ТОП 10:

Латинская Америка в 80 —90-е годы



Свержение правительства Народного единства в Чили было не единственным поражением демократических сил в 70-е годы. В августе 19 71 г. в результате государственного переворота было свергнуто левонационалистическое правительство Х.Х. Торреса и в Боливии установилась военная диктатура. В июне 1973 г. произошел реакционный военный переворот в Уругвае, в апреле 1975 г. правое крыло вооруженных сил пришло к власти в Гондурасе, в мае 1976 г. в результате военного переворота в Аргентине был установлен военно-диктаторский режим. В октябре 1983 г. военная интервенция США (с формальным участием всего нескольких солдат из стран Карибского бассейна) против Гренады смела еще одно революционное правительство. В стратегически важном для США районе Панамского канала с целью защиты находившихся там американских граждан и для свержения правительства Мануэля Норьеги в декабре 1989 г. высадились американские войска. Таким образом, с середины 70-х годов в Латинской Америке вновь наступает полоса диктатур. Диктаторские режимы 70-80-х годов представили неоконсервативный вариант модернизации экономики. Своеобразным образцом для других стран стала Бразилия, создавшая ранее, чем другие страны, модель «экономического чуда». Примером авторитарного режима, модернизирующего национальную экономику в наиболее жесткой форме, является режим Пиночета в Чили.

 

Диктатура Пиночета. После военного переворота 11 сентября 1973 г., совершенного с помощью ЦРУ, военная хунта распустила Национальный конгресс (парламент) и местные органы власти (муниципалитеты), были отменены гражданско-демократические свободы, запрещены политические партии, входившие в блок Народное единство, приостановлена деятельность остальных партий, распущен Единый профцентр трудящихся (КУТ), введено осадное положение, развязан террор по политическим мотивам. Для государственно-политического устройства Чили 1973-1989 гг. характерна сильная персонализация власти в лице ключевой центральной фигуры генерала Пиночета. В декабре 1974 г. он был назначен президентом Чили. В период 1974-1979 гг. были приняты законодательные акты, отразившие эволюцию от репрессивной диктатуры к стабильному авторитаризму, допускающему, хотя и ограниченно, существование представительных институтов. Под названием «защищенная демократия» без плюрализма и политических партий это было закреплено в новой конституции 1980 г.

На основе сближения военной верхушки с новыми правыми была разработана другая, рассчитанная на длительную перспективу экономическая стратегия. Ее цель — создать модель свободной рыночной экономики. Молодые доктора экономических наук, обучавшиеся в Чикагском университете, последователи М. Фридмена, стали экономическими советниками в государственных учреждениях, министерствах и банках. Военные же гарантировали политическую стабильность и социальный мир для неолиберального экономического эксперимента.

Отправные пункты неолиберальной модели стабилизации и модернизации чилийской экономики сводились в основном к следующим принципам: свободная частная инициатива и частное предпринимательство в производственной и финансовой сферах как основа экономического процветания; повышение конкурентоспособности национальной чилийской экономики на мировом рынке; отказ от протекционизма; создание наиболее благоприятных условий для деятельности иностранного капитала; сокращение прямого государственного вмешательства в экономику; отчисление высшими слоями «излишков» в пользу малообеспеченных групп общества.

Было решено добиться стабилизации любой ценой, а именно с помощью «шоковой терапии», рекомендованной Международным валютным фондом (МВФ). «Шоковая терапия»означала, что прекращалось государственное финансирование нерентабельных предприятий, резко снижалась реальная заработная плата, сводился к минимуму общественный спрос, сокращались наполовину государственные инвестиции, активно шел процесс приватизации.

