ТОП 10:

Солдат России — Юрий Дроздов



 

Душу имей яко воеводу, а тело яко

воина, дабы воин воеводе покорялся,

а не воевода воину.

Рукопись IХ века

 

 

Дорогой читатель!

Из всех терминов, обозначающих скрытное проникновение в чужие «закрома» для сбора информации в свою пользу, самым популярным и интернациональным стало немецкое слово «шпион». Мне больше по душе (и милее уху) русское слово «разведка» — от слова «ведать», знать. Красиво звучит этот термин и на болгарском: разузнаване. Разведка, безусловно, существовала еще в эпоху первобытно-общинного строя и в ближайшем обозримом будущем профессия разведчика останется одной из наиважнейших.

Книга, которую вы прочли, — второй, значительно расширенный вариант записок генерала Дроздова. Первый вышел в 1994 году в издательстве «ВлаДар».

Дважды автор записок оговаривается: «Пусть читатель меня не ругает за недосказанность. Интересы Родины превыше всего»… Именно это ощущение пронизывает все повествование: для автора превыше всего интересы Родины. Государственный деятель, дипломат, разведчик — и еще несколько профессий, обладатели которых ежедневно, а в иных ситуациях и ежечасно, должны помнить о главном — об интересах Родины. Тяжкая ноша, завидная судьба, поле деятельности избранных.

Любые рассуждения человека «со стороны» о тонкостях работы разведчиканелегала для посвященного за версту будут отдавать наивностью — как бы автор ни надувал щеки, не «вживался в роль», сколько б литературы ни перелопатил, какой бы фантазией ни обладал. Непрофессионала (в любой области знаний и деятельности) всегда выдает незнание профессиональных мелочей, но коль нелегальная разведка часть нашего планетарного мироустройства, и от качества ее работы опосредованно, но весьма ощутимо зависит существование государства, то, ста ло быть, хочется знать о ней немного больше кроме того, что она существует. Рассказать о ней лучше, чем бывший нелегал, никто и никогда не сумеет. Поль Бурже говорил, что «самый простой анекдот искажается даже в самых правдивых устах». Что уж тут говорить о разведке, если писать о ней возьмутся посторонние. Пример тому интервью Ю.И. Дроздова, напечатанное в журнале «Профиль», где журналисткой был столь изящно применен «творческий подход», что в результате ветеран-разведчик выглядит эдаким щебетуном, которому наконец-то дозволили высказаться, и по ходу беседы — по секрету всему свету — выдает государственные тайны. Вспомнишь поневоле Михайлу Ломоносова и слова его о профессоре Шлецере!

Юрий Иванович, взявшись за этот нелегкий труд, опять-таки вынужден сделать оговорку: «Всего о работе разведки сказать никогда нельзя». Ну, всего нельзя, это понятно, но где же та незримая разрешительная черта, до которой приподнять завесу все же хотя бы допустимо? На разной высоте увидели ее Аркадий Шевченко («Разрыв с Москвой»), Владимир, Резун-Суворов («Аквариум»), Олег Калугин («Первое управление», «Прощай, Лубянка»).

Первые два — откровенные изменники Родины, третьего называют предателем бывшие соратники, но сам он факт предательства отрицает. Генерал-майор СВР (Службы внешней разведки) в отставке Борис Соломатин признает нанесение ущерба национальной безопасности России публикацией последней книги Калугина и считает, что «написать такую книгу — это никакая не смелость, а точный расчет на безнаказанность, на бессилие Российского государства защитить свои интересы». Поневоле задумаешься над такой оценкой сегодняшних возможностей государства Российского!..

