ТОП 10:

Глава 11. Агенты влияния и последствия развала СССР



 

«Во Франции не трогают поджигателей, но преследуют тех, кто, завидев пожар, бьет в набат».

Никола-Себлотьен де Шамфор

 

«Пусть люди совершают любые ошибки

себе во вред, лишь бы им избегнуть

худшей напасти- подчинения чужой воле»

Люк де Клапье де Вовенарг

 

В 1992 г. в газете «Правда» была опубликована статья В.А.Крючкова «Посол беды», послужившая причиной вызова меня к следователю по особым делам В.А.Лысейко в Прокуратуру РФ по делу А.Н.Яковлева, относительно которого автор статьи высказал подозрение в принадлежности к «агентуре влияния» США…

Естественно, вызов к следователю, да еще по такому поводу, пробудил в памяти целый ряд ассоциаций.

Мысленно я вернулся к древнему Сунь-цзы. Он писал: «Знание наперед нельзя получить и путем умозаключений по сходству, нельзя получить его и путем всяких вычислений. Знание о положении противника можно получить только от людей». Эти знания дают только шпионы: местные, внутренние, обратные, смерти и жизни. Каждый из них важен, ибо победить противника, облегчить победу может только полное знание противника. Так кто же он, «агент влияния»? Сунь-цзы считает, что скорее он «шпион смерти», ибо за выполнение такого поручения неминуемо должен быть убит. Нет, скорее, это «шпион внутренний» или «местный»… а может быть, «шпион жизни». Наверное, это тот тип агента, которого породил наш тревожный двадцатый век. Нет, нет. Такие бывали и в прошлые века. Об этом интересно прочитать у Сунь-цзы и его современника Сорая, японского комментатора ХVII в.

О вербовке местных шпионов Сорай пишет так: «Когда местные жители не получают от правительства чинов и жалованья, чувство долга у них очень слабое. Если обласкать их своими милостями, они, привлеченные этими милостями, расскажут о слабых и сильных местах противника. Низменных из них можно прельстить деньгами и драгоценностями; другим можно внушить, что они и есть те самые правители, которые в случае, если они будут у власти, будут полезны для народа; третьих можно заставить говорить, припугнув их своей силой. Это значит пользоваться жадностью и отсутствием чувства долга… Среди местных жителей могут найтись и благородные, которые потерпели неудачи и скрываются. Такие люди стремятся проявить свои таланты, получать чины и жалованье. У таких людей можно пользоваться их честолюбием». Таким образом, жадность, отсутствие гражданского долга, эгоизм и честолюбие — вот почва, на которой вербуются шпионы из населения противника.

Из кого вербуются «внутренние шпионы»? На это исчерпывающий ответ дает Ду Му: «Среди чиновников противника есть люди умные, но потерявшие должность; есть люди провинившиеся в чем-либо и подвергшиеся за это наказаниям; есть любимцы, жадные до богатства; есть люди, поставленные на низшие должности; есть люди, не выполнившие возложенных на них поручений; есть люди, стремящиеся приобрести более широкое поле для приложения своих способностей, пользуясь несчастьем других; есть люди, склонные к хитрости и обману, двоедушные. С такими людьми надлежит тайно вступить в шпионские сношения, щедро одарить их, привязать к себе…» Последнюю категорию шпионов Сунь-цзы назвал «шпионами жизни». По его определению, — это те, кто «возвращается с донесением». Короче говоря, это шпионы, засланные в чужую страну для собирания нужных сведений. Поскольку весь смысл их работы заключается в том, чтобы эти сведения доставить, они обязаны всячески стараться сохранить свою деятельность в тайне и вернуться к себе живыми. Отсюда и их название. Естественно, для такой работы необходим особый подбор людей…