Приватизация была одной из главных составляющих неолиберального курса, его краеугольным камнем. Бывшим владельцам было возвращено 294 ранее национализированных промышленных предприятия. 200 предприятий было продано с торгов по заниженным ценам. Под контролем государства оставалось только 20 компаний. Национализированные в свое время Народным единством знаменитые медные рудники формально продолжали оставаться государственными, однако за их национализацию была выплачена крупная компенсация, а управление рудниками и их эксплуатация передавались в руки ТНК. Часть медных рудников была скуплена американским капиталом.

В результате приватизации частные предприниматели получили солидную выгоду. Крупные чилийские финансово-олигархические группы — «семейные кланы» Александри, Эдвардсов, Матте, Ярура не только восстановили свои позиции, но и укрепили свой экономический и политический потенциал. Наряду с ними на волне концентрации производства появились новые кланы — Крусат-Ларрэна, Виаля, Анхелини, Луксича. Правительство всячески защищало эти финансово-промышленные группы. Например, когда в 1983 г, в результате финансовых махинаций на грани банкротства оказались группы Крусат-Ларрэна и X. Виаля, то правительство взяло на себя часть долга обеих групп и выделило им помощь — 6 млн долл.

Однако на фоне роста могущества финансово-олигархических кланов происходило разорение, сокращение производства и доли в ВВП предприятий обрабатывающей промышленности -машиностроительной, химической, текстильной, кожевенно-обувной, оказавшихся неконкурентоспособными в условиях свободного рынка. Продукция обрабатывающей промышленности в 1982 г. составила всего 74 % от уровня 1973 г. Так в Чили подрывался национальный производственный механизм. К началу 1977 г. приватизация государственной собственности была в основном завершена.

В рамках неолиберальной модели было реорганизовано сельское хозяйство и отчасти система землевладения Чили. Отказавшись признать результаты аграрных преобразований правительств ХДП и Народного единства, режим Пиночета восстановил права и возвратил 2,8 млн га земли прежним владельцам — из 10 млн га, экспроприированных в 1964-1973 гг. В результате более одной трети крестьян, получивших земельные участки до военного переворота 1973 г., разорились. Был взят курс на расширение экспортного производства сельскохозяйственных культур в ущерб производству продовольственных культур для внутреннего потребления. Существенно расширились поставки на внешние рынки чилийских фруктов (яблок, клубники, винограда, киви — на 600 %), вин, рыбопродуктов, изделий деревообработки, что сделало Чили мировым экспортером этой продукции.

Разрушению национальной промышленности способствовало проведенное в соответствии с курсом на открытую экономику снижение таможенных тарифов и отказ от протекционизма. Это сразу же привело к увеличению потока импортных товаров, значительную часть которых составили потребительские товары длительного пользования. Неолиберальная модель специально предусматривала внедрение в массовую психологию чилийцев идеалов и стандартов высокоразвитого западного потребительского общества. Однако стиль жизни в лучших европейских и североамериканских традициях, доступный чилийской элите, был не по карману средним слоям и тем более низшим категориям чилийского общества.

Важнейший принцип открытой экономики — это поощрение иностранного капитала. В 1974 г. военная хунта приняла закон «О режиме иностранных инвестиций», согласно которому снимались все ограничения на вывоз прибылей из страны. Это резко повысило интерес к чилийской экономике со стороны иностранного государственного, частного и международного капитала. Только Межамериканский банк развития (МАБР) и Мировой банк в 1976-1982 гг. предоставили Чили 46 кредитов на сумму 3,1 млрд долл. Из займов, полученных Чили на различных условиях и в разное время, образовался внешний долг страны. Он составлял к моменту военного переворота 1973 г. 3,3 млрд долл. и увеличился к 1986 г. до 20 млрд 690 млн долл. В середине 90-х годов внешний долг стабилизировался на уровне 17,5-18,5 млрд долл.

Социальная политика А. Пиночета базировалась на идее освобождения трудящихся от чуждых им марксистских организаций. «Хорошие работники, хорошие граждане и хорошие патриоты» должны интересоваться исключительно профессиональной сферой. Допускался лишь такой вид политической активности, как деятельность молодежных, женских объединений, соседских советов и др. Во главу угла ставился отказ от принципа социальной справедливости, утверждался принцип свободы выбора и «равных возможностей*.

