ТОП 10:

Внутренние реформы и оппозиция



Главной заботой Петра было создание новой армии. Старая армия (стрельцы и дворянское ополчение) не отвечала требованиям новой эпохи и имела следующие недостатки: неудовлетворительная боевая подготовка; плохая дисциплина; разнородное вооружение; медленная мобилизация; сильная в оборонительной войне, но мало пригодная для наступательной. Петр решил создать регулярную армию по западному образцу. Еще до Петра I предпринимались отдельные попытки создания войск «иноземного строя». Царь стал формировать армию путем рекрутских наборов: с определенного количества крестьянского населения брался один рекрут, который был обязан нести службу пока позволяло здоровье. Позже срок службы ограничили 25 годами. Офицерский состав комплектовался из дворян. Содержание армии государство полностью взяло на себя. Таким образом, русская армия стала профессиональной: военная служба теперь стала единственным занятием для солдат и офицеров. В начале 1700 г. Петр повелел всех вольноотпущенников, годных для службы, записывать в солдаты. Холопы могли вступать на военную службу без позволения господ. В 1711 г., начав войну с Турцией, Петр потребовал у господ третьего из их дворовых людей в солдаты. Один рекрутский набор давал 30 тыс. воинов. С 1705 по 1725 гг. было взято 400 тыс. рекрутов при наличии в стране 5-6 млн. душ мужского пола. Солдатский мундир одел каждый десятый крестьянин. Тяжелые бытовые условия подталкивали рекрутов к побегам. При Петре I десятая часть набранного войска всегда находилась в бегах. В 1718 г. числилось по прежним наборам 45 тыс. «недоимочных» рекрутов и 20 тыс. в бегах.

Война требует войска – это породило первую заботу правительства: об армии; ее надо создать, одеть и прокормить, пополнить ее постоянную убыль; надо обзавестись артиллерией, военным снаряжением (порохом, бомбами), возвести крепости, провести дороги – т.е. реформа военная. Содержание войска требует денег; их надо найти, и притом сейчас, не медля; займов делать не у кого, приходится еще самим денежно помогать союзникам; денег можно достать только в самом государстве, у населения, облагая его налогами, податями, экстренными сборами, продажей монополий – т.е. реформа финансовая. До Петра был подворный налог. Царь ввел подушную подать, т.е. налог с каждой души. Подушная подать была очень тяжелой, ибо ребенок не работник. По расчетам Петра одного пешего солдата должны содержать 35,5 душ крестьян, а конного — 50,25 душ. Драгунский[11] полк должны были содержать 60 тыс. крестьянских душ, а пехотный полк — 21 тыс. душ. Со 100 тыс. помещичьих крестьян надлежало поставить один корабль. Азовский флот стоил около 1/3 доходной части бюджета. В Казанской губернии один пехотный полк не досчитался половины назначенных на его содержание плательщиков. В результате фискальной политики государственные доходы росли: 1701 г. – 1,5 млн. руб., 1710 г. – 3 млн., 1723 г. – 8 млн., 1725 г. – 10 млн. руб. До 80 % государственных доходов шло на военные нужды. За годы правления Петра сухопутная армия выросла с 52 тыс. до 220 тыс. (это без казаков), т.е. в 4 раза.

Преобразования в области промышленности. Будучи в Европе, а может быть и раньше, Петр осознал необходимость развития промышленности, в первую очередь для вооружения и снабжения армии и флота. Вернувшись из-за границы, он немедленно начал действовать. Характерной особенностью России стала решающая роль государства. Мануфактуры, казенные и частные, имелись в стране и до Петра, но его вмешательство резко ускорило процесс их создания. За первые пять лет было построено 11 металлургических заводов, обеспечивших потребности в железе, а постройка и расширение существовавших оружейных заводов к 1712 г. обеспечили армию оружием. Были построены и расширены текстильные, полотняные, канатные, кожевенные, бумажные, суконные, пуговичные, шляпные, стекольные и другие мануфактуры, заведены овчарные и конские заводы и т.п. К концу царствования Петра в России было около 200 мануфактур (из них половина частных), т.е. раз в десять больше, чем до него. Именно при нем возник промышленный район на Урале. Однако император так и не добился, чтобы на мундиры хватало отечественного сукна. Петр умер, а сукно продолжали покупать за рубежом.