Ду Му говорит: «В шпионы жизни надлежит выбирать людей внутренне просвещенных и умных, но по внешности глупых; по наружности — низменных, сердцем же — отважных; надлежит выбирать людей, умеющих хорошо ходить, здоровых, выносливых, храбрых, сведущих в простых искусствах, умеющих переносить и голод и холод, оскорбления и позор». Ду Ю указывает на другие качества этих агентов: «Выбирают таких, кто обладает мудростью, талантами, умом и способностями, кто в состоянии сам проникнуть в самое важное и существенное у противника, кто может понять его поведение, уразуметь, к чему ведут его поступки и расчеты, уяснить себе его сильные стороны и, вернувшись, донести об этом мне». Мэй Яо-чэнь говорит, что нужно посылать умных и красноречивых. Сорай добавляет еще один разряд: людей, состоящих в дружеских отношениях с влиятельными и могущественными лицами у противника, теми, кто находится «на высоких постах и в высших рангах».

Сорай говорит то, о чем не упоминают его китайские коллеги более ранних времен: он учит, как нужно засылать таких агентов. Их следует засылать под видом «шаманов, бродячих отшельников, монахов, горожан (т. е. торговцев и ремесленников), врачей, гейш».

Можно посылать их и под видом послов». (Н.Конрад «Трактат о военном искусстве»).

Ну, а что об этом говорят американцы? Бывший директор ЦРУ США адмирал С.Тернер в своих мемуарах признает важность и необходимость акций влияния, тайных операций. «Это термин, объясняющий наши усилия повлиять на ход событий в иностранных государствах без демонстрации нашей роли (причастности)». Он пишет, что, хотя это и не имело прямого отношения к разведывательной деятельностисбору и обработке информации об обстановке в других странах, — однако осуществление тайных операций путем пропаганды через независимые и зарубежные источники информации, проведение политических акций и даже поддержки боевыми действиями полувоенных организаций всегда возлагались на ЦРУ. Как отмечает Тернер, если в сентябре 1947 г. при создании Центрального Разведывательного управления эта задача не обсуждалась в Конгрессе, то уже в декабре того же года Совет национальной безопасности (СНБ) США специально поручил ЦРУ проведение тайных «психологических операций». Об этом упоминал американский разведчик Гарри Розитцки в январе 1975 г. в статье «Американские секретные операции: перспектива» (Форен Аффэрс). В конце 1947 г. СНБ США возложил на ЦРУ ответственность за проведение «политических, психологических, экономических и проводимых специфическими средствами борьбы операций».

«Простой рационализм «холодной войны, — писал Розитцки, — требовал помочь остановить русских, и в этом наступательной миссии Белый Дом отдал ЦРУ свою собственную новую «секретную руку» политической борьбы».

К 1953 г. тайные операции пропагандистского, политического и военного характера проводились в 48 странах, т. е. более чем в половине стран-членов ООН в то время. Это пишет не прокоммунистический или советский журналист, а бывший директор ЦРУ, подтверждая, что в целях борьбы с СССР администрация США широко использовала в своей подрывной деятельности американские профсоюзы, студенческие ассоциации, частные фонды, которые привлекали к участию в акциях влияния своих партнеров за рубежом.

Правда, признает Тернер в своей книге «ЦРУ на перепутье», при огласке такие акции доставляют массу неудобств. Он приводит огромный перечень акций влияния, осуществленных американской администрацией с помощью ЦРУ за последние 40 лет. Известно, что в этих акциях участвовали и дипломаты, и спецслужбы, и войска специального назначения.

А вслед за Тернером в книге «Секретные войны ЦРУ в 1981–1987 гг.» американский журналист Боб Вудворд, получивший доступ к секретной информации, также подчеркивает важность акций влияния на изменение соотношения сил в мире. Вот бы ее перевели для российского читателя! Интересно, чего только не было наворочено за эти годы. Прочтите, если будет такая возможность.

Работая над своей книгой, я еще раз перелистал мемуары Тернера, других американских разведчиков и с большим сожалением отметил, что они недоступны для широкого круга наших молодых политиков-демократов. Если бы они познакомились с этими откровениями, то избежали, возможно, многих просчетов и ошибок в деле реформирования нашей страны. При внимательном прочтении они не упустили бы из виду, что прочность любого государства обеспечивается совокупным использованием всего арсенала доступных средств политического и дипломатического искусства. В США и других странах об этом не забывают.