В книге Ю.И. Дроздова есть глава «Предатели: каждый решает сам — быть им или не быть». Не случайно в ней одна страница уделена О.Калугину. Как и генерал Соломатин, генерал Дроздов опирается лишь на факты, заканчивая главу весьма прозрачной фразой: «Как это называть — ответьте сами». Казалось бы, ясно и так: Калугин — предатель. Но ни Дроздов, ни Соломатин, ни руководитель пресс-бюро Ю.Г.Кобаладзе (на прямой вопрос о Калугине) таких слов не выговаривают. Наверное, здесь имеет место быть ряд причин: нет официального приговора, роль прокурора не подходит всем троим и, наконец, приверженность к особой терминологии разведчиков, когда в деликатной форме повествования между строк бывает сказано гораздо больше, чем если бы отвечающий на вопрос взялся рубить «правду-матку». Некоторые страницы записок генерала Дроздова следует читать, помятуя это правило.

В августе 1995 года, с подачи корреспондента «Известий» в Бонне, закрутилась «собачья свадьба» и вокруг имени генерала Дроздова. «Российский шпион, зарегистрированный под агентурным номером «Д-104» и завербованный еще в 1974 году, по-прежнему занимает высокое положение в немецкой разведке и снабжает Москву ценными сведениями», — так захватывающе начиналась статья. Автор ее, в угоду сенсации, «чуть-чуть» перефразировал строчки из германского журнала «Фокус», вышедшего в свет четырьмя днями раньше. Там значилось: «Бывший генерал КГБ Юрий Дроздов признает: «Наш ценный агент в Федеральной разведывательной службе до сих пор не разоблачен». Разница существенная! Правда, немцам тоже для чего-то понадобилась сенсационность: открыто изданные мемуары бывшего разведчика они назвали «брошюрой для внутреннего пользования». Стоить заметить, что опус немецкого журналиста читается с большей признательностью к автору, чего не скажешь про «своих». Вербовка агента «Д-104» — остроумнейшая комбинация, которой советская разведка по праву может гордиться. На всякий случай я поинтересовался у Дроздова:

— В БНД не успокоились, ищут «Д-104»?

— Ищут.

— А вдруг найдут?

— Это невозможно.

Одной из самых интригующих глав можно считать, главу «Агенты влияния и последствия развала СССР». Об агентах влияния говорил на закрытом заседании Верховного Совета СССР 17 июня 1991 года председатель КГБ СССР В.А. Крючков. Многим памятна шумиха в демократической прессе по поводу агентов влияния (этому термину неизменно придавалось ироническое звучание!) после публикации в «Правде» (1992 г.) статьи В.А. Крючкова «Посол беды», где он, в частности, объявил агентом влияния США А.Н. Яковлева. Во время одной из случайных встреч с Владимиром Александровичем я спросил его, может ли он доказать, что Яковлев агент влияния США. Он ответил буквально следующее: «Об этом будет сказано в нужное время и в нужном месте». В «нужное место» (Прокуратуру Российской Федерации) Ю.И. Дроздова и пригласили по делу А.Н. Яковлева. Забегая вперед, скажем, что перед следователем непотопляемый академик от политики оказался «чист» (то-то было восторгу в средствах массовой информации), ибо… принадлежность к агентуре влияния фактически недоказуема. Не утратил он доверия и у президента. На память приходит контрастный и показательный в историческом смысле диалог между героем Отечественной войны 1812 года Ф.И. Глинкой и императором Николаем I:

— Государь, меня оклеветали!

— Глинка, я знаю, что ты совершенно чист, но тебе надобно окончательно очиститься.

Агент влияния (термин придуман в недрах ЦРУ, а вовсе не «краснокоричневыми») — это человек, исповедующий ценности и идеологию противной стороны и насаждающий ее у себя дома всеми возможными способами, работает не за деньги, а за идею. Впрочем, поощрить его для более крепкой привязки есть десятки возможностей: всякого рода премии, присвоение международных званий, приглашение к участию в престижных международных семинарах и симпозиумах, издание книг за рубежом и мощная их реклама, заурядная лесть — в том числе и «сильных мира ceгo»… Государственный деятель высокого полета и огромного влияния может быть агентом влияния чужой страны как сознательно, так и сам того не подозревая, воспринимая дарованные ему жизненные блага и почести не как «подкормку» чужих спецслужб, а как международное признание своей величины или гениальности. «Почести меняют нравы, однако редко в лучшую сторону», — писал еще Плутарх 18 столетий тому назад.

