ТОП 10:

Внутренняя и внешняя политика межвоенной Болгарии.



В сформированном после переворота 9 июня 1923 г. кабинете, который возглавил лидер Народного сговора А. Цанков, ключевые посты министров вооруженных сил, внутренних и иностранных дел заняли деятели Военного союза. При этом в него вошли представители практически всех партий Болгарии, кроме БЗНС и БКП (т. с). Формально являясь кабинетом широкой коалиции, правительство А. Цанкова фактически было достаточно монолитным, поскольку 6 из 9 его членов, включая самого премьер-министра, состояли в Великой ложе масонов Болгарии.

Для укрепления своего положения кабинет использовал ставшие традиционными для Болгарии методы. Прежде всего он провел «чистку» в органах местной администрации. Должности окружных управителей и околийских начальников заняли главным образом преданные Военному союзу офицеры запаса. Органы местного самоуправления (общинные советы) правительство А. Цанкова заменило назначавшимися комиссиями из трех человек. Аналогичную меру в свое время применял и кабинет А. Стамболийского.

Учитывая кризис партийной системы многополярного плюрализма, а также сложившееся к ней негативное отношение в обществе, лидеры Военного союза и Народного сговора попытались объединить распыленные политические силы, создав одну сильную партию власти. В августе 1923 г. представители Народного сговора, Объединенной народно-прогрессивной, Демократической и Радикально-демократической партий подписали протокол об образовании новой политической организации — Демократического сговора. Из партий правительственной коалиции вне Сговора остались БРСДП (о) и Национал-либеральная партия (вскоре НЛП оказалась и за рамками правительственной коалиции).

Кроме того, кабинет А. Цанкова предпринял шаги по вытеснению из политической жизни страны БЗНС и БКП (т. с). При этом он широко использовал репрессивные меры, особенно после так называемого Сентябрьского восстания.

Сентябрьское восстание 1923 г.

Полагая, что государственный переворот создал кризис власти, ЦК БКП (т. с.) в начале августа 1923 г. утвердил курс на вооруженное восстание с целью установления власти рабоче-крестьянского правительства.

Полиция, для которой эти планы не были секретом, в качестве превентивной меры 12 сентября 1923 г. арестовала около 2 тыс. коммунистов. Это вызвало спонтанные действия партийного комитета с. Мыглиж Старозагорского округа, попытавшегося взять власть в свои руки. Другие организации БКП (т. с.) дожидались решения Центрального Комитета. Мнения членов последнего разделились: одни (В. Коларов, выступавший в качестве представителя Коминтерна, и Г. Димитров) настаивали на незамедлительном начале вооруженной борьбы против правительства А. Цанкова, другие (Т. Луканов) выступали за подготовку к предстоявшим парламентским выборам. Не дожидаясь утверждения Центральным Комитетом даты восстания, за которое высказалось большинство, В. Коларов разослал специальные инструкции партийным организациям, призвав их выступить 22 сентября. Между тем в ночь с 19 на 20 сентября партийный комитет Старозагорского округа поднял на борьбу коммунистов всех его четырех околий. Но они не смогли продержаться даже до 22 сентября, когда развернулись активные действия в других округах.

Восстание охватило главным образом села Северо-Западной Болгарии (Врачанского и Видинского округов). 27 сентября 1923 г. решение об оказании помощи повстанцам приняло Политбюро ЦК РКП (б). Это произошло в тот момент, когда правительственные войска вошли в г. Фердинанд (Михайловград), где находился Главный революционный комитет в составе В. Коларова, Г. Димитрова и Г. Генова. К 29 сентября практически не осталось ни одного очага сопротивления. Многие участники восстания, включая его руководителей, спаслись, перейдя болгаро-сербскую границу, чему власти Королевства СХС препятствий не чинили. Число погибших составило, по данным компартии, около 5 тыс. чел. На основании принятого в начале 1924 г. Закона о защите государства БКП (т. с.) и другие учрежденные ею организации были запрещены.

Борьба БКП (т. с.) против правительства А. Цанкова. 1923—1925 гг.

Снять в стране напряженность призваны были проведенные 18 ноября 1923 г. парламентские выборы. Победу на них одержала коалиция Демократического сговора и БРСДП (о). Она получила в Народном собрании 200 мест, тогда как Национал-либеральная партия — 8, БКП (т. с.) и БЗНС — соответственно 8 и 29.

