ТОП 10:

Ценности леса и услуги экосистем



Ценность лесов проявляется в различных аспектах и трактуется у разных народов и государств по-разному. В качестве примера можно привести результаты японских исследователей, которые предложили относительную стоимость основных экосистемных товаров и услуг леса (табл. 3).

Лес – основная часть биосферы. Он является мощным аккумулятором солнечной энергии, существенно влияет на формирование климата, круговорот воды в природе, газообмен в атмосфере и, таким образом, создает условия для жизни человека. Значение леса в регулировании этих процессов имеет высшую оценку – 29,2 %, на втором месте имеет большое значение леса в очистке воды – 28,8 % (см. табл. 3).

Таблица 3 – Стоимость основных экосистемных товаров и услуг леса

 

Экосистемные товары и услуги леса Рыночные (Р) и нерыночные (НР) Относительная стоимость, %
Регулирование леса НР 29,2
Почвообразование НР 3,3
Очистка воды НР 28,8
Биологическое регулирование НР 1,3
Пищевые ресурсы Р 16,5
Необработанная древесина Р 8,3
Рекреация Р, НР 12,0
Культурные функции НР 0,7
ВСЕГО 100,0

 

Источник: Nature (Costanze, 1997).

 

Продуктивность лесов составляет 10–30 т, кустарников – 10 т, травянистых растений – 2 т сухого вещества на 1 га в год. Один гектар елово-лиственных насаждений в возрасте 20–40 лет за год поглощает из атмосферы 13–17 т углекислоты и выделяет в атмосферу 10–13 т кислорода, один гектар спелых ельников – соответственно 10–12 т углекислоты и 8–9 т кислорода. Ежегодно леса России выделяют более 4 млрд т кислорода, поглощая 5,5 млрд т СО2.

Биомасса Земли составляет 1841 ∙ 109 т сухого вещества и неизмеримо мала по сравнению с массой Земли (около 6 ∙ 1018 т). Основная биомасса создается зелеными растениями (автотрофами) в процессе фотосинтеза. Они производят около 99 % биомассы планеты, а потребители (гетеротрофы) – лишь около 1 %. Около 90 % биомассы биосферы сосредоточено в лесах. Таким образом, леса, особенно тропические, – наиболее продуктивная группа экосистем Земли, играющих исключительно важную роль в поддержании экологического равновесия в природе.

В среднем на 1 т органического вещества леса поглощается из атмосферы 1,5–1,8 т углекислого газа и выделяется до 1,4 т кислорода. Суммарное годовое поглощение СО2 лесами Земли составляет 30–50 млрд т, что в 2–3 раза превышает его современное поступление от сжигания топлива и др.

Чтобы обеспечить оптимальную норму кислорода на 1 человека в год (400 кг), необходимо иметь площадь лесов на 1 человека 0,1–0,3 га. Одно крупное дерево, поглощая углекислоту, выделяет столько кислорода, сколько нужно 1 человеку в сутки для дыхания. В условиях же промышленного города под влиянием загазованности воздуха энергия фотосинтеза снижается в 10 раз. Это означает, что 1 человеку необходимо не одно, а десять деревьев. Поэтому жители города чрезвычайно нуждаются в озелененных территориях. Удовлетворительным отдых для человека считается в том случае, если в загородных парках посещаемость составляет 50 чел./га. В лесу, как известно, ионизация воздуха выше, чем на открытом месте.

В настоящее время все большее значение приобретают свойства леса очищать атмосферу от различных механических примесей, основная масса которых представлена пылью. Главный источник пыли – рыхлая почва. Наибольшее пылеобразование наблюдается в засушливых областях. Большое количество пыли поступает от промышленных предприятий. В промышленных районах городов максимальная концентрация пыли в воздухе 13,85 мг/м3 и более при санитарной норме 0,15 мг/м3.

Лес в значительной степени содействует очищению воздуха от пыли и копоти и препятствует дальнейшему их распространению. У стены леса, расположенной вблизи от промышленных предприятий, в воздухе содержится 0,23–0,32 мг/м3 сернистого газа. На расстоянии 15–20 км его количество снижается до 0,07 мг/м3, а в пасмурную погоду – до 0,17 мг/м3.

