ТОП 10:

Капитан угрюмо молчал. Судя по быстрым, цепким, отнюдь не испуганным взглядам, он уже не раз и не два прокачивал свои шансы на отчаянный бросок. И убедился, что они ничтожны.



— Не зыркайте, не зыркайте, — сказала Марина. — Вы не успеете. Я вам всажу пулю в живот на половине броска.

— Что вы хотите? — мрачно осведомился он.

— Хороший вопрос! И задан соответствующим тоном. Я уверена, вы прекрасно понимаете, что исключительно от меня зависит, выйдете вы отсюда живым или останетесь тут валяться с пулей в башке. Вряд ли местные жители бросятся, обгоняя друг друга, доносить в полицию. Они с вас снимут все, что пригодится в хозяйстве, а труп перетащат куда-нибудь в другое место, чтобы их не допрашивали потом ваши коллеги. Ну, а я, как уже говорилось, упорхну в любой момент... И все влияние Бородина, все его возможности пропадут впустую. Вам-то какое дело до того, что он на меня обидится? Вы уже давно будете разлагающимся жмуриком. Вы ведь давно в полиции, я полагаю? Значит, навидались смердящих трупиков... А жить вам хочется.

— А вам — нет?

— Всем хочется, — философски заметила Марина. — Вот только моя смерть — где-то в далекой неизвестности, а ваша — рядышком! В моем лице. Мне некогда играть с вами долгие психологические партии. Конечно, кое-что из того, что вам известно, представляет для меня определенный интерес... Но, в конце концов, я и без ваших показаний проживу.

Проще отделаться от вас, чтобы не путались под ногами — тоже прямая выгода. Думаете, вы единственный, от кого можно получить интересующие меня сведения?

— Опасно играете, — пробурчал он.

— А чего вы хотели? — чуточку удивилась Марина. — Я — специальный агент Северного правительства, у меня серьезное задание... Вы понимаете, — задушевно сказала она, — Бородин, в конце концов, свой в доску. Полноправный гражданин нашей страны. Это почти что семейные разборки — наши с ним ссоры. А вот вы — дело другое. Неужели, если его прижмет, он станет из-за такой мелочи, как вы, всерьез ссориться с Северным правительством? Да на кой вы ему нужны? Один из многочисленных наемников, туземная шестерка... Вы хоть понимаете, в какие игры ввязались?

— Что вы предлагаете?

— Говорить правду. Это мой конек — правда. Истина! Я — маленькая фея по имени Свобода, скромная служительница истины, если вы не знали...

— Такие дела не делаются быстро. Нужно обговорить как следует.

Марина усмехнулась.

— Иными словами, вы хотите еще и из меня вытрясти денежек? — ее голос прозвучал резко, неприязненно. — А вот вам хрен! Не будет никаких денег, понятно? Не та пошла игра! У вас есть один-единственный шанс спасти свою шкуру. Других раскладов не будет. Если это вас не устраивает, скажите, чтобы нам не толочь воду в ступе. Мучиться не придется. Я вас шлепну быстро и безболезненно. Вы мне надоели, пока таскались за мной по пятам... Это ведь вы влепили мне «маячок»?

— Я.

— Один?

— Да.

— «Маячок» я давным-давно сняла. А вы все равно ухитряетесь возникать у меня за спиной так, что это попахивает мистикой. Но внее я не верю. Тогда в чем секрет? Ну?

— Радиоактивные изотопы, — сказал он нехотя. — Вдобавок к «маячку». Я вам нанес состав на оба задних колеса. Датчик у меня в машине. Отличная модель, с оптическим преобразователем. Выглядит так, словно ваша машина оставляет за собой красивый, синий, искрящийся след, отчетливо различимый. Изображение проецируется на лобовое стекло автомобиля, я еду, как по ниточке...

— Ну вот, и никаких чудес, — удовлетворенно сказала Марина. — Вам подсунул это чудо техники Бородин?

— Да.

— Давно на него работаете?