На упомянутом закрытом заседании Верховного Совета СССР В. А. Крючков зачитал документ с грифом «Особой важности», адресованный ЦК КПСС 24 января 1977 года, «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан». Он невелик, и процитировать часть его я считаю нужным, чтобы дополнить повествование Ю.И. Дроздова: «Американская разведка ставит задачу осуществлять вербовку агентуры влияния из числа советских граждан, проводить их обучение и в дальнейшем продвигать в сферу управления политикой, экономикой и наукой Советского Союза. ЦРУ разработало программы индивидуальной подготовки агентов влияния, предусматривающую приобретение ими навыков шпионской деятельности, а также их концентрированную и идеологическую обработку. Кроме того, одним из важнейших аспектов подготовки такой агентуры является преподавание методов управления в руководящем звене народного хозяйства. Руководство американской разведки планирует целенаправленно и настойчиво, не считаясь с затратами, вести поиск лиц, способных по своим личным и деловым качествам в перспективе занять административные должности в аппарате управления и выполнять сформулированные противником задачи. При этом ЦРУ исходит из того, что деятельность отдельных, не связанных между собой агентов влияния, проводящих в жизнь политику саботажа в народном хозяйстве и искривление руководящих указаний, будет координироваться и направляться из единого центра, созданного в рамках американской разведки. По замыслу ЦРУ, целенаправленная деятельность агентуры влияния будет способствовать созданию определенных трудностей внутриполитического характера в Советском Союзе, задержит развитие нашей экономики, направит научные изыскания в Советском Союзе по тупиковым направлениям. При выработке указанных планов американская разведка исходит из того, что возрастающие контакты Советского Союза с Западом создают благоприятные предпосылки для их реализации в современных условиях. По заявлению американских разведчиков, призванных непосредственно заниматься работой с такой агентурой из числа советских граждан, осуществляемая в настоящее время американскими спецслужбами программа будет способствовать качественным изменениям в различных сферах жизни нашего общества…»

Пожалуй, достаточно. С августа 1975 по октябрь 1979 года резидентурой разведки в Нью-Йорке руководил Ю.И. Дроздов. Датировка приведенного документа подсказывает, что он составлен на основе разведданных его «команды».

Я привел доклад В.А. Крючкова еще ддя того, чтобы читатель сопоставил его основные положения с текстом указанной главы из книги Дроздова и смог убедиться, что дальнейшие события в СССР — России развивалась по заявленному «сценарию». В заключение В.А. Крючков привел строки из американского документа «Требования к разведке в 90-е годы»: «В предстоящем десятилетии тайные операции американских разведывательных органов против СССР будут важным инструментом внешнеполитической деятельности правящих кругов США».

В августе 1995 года мне случилось попасть на просмотр документального фильма, снятого по этой книге, и участвовать в его обсуждении. Из зала прозвучал довольно странный вопрос: «Юрий Иванович, как вы считаете: насколько ваша деятельность разведчика совместима с понятием нравственности?» Лицо Дроздова мгновенно преобразилось — у губ легли две жесткие складки. Он ответил коротко: «Это — война!» И действительно, что тут добавишь?..

Это война — тайная, глубоко законспирированная, невидимая для посторонних, но война. Победы и поражения разведок легко могут обернуться победами и поражениями государств. Вспомним «августовский путч» 1991 года. Радио «Свобода» сообщило сенсационные известия: «Уже через несколько часов после того, как Горбачева блокировали в Форосе, Агентство национальной безопасности США вплотную занялось перехватом разговоров, которые Язов и Крючков вели из своих кабинетов с командующими округами и прочими крупными военачальниками»; «…американским разведорганам было поручено помочь Ельцину в укреплении охраны и налаживании связи. Что они и сделали.» Бывший директор АНБ (самого засекреченного разведывательного сообщества США) Уильям Одом сокрушался, что США принесли «ужасную жертву» и что «в будущем это колоссальный минус». Решение, однако, принимал дальновидный политик Джордж Буш — президент и бывший директор ЦРУ. Сегодня уже очевидно, что спасение Ельцина для США значило гораздо больше, чем некоторая утечка секретности. Дальнейший развал страны, насильственная американизация России («мы решили, что лучше всего учиться у США, где демократия существует на протяжении двухсот лет»), сдача позиций на международной арене и т. д. — ярчайшее тому подтверждение.