Пылезащитные свойства разных древесных пород неодинаковы. В течение года 1 га леса отфильтровывает до 50–70 т пыли: сквозь кроны еловых древостоев ежегодно фильтруется из воздуха 32 т/га пыли, сосновых – 36, дубовых – до 56 и буковых – до 68 т/га. Лесные насаждения сохраняют пылезащитную способность и в безлистном состоянии. Поэтому лес и зеленые насаждения в городах особенно необходимы и незаменимы с социально-гигиенической точки зрения. Они являются «зелеными легкими» в районах промышленных предприятий.

При подборе древесных пород, устойчивых к действию дымогазовых эмиссий, частично решается проблема поглощения вредных газов – окиси углерода, сернистого газа и сернистого ангидрида, представляющих опасность для здоровья человека. Газообразные ядовитые вещества адсорбируются на поверхности крон и стволов, интенсивно поглощаются листьями и частично вымываются дождями. Один килограмм листьев тополя бальзамического за лето может накопить и химически связать до 20 г двуокиси серы, липы сердцевидной, ясеня зеленого, жимолости татарской – до 10–12 г. На площади 1 га молодняка сосны обыкновенной хвоей задерживается до 26 кг, а хвоей лиственницы сибирской – до 72 кг двуокиси серы. Благодаря этому лесные массивы сокращают дальность распространения газовых потоков примерно в два раза по сравнению с открытым пространством.

Санитарно-гигиеническое значение лесных фитоценозов проявляется в их антимикробном, стерилизующем влиянии на среду – это способность леса обогащать атмосферу фитонцидными веществами и ионизированным кислородом. Один гектар соснового леса выделяет 3–5 кг фитонцидов, березового – 2–3 кг, можжевелового – до 30 кг в сутки. Фитонциды хвойных пород обладают широким антимикробным спектром действия, они подавляют рост и развитие колоний очень многих видов микробов и вирусов, сохраняя это свойство в течение всего вегетационного периода.

Доказано повышенное содержание легких отрицательных ионов в лесном воздухе. В атмосфере без влияния леса число отрицательных ионов в 1 м3 воздуха равно 1 000, в лесу – 10 000–15 000, в воздухе жилых помещений – 25–100. Установлено, что 5–7-часовое пребывание человека в лесу приводит к повышению тонуса, улучшению функций высшей нервной деятельности, увеличению на 10–30 % минутного объема дыхания. В лесу в 1 м3 воздуха содержится в среднем не более 500 патогенных бактерий, а в городе – 36 000.

Таким образом, лес является мощным фильтром воздуха, обладает антимикробным, стерилизующим свойствами, ионизирующим воздействием на воздух и общим оздоровляющим действием на окружающую человека обстановку.

Велико влияние леса на водный баланс регионов, гидрологический режим рек, озер и водохранилищ, эрозию почвы. Лес замедляет движение воздушных масс, усиливает конвекцию воздуха. На равнине европейской части России при увеличении лесистости на 10 % сумма годовых осадков может возрасти в среднем на 10–15 мм. В лесных насаждениях и на защищенных ими безлесных участках накапливается снега больше, чем в безлесных местностях. В лесах влажность воздуха летом обычно выше на 5–10 %, чем в поле, благодаря снижению скорости ветра уменьшены испарения и транспирация. Вследствие горизонтального переноса насыщенного водяными парами воздуха леса в горах значительно увеличивают количество осадков. Лес распространяет свое влияние далеко за пределы занимаемой ими территории. Все это улучшает водный баланс бассейна, способствует поддержанию высокой водности рек и увеличивает запасы подземных вод.

Значительно и водорегулирующее значение леса, который замедляет или уменьшает поверхностный сток талых и дождевых вод, переводит часть его в подземный. Это уменьшает разрушительную силу водных потоков, снижает высоту половодий и паводков, опасность водной эрозии почвы. Прослеживается прямая связь между лесистостью территории и величиной поверхностного стока вод. Леса, произрастающие по берегам рек и водоемов, имеют особенно большое водоохранное значение, леса на высоких крутых склонах и водоразделах – водорегулирующее.

В настоящее время важнейшей проблемой становится качество воды. Так, заиление русел рек находится в прямой зависимости от облесения берегов. Смыв почвы с 1 га пашни составляет: в 100 м от облесенного водораздела – 2,1 т, в 300 м – 14,6 т, в 600 м – 38,4 т. Во многих странах общественное водоснабжение становится все более важной частью ведения лесного хозяйства. И этот процесс, несомненно, будет углубляться по мере роста населения и потребления воды. Во многих районах леса могут приобрести гораздо большее значение при регулировании водостока или использовании их в качестве зон отдыха, чем в производстве древесины.