— Год.

— Любопытные вещи, должно быть, можете порассказать... — задумчиво протянула Марина. — Ладно, меня интересует сейчас только то, что имеет прямое отношение к моим делам... Вы следили за Тимофеем Сабашниковым? — Да.

— И выяснили, что он знаком с Женей и Сергеем...

— Да.

— Где он?

— Откуда я знаю? Я его проследил до аэропорта. А потом он, если верить Сергею, улетел на этом хреновом самолете. На почтовой птичке. Самолет пропал. Бородин сказал, что на поиски Тимофея пришлют человека. И показал вашу фотографию. Рассказал, где вы остановитесь. Что вы обязательно выйдете на Женю. И она должна вам впарить дискеты. В этом и смысл игры, объяснил Бородин — чтобы вы получили дискеты, решили, что выполнили задание и убрались с ними к чертовой матери. Только вы что-то такое просекли, это мне быстро стало ясно. Не купились. Начали копать дальше. Заявились сюда...

— Вот кстати... Вы успели сообщить Бородину, где я? Ну-ну, не врите!

— Нет, — угрюмо сказал капитан. — Он категорически требовал, чтобы я ему не звонил. Мы встречались раз в день, поздно вечером, и я докладывал...

— Это вы ему помогали устроить логово в Снежинске?

— Да.

— Отличный послужной список...

— Поймите меня правильно! — заторопился капитан. — Я вовсе не собирался что-то предпринимать против Северного правительства, я вам, собственно говоря, не причинил никакого вреда...

— А кто за мной таскался по пятам? — ухмыльнулась Марина.

— Но это же не преступление! Я имею ввиду, что ничего против вас не делал. Если Бородин что-то замышляет, я готов дать показания... Я и так все уже вам рассказал, больше ничего не знаю, клянусь! Вам же не временно потребуется надежный свидетель...

Марина, словно в задумчивости, подняла левую руку, коснулась пальцами воротника белой блузки. Крохотный кружочек, прикрепленный к нему с изнанки, чуть заметно пульсировал — микрофон исправно писал, как и в предыдущих случаях.

— Другими словами, вы полностью созрели для вербовки?

— Готов! — воскликнул капитан.

— Ну, хорошо, — задумчиво произнесла Марина. — Уговорили. Сейчас вы мне напишете бумажку по всей форме. Я не настолько глупа и неопытна, чтобы полагаться на ваше честное слово. Но если вы что-то утаили...

— Я вам рассказал все, что знал!

— Приятно слышать, — сказала Марина. — Самое смешное, что я вам верю.

Она даже не смотрела на капитана, когда нажимала на спуск — заранее просчитала траекторию пули. Капитан, издав ни на что не похожий звук, наклонился вперед, медленно завалился лицом вниз, его тело конвульсивно дернулось несколько раз и вытянулось неподвижно.

Марина, сдвинув брови, смотрела на мертвеца без всяких эмоций. Не было никаких сожалений, она считала, что поступила правильно. Чересчур рискованно было бы держать его на привязи в виде собственноручно написанного согласия на вербовку. В любой момент он мог, справившись с первыми страхами, продать ее Бородину — с непредсказуемыми последствиями. При нынешнем раскладе все не в пример выгоднее: капитан попросту испарился, растаял в воздухе. А вот магнитофонная запись осталась. Этого вполне достаточно.

Она прихватила из движимого имущества покойного только полицейскую бляху — вдруг пригодится! Тщательно вытерла свои отпечатки везде, где они могли остаться, спустилась вниз, на площадку последнего этажа, кое-как привела себя в порядок и побежала вниз по лестнице.

Издали было слышно, что компания торчит на прежнем месте. При ее появлении все настороженно замолкли. Они не боялись, просто Марина оставалась им решительно непонятной, не вписываясь в привычную картину жизни.

— Маугли, можно тебя на минутку? — вежливо попросила она, поднимаясь этажом выше.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.23.15 (0.006 с.)