Специфическими орудием борьбы и их, и наши стеснительные политики называют агентуру. «Агентура влияния», как правило, не вербуется, она приобретается, завоевывается, воспитывается терпеливо, ненавязчиво, заботливо, услужливо. По американским взглядам, акции влияния и подбор агентуры для них должны осуществляться строго конспиративно. Конечная цель должна быть скрыта. Еще более конспиративную форму должно иметь финансирование подобных акций: различные международные конференции, общества дружбы с Америкой, — но ни в коем разе не допускать грубого прямого подкупа политика иностранной державы для действий в интересах США. Только в результате длительного и кропотливого труда появлялась возможность считать такого политика или государственного деятеля «агентом влияния», а последний и не догадывался, что считается «оберегаемым» или «особо оберегаемым источником». На языке нашей разведки это называется использованием объекта «втемную».

Вели ли американские ведомства такую работу в отношении СССР, ведут ли ее в отношении России? Думаю, что да, ибо нынешний государственный секретарь США У.Кристофер убежден, что «необходимость в американском лидерстве на мировой арене сегодня сильнее, чем когда бы то ни было».

Вряд ли такое лидерство придет само собой. Должны быть задействованы большие силы, которые и обеспечат успех выполнения поставленных целей. Вот именно здесь роль «агентуры влияния», как никогда, высока. За словами Кристофера, к сожалению, проглядываются конкретные шаги, направленные на «укрепление и развертывание подразделений, занятых психологическими операциями и гражданскими делами по оказанию помощи дружественным странам, а также поддержки иностранным государствам.» (См.

Приложение: Доклад объединенного военного командования США, 1992). Идеи и взгляды, изложенные в 1983 г. Кеннетом А.Ойе, Робертом Дж. Либером и Дональдом Ротшильдом в «Наглом орле» (внешняя политика США в 80-е годы)» (книга вышла в издательстве «Прогресс» в 1984 г.), продолжают жить в измененном виде.

Я перебираю в памяти все, что знаю по этому вопросу, что видел сам, что читал в документах, что слышал от других.

За всем стоят живые люди. Российские и иностранные граждане, которые не всегда виноваты в том, что их вовлекли в круговорот политических событий хитросплетения правительств, дипломатов и спецслужб. Все это не для печати, не для тебя, дорогой читатель. Прости.

…Я ушел от В.А.Лысейко часа через полтора. Мы хорошо поняли друг друга. А по пути домой я вспомнил мудрого стоика Сенеку. «Есть в беседе некая сладость, вкрадчивая и соблазнительная, и она-то не иначе, чем любовь или опьянение, заставляет выдавать тайны. А кто услышит, тот не промолчит, кто не промолчит, тот скажет больше, чем слышал, да и о говорившем не умолчит. У всякого есть человек, которому доверяют столько, сколько ему самому доверено. Пусть первый даже не даст воли своей болтливости, пусть довольствуется одним слушателем, — их получится целый город, и то, что недавно было тайной, делается общим толком» (Письмо к Луцилию 105).

Могут сказать, что человек имеет право придерживаться другого образа мыслей, взглядов. Отвечу: имеет такое право, даже должен излагать их открыто, если смел и решителен… Но если он, честный и интеллигентный человек, видит, что им воспользовались для нанесения ущерба его государству и народу, то он оставит государственную службу и политическую деятельность и принесет покаяние.

 

***

 

Как-то в один из приездов в Москву бывшие американские разведчики в пылу откровенности за ужином в подвальном ресторанчике на Остоженке бросили неосторожную фразу: — Вы хорошие парни, ребята. Мы знаем, что у вас были успехи, которыми вы имеете право гордиться. Даже ваши поражения демонстрировали мощь вашей разведки. Но пройдет время, и вы ахнете, если это будет рассекречено, какую агентуру имели ЦРУ и Госдепартамент у вас наверху.

Шум приятельской беседы скрыл нашу настороженность, но в памяти она, эта фраза, осталась. Память после встречи выстреливала различные события, документы и разные имена.