Большой интерес представляет не только способность леса регулировать сток поверхности вод, но и способность в результате фильтрации изменять их химический состав. Например, в условиях Центральной лесостепи полосы шириной 40 м поглощают от 19 до 51 % поверхностного стока, а полосы шириной 60 м – до 76 %. Поверхностный сток может быть полностью зарегулирован при ширине полос 80 м. Кроме того, отмечено очень низкое содержание гербицидов даже после химической обработки насаждений.

Защитные насаждения оказывают положительное влияние на органолептические свойства (прозрачность, цвет, запах, мутность, осадок) и химический состав вод, проходящих через них: заметно уменьшается мутность воды, резко сокращается содержание солей аммиака, азотистой и азотной кислот, являющихся основными показателями загрязнения воды. Мутность водного потока после прохождения через лесную полосу шириной 30 м уменьшается в 100–150 раз, содержание аммиака – в 1,5–2 раза. Такое же влияние на состав и свойства вод оказывают и другие виды защитных лесных насаждений (водорегулирующие, приовражно-балочные полосы и т. д.).

Предотвращая или значительно снижая поверхностный сток, лесные защитные полосы тем самым препятствует или резко ограничивают поступление удобрений, вымываемых с полей в открытые водоемы. Если в воду попадает значительное количество удобрений, то это способствует усиленному размножению водорослей – «цветению воды». Быстро разрастаясь, колонии водорослей столь же быстро погибают и насыщают водоем органическими веществами. Этот процесс называется эвтрофикацией, или переудобрением. Он приводит к увеличению кислородного дефицита в воде. При наличии же древесной растительности по берегам водоемов их воды обычно чисты и бедны водорослями.

Таким образом, водоохранно-водорегулирующая роль леса проявляется, прежде всего, в более полном и рациональном расходовании влаги как на внутрилесных, так и на защищенных лесом территориях, в эффективной защите и очистке воды от различного рода загрязнений. Лес – это совершенная система защиты почвы и вод, очистки атмосферы от пыли и вредных газов. Но и его емкость имеет пределы. Неся огромную средозащитную функцию, лес сам в значительной мере страдает от запыленности и загазованности атмосферы. Загрязнение атмосферы вредными выбросами уменьшает интенсивность процессов фотосинтеза. На территориях, подверженных задымлению, полностью отсутствует пихта, быстро усыхают хвойные древостои, что наносит значительный ущерб окружающей среде и хозяйству. Поэтому в настоящее время необходимо уделять большое внимание созданию и выделению водоохранных лесов и ведению хозяйства в них.

Бесспорно влияние леса на ветровой режим. Для горизонтального перемещения воздуха каждая группа деревьев служит преградой: снижается скорость воздуха, изменяется его направление. Благотворность воздействия леса в этом случае выражается не в предотвращении, а лишь в торможении ветров. Эта ветрозащитная способность леса использовалась людьми с давних времен. Сведение лесов на больших пространствах неизбежно влечет за собой усиление ветров (особенно в приземных слоях атмосферы). Это очевидно при сравнении силы и повторяемости ветров в лесных и равномерно покрытых лесом районах.

Лес принимает непосредственное участие в почвообразовательном процессе, так как способствует накоплению органического вещества на поверхности почвы и внутри ее.

Велика роль леса в борьбе с засухой и суховеями. Защитное лесоразведение в различных масштабах проводится почти во всех странах мира и направлено на улучшение условий роста сельскохозяйственных культур, защиту почв от водной и ветровой эрозии, резко снижающей продуктивность земель. Широко применяются защитные лесные насаждения в северных приморских районах, подверженных действию сильных морских ветров; в районах со средиземноморским климатом, отличающимся длительными засухами в летний период; в центральных районах с малым количеством осадков и резко континентальным климатом.