Петр направлял развитие промышленности по тому же пути, по которому она развивалась и до него, т.е. по пути сохранения и расширения крепостнической мануфактуры. Поскольку его социальная политика преследовала цель закрепостить ранее свободные группы населения («гулящих людей», «разных чинов людей» и других), и это сузило резерв наемного труда, он вынужден был разрешить покупку крестьян для работы на мануфактурах, что привело к образованию новой группы крепостных крестьян, получивших название «посессионных». Посессионное право (от латинского possessio – владение). Передача государством в условное владение частным лицам (обычно купцам) для работы на их промышленных предприятиях государственных крестьян. Посессионые крестьяне, в России 18- первой половине 19 вв. категория крестьян, принадлежавших частным предприятиям, которые они обслуживали или работали на них. Категория образована указами 1721 о покупке людей к заводам и 1736 о прикреплении мастеровых. Освобождены крестьянской реформой в 1861 г. Указом 1722 г. Петр запретил отдавать с фабрик рабочих, даже если это были беглые крепостные. Виновных в чем-либо женщин Петр I приказал отсылать на заводы и фабрики для исправления.

Кроме того, крепостной характер мануфактурного производства сочетался с государственным регулированием всего процесса развития промышленности, начиная от размещения предприятий до определения номенклатуры изделий.

Преобразования в области торговли. Как и в промышленности, главное внимание было уделено Петром развитию государственной торговли: были введены государственные монополии на продажу соли и табака, на продажу на внешнем рынке кож, пеньки, льна хлеба, поташа, икры и многих других товаров. Часть товаров купцы были обязаны продавать государству. Были сохранены внутренние таможни. Купцы, правда, были выведены из-под власти воевод: были учреждены органы их самоуправления и суда — магистраты, подчиненные главному магистру, но члены его назначались царем, и это был один из государственных органов центрального управления.

Купцов и ремесленников принуждали нести службу по сбору налогов, образовывать торговые и промышленные компании, их насильственно переселяли из одних городов в другие, указывали, в какие порты, какие товары им везти для продажи, по каким ценам продавать государству. Ремесленное производство в городах было стеснено введением цехов. В 1721 г. в регламенте Главного магистрата отмечалось, что «купецкие и ремесленные тяглые люди во всех городах едва не все разорены». Как считают современные исследователи, результатом преобразований в области торговли были «обеднение и упадок некогда богатейших купеческих фирм, разорение городов, бегство их жителей».

Преобразования в области податного обложения. Война требовала денег, и почти весь период, пока она продолжалась, Петр нашел способы увеличить поступления в казну.

Выпуск низкопробной монеты (перечеканка из монеты полноценной с сохранением прежней ее номинальной стоимости). Казна, конечно, выигрывала, зато сама ценность денег падала, а с их падение поднимались цены на товары, т.е. жизнь вообще становилась дороже. Налоги разного рода, главным образом, промысловый: на мельницы, рыбные ловли, постоялые дворы, торговые бани; также на право носить бороду, выделывать дубовые гробы. Некоторые из этих налогов были очень высоки. Право носить бороду обходилось простым людям в 30 тогдашних рублей, служилым и посадским – в 60, а купечеству – в 100 руб. с человека. Монополии на табак, на соль, сало, деготь, лен, пеньку, рыбий жир, смолу, поташ. Пошлины на гербовую («орленую» бумагу. Подушная подать. Она принесла государству всего более доходу (в 1724 г. более половины государственного бюджета), зато и легла на население всего тяжелее. С земледельческих крестьян она бралась в размере 74 коп. с души; крестьяне же черносошные и дворцовые платили 40 коп., посадский человек вносил 1 руб. 20 коп., раскольники платили вдвое. Петр стал чеканить медные деньги вместо серебряных; вводить новые налоги; снова произвел подворную перепись (в 1710 г.), которая показала уменьшение числа податных дворов; попытался расширить состав податного населения за счет «разных чинов людей»; начал проводить новую подворную перепись (в 1715 г.), но она также показала уменьшение числа дворов; наконец, после обсуждения ряда проектов Петр указал провести подушную перепись всего мужского населения и ввести подушную подать, которая заменила большую часть налогов.