Возврат к конституционным формам правления, тем не менее, не был способен обеспечить нормализацию внутриполитической обстановки. Одним из основных дестабилизирующих факторов оставалась направленная на организацию нового вооруженного восстания деятельность БКП (т. с), которая проводилась под руководством и при поддержке Исполнительного комитета Коминтерна (ИККИ).

Оптимистические прогнозы руководства болгарских коммунистов и ИККИ по поводу перспектив взятия власти базировались на фактах политической жизни Болгарии, подтверждавших их вывод о неустойчивости режима. Так, в начале 1924 г. распалась коалиция Демократического сговора и БРСДП (о). Последняя, поскольку не было удовлетворено ее требование о предоставлении в действовавшем кабинете министров дополнительных портфелей, отозвала своего представителя из правительства и заявила о переходе в оппозицию. Вскоре кабинет А. Цанкова фактически потерял в качестве союзника Внутреннюю Македонскую революционную организацию. Возникший между ними конфликт был связан с попыткой правительства ограничить деятельность организации по причинам прежде всего внешнеполитического характера. В марте 1924 г. многие функционеры ВМРО подверглись арестам. В ответ на это ЦК ВМРО выступил с протестом. Более того, в ходе переговоров в Вене с представителями СССР о возможном сотрудничестве ЦК ВМРО взял на себя обязательство «усилить самым решительным образом борьбу как против сербского, греческого, так и против болгарского правительств», что было зафиксировано в специальной декларации от 29 апреля 1924 г. К тому же сам Демократический сговор столкнулся с рядом трудноразрешимых внутренних проблем. В феврале 1924 г. из него вышла часть членов Радикально-демократической партии во главе с С. Костурковым.

Тем не менее констатации об обострении в Болгарии «революционного кризиса» не соответствовали действительности, ибо в стране были налицо все признаки стабилизации положения.

Правительство А. Цанкова инициировало принятие в 1924 г. закона о социальном обеспечении, а в 1925 г. закона о занятости. Данными законами предусматривалось создание специальных фондов для обеспечения при несчастных случаях, болезни, материнстве, инвалидности и старости, а также для помощи безработным. Появление фондов представляло собой важный шаг в формировании системы социальной защиты.

Подъем в экономике, предпринимавшиеся правительством меры в социальной области способствовали повышению уровня жизни населения. Индекс реальных доходов, принятый за 100 для 1908-1912 гг., в 1921 г. равнялся 81, а в 1925 г. — 118. Это, безусловно, не могло не сказаться на общественных настроениях в стране.

Однако руководство БКП (т. с.) и ИККИ игнорировали данные, свидетельствовавшие о нормализации ситуации в стране. Продолжала активно осуществляться техническая подготовка нового восстания, которой занималась Военная организация партии. Ей удалось с советской помощью наладить доставку оружия из Севастополя, Вены и Стамбула, создать широкую разведывательную сеть, способную обеспечить получение секретной информации из кабинета министров Болгарии, МВД и военного министерства, сформировать боевые группы и т.д. Наличие прямых контактов с Москвой позволяло ответственным работникам Военной организации действовать независимо.

Осенью 1924 г. Военная организация и образованные ею четы приступили к осуществлению диверсионно-террористической деятельности. Отсутствие вместе с тем каких-либо предпосылок для восстания заставило руководство БКП (т. с.) и ИККИ перенести его предполагаемые сроки на весну 1925 г. (считалось, что на Балканах вооруженные действия возможны только осенью или весной). В марте 1925 г. проблемы «четничества и вооруженного восстания» в Болгарии были рассмотрены Комиссией ЦК РКП (б) и ИККИ по балканским вопросам. В результате Президиум ИККИ, приняв специальную резолюцию по болгарскому вопросу, рекомендовал болгарским коммунистам переориентироваться на «защиту насущных интересов трудящихся». Однако это решение явно запоздало.

В апреле 1925 г. Военная организация БКП (т. с.) совершила ряд террористических актов. В один день, 13 апреля, состоялось два покушения: на царя Бориса и генерала Косту Георгиева, одного из создателей Военного союза. Если царю удалось избежать гибели, то К. Георгиев был убит. 16 апреля 1925 г. во время его отпевания в соборе «Св. Неделя» в Софии Военная организация БКП (т. с.) произвела взрыв. Данные относительно общего числа жертв весьма противоречивы. Предположительно число погибших составило около 160 человек.

