ТОП 10:

Сквозь прищуренные глаза наблюдала за собеседником — и, конечно, видела именно ту реакцию, на какую рассчитывала: ну да, глазыньки полезли из орбит.;.



— Эй, эй! — окликнул Степан. — Кончай борзеть, подруга! Я не картонный, чтобы передо мной так выставляться! Чего издеваться-то?

— А что тут такого? — отозвалась она томным бархатным голоском. — Ничего особенного с точки знания неоэтики, всего-навсего одна особа в присутствии другой от потной майки избавилась, чтобы телу было удобнее...

— Иди ты!

Марина наставительно сказала:

— Такие вещи следует воспринимать спокойно, с пониманием мотиваций другой особы и уважая ее права на не нарушающие законов поступки...

— Да чтоб тебя, подруга! Не дразни!

— Она откликнулась нейтральным тоном;

— А что, если я решила, наконец, с тобой трахнуться, рожа твоя недогадливая?

Такой реакции даже она не ожидала. Степан одним движением оказался рядом и навис над ней, упираясь широкими ладонями в спинку дивана. В голосе у него звучала нешуточная надежда;

— Эй, подруга, не шутишь?

Рыбка не просто клевала — заглатывала крючок до самых печенок. Все так же щурясь, Марина ангельским голоском протянула:

— Старина, а ты не слышал что в этом мире чистогана и наживы за все надо платить? Не могли до тебя не дойти такие слухи...

— Что ты хочешь?

— Сущие пустяки! Мне надо пошарить в файлах. Как ты, может быть, догадываешься, исключительно в тех, куда мне вовсе не полагается совать нос, — она открыла глаза, фыркнула: — Ну что, верзила, слабо? Не бойся, я не шпионка, у меня просто свои игры, и я не люблю, когда начальство со мной играет в темную. Ну, мы договорились, или мне уйти?

— Ты серьезно?

— Абсолюте, — сказала она, откинувшись так, чтобы обнаженная грудь вздымалась еще более вызывающе. — Пообещай, что дашь полазить по файлам — и можешь содрать с меня шорты.

— А если пообещаю и обману?

— Я тебе тогда хребет сломаю, — серьезно сказала она, вновь зажмурившись. — Веришь?

— Верю, — отозвался Степан столь же серьезно. — Заметано, подруга! Ну, какая из тебя, на хрен, шпионка...

Она почувствовала, как с нее бесцеремонно сдирают шорты. Ради преобразования ситуации из примитивной сделки в почти настоящее любовное свидание, громко застонала так, чтобы вышибать у особи мужского пола последние остатки здравого смысла. И удовлетворенно ухмыльнулась про себя, пока Степан поудобнее устраивал ее на диване и нетерпеливо раздвигал ноги сильными пальцами. Шепотом предупредила:

— Поаккуратнее, не свинью в хлеву имеешь...

— О чем базар, подруга, — задыхающимся шепотом заверил Степан. — Я не насильник из дикого леса, не лопухом подтираюсь, университетов кончал до хрена...

Широкие ладони умело и неторопливо заскользили по ее телу под мелодичное свиристенье самых умных и засекреченных на свете компьютеров. Суперсовременная техника, которой была набита комната, вошла в решительное противоречие с той отборной похабщиной, которую Степан шептал Марине на ухо, И от этого сочетания она понемногу начала испытывать неподдельное возбуждение, распростертая под мускулистым телом, и подставила грудь легким торопливым укусам. Вздыбленная плоть вошла в нее медленно и ловко, и Марина застонала уже без притворства, елозя затылком по мягкой коже дивана. Мощные толчки вминали ее в диван так, что перехватывало дыхание, и Марина отключилась пока что от всех забот, купаясь в первобытном наслаждении.

Ее лучший друг в этом засекреченном заведении стремился использовать удачный случай на всю катушку. И Марина, освободившись от нешуточной мужской тяжести, долго держала во рту член, то и дело стремившийся проникнуть до самой глотки, а потом еще дольше стояла, перегнувшись через низкую спинку дивана, раскачиваясь, как взбесившийся маятник, пока Степан ожесточенно трудился, накрепко зажав ее груди широкими ладонями, то насаживая на штырь до самого корня, то выдергивая и медленно вводя так, что девушка яростно стонала от наслаждения и царапала ногтями темно-вишневую кожу. Два дикаря ритмично содрогались посреди полного набора суперсовременных компьютеров, подбадривая друг друга оханьем и чуть ли не рычанием — как далекие предки сто тысяч лет назад, без дурацкой изощренности поз и ухваток.

Кончали одновременно, Марина почувствовала, как ее медленно покидает обмякающая плоть. И обвисла на спинке дивана, навалившись на нее животом, с подкашивающимися ногами. Какое-то время приходила в себя, тихо постанывая от удовольствия. Ощущая нешуточную слабость в коленках, медленно натянула шорты и майку, плюхнулась на диван, помотала головой:

— Ну, у тебя и агрегат, раньше бы знать...

— А ты, подруга, ломалась, — фыркнул Степан за ее спиной, уже совсем лениво поглаживая ее грудь. — Всегда к твоим услугам, если что, только свистни...

— Считай, что свистнула. В том смысле, что пора тебе исполнять свою часть уговора.

— Нет в тебе ни лирики, ни романтики, сестренка, — печально заметил Степан, усаживаясь за стол — Отмочила бы нечто лирическое...