Известно, что в ноябре 1961 года президент США Дж. Кеннеди дал санкцию на проведение секретной подрывной операции против Кубы, назначив куратором своего брата Роберта. Бывший разведчик, а затем начальник аналитического отдела КГБ, Николай Сергеевич Леонов в одном из интервью описывает механизм поворота событий в нужное русло, когда действия спецслужб переходят в мощное и умелое давление государства. Речь идет о неугодном США правительстве Сальвадора Альенде. «Американцы организовали бойкот чилийской меди, от продажи которой Чили получала основные валютные поступления. Они заморозили в банках чилийские счета. Местные предприниматели стали перекачивать свой капитал за границу, свертывать рабочие места на предприятиях, создавать искусственную нехватку продовольствия в стране. Подобный нажим применялся и в других странах, когда это было необходимо США. Я помню, так было в Панаме при Норьеге и в других странах.»

В советское время рассказывали анекдот — в меру смешной, в меру патриотичный (во наши дают!): Флорида, мыс Канаверал. Готовится запуск суперсекретного спутника. Место запуска окружено тройным кольцом охраны. Кругом — ни живого существа, только на вершине сухого дерева сидят две вороны. «Взлетит», — говорит одна ворона. «Не взлетит!» — отвечает другая. «Взлетит…». «Не взлетит!». Ракета поднимается в воздух — взрыв, летят на землю осколки. «Накаркала» — довольно бормочет первая ворона. «Служу Советскому Союзу!» отвечает вторая.

Какую же разведку можно считать самой сильной в мире? Ю. И. Дроздов в своей книге об этом не пишет. Упоминает, правда, об одном американском контрразведчике, в кабинете которого рядом с портретом Э. Гувера висел портрет Ю.В. Андропова, как «руководителя сильнейшей разведки в мире». Бывший нелегал Вадим Мартынов, которого сдал вместе с женой и детьми предатель Гордиевский, рассуждает так: «ЦРУ в профессиональной среде не очень котируется. Их можно обмануть, если выдумать что-то новое, иногда можно перекупить, поймать на чем-нибудь. Традиционно серьезным противником всегда была британская МИ-6. ЦРУ предлагало мне стать их консультантом по разведке! Англичане никогда бы не сделали такой ошибки. Тайная служба Израиля «Моссад» пожалуй, самая сильная разведка мира. Она опирается на патриотические и религиозные чувства еврейских общин, разбросанных по всему миру и имеющих влияние в самых высокопоставленных кругах. У нее есть огромные деньги и начисто отсутствует какой-либо кодекс чести и уважения к закону». В самом деле, «Моссад» — как говорится, особ статья в «дружной семье» разведок мира: она создана в 1937 году — задолго до образования государства Израиль. Подобных примеров история не знает. Возможно, правильнее сказать — еврейская разведка создала еврейское государство? Леон Юрис, автор книги «Эксодус», подчеркивает (ч. I, гл.8): «У евреев было еще то преимущество, что любой еврей в любой стране мира был потенциальным источником информации и поддержки для агента Моссад Алия Бет». Сегодня уже нельзя не считаться с исламскими разведчикаии, спецслужбами транснациональных корпораций и международных банков.