Духовная жизнь чилийцев была жестко регламентирована, строго подконтрольна и подцензурна. Из-за террора и репрессий начального периода диктатуры, имевших большой психологический эффект, возник феномен — «культура страха», означавшая недоверие людей друг к другу, боязнь общения, молчание, апатию, эмиграцию, одиночество. «Культура страха», так же как и другие формы массовой психологии, способствовала политической стабильности общества и внедрению неолиберальной экономической модели.

Как бы то ни было, с 1979 г. реформы в Чили заставили заговорить о чилийском «экономическом чуде». Под «экономическим чудом» следует понимать устойчивые темпы роста ВВП (примерно 6% в год), снижение втрое дефицита платежного баланса, ликвидацию дефицита госбюджета, задержку инфляции до 30% в год, модернизацию государственного аппарата по пути эффективности его управления и сокращения числа занятых в нем чиновников.

Эти весомые достижения, однако, дорого обошлись чилийцам. Цена «чуда» 1974-1981 гг. означала рост внешнего долга почти в 5 раз, сокращение государственных инвестиций ниже уровня 60-х годов, сохранение достаточно высокого потолка инфляции, подрыв национальной промышленности и особенно ее обрабатывающих отраслей ниже уровня 1973 г., высокий уровень безработицы (до 18%), падение средней заработной платы ниже уровня 1970 г., маргинализацию и обнищание населения (свыше 40% чилийцев жили за чертой бедности).

Первый этап экономических реформ Пиночета был остановлен кризисом 1981-1983 гг., который охватил все стороны народного хозяйства. Снизился национальный доход, безработица охватила до 35% экономически активного населения, финансовая система страны была на грани краха.

Для борьбы с кризисом чилийское правительство решило продолжить приватизацию, предоставить субсидии частному сектору и использовать методы прямого государственного вмешательства в экономику. Государство поставило под свой контроль 70% капиталов финансовой системы страны. На втором этапе приватизации в частные руки были переданы остававшиеся до той поры государственными национальные предприятия горнодобывающей отрасли, медной и сталелитейной промышленности, системы связи. Произошла так называемая транснационализация новых чилийских элитно-экономических групп, т.е. установился совместный контроль чилийских и транснациональных собственников над приватизированными предприятиями.

Результаты антикризисных мер и последующего «разумного монетаризма» середины и второй половины 80-х годов были впечатляющими: инфляция снизилась до среднемирового уровня — 9-15 % , безработица сократилась до 9 % , удалось выплатить по внешней задолженности 2 млрд долл. Таким образом, чилийская экономика была признана самой «здоровой», «динамичной» и «образцовой» среди стран Латинской Америки.

Как успехи, так и трудности развития чилийской экономики неизбежно проецировались на политическую ситуацию в стране: экономические успехи определяли политическую стабильность, со временем способствуя постепенному «остыванию» диктатуры.

«Остывание» диктатуры Пиночета непосредственно связано с кризисом 1981-1983 гг. Экономические трудности вызвали к жизни различные оппозиционные течения — от новых до крайних левых. Критике подвергается и экономический курс Пиночета, и забвение им национальных традиций, и максимальная концентрация власти в его руках, и ущемление демократии. Пиночет берет курс на постепенную политическую либерализацию. Разрешается деятельность лояльных диктатуре партий.

В свою очередь, кризис 1981-1983 гг. породил надежду на возможное падение диктатуры. А это способствовало тому, что оппозиция, ранее озабоченная тем, чтобы выжить, теперь начинает делать робкие шаги на пути сопротивления диктатору. Участие в оппозиционном движении все более широких слоев делает его массовым и способным на более решительные действия. 11 мая 1983 г. впервые проходит так называемый День национального протеста. В повестку дня ставится вопрос о свержении диктатуры и восстановлении демократии.