— Не плети глупостей, — фыркнула Марина, придвигая стул и устраиваясь рядом. — Мыс тобой дикари и варвары, какие тут могут быть лириках романтикой?

— Тоже верно... С чего начнем?

— С совершенно легальных вещей, — чуть подумав, сказала она. — С того пакета информации, что мне полагается перед заданием. А потом будет видно...

— Будешь смотреть?

— Ага. В ускоренном темпе. Потом скачаешь на диск.

— Вот спасибо, а то я сам бы ни за что не догадался!.. Так, что у нас тут... Описание региона...

— Это пропусти. Потом сама посмотрю. В принципе, такую ерунду можно пробежать глазами в последний момент, в самолете. Территория флаг, герб, портрет обезьянского президента... Там таких обезьянских заповедников штук десять.

— Подруга, что-то ты сурова к своей бывшей малой родине...

Марина приблизила к нему лицо, сузила синие отчаянные глаза:

— Интересно было бы посмотреть, какие чувства ты испытывал бы к бывшей малой родине, если бы тебе пришлось в десять лет с компашкой таких же сопляков бегать по развалинам! Крыс ловить на жареху, от пуль уворачиваться!.. И все потому, что твои земляки окончательно охренели и начали разваливать все то, что раньше не успели... Ладно, это как раз и есть лирика и романтика, которой следует избегать по причине ее полной бесполезности для нормальной человеческой жизни. Дай мне лучше все отчеты Тимофея Сабашникова, какие только существуют. Если достаточно моего доступа — отлично. Если не хватит — вгрызайся, ты же можешь...

Она сосредоточенно склонилась к экрану, глаза сузились еще больше, вбирая тексты целыми страницами. Марина сама представления не имела, что ищет, на что рассчитывает наткнуться. Она просто-напросто полагалась на дикарскую интуицию, способную в нужный миг подать сигнал тревоги.

Но что-то пока не выходило. Мелькавшие перед ее глазами тексты и фотографии складывались в стандартный, умело исполненный отчет, не таивший ни особых сенсаций, ни жутких тайн. Подобное что ни день встречал ось на всех континентах. Внешне респектабельные политики из банановых, нефтяных, угольных и медных республик — цивилизованный фасад и грязная изнанка, партии наркотиков и коррупция вокруг выгодных контрактов, убийства и предосудительные развлечения, тайное мельтешение доброй дюжины разведок, рутинный компромат и банальные секреты... Менялись только имена. Суть оставалась прежней. Добросовестная иллюстрация к истории человечества, написанной пессимистом, полагающим, что человек в первую очередь — скопище всех мыслимых грехов.

И совершенно непонятно, почему на это задание сунули Тимофея Сабашникова, прокрутившего несколько гораздо более лихих и сложных операций. Не его уровень, не его темы...

А впрочем... Следовало воздержаться от поспешных суждений. Неизвестно, что за комбинация там крутилась, ради чего была затеяна. Может быть, одного из множества разбросанных по всему свету провинциальных царьков следовало вывести на чистую воду, чтобы подставить кому-то ножку в некой большой игре. Или все обстояло как раз наоборот, инвентаризация скелетов в шкафу проводилась исключительно для того, чтобы сделать этого субъекта предосудительным, но поневоле верным союзником — опять-таки в нешуточной игре...

— Ну, что, — сказал Степан, чуть поскучнев, — на первый взгляд, все вроде бы выглядит стандартно. Тимофей трудолюбиво накопал полный мешок дерьма, оформил его в атрибутах технотронного века, то есть перевел на дискеты...

— И исчез.

— Ага. В самую точку. Сгинул. И тебя, моя хрупкая, нежная, трепетная подружка, бросают искать тайник. Зная тебя немножко, могу предположить, что там вскоре захрустят кости и затрещат пожары.

— Клевета, — сказала Марина задумчиво. — Отроду никого не убивала без крайней на то необходимости.

— Ну, а что еще от меня нужно? Ты сама это знаешь?

— Знаю, — сказала она уверенно. — Он ведь взял с собой комп, как приличному агенту и положено. Даже из тамошнего обезьянника можно выходить в Паутину. Значит, нужно проследить его запросы. Если он делал их оттуда, они непременно должны были проходить через наш центр... Я имею в виду серьезные запросы. Я логично рассуждаю?

— Вполне.

— Вот и поработай! Зря, что ли, я тебе отдала свою непорочность буквально пять минут назад?

Фыркнув, Степан опустил пальцы на клавиши. Символы и значки сменяли друг друга с калейдоскопической быстротой. Марина следила за ним с искренним уважением. Она ценила профессионализм во всех областях жизни, сама неплохо умела шарить по электронным лабиринтам, но то, что на ее глазах вытворял Степан, было подлинным искусством, недоступным середнячкам вроде нее.

Дзз-зз-з-з-з-оон...

На экране возникло нечто конусообразное, покрытое причудливым бело-зеленым узором. Сверху моментально поднялась плоская змеиная голова, разинула пасть с двумя тонкими белыми клыками и метавшимся раздвоенным языком, зашипела... Марина сообразила, что к чему — на дороге попалась защитная система, о чем компьютер тотчас просигнализировал стандартной картинкой.

Змея исчезла. Появилась другая. Отправилась вслед за первой. Лицо Степана вмиг стало азартным и хищным, его пальцы неуловимо для глаз порхали по клавишам. На экране зашевелился целый змеиный клубок — из него во все стороны торчали шипящие треугольные головы с однообразными механическими движениями.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.51.159 (0.009 с.)