ТОП 10:

Коммунистическая диктатура и культура



В 18-19 вв. наука и культура России добилась больших успехов, признания в цивилизованном мире. Семь лет войны (1914-1921) изменили культурную среду. Погибли талантливые люди, разграблены храмы, музеи, сожжены библиотеки. Мужчины и женщины ожесточились, огрубели. Произошел, как отмечал П. Сорокин, естественный антиотбор[116]. Укрепление коммунистической диктатуры сопровождалось новыми ударами по культуре. Жизнь показала, что диктатура и культура несовместимы. У россиян отнимались дома, картины, книги, драгоценности, музыкальные инструменты, лубочные картинки. Государство национализировало Московскую художественную галерею имени Павла Михайловича и Сергея Михайловича Третьяковых, художественную галерею С. И. Щукина и другие музеи.

Декрет СНК от 30 марта 1918 г. подтвердил право вдовы Л. Толстого на пенсию в 10 тыс. рублей, назначенную ей в 1910 г., и постановление местных крестьян, что усадьба «Ясная Поляна» находится в пожизненном пользовании Софьи Александровны. Однако уже 10 июля 1921 г. хозяином «Ясной Поляны» стал Наркомпрос (Народный комиссариат просвещения) руководимый Н. Крупской[117]. Родственники великого писателя вынуждены были эмигрировать. Монополия государства распространялась на все, даже на нотные музыкальные магазины. М. Горький не принял коммунистический переворот. Уже в ноябре 1920 г. он напечатал в своей газете следующие строки: «Ленин, Троцкий и сочувствующие им уже отравились гнилым ядом власти, о чем свидетельствует их позорное отношение к свободе слова, личности и ко всей сумме тех прав, за торжество которых боролась демократия. Слепые фанатики и бессовестные авантюристы сломя голову мчатся якобы по пути «социальной революции» — на самом деле это путь к анархии, к гибели пролетариата и революции. На этом пути Ленин и соратники его считают возможным совершать все преступления, вроде бойни под Петербургом, разгрома Москвы, уничтожения свободы слова, бессмысленных арестов — все мерзости, которые делали Плеве и Столыпин. Конечно, Столыпин и Плеве шли против демократии, против всего живого и честного в России, а за Лениным идет довольно значительная — пока — часть рабочих, но я верю, что разум рабочего класса, его сознание своих исторических задач скоро откроют пролетариату глаза на всю несбыточность обещаний Ленина, на всю глубину его безумия и его Нечаевсско–Бакунинский анархизм. Рабочий класс не может не понять, что Ленин на его шкуре, на его крови производит только некий опыт, стремится довести революционное настроение пролетариата до последней крайности и посмотреть — что из этого выйдет?»[118].

С резкой критикой коммунистических экспериментов выступил В. Короленко. В 1920 г., незадолго до смерти, писатель направил ряд писем министру культуры А. Луначарскому. Ответа не последовало. Луначарский не отличался уважением к русской национальной культуре. Он писал: «На Пушкине заметна досадная ограниченность дворянства... Внутри Пушкина сидел дворянин, который отравлял в нем человека». Луначарский подчеркивал лень Гончарова, его рыхлое мировоззрение: «Гончаров сам своих мыслей до конца не додумывал». Особо досталось от коммунистического начальника Островскому: «Не всегда знал, что нужно сказать, но не мог сказать и тогда, когда знал, что сказать»[119]. Главным ведомством так называемого политического просвещения масс руководила Надежда Купская. По указаниям жены вождя из библиотек изымались неугодные коммунистам произведения Аверченко, Вербицкой, Арцибашева, Дюма (отца), Данилевского, Загоскина, Зайцева Бориса, Лескова, Мережковского, Потапенко, Сенкевича, Сологуба, Толстого, Немировича-Данченко, Ницше, Канта, Шопенгауэра, Маха, Спенсера и так далее. Многие талантливые писатели эмигрировали: М. Алданов, К. Бальмонт, И. Бунин, З. Гиппиус, А. Куприн, Д. Мережковский, С. Черный, В. Ходасевич, М. Цветаева, В. Набоков и другие[120]. В октябре 1921 г. М. Горький выехал из России формально для лечения. Изгнанный из России Иван Бунин первым из русских получил Нобелевскую премию.

Трагична судьба писателей, которым не удалось эмигрировать. В 1918 г. в Петрограде ЧК расстреляла поэта Н. Гумилева. Его подозревали в заговоре против советской власти. В 1920 г. ЧК арестовала С. Есенина, но через неделю освободила. В 1921 г. похоронили А. Блока и В. Короленко. Власти не выпустили их на лечение за границу. По мнению публициста В. Солоухина, их отравили[121]. Н. Бухарин и другие партийные функционеры третировали великого русского поэта Сергея Есенина. Обстоятельства его гибели до сих пор окружены тайной.