При проведении подушной переписи и ее первой ревизии многочисленные группы крепостных, лично свободных и даже подданные помещики-однодворцы, не имевшие крепостных, были включены либо в состав крепостных, либо в новое сословие государственных крестьян. Расширение состава крепостного и вообще податного населения значительно увеличило численность плательщиков подушной подати. Величина ее была определена путем деления суммы, необходимой для содержания армии и флота, и других расходов на число плательщиков.

За время царствования Петра (точнее, за 1680-1724 гг.) сумма налогов выросла в 2,7 раза, при этом сумма прямых налогов — в 3,7 раза. Подушная подать в 1727 г. оказалась больше, чем подворная в 1724 г., на треть, а вместе с экстраординарными налогами — на 64,3 %. С введением подушной подати налоги на душу населения возросли в среднем в 3 раза.

 

Преобразования в области государственного управления.

Вначале они вызывались необходимостью упорядочить и усовершенствовать аппарат взимания налогов, затем добавилась и вторая причина — обеспечение выполнения подданными своих обязанностей, как их понимал Петр. Историки высказывают предположение, что на его понимание сущности государства оказывали влияние западноевропейские мыслители, а также традиционное отношение царей к стране как к своей вотчине. Петр из 36 лет царствования 28 лет воевал, это обстоятельство определило сроки, методы, формы преобразований. Сочетая европейскую мысль с российской традицией, Петр создавал «регулярное государство», т.е. такое государство, где каждый подданный выполняет отведенную ему функцию на основе четко обозначенной системы правил. Образцом общественного устройства стала армия, принципы воинского устава были распространены на гражданскую сферу. Война влияла на формирование политической культуры того времени. Насилие и внеэкономическое принуждение, и без того укоренившееся в России в предшествующие эпохи, стали универсальными методами управления.

Петр преобразовал, а точнее, создал заново, весь государственный аппарат, использовав в качестве образца шведские учреждения, но приспособив их к особенностям России. В основе лежала мысль, что каждое из четырех главных сословий должно выполнять свои обязанности: крестьяне – возделывать землю, торговцы и ремесленники – производить товары и торговать, духовенство – наставлять население хранить верность монарху, дворяне – нести военную и гражданскую службу. Дворяне были обязаны, все без исключения, проходить военную службу и затем уже посылались на гражданскую.

Создание новых властных структур началось с изменения теоретических основ власти и образа монарха. Традиционная богоданность царской власти была дополнена рационалистическим объяснением причин безусловности подчинения: народ в целях самосохранения передавал свои права монарху в обмен на защиту от внешних и внутренних врагов. С данной идеей тесно сплеталась и другая – об эффективности насильственных методов управления. Она не нова для России, но впервые столь последовательно и рационально была реализована. В то же время происходит слияние представлений о государственности, Отечестве и личности самодержца в единое целое. Царь и Отечество становятся понятиями-синонимами, а служение царю – то же, что и Отечеству. Форме правления, утвердившейся в России, Петр I дал следующее определение: «Его величество есть самодержавный монарх, который никому на свете о своих делах ответа дать не должен, но силу и власть имеет свои государства и земли – яко христианский государь по своей воле и богонамерению управлять». По сути, это означало установление в стране абсолютизма, т.е. такой формы политического правления, когда власть монарха приобретает неограниченный (абсолютный) характер и имеет известную самостоятельность по отношению к господствующему классу. Обязательным признаком абсолютизма, отличающим его от предыдущих форм правления, является наличие регулярной армии, бюрократии, организованной финансовой системы. В годы своего правления Петр решительно перестроил все государственное здание и управление страной приняло новый вид.

С первых лет Северной войны частые отлучки Петра из столицы обусловили появление Ближней канцелярии Боярской думы. Отправляясь в Прутский поход (1711 г.), Петр превратил эту канцелярию в Сенат, придав ему характер высшего административного и судебного органа. Сенат учреждался только на время отсутствия царя, но в действительности стал учреждением постоянным. Сенату предписывалось: судить и наказывать неправедных судей; контролировать расходы государства; собирать деньги (деньги – артерия войны). Члены Сената назначались царем. В Сенат Петр определил всего 9 человек. Сенатор в любое время мог лишиться своего высокого звания. Сенатор князь М. Долгорукий не умел писать.

