружие и сдавались.
Завтра утром остатки разбитого войска погонят обратно, откуда они пришли.
Княжеские русичи, сопровождавшие тевтонское войско, когда поняли в чём дело, быстро оседлали лошадей и уехали восвояси. Им не было дано указание вступать в сражение.
У русичей для отдыха оставался только день, второе вражеское войско приближалось. К ним из дальних селений спешили воины-русичи – соединившись, они легко разобьют и второе войско. А в том, что его обязательно нужно уничтожить, сомнений не было. Недопустимо, чтобы вооружённый враг находился на их земле.

 

 

Второе сражение

Мой меч, прошу тебя – не уставай,
И сталь твоя пусть острой остаётся,
И если кто с мечом на Русь придёт,
Тот только смерти для себя добьётся.
Я встретил взгляд пришедшего врага –
Ему не совестно над добротой глумиться,
А я победе эту песнь пою,
Чтоб жизнь могла во все века вершиться


Профессиональное, хорошо подготовленное войско тевтонских рыцарей было разбито. В живых осталось около двух тысяч, из них половина раненых. Убитых стаскивали в одно место пленённые рыцари. Заготовляли сухие ветки, деревья, потом обложат это огромное количество мёртвых тел и подожгут.
Целый день трудились пленные под наблюдением небольшой дружины русичей. Остальные русичи отдыхали. К концу дня и ночью стали подъезжать воины-русичи из дальних селений, и не только мужчины, среди них были женщины. Женщин вперемешку с мужчинами оставят в засаде, и они ударят в тыл врага, когда бой уже будет в разгаре.
Вражеское войско делало свою последнюю ночёвку перед боем, но они об этом ещё не знали.
Гарнаши поступили точно так же, как они поступили с тевтонскими рыцарями: ночью проникли в спящий лагерь врага и уничтожили несколько тысяч солдат.
Ранним утром двухтысячной конницей русичи ударили по вражескому войску. Расчёт был такой: втянуть врага в бой, а потом начать отступать. Почуяв слабость русичей, враг кинется вдогонку – несколько тысяч конницы противника устремятся за русичами и попадут в засаду – с малым количеством врагов русичи быстро управятся. Так и произошло. В конце концов, противник понял, что зря устремился в погоню, но было поздно. Окружив их со всех сторон, русичи не дали ни одному вражескому воину ускользнуть.
Основное войско врага тем временем построилось боевыми порядками, и стали ждать нападения русичей. Но на них никто не нападал. Стояли до полудня, потом решили двигаться дальше. Через некоторое время пути наткнулись на тех всадников, которые ушли в погоню – они были мертвы. Но русичей не было видно.
Солнце клонилось к закату. Стали готовиться к ночи, ведь солдатам нужен отдых. Разводили костры и готовили пищу. Они не могли питаться так же, как питались русичи, не разводя костров – мясо нужно было жарить или варить.
Гарнаши наблюдали за неприятелем. Наступила ночь.
Со стороны леса костры горели ярко – специально поддерживали большой огонь, чтобы освещать местность. С другой стороны войско расположилось вдоль не очень большой реки. Здесь не жгли больших костров, потому что водная гладь просматривалась, и если кто-то будет плыть через реку на ладьях или на плотах – их сразу заметят. Сидели часовые возле небольших костров. Никто из них даже подумать не мог, что русичи способны совершить такое, что они совершили этой ночью.
Часовой сидел возле костра. Он знал, что со стороны реки русичи не нападут. Отблески костра играли на воде, ничто не беспокоило её поверхность. Иногда он прислушивался – не ударит ли весло о воду, но была тишина. «Страшно здесь в чужих землях. Вчера почти три тысячи наших погибло, погнавшись за язычниками. Говорят, что им помогает нечистая сила», – думал часовой.
Кое-где часовые ходили вдоль реки с факелами, переговариваясь между собой. Его окликнул солдат, он был земляком. Два года назад они вместе поступили в иностранный легион. Жили они бедно, а там платили хорошие деньги золотыми монетами, не скупились, говорили, что нанимают для охраны дорог, домов от разбойников. Но тем летом заплатили годовое содержание вдвойне, и они почти все согласились участвовать в этом походе.
На воде появились круги. Костёр освещал воду, круги было хорошо видно: «Наверное, крупная рыба проплывает, – подумал часовой, – хвостом побеспокоила водную гладь».