Правительство на террор ответило террором. За короткий период было арестовано приблизительно 13 тыс. человек. Трое из схваченных организаторов взрыва в соборе «Св. Неделя» были публично повешены. Среди казненных без суда и следствия оказались не только члены БКП (т. с).

В ответ Коминтерн и подчиненные ему коммунистические партии развернули широкую международную кампанию против «белого террора» в Болгарии, к которой, в частности, были подключены А. Барбюс, Р. Роллан, Б. Шоу и другие представители мировой интеллектуальной элиты, чей голос пользовался непререкаемым авторитетом. Будучи дискредитированным, правительство утратило шансы на получение займов, в которых нуждалась страна, а с ними и шансы на дальнейшее существование. Попытки А. Цанкова удержаться у власти, добившись роспуска парламента как недееспособного, ни к чему не привели. Собираемый исключительно в чрезвычайных случаях Совет старейшин Народного собрания вынес в декабре 1925 г. вотум недоверия кабинету А. Цанкова.

Деятельность кабинета А. Ляпчева. 1926-1931 гг.

Сформированное в январе 1926 г. новое правительство Демократического сговора возглавил А. Ляпчев. Сущность его программы выражал девиз «смирением и милосердием» («со кротче, со благо»).

В первую очередь правительство А. Ляпчева предприняло необходимые меры для ликвидации негативных последствий, вызванных репрессиями, развернутыми предыдущим кабинетом. В феврале 1926 г. был принят закон об амнистии, в соответствии с которым было освобождено 7 тыс. заключенных. По инициативе сохранившего за собой пост министра вооруженных сил И. Выл-кова царь Борис III подписал несколько указов о помиловании лиц, осужденных в 1923-1925 гг. военно-полевыми судами.

Кабинет заменил отставных военных, занимавших государственные должности, гражданскими лицами, уменьшив таким образом влияние первых. Одновременно он попытался установить контроль над армией, возложив выполнение этой задачи на руководителя Военного союза И. Вылкова. Но при ее реализации И. Вылкову пришлось столкнуться с противодействием офицеров среднего звена, которые в 1928 г. образовали Тайный военный союз (ТВС).

В мае 1927 г. правительство А. Ляпчева провело парламентские выборы. В них впервые приняли участие образованная в 1927 г. Рабочая партия, представлявшая по сути нелегальную БКП (т. с), а также две оформившиеся в декабре 1926 г. группировки БЗНС (БЗНС—«Врабча-1» и БЗНС—«Оранжевый»). В результате выборов места в Народном собрании распределились следующим образом: Демократический сговор получил 168 из 273, БЗНС— «Врабча-1» — 42, Демократическая партия в коалиции с БЗНС— «Оранжевым» — 17, БРСДП (о) — 10, Рабочая партия — 4, Радикально-демократическая партия, именовавшаяся с марта 1926 г. Радикальной, — 2.

Народное собрание, в котором Демократический сговор обладал большинством, оказывало поддержку правительству. Из представленных им в 1927-1929 гг. 182 законопроектов парламент утвердил 145.

Кабинет А. Ляпчева сконцентрировал свои усилия главным образом на решении проблем экономической жизни. На это была направлена и внешнеполитическая активность правительства, посредством которой ему удалось добиться получения двух займов. Согласно решению Лиги Наций, в конце 1926 г. кабинет А. Ляпчева заключил договор с группой американских, английских и французских банков о предоставлении займа на сумму 2,4 млн ф. ст. и 4,5 млн дол. для обустройства в Болгарии беженцев, число которых превышало 200 тыс. чел. Контроль за расходованием средств осуществляла специальная комиссия, образованная предоставившими займ странами. В связи с необходимостью ликвидации последствий происшедшего в Болгарии землетрясения правительство в 1928 г. получило еще один займ, именовавшийся «стабилизационным». Займы позволили правительству стабилизировать финансовую систему и сократить дефицит бюджета.

Это было тем более важно, что в конце 20-х гг. в Болгарии начали проявляться признаки экономического кризиса.