К середине 80-х годов в оппозиции складывается два полюса притяжения: один — вокруг Народного демократического движения во главе с компартией (за любые формы борьбы, вплоть до вооруженного восстания), другой, умеренный, — вокруг ХДП (за постепенный путь гражданского неповиновения). А. Пиночет был твердо уверен, что различия и разногласия в рядах оппозиции практически непреодолимы и, следовательно, серьезной угрозы она не представляет. Однако в 1985 г. всем партиям оппозиции удалось выработать и подписать документ «Национальное согласие о переходе к полной демократии». В нем содержались требования легализации политических партий, амнистии, возвращения эмигрантов, а главное -проведение свободных президентских и парламентских выборов. Большую роль в борьбе с диктатурой Пиночета сыграла католическая церковь.

Итогом эволюции режима Пиночета стал референдум в октябре 1988 г., на который был вынесен вопрос о предоставлении Пиночету президентских полномочий на очередной 8-летний срок. 53% чилийцев проголосовали против диктатора. Через год, в декабре 1989 г., состоялись президентские выборы, на которых победил лидер ХДП Патрисио Эйлвин, а 11 марта 1990 г. Пиночет передал власть законно избранному президенту П. Эйлвину. В декабре 1993 г. на всеобщих президентских выборах победу одержал кандидат от объединения политических партий «За демократию» Эдуардо Фрей (сын бывшего президента Э. Фрея).

В силу тех же причин, что и в Чили (высокая социальная цена модернизации и репрессии), в других латиноамериканских странах с диктаторскими режимами также развернулось разнообразное по формам массовое движение протеста и активизировалась оппозиция. Еще в 1979 г. в результате победы сандинистской революции в Никарагуа была свергнута установленная в 1936 г. тираническая диктатура клана Сомосы. В 1983 г. на президентских выборах в Аргентине победил кандидат гражданской оппозиции Р. Альфонсин, что положило конец военной диктатуре. Бывшие аргентинские диктаторы были преданы суду и осуждены на длительные сроки тюремного заключения. В 1985 г. военные передали власть гражданскому президенту в Бразилии и Уругвае. В Центральной Америке, на Гаити, в 1986 г. пала просуществовавшая почти 30 лет другая тираническая диктатура семьи (отца и сына) Дювалье. В том же году в Гватемале и Гондурасе к власти пришли конституционные правительства. После 35 лет правления в 1989 г. был свергнут парагвайский диктатор А. Стреснер. С диктатурами было покончено, но влияние вооруженных сил на политическую ситуацию в некоторых странах сохранилось.

 

Латинская Америка на пороге XXI в. К концу XX столетия , страны Латинской Америки представляют собой регион, достаточно интегрированный в систему мировых хозяйственных связей уже не в качестве отсталой сырьевой периферии и практически без диктаторских режимов. Количественные и качественные параметры, характеризующие современную обстановку на континенте, состоят в следующем.

Изменилась демографическая ситуация. Население Латинской Америки увеличилось с 63 млн человек в 1900 г. почти до 500 млн человек к концу нынешнего века. Городское население превышает сельское. Самую многочисленную социальную группу латиноамериканских стран теперь составляют средние 1. городские слои. Выросло число маргиналов. Свыше 40% латиноамериканцев, главным образом индейцев, проживают за чертой бедности.

К началу 90-х годов в Латинской Америке сохранились небольшие колониальные анклавы, в основном в Карибском бассейне, принадлежащие Великобритании, Франции, Нидерландам и США. В них проживает лишь 1% населения континента, 13 бывших колониальных владений этих европейских стран стали в 60—80-е годы независимыми государствами.