Положительное влияние защитных лесных насаждений, в частности лесных полос в северных районах, с достаточным количеством осадков и дефицитом солнечной радиации заключается в следующих положительных моментах:

– в защите сельскохозяйственных культур от сильных ветров;

– в повышении температуры в припочвенном слое воздуха и в верхнем слое почвы;

– в снижении испарения влаги из почвы и транспирации ее растениями;

– в уменьшении механического повреждения культур ветром, осыпания зерна, полегания;

– в предупреждении эрозии легких и торфянистых почв;

– в защите скота от сильных холодных ветров и метелей.

Имеется тесная взаимосвязь сельскохозяйственных и лесных угодий. С первых шагов занятия земледелием человек столкнулся с явлением утраты плодородия почвы на участках, расчищенных из-под леса, которая обусловливалась процессом эрозии. Только за последнее столетие на нашей планете в результате процесса эрозии почвы 23–28 % бывших сельскохозяйственных угодий выбыли из хозяйственного оборота и перешли в категорию бросовых земель, а потери валового урожая возделываемых культур за счет этого процесса составили 30 %, или около 300 млн т зерна в год.

Огромный ущерб наносят пыльные бури и другие стихийные процессы, проявление которых обусловлено, главным образом, истреблением леса и другой растительности. Например, пыльной бурей 1928 г., охватившей почти всю Украину и Приазовье, на подверженных ветровой эрозии участках был уничтожен почвенный слой мощностью 12 см, а в отдельных местностях – 20–25 см, и обнажена почва. Было поднято около 15 млн т почвы, из которых примерно 9,3 млн т переотложено в пределах области развевания, а 5,4 млн т вынесено за ее пределы. Осажденная пыль в области выпадения содержала около 10 % гумуса.

Установлена тесная взаимосвязь между облесенностью полей и степенью повреждения посевов и почвы пыльной бурей. Так, озимые посевы в местностях с полезащитной лесистостью 1,2; 1,6; 3,3 % оказались поврежденными соответственно на 46, 30 и 10 %. Использование лесозащитных полос позволяет значительно повысить продуктивность сельскохозяйственных угодий.

Нельзя забывать, что леса являются местом обитания ценнейших представителей фауны. Огромно рекреационное и эстетическое значение лесов. Относясь к возобновляемым природным ресурсам, выполняя планетарную биогеохимическую функцию, участвуя в создании разнообразных ландшафтов, лес требует постоянной заботы о его сохранении и рациональном использовании.

При образовании органики леса поглощают углекислый газ и выделяют кислород. Своей транспирацией (регулируемым устьицами испарением) леса формируют локальную, региональную и, в конечном счете, глобальную циркуляцию атмосферы. Оба процесса формируют климат (и сами зависят от него). Кислород, необходимый для нашего дыхания и большинства биохимических процессов на Земле, частично трансформируется в верхних слоях атмосферы в озон и образует защитный слой, предохраняющий планету от губительного жесткого ультрафиолета. Если добавить к этому, что леса являются обителью всего живого на суше, то слова, что леса – основа жизни на Земле, не покажутся чрезмерными.

Леса ценны каким-то одним или несколькими качествами, присущими всем лесам, а именно тем, что они помогают сохранить генофонд животных и растений, выполняют водоохранную, водоочистную, почвозащитную, противоэрозионную, ветрозащитную роль, очищают воздух от вредных примесей и пыли. Они являются форпостными буферами на границе с тундрой и другими безлесными пространствами. При ливнях и таянии снегов леса переводят поверхностный сток воды в подземный и тем самым умеряют дождевые и весенние паводки (последнее особенно важно для горных территорий).

Леса крайне важны и привычно нужны для человека. Для жителей лесных поселков и сельских районов они позволяют иметь заработок, древесину для постройки и ремонта жилья, топливо для обогрева и приготовления еды, некоторые пищевые ресурсы (грибы, ягоды, орехи и подспорье через охоту и рыбную ловлю), места для выпаса личного скота и заготовки сена. Для горожан важны городские леса, скверы и парки, а также бесплатное использование лесов зеленой зоны и более отдаленных массивов для отдыха от условий города, совмещаемое частью населения со сбором грибов, ягод, охотой и рыболовством.

Ухудшение ситуации с возможностью бесплатного использования населением лесов при сохраняющейся его нищете может вызвать дополнительное социальное напряжение.