Тем не менее противоречия в Демократическом сговоре только усиливались. Сторонники А. Цанкова образовали в нем отдельную фракцию. На консолидацию Сговора была нацелена проведенная в мае 1930 г. реконструкция кабинета. В обновленном правительстве А. Цанков получил пост министра просвещения. Данный компромисс, однако, не решил накопившихся проблем.

Наряду с ростом разногласий в Демократическом сговоре происходило объединение оппозиционных сил. Инициатором здесь выступила Демократическая партия. Ею к сотрудничеству был привлечен БЗНС—«Врабча-1». Демократическая партия и БЗНС— «Врабча-1» составили основу широкой коалиции, названной Народным блоком. В блок вошли также Радикальная партия С. Кос-туркова и часть Национал-либеральной во главе с Г. Петровым.

Народный блок одержал победу на прошедших в июне 1931 г. парламентских выборах. Он получил в Народном собрании 150 мест, тогда как Демократический сговор — 78.

Правление Народного блока. 1931-1934 гг.

В правительстве Народного блока, которое возглавил А. Мали-нов, ключевые позиции заняли представители Демократической партии. БЗНС—«Врабча-1» было предоставлено три министерских поста, Национал-либеральной партии — два и Радикальной — один. В октябре 1931 г. А. Малинова, ставшего председателем Народного собрания, заменил также член Демократической партии Н. Му-шанов. Демократическая партия получила преимущество и при распределении постов в органах местной исполнительной власти.

Поскольку правление Народного блока пришлось на годы экономического кризиса, то его деятельность преимущественно была направлена на смягчение воздействия последнего. Прежде всего правительство А. Малинова предприняло шаги по защите мелких собственников. Посредством соответствующих законодательных актов оно приостановило распродажу земли за долги, объявило хозяйства до 4 га неотчуждаемыми, прекратило взимание поземельного налога с первого гектара каждого владения, неоднократно в 1931-1934 гг. проводило частичное списание долгов крестьян государству.

Отправной точкой в экономической политике кабинета Народного сговора служило государственное вмешательство в экономику, так называемый «этатизм», который являлся важным элементом деятельности предшествовавших правительств Демократического сговора. Кабинет Народного блока сохранил созданную правительством А. Ляпчева Дирекцию по закупке и экспорту продуктов зернового производства как государственное торговое предприятие без монопольных прав, учредил Комиссариат по продовольствию, способный при необходимости нормировать цены на продукты питания, и т.д.

Трудности, с которыми пришлось столкнуться правительству Народного блока, увязывались, как правило, с низкой эффективностью функционирования государственного механизма, разъедавшегося бюрократизмом и коррупцией. Единственный выход большинство политических сил Болгарии (во время правления Народного блока насчитывалось около 40 официально зарегистрированных партий) видело в кардинальном изменении существовавшей политической системы.

Рецепты крайне левых партий (легальной РП и нелегальной БКП (т. с.)) были традиционными. ЦК БКП (т. с), несмотря на очевидный спад с конца 1932 г. рабочего движения, по-прежнему придерживался точки зрения, что в стране происходит нарастание революционного кризиса и, следовательно, имеются объективные предпосылки для взятия власти.

Идеологические построения крайне правых организаций базировались на двух постулатах — необходимости утверждения сильной авторитетной государственной власти и консолидации болгарского общества вокруг национальной идеи. Реализация первого мыслилась, в частности, посредством преобразования парламентской системы (сокращения численности депутатов Народного собрания, учреждения верхней палаты и т.п.). Так, Народное социальное движение, созданное сторонниками А. Цанкова по образцу Национал-социалистической рабочей партии Германии, выступало за реконструкцию Народного собрания, привлечение к управлению страной «организованных хозяйственных и культурных сил нации». Подобные же лозунги были выдвинуты в 1929 г. на съезде организации, названной «Родна защита». С ними солидаризировался также созданный в 1927 г. по инициативе митрополита Стефана Всеболгарский союз «Отец Паисий», которому в ноябре 1929 г. вместе с союзами офицеров и унтер-офицеров запаса удалось провести массовую акцию протеста против репарационных платежей, приуроченную к 10-й годовщине подписания Нейиского мирного договора. Однако эти силы были разобщены и не обладали каким-либо значительным влиянием.

Требования создания «нового государства» в соответствии с «новыми экономическими формами и функциями общества», обеспечения «верховенства общества, народа и государства» являлись центральными в программе группы радикально настроенных офицеров и интеллигентов, объединявшихся вокруг журнала «Звено».