Одной из серьезнейших проблем развития Латинской Америки является обострившаяся в последней четверти века проблема внешней задолженности. Модернизация национальных экономик, «подтягивание» их к общемировому процессу интернационализации производства, внедрение новейших научно-технических достижений и технологий требовали вложений таких больших средств, которыми латиноамериканские страны не располагали. Пришлось прибегнуть к еще более широкому использованию иностранных инвестиций, внешних займов и кредитов. Мощный инвестиционный поток хлынул в Латинскую Америку из США, Японии, Германии и других европейских стран. В результате произошли глубокие позитивные сдвиги в производственной сфере1. Но при этом, естественно, колоссально выросла внешняя задолженность: с 20 млрд долл. в 1970 г. до 400 млрд долл. во второй половине 80-х и до 500 млрд долл. в середине 90-х годов. Солидными должниками являются даже самые развитые страны Латинской Америки — Бразилия, Мексика, Аргентина. Для погашения внешнего долга и выплаты процентов латиноамериканским странам не хватает их отчислений от экспортной валютной выручки, не спасают положения меры экономии за счет населения, следовательно, приходится брать новые займы для погашения старых. В 80-е годы сумма выплат по внешнему долгу превысила сумму новых поступлений. Финансовые трудности в целом и кризис 1981-1983 гг. сказались, в частности, на основных показателях экономического развития, что дало повод назвать 80-е «потерянным десятилетием» Латинской Америки.

Еще одной немаловажной проблемой для Латинской Америки стало нелегальное производство наркотиков и деятельность наркомафии. Организованная преступность стала транснациональной, появилось международное «преступное разделение труда». В его рамках, по мнению экспертов, среди самых организованных и могущественных кланов (итальянских, русских и японских) действуют колумбийские картели. На расположенных в амазонских джунглях и в скрытых от посторонних глаз горных районах Анд плантациях вечнозеленых кустарников коки (из которой в подпольных лабораториях вырабатывают кокаин) работают сотни тысяч колумбийских, перуанских и боливийских крестьян.

Дельцы наркобизнеса занимаются производством, распространением и продажей наркотиков. Основные адресаты колумбийских картелей — Западная и Восточная Европа, США. 60 % всего потреблявшегося в США кокаина поставлял «Медельинский картель»2. Деятельность «кокаиновых баронов», теракты, угрозы представителям власти, бандитские расправы, от которых гибли тысячи граждан, дестабилизировали порядок и общество, нарушали нормальную жизнь Колумбии. О проникновении наркомафии в высшие сферы власти свидетельствует пример Боливии, где в 1980 г. генерал Гарсиа Меса совершил военный переворот и стал диктатором. Его финансировала наркомафия, а чиновники его правительства контролировали наркобизнес.

_____________________

1 Например, в конце 80-х годов Бразилия и Мексика по такому показателю развития, как объем ВВП, вошли в число десяти самых развитых стран мира.

2По названию города Медельин в Колумбии. Ежегодные доходы его главы Пабло Эскабара превышали 1 млрд долл. Наркоконтрабандисты, изощряясь в изобретательности, постоянно менячи маршруты и способы гокры тия наркотиков. Например, на таможне Санкт-Петербурга наркотики были обнаружены в банках из-под тушенки. Сотрудники одной из американских таможен нашли наркотики во внутренностях удавов, предназначенных зоопарка.

 