Продуктивные функции леса

Потенциальная продуктивность лесных земель имеет огромное значение в организации лесопользования. Использование лесных участков, ведение лесного хозяйства должны обеспечивать повышение продуктивности лесов. Повышение продуктивности лесов осуществляется в результате реализации системы научно обоснованных рубок, воспроизводства лесов, улучшения их породного состава, создания и эффективного использования постоянной лесосеменной базы на селекционно-генетической основе, гидролесомелиорации, ухода за лесами и проведения других лесохозяйственных работ. Мероприятия по повышению продуктивности лесов должны проводиться лесопользователями и лесничествами в соответствии с экологическими и экономическими функциями лесов.

В целях повышения продуктивности лесов необходимо:

– осуществлять уход за лесами, проводить работы по селекции, лесному семеноводству и сортоиспытанию ценных древесных пород, повышению плодородия почв, предотвращению водной и ветровой эрозии почв, заболачивания, засоления и других процессов, ухудшающих состояние земель, а также иные работы по улучшению породного состава лесов, увеличению их продуктивности и защитных свойств;

– осуществлять рубки ухода;

– принимать меры по эффективному воспроизводству лесов, созданию новых земель и проведению гидролесомелиорации избыточно увлажненных земель;

– строить дороги лесохозяйственного значения;

– оказывать лесопользователям помощь в выборе способов воспроизводства лесов, обеспечении посевным и посадочным материалами.

История освоения лесов России показывает, что, начиная с XVIII века (от Петра I) и до середины XX столетия, потребительское значение имела в основном древесина дуба, сосны и частично лиственницы. При этом вырубались более высокопродуктивные древостои, а худшие оставались нетронутыми (в недорубе). В 60-х годах XX века постепенно стали переходить к эксплуатации еловых древостоев и тоже в направлении «от лучших к худшим», т. е. в первую очередь вырубались наиболее производительные леса на наиболее доступных территориях (на твердых и слабоувлажненных почвах).

В настоящее время леса характеризуются низкой продуктивностью. Например, в Республике Коми средний запас древесины на 1 га близок к 100 м3: в средней подзоне тайги – 140–160, в северной – 100–120 и в крайнесеверной – 50–60 м3. Раньше в труднодоступных участках средней подзоны тайги встречались высокопроизводительные древостои с запасом 300–400 м3/га. Около 11,7 млн га – заболоченные и болотистые леса, которые не представляют эксплуатационной ценности. Это свидетельствует о том, что потенциальные возможности лесорастительных условий по производительности в современных лесах используются далеко не полностью. Низкая продуктивность лесов в Республике Коми определяется бедностью почв, высоким содержанием в них алюминия и железа, плохой прогреваемостью и переувлажнением корнеобитаемых горизонтов и низким содержанием кислорода в почве. Хозяйственные мероприятия по оптимизации состава и полноты древостоев, гидротехническая мелиорация, регулирование минерального питания, особенно при плантационном лесовыращивании, способны значительно повысить продуктивность лесов и снизить в них оборот рубки.

В лесных экосистемах Республики Коми ежегодно накапливается около 32–33 млн т органической массы, в т. ч. 26–28 млн м3 древесины. При этом следует учитывать, что около 3/4 всего запаса древесины в лесах республики сосредоточено в перестойных древостоях, в которых ежегодный отпад может превышать текущий прирост. К сожалению, данные по динамике текущего прироста и отпада древесины в таежных лесах недостаточны для достоверных выводов по такой важной проблеме, как определение объемов лесопользования.

Леса представляют собой один из немногих видов возобновляемых природных ресурсов, причем при правильном ведении лесного хозяйства их продуктивность может даже повышаться. К сожалению, сплошные концентрированные рубки, применение средоразрушающей техники, частые нарушения технологии лесозаготовительных работ привели к массовой деградации коренных хвойных лесов и к формированию на 51 % площади вырубок лиственных насаждений [2]. Смена пород после рубок – явление общеизвестное, однако дать ему однозначную оценку без учета конкретных условий и задач лесовыращивания невозможно. При этом следует различать лесоводственную и хозяйственную проблемы. О положительном влиянии на плодородие почв при смене еловых лесов на лиственные писал еще в середине XVII столетии М. В. Ломоносов [3]. Периодическая смена хвойных пород на лиственные с лесоводственной точки
зрения полезна, однако с хозяйственной стороны она задерживает формирование хвойных лесов на 30–40 лет и более. Оптимальное решение этой проблемы может быть достигнуто при сочетании естественного возобновления и рубок ухода, с помощью реконструкции смешанных лесов, внедрением постепенных и выборочных рубок.