В обстановке усиливавшегося недовольства организацией политической власти, когда потребность в ликвидации «партийного и парламентского разложения» воспринималась как насущная, произошла отставка кабинета Н. Мушанова. В столице начали шириться слухи о якобы готовившемся сторонниками А. Цанкова «походе на Софию» с целью взятия власти (20 мая 1934 г. ожидался конгресс возглавлявшегося А. Цанковым Народного социального движения). Однако в ночь с 18 на 19 мая 1934 г. государственный переворот был совершен силами Военного союза и политической организации «Звено».

Реформаторские начинания правительства К. Георгиева

Переворот 19 мая 1934 г., центральную роль в котором сыграли К. Георгиев и Д. Велчев, прошел безболезненно. Общественность страны встретила его пассивно, предпочитая роль стороннего наблюдателя.

Костяк нового правительства составили представители Военного союза и члены союза «Звено». Его главой стал Кимон Георгиев, занявший также пост министра юстиции.

Кабинет К. Георгиева представил программу перестройки государственно-политической системы Болгарии, предполагавшую, в частности, создание авторитарного, строго централизованного государства. Предусматривалось преобразование парламента в институт представления и согласования сословных интересов. В связи с этим планировалось создание семи сословных организаций: рабочих, крестьян, ремесленников, торговцев, служащих, интеллигенции и лиц свободных профессий. До формирования парламента исполнение законодательных функций взял на себя кабинет К. Георгиева. Он воспользовался ст. 47 Конституции, предоставлявшей право совету министров в случае «наличия внешней или внутренней угрозы государству» издавать указы или распоряжения, «обладающие обязательной силой закона». Одним из подобных указов правительства в июне 1934 г. в стране были запрещены политические партии и организации. Кабинет К. Георгиева надеялся таким образом положить конец разъедавшим общество межпартийным и внутрипартийным столкновениям, обозначавшимся в болгарском политическом лексиконе как «партизанщина».

Правительство отказалось от традиции назначения чиновников в соответствии с их политическими пристрастиями, а не Профессиональными умениями и навыками. Несменяемость, деполитизированность и компетентность государственных служащих — таковы были принципы, провозглашенные правительством. Проводя чистку государственного аппарата, оно уволило более 6 тыс. чиновников.

С целью усиления централизации управления страной кабинет К. Георгиева провел территориально-административную реформу, преобразовав 16 округов в 7 областей и создав из 2552 сельских общин 837. При этом в сельских общинах практически вся полнота власти была предоставлена сельским старостам (кме-там), назначавшимся центральной администрацией и подчиненным ей. Одним из предъявлявшихся к старостам требований являлось наличие у них высшего образования.

В социальной области кабинет К. Георгиева руководствовался идеей «гармонии интересов». С ее реализацией была связана и экономическая политика правительства. Оно, в частности, придавало особое значение развитию кооперативного движения. В то же время правительство стремилось к усилению роли государственного регулирования. Им была введена монополия на производство и сбыт спирта, соли, табака, бензина.

Разработкой стратегического курса правительства, а также пропагандой его идей занималась учрежденная кабинетом Дирекция общественного обновления.

Пришедшие к управлению страной в результате переворота 19 мая 1934 г. силы разошлись в ответе на вопрос о месте института монархии в создававшемся ими «новом государстве». В Военном союзе стали проявляться три течения: промонархическое, антимонархическое и умеренное. Склонность К. Георгиева и его сторонников к минимизации роли монарха в системе управления обусловила, в конечном итоге, отстранение их от власти. Сформированный 23 января 1935 г. новый кабинет возглавил генерал П. Златев, представлявший в Военном союзе умеренное крыло. В период его кратковременного пребывания у власти (январь—апрель 1935 г.) свои позиции сумел укрепить царь Борис III. Прерванный отставкой К. Георгиева практически в самом начале процесс реформирования государственно-политической системы Болгарии оказал, тем не менее, немалое влияние на дальнейшее развитие страны.

Личный режим царя Бориса III

Очередной правительственный кризис был вызван распоряжением министра внутренних дел кабинета П. Златева об интернировании А. Цанкова и К. Георгиева. Намереваясь по-прежнему играть ключевую роль в управлении страной, Военный союз предложил предоставить пост премьер-министра члену политического союза «Звено» Д. Казасову. Но вопреки его ожиданиям, царь

Борис, заявлявший о приверженности «идеям 19 мая», назначил главой правительства своего кандидата — А. Тошева.