Огромный урон нанесли большевистские комиссары историческим памятникам. Рушились художественные монументы в Москве и Петрограде. Переехав в Москву, В. Ленин уничтожил памятник Александру Второму в Кремле, царю, освободившему Болгарию от турецкого ига, отменившему крепостное право. Одновременно Ленин уничтожил памятник Александру III около Храма Христа Спасителя. Храм был взорван в 1931 г. В Кремле же уничтожены Чудов и Вознесенский монастыри вместе с могилами наших предков[122]. Вскоре площади городов покрылись многочисленными памятниками В. Ульянову. Православные храмы подвергались осквернению. Особую активность в этом неблаговидном деле проявлял М. Губельман (Ярославский). В строго секретном письме для членов Политбюро от 18 марта 1922 г. В. Ульянов настаивал на массовых расстрелах верующих. А между тем в газетах сообщалось, что никаких репрессий не будет[123].

Двойная мораль В. Ульянова выпирает также из постановления СНК от 26 октября 1920 г. Документ лаконичен: «1. Предложить Наркомвнешторгу организовать сбор антикварных вещей, отобранных Петроградской экспертной комиссией, и установить премию за быстрейшую и выгоднейшую продажу их за границей. 2. Вопрос о количестве и норме пайков для экспертной комиссии передать на разрешение комиссии рабочего снабжения. В случае если не будет достигнуто соглашение с т. Лежавой — внести в СНК. 3. Поручить Наркомвнешторгу специально рассмотреть вопрос о создании аналогичной комиссии в Москве и в случае признания целесообразным организовать ее. Назначить доклад Т. Лежавы в СНК через месяц о том, как идет практически исполнение принятого постановления»[124]. Из Эрмитажа и других музеев уплыли за океан более пяти тысяч бесценных картин Рембрандта, Тициана, Рафаэля, Веласкеса, Дюрера, Босха, Микеланжело. Американец А. Хаммер, как сын коммуниста, пользовался особым покровительством В. Ульянова. Он скупал и вывозил русские ценности вагонами. Под Вашингтоном существует музей, где специально выставлены русские дворцовые ценности. Вырученные деньги ушли на финансирование коммунистического движения в Европе.

В 1918 г. власти закрыли Народный университет А. Шанявского по причине инакомыслия профессоров. Университет работал с 1908 г. и давал всем желающим среднее и высшее образование. В здании университета разместили партийную школу. Коммунисты отменили автономию высшей школы и начали грубо вмешиваться в ее дела. С октября 1918 г. правительство упразднило ученые степени и звания. Ученые остались без средств к существованию. В 1918-1919 г. от голода погибли 7 академиков из 45. Профессура страны отвергла коммунистическую риторику. Вожди большевиков казались гениальными лишь малограмотным людям. Однако против аргументов настоящей науки ленинцы оказались бессильными. Своих оппонентов В. Ульянов победил только с помощью репрессивного аппарата. В 1922 г. СНК выслал за границу более двухсот оппозиционных ученых: Н. Бердяева, Б. Бруцкуса[125], А. Кизиветера, П. Сорокина, С. Франка и других. Был выслан также Ефим Зубашев — первый ректор ТПУ, ученик Д. Менделеева. 21 февраля 1922 г. Ленин писал: «Интеллигенция мнит себя мозгом нации; на деле она не мозг, а говно»[126].

Обстановку голода, страданий миллионов людей В. Ульянов спешил использовать как наиболее благоприятную для войны коммунистов против верующих. Лидеры Кремля уверяли народ, что единственным средством остановить голод является изъятие и продажа церковных ценностей. На деле В. Ленин пытался разрушить церковь в России, заменить христианство коммунистической идеологией. В. Ленин отверг предложение Ватикана, сделанное 14 мая 1922 г. о выкупе всех православных и католических богослужебных предметов, предназначенных к конфискации, за любую сумму[127]. В течение 1922 г. в столкновениях из-за церковных ценностей погибло или было казнено 8 тыс. человек. Коммунисты изъяли ценностей на сумму от 4 до 10 миллионов долларов[128]. Драгоценные камни, золото, серебро российских храмов щедро использовались Коммунистическим интернационалом для финансирования марионеточных компартий Европы и Азии.

Независимые газеты и журналы России были ликвидированы в августе 1918 г. С учреждением в 1922 г. цензурного комитета (Главлита), партия получила полный контроль над печатным словом, а также и над театром, кинематографом и всеми видами зрелищных мероприятий. 2 декабря 1922 г. СНК установил для россиян новые праздники: 1 января – Новый год, 22 января – День 9 января, 12 марта – Низвержение самодержавия, 18 марта – День Парижской коммуны, 1 мая – День Интернационала, 7 ноября – День Пролетарской революции[129]. Новая власть, несмотря на революционную риторику, оказалась более деспотической, чем старая. Власть по-прежнему не зависела от народа.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.005 с.)