Может быть, именно в этой фразе американцев и кроется разгадка, почему М.С.Горбачев, обладая максимумом достоверной информации о намерениях Вашингтона, пренебрег заветами Ю.В.Андропова, поддался чужому влиянию, потерял управление страной, свой первоначальный авторитет и не смог противостоять разрушению страны.

Я никак не могу найти ответа на вопрос, что повлияло на наше российское руководство и заставило его согласиться с рекомендациями «Акта о свободе для России и возникающих евразийских демократий и поддержке открытых рынков», утвержденного Сенатом и Палатой представителей США на 2-ой сессии 102 Конгресса 2 июля 1992 года, S 2532. Я перелистываю этот документ. Мне не приходилось сталкиваться раньше с таким циничным по названию и таким ультимативным по содержанию документом.

Анализируя сложившуюся обстановку после распада Советского Союза, американская администрация однозначно оценивает ее как весьма подходящую для практического воплощения своих долговременных замыслов и стратегии, предусматривающей прежде всего приоритетное решение экономических проблем США и укрепление американского мирового лидерства.

Вот лишь некоторые направления, на которых, считают американцы, необходимо сосредоточить свои усилия: — сокращение ядерного потенциала республик бывшего СССР; — усиление со стороны США давления на Международный валютный фонд с целью особого подхода к рассмотрению вопросов о помощи России; — создание выгодных условий для проникновения американского бизнеса на рынки новых независимых государств; — приоритетное техническое содействие России по демонтажу ядерных установок и ликвидации ядерных отходов.

Такой подход к экономической помощи республикам бывшего СССР и России рассматривается новой администрацией Белого Дома как имеющий важнейшее значение прежде всего для собственной национальной безопасности в ближайшее десятилетие. Поэтому Соединенные Штаты продолжают уделять внимание анализу происходящих на территории бывшего Союза политических и экономических изменений, а также анализу состояния экологии, отдельных отраслей промышленности, сельского хозяйства, топливно-энергетического комплекса, разоружения и ядерной безопасности, развития предпринимательства, науки, образования с целью своевременного выявления наиболее благоприятных для американских инвестиций отраслей и проникновения на наш рынок американского бизнеса.

Масштабы и скоротечность происходящих в странах СНГ и самой России изменений вряд ли могут быть объектом пристального изучения только открытыми средствами, ибо это не даст полной картины. Поэтому американцы и не отказывают нам во внимании со стороны своих спецслужб, но делают это в несколько завуалированной форме, смещая акценты и приоритеты. Большое беспокойство у них вызывает то обстоятельство, что бывший Советский Союз и сейчас продолжает представлять из себя зону повышенной опасности в связи с экономической, этнической нестабильностью и националистическими настроениями.

Кроме того, предполагается, что ядерные арсеналы нескольких государств, входящих в Содружество, будут оставаться единственным военным потенциалом, способным поставить под угрозу физическое существование Соединенных Штатов и Европейского Сообщества. В то же время представляется малореальным, чтобы бывший Советский Союз напрямую угрожал агрессией членам Североатлантического Альянса.

Американцы полагают, что при всех иных условиях дезинтеграция Советского Союза практически сводит на нет или в значительной степени уменьшает опасность возникновения военного конфликта со странами НАТО. В связи с этим Соединенные Штаты пересмотрели свои планы и приняли стратегию региональной обороны и концепцию передового присутствия, что влечет за собой сокращение как численности всех их вооруженных сил (на 25 процентов), так и количества воинских формирований, дислоцированных в Европе (на 50 процентов).