Одна из важнейших задач лесного хозяйства, особенно на севере, – это обеспечение лесовосстановительных работ семенами хвойных пород, обладающими высокими посевными качествами и хозяйственно-ценными наследственными свойствами. Достигнуть этого в современных условиях можно при организации специализированных лесосеменных хозяйств на селекционной основе. В настоящее время в Республике Коми выделено 2 тыс. плюсовых (маточных) деревьев, заложены постоянные лесосеменные участки, начато создание сравнительных испытательных культур из семян плюсовых деревьев, имеются три постоянные лесосеменные плантации, две из которых частично уже вступили в фазу плодоношения. Однако основные объемы семян создаются от свободного сбора, без проверки их наследственных свойств. Следует учесть, что получение сортовых, а в дальнейшем и элитных, семян требует больших трудовых и денежных затрат. Оно может быть оправдано лишь при проведении лесокультурных работ с использованием крупномерного посадочного материала, выращенного в механизированных питомниках.

Повышение продуктивности лесов в северных районах крайне актуальная, но трудноразрешимая задача. Современная система мероприятий, направленная на повышение энергии роста древесных растений в лесу, включает в себя определенные виды ухода за лесом, гидротехническую мелиорацию, регулирование состава древостоев и оптимизацию минерального и светового питания.

О продуктивности насаждений можно судить, используя бонитетную шкалу, при этом относя к высокопродуктивным первые классы бонитетов.

На долю первых трех классов (I, II и III) бонитета высоко- и среднеполнотных насаждений в целом по России для хвойных приходится только 22,6 % от их лесопокрытой площади, для твердолиственных пород соответственно – 30,0 %, для мягколиственных пород I и II классов бонитета – 52,2 %, а в целом по всем перечисленным породам названных бонитетов – лишь 27,7 % от площади лесов России.

Для таежных хвойных лесов, например для ельников, IV класс бонитета обычно представлен широко распространенным типом леса – черничником, который нередко подразделяют на «свежий» и «влажный». Условно первый из них можно еще причислить дополнительно к продуктивным лесам. Если на долю его взять примерно половину площади хвойных IV класса бонитета, то доля продуктивных лесов поднимется по хвойным до 32,2 %, а в целом по всем породам – до 35,6 %, или примерно до 1/3 от всей лесопокрытой площади.

Если же оценивать удельный вес продуктивных древостоев в составе эксплуатационных запасов освоенных лесов для хвойных пород, которые продолжают пользоваться преимущественным спросом лесопользователей, то картина будет близкая. Возьмем для примера леса Архангельской области, характер освоения лесов которой типичен и для других многолесных районов. По данным управления лесами этой области сплошными рубками пройдено около 1/3 площади лесов области, при этом остальные спелые леса оказались отодвинутыми на 50–100 км от магистральных путей транспорта и их дальнейшее освоение требует инвестиций и повышенных транспортных расходов. На пройденных рубками территориях остались мелкотоварные заболоченные леса и недорубы. На вырубках 30–50-х годов, которые размещаются вблизи лесоперерабатывающих центров и путей транспорта, поспевают пока лишь осинники да березняки. Хвойные же насаждения из-за слабой в прошлом, да и сейчас тоже, лесокультурной базы формируются медленно. Практически вырубленными оказались спелые приречные сосновые боры и крупнотоварные ельники.

Известно, что к продуктивным лесам хвойных пород в таежной зоне относятся дренированные местоположения, на которых размещаются брусничные, черничниковые свежие и кисличные, а для сосны и лишайниковые типы леса. По данным последнего учета на спелые насаждения этих типов по сосне приходится только около 20 % от общих эксплуатационных запасов этой породы, а 80 % – на типы леса с избыточным увлажнением; по ельникам соответственно 36 % на дренированные местоположения и 64 % на избыточно увлажненные. Эти цифры наглядно показывают, что в ходе всей предшествующей лесоэксплуатации были вырублены наиболее продуктивные спелые хвойные леса, которых в области осталось по сосне лишь 20 % и по ели 36 % от общей площади эксплуатационных запасов этих пород. Остальная доминирующая площадь эксплуатационных запасов (65–80 %) приходится на низкопродуктивные леса. Приведенные цифры по Архангельской области характеризуют удельный вес оставшихся продуктивных спелых лесов хвойных пород на ближайшие десятилетия для освоения их при последующей лесоэксплуатации, что приближается к цифрам отмеченного ранее удельного веса (22–36 %) таких насаждений по хвойным породам по России.