Фискалы. Медленность в отправлении служебных обязанностей, а главное, нарушение своего служебного долга (казнокрадство, неправосудие) навели Петра на мысль бороться с этим злом не только явным путем, но и тайным. При Сенате была учреждена должность обер-фискала (1711 г.), в помощь ему были назначены фискалы в коллегиях и по городам (1718), в целях надзора за управлением. Указ 5 марта 1711 г. так определял обязанности обер-фискала: «должен он над всеми делами тайно надсматривать и проповедывать про неправый суд, також в сборе казны и прочего, и кто неправду учинит, то должен фискал позвать его пред сенат (какой высокой степени ни есть) и тамо его уличачть». По закону, фискал за свои действия не подлежал никакой ответственности: никто не мог жаловаться на него, даже в случае явной его ошибки или доноса. Петр руководствовался при этом самым прекрасным побуждением: создать фискалу уверенность, что он может без боязни раскрывать правду и изобличать зло; но царь упустил из виду одно – фискалы набирались из того же самого общества, пороки которого они должны были обличать. Насколько мало оправдали они оказанное им доверие, можно судить по тому, что сам обер-фискал Нестеров был казнен за злоупотребления. Неудивительно, если новая должность встретила всеобщее неудовольствие, и само слово «фискал» получило значение доносчика, презренного человека. Фискалы не получали жалования и пользовались только половиной того штрафа, который взимался с виновного. Через три года царь вынужден был обнародовать новый указ. За неправедный донос фискалу присуждалось такое же наказание, которое понес бы обвиняемый, если бы вина его была доказана.

Генерал-прокурор. Гораздо удачнее оказалась другая мера: создание должности генерал-прокурора (1722). В то время как обер-фискал по своему положению оставался в сущности простым зрителем и сам ни предупредить, ни остановить нарушение закона не мог, – генерал-прокурору, наоборот, предоставлена была активная роль: он стоял во главе сенатской канцелярии; через его руки проходили все бумаги, входящие и выходящие; он созывал Сенат на заседания, следил за внешним их порядком, руководил деятельностью сенаторов и контролировал ее, направляя ее в духе предначертаний государя. Ни в чем не зависимый от Сената, генерал-прокурор являлся посредником между ним и государем, настоящим «оком государевым и стряпчим о делах государственных», как определил его Петр в своем указе. В его распоряжении находился целый штат помощников: обер-прокурор – ближайший сотрудник; прокуроры – при коллегиях и в надворных судах.

Коллегии. Передача значительного числа дел из ведения приказов, центральных органов управления, в губернии, органы областные, неизбежно повела к захирению приказов; многие из них совершенно перестали существовать. Но такой порядок создал новые неудобства: дела, которые нельзя было разрешить на месте, стали теперь стекаться в сенате: последний оказался завален ими. Необходимо было снова найти связующее звено между областью и центром (губерней и сенатом) – это было достигнуто созданием коллегий (1718). От прежних приказов коллегии отличались большей определенностью и большей однородностью подведомственных им дел: каждая коллегия ведала какой-нибудь одной, особой отраслью общегосударственного значения; поэтому и число их было значительно меньше числа приказов. Коллегии были следующие: 1) Чужестранных дел (заменила прежний посольский приказ); 2) Военная; 3) Адмиралтейская (морское ведомство); 4) Юстиц-Коллегия; 5) Камер-Коллегия (ведала доходами государственными) 6) Штатс-Контора (расходы); 7) Берг-Коллегия (горнозаводское дело); 8) Мануфактур-Коллегия (фабричная промышленность); 9) Коммерц-Коллегия (торговля); 10) Вотчинная (бывший Поместный приказ); 11) Ревизион-Коллегия (финансовый контроль). Впрочем, последняя коллегия вскоре была слита с Сенатом. В состав каждой коллегии входили 1 президент, 1 вицепрезидент, 4 советника, 5 асессоров, 2 секретаря. Дела решались большинством голосов. Коллегии были устроены по шведскому образцу. Лейбниц, с которым Петр тоже советовался, прежде чем завести их, сравнил коллегии с часовым механизмом, где все колесики работают совместно и согласовано, помогая одно другому. Однако обращаться как следует с механизмом коллегий для русских людей было делом еще новым, и без участия иностранцев, опытных в этом деле, обойтись было невозможно. Все же, привлекая чужие силы, Петр передал им одну только технику дела, само же руководство сохранил за русскими: президентами везде были назначены природные русские, зато вице-президентами – дельцы-иностранцы. Кораблем управляет всегда капитан; он указывает, куда идти, но дело лоцмана изыскать пути и способ достичь поставленной цели. Характерно, что в коллегии Чужестнанных дел – в ведомстве, где ложное понимание интересов государственных особенно могло сказаться печальными последствиями, даже вице-президентом был русский (Шафиров).