Русич совсем близко подплыл к берегу. Уже несколько минут, набрав в лёгкие воздух, он находился под водой. Здесь особенно нужно быть осторожным – гладь воды освещена кострами. Русич видел сквозь воду вражеского часового, сидящего возле костра. Дальше произошло следующее: часовой заметил, что какой-то предмет поднялся над водой, он даже не успел удивиться, по привычке закрыл глаза, чтобы сбросить ночное видение – всё-таки устал за день, хотелось спать. Но глаза открыть ему больше было не суждено. Рука над водой поднялась выше локтя, и умело брошенный нож, издав небольшое шипение в полёте, вонзился в горло. Часовой упал навзничь, не издав ни звука. Очень плавно рука исчезла под водой. Воздух в лёгких уже заканчивался, но ещё какое-то время можно было находиться без дыхания. Из-под воды русич наблюдал: никто не заметил опасности?
Сотня гарнашей, подплыв под водой как можно ближе к вражескому берегу, должна незаметно обезвредить часовых, выйти на берег и затаиться, спрятавшись под покровом ночи.
Через небольшое время из воды стали показываться головы русичей. Утром враг недосчитает не одну тысячу своих воинов.
Русичи очень часто в борьбе с захватчиками использовали этот метод – это действовало на врага, прежде всего, психологически: невидимая смерть большого числа воинов влияла на настроение солдат, в души закрадывались неуверенность и страх, «земля горела под ногами», пугал любой звук, а когда наступала ночь, воинам мерещился враг в каждом кусте и шелесте травы. Боеспособность такого войска резко падала.
Наступило утро. По вражескому лагерю прошёл слух: более двух тысяч солдат было убито этой ночью. Нападение произошло со стороны реки. И не могли понять военачальники, почему часовые не заметили русичей на воде. Мёртвых стащили в несколько куч. Войско поспешно двинулось дальше. Шли, не делая привала, чтобы быстрее выбраться из этих гиблых лесистых мест.
Русичи всё время шли рядом, наблюдали за войском. Они ждали вечера, чтобы атаковать двумя дружинами с двух сторон. Войско противника ничего не подозревало, их конные разъезды находились далеко впереди и прикрывали тыл.
Первая дружина русичей ударила сбоку по хвосту войска противника. Песня Вселенной «УРА!» разнеслась по округе. Удар был неожиданный, первые ряды были смяты. Русичи всё рассчитали – бой будет непродолжительный, поэтому силы не экономили. Войско противника постепенно пришло в себя, и воины начали строиться в боевые порядки. Вторая дружина ударила по вражеской коннице, которая прикрывала сзади своё войско, тогда, когда они попытались атаковать русичей.
Бой был короткий, но очень эффективный. Несколько тысяч воинов противника было уничтожено. Русичи понесли малые потери. Уже стемнело, и они отошли, развернув своих лошадей так же быстро, как и напали. Враг был ошеломлён, а ночная темнота всё сгущалась. Всю ночь воины не смогут заснуть, ожидая нападения.
Будущие поколения русичей изберут именно такую тактику ведения боя, нападая на огромные полчища вражеских войск, самим не имея возможности собрать большое войско, ибо разделится Русь, и некогда единый народ будет враждовать между собой, будучи втянутым в игры, разработанные тёмными жрецами.
Растислав участвовал в этом сражении, как и его старший брат. Он скучал по своей семье и мечтал скорее возвратиться домой, обнять своих родных и больше никогда не разлучаться. Но он понимал, что это только мечты. Волхвы давно уже объяснили, чтобы готовились к плохому, но духом не падали и долг свой исполнили сполна.
«Много русичей погибло, когда мы бились с рыцарями-тевтонцами, металлические латы их до сих пор в ушах звенят, когда русский меч попадал по ним. И всё-таки мечи наши крепостью и остротой отличаются от всех других и разрубают любые металлические доспехи. Рыцарские мечи с хрустом ломались, когда с размаху бились о наши. У моего меча даже малой зарубинки на острие не оказалось. Восхищает всех крепость мечей наших. А мы и сами не знаем умения столития (литья) такого. То волхвы специальные, и не одни, а с людьми разумеющими ищут в местах особых, где земля плотность такую имеет и стать (руду). На огне большом плоть эта жидкой становится, её разливают в пластины тонкие. Говорят, три пластины с разных мест в одном мече соединяют, когда куют. Меч такой никогда не ломается, а только гнётся. А чтобы согнуть его, сила нужна нечеловеческая. Но как бы ни гнулась столь (сталь) такая, всё равно потом возвращает свой первоначальный облик, потому и не ломается. Волхвы секрет свой хранят, никому о том не говорят, а передают только ученикам своим, а ученики те – люди верные, и немного