Военный союз оказался отодвинутым на второстепенные позиции. Однако он продолжал представлять для монарха угрозу. В октябре 1935 г. лидеры Военного союза, обвиненные в организации заговора против официальных властей, были осуждены. В результате союз временно был устранен с политической арены Болгарии. Вслед за Военным союзом пал «истощенный» борьбой с ним сам кабинет А. Тошева. Управление страной фактически перешло к царю Борису.

Новым премьер-министром стал искусный дипломат Г. Кьо-сеиванов. В ноябре 1935 г. он сформировал свой первый кабинет «специалистов». Декларация правительства Г. Кьосеиванова о его намерениях была достаточно расплывчатой. Какие-либо твердые обязательства, связанные с принятием новой конституции, подготовленной кабинетом А. Тошева, проведением парламентских выборов и т.п., в ней отсутствовали. Они были заменены общими фразами о стремлении правительства нормализовать положение, добившись «объединения всех здоровых национальных сил».

В стране продолжал действовать указ от 14 июня 1934 г. о запрете политических партий и организаций, измененный и дополненный в июне 1935 г. Однако это не помешало политическим силам завершить в целом к середине 1936 г. свою перегруппировку.

Крайнее правое поле по-прежнему занимали Народное социальное движение, «Родна защита» и др. Они находили поддержку главным образом среди офицеров запаса, государственных служащих, отдельных групп молодежи.

Крайнее левое поле представляли БКП (т. с.) и Рабочая партия, силы которых были значительно ослаблены. К концу 1936 г. Рабочая партия, допускавшая систему двойного членства, насчитывала приблизительно 7 тыс. членов, из которых около 4 тыс. входили в БКП (т. с). В соответствии с решениями VII конгресса Коминтерна БКП (т. с.) внесла коррективы в свою тактику. На состоявшемся в феврале 1936 г. VI пленуме ЦК БКП (т. с), классифицировавшем правительство Г. Кьосеиванова как «правительство фашистской диктатуры, опирающееся на близкие царю части офицерства», было заявлено о готовности партии к сотрудничеству со всеми «антифашистскими силами». Утвержденные пленумом резолюции составили основу платформы Народного фронта, в которую были включены требования восстановления Тыр-новской конституции, проведения парламентских выборов, отмены изданных после 19 мая 1934 г. указов, роспуска организаций, причастных к отмене конституции или препятствовавших ее восстановлению. Пленум выразил готовность к сотрудничеству с различными фракциями БЗНС, БРСДП (о), Радикальной и Демократической партиями.

В мае 1936 г. БЗНС—«Врабча-1» во главе с Д. Гичевым, крыло БРСДП (о), возглавлявшееся К. Пастуховым, Национал-либеральная партия Б. Смилова, Радикальная партия Г. П. Генова, Демократический сговор А. Ляпчева образовали центристскую коалицию, названную «пятеркой».

В июне 1936 г. «пятерка» подала адрес царю Борису с требованием восстановления конституционно-парламентского режима. Это привело к реорганизации правительства Г. Кьосеиванова, проведенной в июле 1936 г. В него было введено двое членов партии А. Цанкова.

Второй кабинет Г. Кьосеиванова обязался разработать новый избирательный закон и провести парламентские выборы до октября 1936 г. Он обеспечил необходимые условия для реализации на практике отдельных свобод: слова, печати, собраний. За активностью различных политических сил наблюдало министерство внутренних дел. Исходя из этого, правительство придало ему функции своеобразного социологического центра. Министерству было поручено изучить и представить анализ состояния общественных настроений в стране. Вывод министерства оказался следующим: население аполитично, его в большей степени волнуют проблемы, решение которых находится в компетенции общинных советов. В итоге царь Борис решил не проводить парламентских выборов, а ограничиться очередной реорганизацией правительства Г. Кьосеиванова, вернувшего себе в октябре 1936 г. «беспартийный» облик.