Губернии. Война с ее небывалым напряжением и неотложными нуждами вскрыла недостатки областного управления. Петр нашел выход в создании губерний. В 1708 г. Россия была разделена на 8 губерний: Ингнрманладскую (позже Петербургскую), Смоленскую, Московскую, Архангельскую, Казанскую, Сибирскую, Киевскую и Азовскую (в 1711 г. из Азовской выделена девятая губерния, Воронежская). Во главе их поставлены губернаторы, сосредоточившие в своих руках все управление губернией, суд, военное дело (поставку рекрутов), финансы (сбор податей) и руководствовавшиеся в своих действиях наказами, общими для всех. Значительная часть дел московских приказов перешла к губернаторам, что ускорило ведение дел. Размеры губерний оказались слишком велики, апотому число их было увеличено (Нижнегородская, Астраханская, Ревельская, Рижская; в последнюю вошла прежняя Смоленская); сами губернии поделены на провинции, а провинции – на уезды (1719 г.). Но самое главное в реформе – попытка отделить суд и финансы от управления. Сбор подушной подати был возложен на выборных земских комиссаров, а судебные дела переданы вновь образованным надворным (один на губернию) и нижним судам. Но во всем этом было мало системы и последовательности. Вообще Петру удалось лишь наметить механизм областного управления; дать ему стройное целое выпало на долю императрицы Екатерины Великой.

По регламенту 1721 г. , города в России были разделены по количеству населения на 5 разрядов, население городов – на три класса: первой гильдии (банкиры, крупные торговцы, доктора, шкиперы), второй гильдии (мелкие торговцы, харчевники, ремесленники) и на так называемых подлых (т. е. низших людей. В городах учреждались магистраты с выборными бургомистрами, в Петербурге – Главный магистрат. Магистрат ведал судом, гражданскими и уголовными делами, городской полицией, городским хозяйством, принимал на себя заботу о развитии «купечества и мануфактуры» (фабрики, заводы, разного рода ремесла). Развитие промышленности и торговли – главная задача, возложенная на магистрат. Последний есть орудие, орган правительства; выборные члены магистрата – его чиновники. Мы видим, что и в реформе городской красной нитью проходит та же мысль, какая легла в основу реформ дворянства и крестьянского класса – служение государству.

В 1720 г. был принят Генеральный регламент, определивший принципы организации государственного аппарата. В основе лежало учение о бюрократическом управлении – камерализме, получившем широкое распространение в Европе и хорошо зарекомендовавшем себя в Швеции, откуда и было заимствовано. Генеральный регламент установил строгую подчиненность нижестоящих учреждений вышестоящим, определил штаты, обязанности служащих. Все инстанции общались между собой письменно, документ был поставлен над человеком.