таковых, ибо не каждый знания такие принять может, тут особый дар нужен, особое чутьё. За мечи наши приезжие купцы золотом платят, не скупятся; сколько меч весит, столько и золота дают, а некоторые и в два раза больше. Но обмен такой мы не делаем – золото в повседневной жизни нашей совсем не нужно, а меч необходим, чтобы Родину защищать. А охотятся за нашими мечами, потому что инородцы хотят узнать секрет металла, и слышали мы, что давно уже, но никак не могут разгадать секрет. И много у них умных голов в этом задействованы. Но секрет наших волхвов разгадать они никогда не смогут, ибо волхвы со статью земной как с живой общаются, и стать эта обиды не содержит на людей, но любит их, а всё, что любовью наполнено, то – Вечность.
Много общался я с купцами заезжими, про жизнь их узнавал, про обычаи, построение жизни их, интересы какие в народе, к чему устремление общее, влечение. И жизнь их, влечение, устремление – не по нраву мне. Любви, уважения меж ними нет. Наёмный труд бедных людей используют. А откуда бедные берутся? Ведь они же работают, а почему-то бедные. Только раб не имеет ничего. Таковые у них есть. Глупцы! Не понимают, что жизнь только в общей радости смысл истинный имеет. А если рядом с тобой живёт человек, который горем и бедой рабства или нищеты пропитан, то и богатый от энергий таких тоской неподдельной наполняется и в тяжёлых раздумьях живёт – спокойствия и радости не будет на сердце. Зажиточные люди у них охраной обзаводятся – страшно им, вдруг кто ограбить решит, и разбойников в тех землях много, ибо обманом живут. Последний раз беседовал с уцелевшими воинами тевтонцев – все они наёмниками стали, потому что из бедных семей, а рыцарям много платили, семья безбедно может жить. Эти люди способны, чтобы прокормить свою семью, убивать и разорять чужие семьи. Жестокость в них такая, которую мне не понять, одно слово – нелюди», – так рассуждал сам с собой Растислав, и горестно ему было от мыслей таких.
«Сегодня ночью гарнаши вылазку сделают во вражеский лагерь – полторы-две тысячи солдат у них не проснутся. А на рассвете ударим всей дружиной по их войску, и до полудня бой будем вести, а потом отступим. Провианта у них уже нет, обоз у них отбили. Едят они уже несколько дней одно лишь лошадиное мясо, а к лошадиному мясу эти люди непривычны, поэтому их живот пищу такую отторгает (расстройство желудка). Не как степняки – вот, например, зоры – лошадиное мясо предпочитают любой другой пище, и чувствуют себя великолепно. Мы же не едим лошадей, как и любое другое мясо, но как употребить мясо без расстройства желудка – мы умеем, для этого знаем специальные травы. Но мясо вкушать всё равно не будем, ибо каждый из нас знает о том хорошо, что пища трупная лишает нас божественного начала. Пища такая меняет не только мысли, но меняет кровь, которая наполняет физическое тело. Тело такое будет носить в себе энергию смерти и страха. Страх разрушает Вечность, и только добрые мысли людей и радостная жизнь вращают Коло, то есть центр космической оси. Другие народы про это даже не слышали. Волхвы говорят, что есть родственные нам народы, но они забыли устои своих предков, и к нам относятся не как к братьям, а как к чужим. А есть народы, у которых Культа-УРА, то есть знания истины, никогда не было, ибо энергий божественных в них мало. Им и пищу вкушать любую можно, от этого они себе не навредят», – такие мысли ходили в голове Растислава. Он проснулся среди ночи, да так и не заснул.
Лагерь русичей зашевелился. Воины готовились к атаке на вражеское войско. Собрались быстро – это отличало русичей от всех остальных. Пили много специального напитка с мёдом в сотах. Негромко зазвучали рожки – сигнал к выступлению. Конница начала движение, рассветная звезда уже засветилась.
Неприятельское войско уже просыпалось, разводили костры, готовили пищу.
Атака русичей оказалась неожиданной. Рубили врага, используя растерянность и панику, охватившую их. Эффект оказался таким, какого не ожидали русичи: к полудню две трети войска были уничтожены, остальные бросали оружие и бежали прочь.
Разбили русичи два войска неприятеля, но сами потеряли много своих людей, и раненых тоже было много.
Растислав в этом бою был ранен, потерял много крови, но вовремя оказали свою помощь лекари, и он довольно быстро окреп и восстановился.

 

 

Бальзам и водка







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.122.228 (0.01 с.)