Основываясь, в частности, на заключениях министерства внутренних дел, третий кабинет Г. Кьосеиванова начал свою деятельность с подготовки общинных выборов. Им был разработан новый избирательный закон, оглашенный 18 января 1937 г. Согласно последнему, не допускалось выдвижение кандидатов на должности общинных советников партиями или иными политическими организациями. Разрешалось только самовыдвижение мужчинам старше 30, отвечавшим определенному образовательному цензу, а также не разделявшим «коммунистических и анархических идей».

Проведение выборов правительство наметило на март 1937 г. В рамках подготовки к ним «пятерка» договорилась о единых действиях с частью БЗНС—«Пладне», а также Демократической и Рабочей партиями. Центральным в предложенной ею избирательной платформе являлось требование восстановления Тырновской конституции. На местах по инициативе оппозиционных сил начали создаваться конституционные клубы. Они агитировали подавать на выборах недействительные бюллетени, призванные символизировать голос, поданный за восстановление Тырновской конституции. Таким образом оппозиция рассчитывала превратить выборы в своеобразный референдум по вопросу о конституции. Однако итоги выборов в общинные советы оказались весьма обескураживающими для правительства. Только 20% принявших участие в голосовании избирателей подали недействительные бюллетени.

В мае 1937 г. кабинет претерпел четвертую реорганизацию. Во многом она была вызвана разногласиями между группировками премьер-министра и военного министра. Первая выступала за «беспартийность», а вторая — за привлечение к управлению страной представителей правых партий. Преодолеть имевшие место противоречия путем формирования нового кабинета не удалось. Компромиссом в данном случае стал новый закон о выборах в Народное собрание, которым, в частности, предусматривалось сокращение депутатских мест до 160, самовыдвижение кандидатов или выдвижение кандидатов специальными коллегиями, формировавшимися избирателями числом от 20 до 40 тысяч, и т.п.

В январе 1938 г. состав правительства Г. Кьосеиванова был обновлен в пятый раз. После этого оно определило дату парламентских выборов. В условиях, когда «беспартийному» правительству противостояла «партийная» оппозиция, кабинет Г. Кьосеиванова взял на себя ряд функций, присущих политическим партиям. В предвыборной программе правительства были изложены принципы пропагандировавшейся им «новой демократии», а именно: «дисциплинированной свободы, базирующейся на идее социальной солидарности», четкого разделения исполнительной и законодательной власти, ликвидации «партизанщины» и утверждения «беспартийности» в сфере государственного управления. Результаты состоявшихся в марте 1938 г. выборов оказались следующими: правительство провело в Народное собрание 97 своих депутатов, оппозиция — 63.

С началом работы парламента не произошло возвращения к прежней политической системе, поскольку изменились функциональные связи и отношения между ее элементами. Этому способствовало и само Народное собрание, утвердив большинство изданных после 19 мая 1934 г. указов. Монарху, которому были предоставлены прерогативы назначать правительства без одобрения парламента, распускать парламент в случае непринятия предлагавшихся им законопроектов и т.п., в конечном итоге удалось сконцентрировать власть в своих руках.

Утверждение так называемого «беспартийного» режима способствовало достижению определенной консолидации болгарского общества, необходимой для решения внешнеполитических задач страны.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА БОЛГАРИИ В ПЕРИОД МЕЖДУ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ

Задачу вывода Болгарии из международной изоляции, в которой она оказалась после первой мировой войны, попыталось разрешить правительство БЗНС. С этой целью премьер-министр А. Стамболийский предпринял стодневную поездку по странам Европы (октябрь 1920 г. — январь 1921 г.). Ему удалось добиться положительного решения вопроса о приеме Болгарии в Лигу Наций (в 1921 г. начал функционировать ее постоянный секретариат при Лиге) и восстановления дипломатических отношений с большинством европейских и балканских стран.

Вместе с тем проблемы пересмотра условий Нейиского мирного договора и уравнения Болгарии в правах с другими государствами остались нерешенными.

Обстоятельством, значительно затруднявшим налаживание диалога Болгарии с соседними странами, за исключением Турции, являлась деятельность Внутренней македонской революционной организации (ВМРО).

Призыв начать восстановление Внутренней македоно-одрин-ской организации (ВМОРО) под иным, по причине «изменившихся условий», названием (ВМРО) с целью борьбы за объединение Вардарской, Пиринской и Эгейской Македонии и предоставление ей автономии был распространен непосредственно после подписания Нейиского мирного договора. К маю 1920 г. ВМРО обладала 22 укомплектованными боевыми отрядами (четами), курьерской службой, каналами нелегальной переброски чет из Пиринской Македонии в Вардарскую и Эгейскую, транспортировки оружия и т.д.