Венцом формализации жизни страны стала Табель о рангах, принятая в 1722 г. Согласно ей военные, гражданские и придворные звания были разбиты на 14 рангов, по которым проходила служба любого дворянина или чиновника. По чинам, к примеру, давали лошадей на почтовых станциях. По чинам же в XVIII в. слуги носили блюда на званых обедах. Чины и должности, которые существовали в допетровской России (боярин, стольник и другие) не отменялись, но эти чины перестали жаловать. Первые пять классов табели составляли гениралитет, VI-VIII классы – штаб-офицерские чины, IX-XIV – оберофицеские. Смелые и инициативные люди могли достичь высоких должностей. Если военный, даже бывший холоп, дослуживался до майора (VIII кл.), то он получал дворянское звание. Страна постоянно воевала. Петр вынужден был ради укрепления армии допустить пополнение дворянства из так называемого «подлого сословия». Правда между старыми и новыми дворянами оставалась разница. Получившие дворянство по наследству назывались «столбовыми», а дослужившиеся – «личными». Табель о рангах отвечала интересам дворянства, но в то же время открывала перспективу приобщения к власти представителям других сословий. Произошло слияние дворянства и чиновничества в высшую касту, и началась всеобщая бюрократизация России. При Петре возникла система орденов. Вместо награды-вещи появилась награда-знак. Орден святого Андрея Первозванного – мужской орден, орден святой Екатерины – женский.

Таким образом, созданное Петром государство было не только бюрократическим, но и полицейским. Его учреждения существовали долго: губернское деление — до 1924-1929 гг, Синод — до 1918 г., Сенат и Табель о рангах — до 1917 г., подушная подать — до 1887 г., коллегии — до 1802 г.

Преобразования социального строя.

Петр не только оставил в неприкосновенности социальный строй, но существенно укрепил его. Основные классы общества были консолидированы путем слияния отдельных мелких сословных групп, переход из одной группы в другую был стеснен подушным учетом и жесткими правилами.

Крестьянство было разделено на две группы: крепостных и государственных. К крепостным были причислены холопы; крепостное право было ужесточено, крепостные фактически превратились в рабов.

Не одни владельческие крестьяне составляли крестьянское сословие. Кроме них в качестве податного класса граждан при Петре существовали: 1) крестьяне черные или черносошные, жившие на государственных черных землях и остававшиеся при Петре в том же свободном состоянии, в каком были раньше; 2) крестьяне монастырские, при Петре изъятые из управления монастырей и переданные в казенное управление, а потом в ведение Синода (впоследствии они получили название экономических, потому что были переданы в коллегию экономии); 3) крестьяне дворцовые, обязанные различными повинностями ведомству двора государева; 4) крестьяне, приписанные к фабрикам и заводам, этот разряд крестьян создан был указом Петра в 1721 г., владельцам фабрик (и дворянам, и не дворянам) разрешалось покупать деревни к фабрикам; 5) однодворцы – класс измельчавших служащих землевладельцев, когда-то поселенных по южным, преимущественно границам Московского государства для их защиты. При Петре они были записаны в ревизские «сказки», платили подушные подати, но сохранили право личного землевладения и владения крестьянами.

Посадские люди были разделены на купцов и ремесленников. Купцы были распределены по гильдиям, ремесленники объединены в цехи, хотя в Западной Европе они уже исчезли. Дарованное купцам и ремесленникам самоуправление путем учреждения Главного и городовых магистратов имело целью подчинение их государственному аппарату: магистраты, по сути, стали государственными учреждениями. Петр запретил мужчинам носить ножи.

Дворянство претерпело, пожалуй больше всего изменений: все мелкие и крупные группы служилых людей «по отечеству» (бояре, окольничие, думные дворяне, думные дьяки, стольники, стряпчие, жильцы, дворяне московские, дворяне «выборные», дворяне и «дети боярские» городовые) были объединены в «шляхетство» (название не привелось, употребительным стало «дворянство»); поместья были уравнены с вотчинами; как и раньше, дворяне обязаны были смолоду поступать на военную службу, но теперь они должны были служить пожизненно, а не только во время войн; они обязаны были бриться, носить платье иноземного покроя (мундир), учиться и служить ревностно, беря пример с царя и живя под страхом сурового наказания. Зато в награду они получали земли с крестьянами, новые титулы (баронов, графов), ордена и медали, власть как офицеры и государственные чиновники. Продвижение их по службе было регламентировано Табелью о рангах.