В книге одна из глав называется «Нужная работа». Для тех, кого содержание главы не убедило в нужности работы разведчика, приведу лишь один пример. За два месяца до начала Курской битвы наша авиация нанесла серию бомбовых ударов по семнадцати аэродромам фашистов и уничтожила 500 немецких самолетов. Цели были выбраны с учетом полученной информации от нашего агента Джона Кернкросса Представьте теперь, что эти самолеты «хорошо поработали» в Курской мясорубке…

В эпоху «перестройки» и «всеобщей демократизации» обывателя покупали на такие примитивные декларации, вроде «нам никто не угрожал, а СССР сам был угрозой мировой стабильности», «мы всегда жили за «железным занавесом» и нам не хватало открытости» — и т. п. Когда я слышу слово «открытость», мне почему-то вспоминается фраза из «Записной книжки» А. П. Чехова: «Почему ты не даешь мне читать письма своей жены, ведь мы же с тобой родственники!»

Вот как, например, потешаются над нашей «открытостью» англичане (газета 'Гардиан», май 1992 г.) «По прошествии пяти лет после распада Советского Союза один факт остается очевидным: у западных разведывательных служб появилась широкая возможность для вербовки информаторов в некогда мощном российском ВПК.

Два года назад российская Федеральная служба контрразведки заявила, что выявила в 1994 году больше шпионов, чем за предыдущие 5–7 лет. Как сообщила тогда ФСК, после ликвидации в 1991 году КГБ и централизации его основных составных элементов у ведущих разведывательных ведомств мира появилась возможность «почти без помех» действовать в России, создавая по всему Российскому государству и во всех его политических структурах шпионские сети».

Можно добавить, что сегодня над нашей территорией круглосуточно ведут космическую разведку около 50 спутников-шпионов. Самолеты-разведчики стран НАТО (и не только!) регулярно курсируют вдоль наших границ. Об иностранных кораблях радиотехнической разведки, закамуфлированных под рыболовные траулеры и научные суда, нарушающих наши территориальные воды, мы периодически узнаем из средств массовой информации. Мелкоячеистая сеть наземных станций радиоперехвата ныне усилилась за счет стран — бывших союзников по Варшавскому договору (своеобразный их «взнос» для будущего вступления в НАТО!). Но, как справедливо считают в ЦРУ, «ни один спутник не может ощутить настроение людей на рынке, обстановку в столице иностранного государства, кризисную ситуацию в каком-либо регионе, причины, ее обусловившие». То есть главный добытчик информации — человек, нелегал, надежно защищенный «легендой» от малейших подозрений со стороны контрразведки.

Кто же такой нелегал? Это человек, примеривший на себя чужую биографию, национальность, психологию, интеллект, образ жизни, язык, стиль мышления, культуру, привычки, историческую память, существующие законы, обычаи… и оставшийся тем, кем был до этого часа — верным солдатом Отчизны, ради защиты которой он добровольно и бескорыстно взялся за свой тяжкий и опасный подвиг. Для этих людей понятия Долг, Честь, Родина имеют максимальную и безоговорочную смысловую наполненность. Эти люди однажды в жизни принимают свою особую схиму, и большинство их имен, свершений, свидетельств пределов их мужества останутся неизвестными для ближайших потомков. Легко ли представить степень их самоотречения: перечеркнуть свою, единожды дарованную жизнь, и прожить чужую — «по легенде»?..

В.А. Крючков в своих воспоминаниях пишет: «Длительное время возглавлял эту службу (нелегальную разведку — В.М.) опытный, влюбленный в свою профессию генерал-майор Дроздов. В прошлом сам был на нелегальной работе, однажды сыграл роль фашистского офицера. Знал каждого сотрудника лично, гордился ими, их успехами, переживал неудачи, когда попадали в беду, делал все, чтобы выручить. У него никогда не сдавали нервы.»

Из беседы журналиста В.Григорьева с Ю.И. Дроздовым: «- Как вы готовили легенды? — Легенда похожа на китайскую корзинку. Дернешь за один прут развалится. Должна быть привязка к реальной действительности. Если и была, например, в доме кошка, то надо знать, как ее звали и что она вообще была. У одного разведчика однажды спросили: какая в том доме, где вы раньше жили, ступенька была с выбоиной? Их контрразведка потом проверяла, ответ совпал. — И сколько таких ступенек? И про все он должен знать? — Про все».

…Низкий вам поклон!

Вячеслав Морозов

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.6 (0.013 с.)