Основной ареной четнической деятельности ВМРО стала Вардарская Македония, переданная Сербии Бухарестским мирным договором 1913 г. Четники выступали прежде всего против официальной колонизаторской политики. Четы, разрушая поселения колонистов, грабя и убивая их, принуждали последних покидать Вардарскую Македонию.

Поскольку базой ВМРО являлась Пиринская Македония, то Королевство СХС в качестве условия нормализации отношений с Болгарией требовало от ее властей в первую очередь закрыть границу для чет ВМРО. В июне 1922 г. Королевство СХС совместно с Грецией и Румынией указало болгарским властям на необходимость пресечения четнической деятельности ВМРО. Правительство А. Стамболийского взяло на себя требовавшиеся от него обязательства в марте 1923 г., подписав в г. Нише соглашение с Королевством СХС по пограничным вопросам (Нишское соглашение). Оно пошло на этот шаг, стремясь заручиться поддержкой Королевства СХС в решении вопроса о предоставлении Болгарии выхода к Эгейскому морю. В итоге правительство А. Стамболийского восстановило против себя ВМРО, принявшую участие в государственном перевороте 9 июня 1923 г.

Хотя А. Цанков первоначально опирался на ВМРО, ему также пришлось предпринять меры по ограничению деятельности организации с тем, чтобы добиться нормализации отношений с Королевством СХС. В декабре 1924 г. А. Цанков посетил Бухарест и Белград. Однако практических результатов данные визиты не принесли. Отношения Болгарии с соседними государствами по-прежнему оставались напряженными.

В октябре 1925 г. стычка на греко-болгарской границе переросла в вооруженный конфликт. Его урегулирование взяла на себя Лига Наций. Совет Лиги потребовал от сторон немедленного прекращения военных действий. Одновременно он создал комиссию для расследования причин конфликта, а также выработки рекомендаций для предотвращения подобных инцидентов в будущем. Лига Наций, стремясь поддержать свой престиж в момент заключения Локарнс-ких соглашений, обязала Грецию, войска которой вторглись на территорию Болгарии, предоставить последней компенсацию в размере 30 млн левов. С целью предупреждения подобных осложнений комиссия предложила сторонам придерживаться конвенции о добровольном обмене населением, сформировать особую пограничную службу из представителей нейтральных государств, а в случае необходимости создать примирительную комиссию под эгидой Лиги Наций. Инициатором такого, в принципе благоприятного для Болгарии, решения выступила Великобритания.

Претендовавшая на роль ведущей силы в европейской политике, Великобритания в 1926 г. предложила Королевству СХС, Греции и Болгарии заключить между собой соглашения по типу локарнских договоров. Однако вместо этого произошло новое обострение отношений Королевства СХС и Греции с Болгарией. В августе 1926 г. полномочные представители в Софии Греции, Королевства СХС и Румынии вручили коллективную ноту болгарскому правительству. В ней констатировалась активизация деятельности чет, формировавшихся на территории Болгарии. Власти Королевства СХС в 1927 г. закрыли границу с Болгарией. Только после выхода в отставку в конце 1928 г. министра воруженных сил генерала И. Вылкова, считавшегося покровителем ВМРО, сербо-болгарская граница была открыта.

В 1929 г. вопрос о выплате репараций подняла Германия и тогда же было принято решение о создании специальной комиссии по пересмотру установленных репарационных платежей. В начале 30-х гг. Болгарии удалось добиться сокращения размера определенных для нее репараций в 4 раза и отсрочки их выплаты. Это по сути явилось первым шагом по денонсированию Нейиского мирного договора, к чему собственно и стремилась Болгария.

Именно в этот период начали складываться предпосылки для сближения Болгарии и Германии. Последняя, особенно после прихода к власти национал-социалистов, выступала в качестве лидера для стран, которые потерпели поражение в первой мировой

 

войне и боролись за пересмотр дискриминировавших их условий парижских мирных договоров. В 1932 г. между Болгарией и Германией было заключено соглашение о клиринговой торговле, знаменовавшее новый этап в развитии отношений между ними.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.124 (0.02 с.)