Дворянство пополнялось наиболее преданными слугами самодержавия из купцов, государственных крестьян и солдат, которые, выслужив соответствующий чин (ранг), получали сначала личное, а затем потомственное дворянство. Поскольку именно в руках дворянства было основное средство производства — земля, крепостные крестьяне, государственный аппарат и армия, оно являлось господствующим классом; обязанность служить пожизненно была отменена Екатериной II.

Петр на вотчины смотрел как на поместья. Прежде всего, для государственной пользы не разрешалось дробить поместья при передаче их в потомство (по наследству). Теперь Петр в тех же видах распространил это правило и на вотчины. Указом 1714 г. он запретил дворянам дробить земельные владения при завещании сыновьям. «Кто имеет несколько сыновей, может отдать недвижимое одному из них, кому хочет», – говорит указ. Лишь тогда, когда не было завещания, наследовал старший сын. Этот закон, соблюдавшийся дворянством относительно поместий, вызвал сильное противодействие, когда был перенесен на вотчины. Начались злоупотребления, обход закона, «ненависти и ссоры» в дворянских семьях, – и в 1731 г. императрица Анна отменила закон Петра и вместе уничтожила всякое различие вотчин и поместий. До 15 лет дворяне жили на положении недорослей, с обязательством пройти (начиная с 10 лет) подготовительную школу ( чтение и письмо; цифирь, т.е. первые правила арифметики, начала геометрии); велись списки недорослей и время от времени устраивались проверки и смотры. К 15 годам недоросль обязан был закончить обучение и явиться на действительную службу; недоучка лишался права вступать в брак. Все начинали службу с рядового солдата, никому не делали исключений: например, в драгунском полку князя Меншикова было 300 солдат – все из княжеских фамилий.

В 1714 г. Петр I издал указ об обязательном обучении дворян в целях подготовки к военной службе. В регулярной армии Петра дворянство сохраняло значение обученного офицерского запаса. Дворянин обязан был служить бессрочно Петр запретил дуэли. Если дворяне обнажат шпаги, то дуэлянтов полагалось казнить смертью и конфисковать имущество. Если биться начнут и будут убиты и ранены, то будут повешаны как живые так и мертвые. Однако позднее дуэлянтов разжаловали в солдаты с правом выслуги. Перевод на Кавказ давал возможность быстрого получения снова офицерского звания.

Церковные реформы Петра I

Весьма своеобразно складывались отношения Петра с церковью. Некоторые поступки царя заставляли людей сомневаться в истинности его веры. Например, шутовская свадьба князя-папы старика Бутурлина со старухой. Венчание состоялось в Троицком соборе Кремля и входило в программу торжеств по случаю Ништадского мира. Безусловно, Петр был верующим человеком, но специально богословскими вопросами он не занимался, ему были свойственны некоторый рационализм, терпимость и даже либерализм в делах религиозных. Особенно ненавидел он ханжество, был противником средневековых воззрений, составлявших основу народной христианской культуры, резко порицал монашество, считая монахов тунеядцами. «Большая часть монахов тунеядцы суть… большая часть бегут от податей и от ленности, дабы даром хлеб есть», – писал Петр в одном из указов.

Важную роль в утверждении абсолютизма играла церковная реформа Петра. Во второй половине XVII в. позиции Русской православной церкви были весьма прочными, она сохраняла административную, финансовую и судебную автономию по отношению к царской власти. Последние патриархи Иоаким и Адриан (умер в 1700 г.) проводили политику, направленную на укрепление этих позиций. Церковная политика Петра, как и его политика в других сферах государственной жизни, была направлена прежде всего на как можно более эффективное использование церкви для нужд государства, а если конкретнее – на выжимание из церкви денег на государственные программы, прежде всего на строительство флота.

Поворот к новой политике произошел после смерти патриарха Адриана. Петр распоряжается провести ревизию для переписи имущества Патриаршего дома. Воспользовавшись информацией о выявленных злоупотреблениях, Петр отменяет выборы нового патриарха, поручая в то же самое время митрополиту Рязанскому Стефану Яворскому пост «местоблюстителя патриаршего престола». Яворский не пользовался доверием в церковном мире. Через месяц царь восстановил прежний монастырский приказ и во главе его поставил светское лицо – боярина Мусина Пушкина. Все церковное имущество передано новому приказу. Духовенству были определены скромные денежные оклады. Петр смотрел на монахов как на бездельников и теснил их как только мог. Пострижение дозволялось: мужчинам – не раньше 30 лет, а женщинам – не раньше 40. В 1701 г. царский указ ограничивает число монахов: за разрешением на постриг теперь нужно обращаться в Монастырский приказ. Впоследствии у царя появилась идея использовать монастыри как приюты отставных солдат и нищих. В указе 1724 г. количество монахов в монастыре ставится в прямую зависимость от числа людей, за которыми они ухаживают.