Приведенная краткая характеристика лесов наглядно показывает, что не следует обольщаться большими площадями лесов России. В их составе по крайней мере лишь около 1/3 площади лесов приходится на продуктивные, которые исторически были и останутся на ближайшую перспективу основным объектом лесоэксплуатации.

Многолетняя заготовка древесины истощила лесные массивы в бывших сырьевых базах лесной промышленности. Один из показателей истощения ресурсов – снижение средних запасов спелых древостоев до уровня приспевающих и ниже. У хвойных древостоев эта тенденция проявляется даже в масштабе всей страны и в европейской, и в азиатской части.

За последние 30 лет площадь спелых и перестойных лесов понизилась на 66,1 млн га. Несмотря на их пополнение за счет приспевающих древостоев и понижение возраста рубок, площадь уменьшалась в среднем по 2,2 млн га в год. Это означает, что, вопреки предположениям о реальности расчетной лесосеки в 500–550 млн м3, даже заготовка 300 млн м3 древесины в год была чрезмерной для России. Леса не выдерживали такого темпа рубки и при существовавшей (и существующей) системе управления лесами не успевали восстанавливаться. Наиболее катастрофичная ситуация со средними запасами хвойных лесов создалась в европейской части страны.

Непродуманные рубки и отсутствие средств на целенаправленное восстановление ценных насаждений привели к изменению коренного природного состава лесов: в 21 субъекте РФ вместо хвойных пород в настоящее время преобладают площади березняков. Например, в Вологодской области породный состав лесов за пятьдесят лет изменился с состава 7Е3Б в лиственные древостои 3Е7Б. В Сибири такими регионами являются Омская, Томская, Тюменская, Новосибирская области и Красноярский край. В Мурманской области, при более развитой дорожной сети, наличии твердых грунтов (т. е. гораздо более дешевого строительства подъездных путей) и иных благоприятных для лесной промышленности условий, средние запасы спелых лесов снизились к настоящему времени до 68 м3/га в сосняках и 64 м3/га в ельниках. В течение последних 60 лет российским лесопромышленникам удалось снизить запасы северных лесов этого региона до продуктивности древостоев лесотундры.

Наиболее обширные неосвоенные эксплуатационные леса расположены преимущественно в бездорожных территориях северной и средней тайги азиатской части страны, причем их основная часть находится в горах и на вечной мерзлоте. Лесных массивов с концентрацией древостоев с высокими средними запасами почти не осталось. Многие леса Сибири и Дальнего Востока неоднократно пройдены низовыми пожарами и имеют несколько возрастных поколений деревьев. В Эвенкии, например, нет массивов взрослых лесов, не поврежденных пожарами. Наиболее частая повторяемость пожаров характерна для Якутии.

Принято считать, что в России имеется избыток спелых и перестойных лесов. Такое мнение возникло потому, что у нас используется не биологическое, а промышленно-техническое понятие спелости леса, основанное на наличии требуемых лесной промышленности сортиментов. В Карелии, например, приказом Федерального агентства лесного хозяйства в нескольких среднетаежных лесхозах предписано считать спелыми 70-летние хвойные древостои. Если бы эти древостои случайно избежали вырубки, то в 130 лет они уже считались бы «перестойными». Между тем их реальное старение должно начаться примерно в 280–300 лет. Спелость лесов, рассчитанная на основе параметров балансов для целлюлозно-бумажного комплекса (ЦБК) (30–40 лет), не имеет ничего общего с реальным возрастом спелых хвойных лесов тайги.

Лес – категория вечности. В природе, не знающей топора, не бывает перестойных лесов, не бывает их избытка. При отсутствии рубок формируются климаксовые разновозрастные леса, прекрасно приспособленные к самовосстановлению. Основу их древостоев составляют старовозрастные деревья. Со временем они отмирают (или гибнут по другим причинам), но место упавших ветеранов заменяет молодая поросль, имеющаяся под пологом древостоя. Появившееся в лесу «окно» зарастает с той максимальной скоростью, которая доступна природе. На разлагающихся остатках упавших стволов появляются всходы новых, в том числе древесных, растений (почти все возобновление ели, например, развивается на гниющих остатках отпада). В лесу непрерывно происходит омолаживание древостоев.