Обеспокоенные размахом наркобизнеса, правительства латиноамериканских стран и США активизировали борьбу с ним. В Колумбии для ликвидации «Медельинского картеля» были созданы специальные силы из агентов полиции, госбезопасности и армии, насчитывавшие 3 тыс. человек. Они устраивали массовые облавы в местах предполагаемого нахождения П. Эскобара, цена за его голову превышала 1 млн долл. В результате в конце 1993 г. скрывавшийся Эскобар был убит в перестрелке с выследившей его спецгруппой. Разгром картеля улучшил криминальную обстановку в стране. Однако и сегодня в Колумбии действует ряд крупных наркогрупп, самая известная из них — картель города Кали. Его главари — братья Родригес — являются некоронованными королями кокаинового бизнеса всего мира (70 % поставок кокаина в США и около 90 % — в Западную Европу). «Калийский картель* сторонится политики, не наживает себе лишних врагов, ке прибегает к давлению на правительство, как это делал Эскобар. Значительная часть денег картеля «отмыта» и вложена в законный бизнес. Значительная часть наркотиков вывозится из страны по воздуху, практикуется их переброска на стоящие в нейтральных водах корабли, используются и небольшие подводные лодки «неглубокого погружения», способные перевезти до тонны груза. Борьба против дельцов наркобизнеса ведется различными методами. Вскрываются банковские и прочие операции по «отмыванию денег», усиливается надзор на таможне.

ВВС Колумбии получили право уничтожать любой самолет, не отвечающий на запросы перехватчиков. Правительства других латиноамериканских стран приняли « программы альтернативного развития», создающие выгодные условия для перевода рядовых работников, занятых в производстве наркотиков, на другую деятельность.

В странах Латинской Америки распространилась и другая «болезнь» конца XX в. — терроризм, в основе которого лежит обнищание и маргинализация значительной части населения. Терроризм в Латинской Америке, как и в других странах мира, многолик. Одна из его разновидностей — деятельность левоэк-стремистских вооруженных организаций. Типичным примером такой организации является перуанское движение «Сен-деролуминосо» («Светлый путь»), созданное в конце 60-х годов среди университетской молодежи Абимаэлем Гусманом. В 80-е -начале 90-х годов «сендеристы» активизировали свою вооруженную террористическую деятельность как в сельских районах с индейским населением, так и в городах. Они устраивали теракты на транспорте, взрывали магазины, банки, офисы, организовывали политические убийства, терроризировали население. Цель «Сендеро луминосо» — уничтожить существующую систему и с помощью народной войны установить коммунистический строй. Эта борьба стоила перуанскому народу почти трех десятков тысяч жизней и большого материального ущерба. Последователи «сендеристов» появились в других странах Латинской Америки. Армия и полиция упорно боролись против террористов. Осенью 1992 г. удалось наконец захватить А. Гусмана и его ближайших соратников. Их судили и приговорили к пожизненному заключению. Деятельность «Сендеро ' луминосо» утихла, но левые экстремисты начали использовать захват заложников. Например, организация «Тупак Амару» несколько месяцев удерживала заложников в здании японского посольства в перуанской столице Лиме.

Актуальной проблемой для Латинской Америки, как и для всего человечества, является защита окружающей среды от загрязнений и токсичных отходов производства. В серьезной защите нуждаются воды рек и озер, почвы и леса, многомиллионные города-гиганты и маленькие поселки вокруг вредных производств. Специальной охраны требуют когда-то непроходимые и труднодоступные леса бассейна реки Амазонки. Решить такие фундаментальные задачи можно лишь объединенными усилиями всех стран Латинской Америки. В 90-е годы »о многих странах региона были приняты национальные программы и созданы специальные органы по охране окружающей среды. Есть и коллективные межнациональные организации, экологической защиты («Амазонский пакт»). Хуже обстоят дела с финансированием. Большие надежды возлагают латиноамериканские страны на помощь ООН и благотворительность развитых стран мира, ведь преодоление экологического кризиса — общее дело всей планеты.

Вопросы и задания

1. В чем вы видите реакционный характер чилийской диктатуры?

2. На каких принципах базировались неолиберальная модель чилийской экономики и метод «шоковой терапии»?

3. Расскажите о содержании экономических реформ 1974—1981 гг.

4. Что представляла собой социальная политика Пиночета?

5. Каковы сильные и слабые стороны чилийского «экономического чуда»?

6. Каких результатов добилось оппозиционное движение Чили в 80-е годы?

7. Расскажите об актуальных проблемах Латинской Америки на пороге XXI в.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.74.77 (0.009 с.)