Вскоре Яворского заслонил новый любимец царя Феофан Прокопович. Он стал псковским архиепископом и по поручению царя в 1721 г. изготовил Духовный регламент, который предусматривал уничтожение института патриаршества, и образование нового органа – Духовной коллегии, которая вскоре была переименована в «Святейший правительственный Синод», официально уравненный в правах с Сенатом. Синод состоял из небольшого числа лиц разного состава, назначаемых и сменяемых мирской властью по своему усмотрению. Президентом стал Степан Яворский, вице-президентами – Феодосий Яновский и Феофан Прокопович. Создание Синода явилось началом абсолютистского периода русской истории, так теперь вся власть, в том числе и церковная, была сосредоточена в руках Петра. Современник сообщает, что когда русские церковные деятели пытались –протестовать, Петр указал им на Духовный регламент и заявил: «Вот мам духовный патриарх, а если он вам не нравится, то вот вам (бросив на стол кинжал) булатный патриарх».

Принятие духовного регламента фактически превратило русских священнослужителей в государственных чиновников, тем более что для надзора за Синодом было поставлено светское лицо – обер-прокурор. Реформа церкви осуществлялась параллельно с податной реформой, проводились учет и классификация священников, а низшие их слои были переведены в подушный оклад. Бурную реакцию среди священников вызвало постановление Синода от 17 мая 1722 г., в котором священнослужителям вменялось в обязанность нарушать тайну исповеди, если у них была возможность сообщить какие-либо важные для государства сведения. В результате церковной реформы церковь потеряла огромную часть своего влияния и превратилась в часть государственного аппарата, строго контролируемую светской властью. Тем самым Петр перешел от старой модели оцерковленного государства к модели огосударственной церкви. Петр ущемил и экономические права церкви, ограничив ее право распоряжаться огромными земельными богатствами, значительная часть доходов монастырских земель поступала теперь в государственную казну. Церкви пришлось смириться с навязанной ей ролью, стать послушным орудием в руках самодержавной власти, быть осведомителем и надзирателем над народом, что не прибавило ей популярности.

Непринятие петровских реформ выразилось в массовом осуждении поведения царя, которого называли царем-антихристом. И он своим зачастую «непотребным» поведением давал для этого повод. Так, любимым занятием Петра было спаивание своих приближенных. Забавлялся царь и тем, что заставлял какого-нибудь тучного сановника пролезать сквозь выбитое сиденье стула, «помогая» ему при этом ударом сапога. Зимой мог посадить без штанов на лед и держать до примерзания попавшего под руку вельможу, а затем лично отдирать несчастного. Не говоря о таких «пустяках», как вырывание зубов в ходе овладения стоматологической наукой. Это все выглядело шалостью по сравнению с его личным участием в пытках своих врагов и массовых казнях.

Завоевание балтийского побережья не разрешало проблемы торговли с Западом. Путь из внутренних губерний к портам Санкт-Петербурга, Риги и Ревеля был длинным и изматывающим. Плавание по Онежскому озеру было рискованным из-за противных ветров и течений, таких же опасных, как в открытом море. Следовательно, нужно было строить каналы. Петр начал строительство трех больших водных систем, которые должны были соединить Москву и внутренние губернии с Петербургом: Вышневолоцкий, Мариинский и Тихвинский. Выполнение его строительных планов потребовало ста лет. В то же время для улучшения сухопутных перевозок предпринималось слишком мало усилий. Строительство первой шоссейной дороги между Москвой и Петербургом началось в 1817 г., а завершилось в 1834 г. К 1870 г. в России было построено 10 тыс. км. шоссейных дорог; во Франции – 260 тыс. км.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.021 с.)