При верховых пожарах и полной гибели древостоев зарастание гари идет по-разному, часто со сменой пород и образованием вторичных лесов, но, в конечном счете, все возвращается «на круги своя» – восстанавливаются климаксовые леса (через 300–500 лет). Но это может произойти там, куда не проникает деятельность человека, а в России таких мест практически не осталось.

 

 

Устойчивое лесопользование

Своеобразной защитной реакцией от нарастающего ухудшения природной среды и истощительного природопользования, угрожающих самой жизни на Земле, стала сформулированная в конце прошлого столетия экологическая парадигма современности (новая философия развития) – устойчивое (поддерживаемое) развитие. Сегодня это понятие имеет применение во всех отраслях. В лесном хозяйстве – это «устойчивость лесной экосистемы», «устойчивое лесоуправление», «устойчивое лесное хозяйство» и «устойчивое лесопользование».

Термин «устойчивое лесопользование» в отечественной и зарубежной литературе не является новым. Первые упоминания о нем можно встретить в зарубежной литературе XVIII века, а в отечественной – начиная с XIX столетия. Основные принципы устойчивого управления лесами были заложены в начале XX века одним из основоположников российской школы лесоводства Г. Ф. Морозовым. В работе «Учение о лесе» (1912 г.) ученый писал: «Всякое вторжение в лес, даже самое рациональное, всегда будет нарушением того подвижного равновесия, которым характеризуется природа вообще и природа леса в частности». Это нарушение равновесия в лесу отражается, прежде всего, на ослаблении биологической устойчивости объектов насаждений, с другой стороны, Г. Ф. Морозов подчеркивал большое значение «природной устойчивости насаждений» и «самостоятельности леса в его развитии». Направленное воздействие человека на развитие леса ученый понимал как «целеустремленное использование природных особенностей самого леса, его устойчивости и самостоятельности». Принцип устойчивости насаждений и принцип самостоятельности леса он называл «руководящими началами» лесоводства, а стремление создавать и сохранить эти свойства леса «центральным пунктом всей лесоводственной политики».

В конце XX века в связи с огромными темпами сокращения лесов, которые достигают 180 тыс. кв. км в год, а лесовосстановление относится к сведению как 1:10, переход на устойчивое ведение лесного хозяйства стал обязательным условием поддержания экологического равновесия на планете. С целью приостановить деградацию лесных экосистем были приняты определенные направления действий на международном уровне: Конвенция ООН о биологическом разнообразии, Рамочная Конвенция ООН об изменении климата, решения Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Принципы в отношении лесов, Повестка дня на XXI век, Рио-де-Жанейро, 1992 г.). Здесь были сформулированы эффективные меры и подходы для улучшения и согласования процесса разработки политики, планирования и программирования в области лесного хозяйства.

Для России разработка и внедрение механизмов устойчивого лесопользования носит принципиально важный характер, так как Россия занимает первое место среди стран мира по площади неосвоенных лесов. На нее приходится 26 %, или 3,5 млн км2, от мировых запасов нетронутых лесов [4].

Современное определение устойчивости лесопользования было сформулировано в проекте декларации Конференции министров по охране лесов в Хельсинки (1993): «Устойчивое лесопользование означает управление лесами и лесными площадями и их использование, таким образом, и с такой интенсивностью, которые обеспечивают их биологическое разнообразие, продуктивность, способность к возобновлению, жизнеспособность, а также способность выполнять в настоящее время и в будущем соответствующие экологические, экономические и социальные функции на местном, национальном и глобальном уровнях, без ущерба для других экосистем» [5].

Принцип устойчивого развития при управлении лесным фондом был заложен в ст. 50 Лесного кодекса РФ (1997). В целях перехода на устойчивое управление лесами в РФ была разработаны: Концепция устойчивого управления лесами Российской Федерации (1998); Критерии и индикаторы устойчивого управления лесами Российской Федерации (1998); Концепция развития лесного хозяйства Российской Федерации на 2003–2010 годы (2003); проект лесной политики России (29.03.2012 г.)







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.018 с.)