Американская администрация учитывает то, что Россия и бывшие республики СССР до сих пор располагают большим запасом современных обычных вооружений, потенциал которых будет продолжать играть важную роль при оценке обстановки в Евразии. Приходится также обращать внимание на неопределенность, которая сопровождает проблему окончательного уничтожения ядерного оружия, технологий и судьбы обученного технического персонала бывшего Советского Союза. Россия, конечно, останется ядерной державой, обладающей современными, разного рода назначения и живучими войсками. Какой-то ядерный потенциал сохранится и в других республиках СНГ. Кроме того, по мнению американцев, в настоящее время сложно предусмотреть, какими окажутся будущие экономические, политические и военные структуры бывших советских республик. Вероятность длительного пребывания в состоянии внутренней нестабильности, явившейся результатом экономических и политических реформ, и/или этнических, и/или религиозных противоречий, лишь усугубится, а также перспектива возврата консервативных, националистически, антизападно настроенных лидеров вызывают серьезнейшую озабоченность. В этом смысле последствия нестабильности и неопределенности могут быть драматическими.

Имеется широкий спектр условий, способных привести к конфронтации с Западом, — это прежде всего локальные конфликты между бывшими советскими республиками и/или их соседями, — к восстановлению централизованной власти советского типа. Невозможно пока дать точных оценок вероятных размеров и организованного строения вооруженных сил центра или отдельных республик. Также невозможно предвидеть, какие основные политические интересы эти вооруженные силы должны будут защищать. Тем не менее, потенциальные кризисы и конфликты на территории бывшего СССР могут представить значительную опасность для Соединенных Штатов и НАТО; они продолжают учитываться при планировании строительства армии США и их союзников.

«Будучи государством, которое не ищет новых территорий, гегемонии, не стремится построить империю, Соединенные Штаты находятся в уникальном положении, когда им доверяют как мировому лидеру, — говорится в Объединенном Докладе Вооруженных сил США за 1992 год. — Старые друзья рассматривают нас в качестве стабилизирующей силы в жизненно важных регионах, новые друзья видят в нас источник вдохновения и безопасности. Соединенные Штаты имеют продолжительные культурные, политические и экономические связи по всему миру. Несмотря на то, что география предоставила Соединенным Штатам оборонительный щит, которого нет у других государств, наша национальная безопасность крепко увязана с событиями за рубежом.» Из этого положения следует, что существуют определенные условия построения внешней политики США, организации «гуманитарной помощи», а также определения политической роли в будущем принимающих эту «гуманитарную помощь» государств.

Эти условия и оговаривает «Акт 1992 года о свободе для России и возникающих евразийских демократий и поддержке открытых рынков».

Правительство США вправе проводить и защищать свои национальные интересы на территории любой страны. Вопрос сейчас в том, как мы заботимся о своих производителях, как стимулируем развитие собственного производства и какие меры принимаем, чтобы сотрудничество с иностранными партнерами стало взаимовыгодным? Между США, Европой и Азией усиливается борьба за российский рынок. Эта борьба ведется по нескольким направлениям: кредитное финансирование, внедрение своих технологий (в том числе сельскохозяйственных), создание обучающих бизнесцентров, создание обучающего телевидения и структуры общеобразовательной школы и вузов, создание системы медицинского страхования по своему образу, выпуск печатной продукции и программ TV.

Анализ «Акта о свободе для России и возникающих евразийских демократий и поддержке открытых рынков»- это не призыв к ограничению взаимовыгодных международных контактов, а попытка еще раз понять, где имеют место партнерские отношения и оказание действительно необходимой помощи переживающей тяжелый период стране, а где — хорошо продуманная политика подчинения американским интересам экономик новых независимых государств и России, работающих на мировое лидерство Соединенных Штатов Америки.

Хотелось бы также обратить особое внимание на то, что свободная инициатива граждан Соединенных Штатов и других стран Запада по выходу частного бизнеса на рынок России и бывших советских республик разворачивается строго в рамках государственной концепции, подкрепленной соответствующим законодательством и активным участием государственных и правительственных структур.

С учетом этой бурно развивающейся тенденции, очевидно, было бы неплохо знать, а как обстоят дела в странах Содружества с умением и квалифицированным подходом к принятию такой помощи Запада. Существуют ли скоординированные программы на этом направлении, что думают по этому вопросу специалисты и ученые?

«Акт о свободе для России и возникающих евразийских демократий и поддержке открытых рынков» на самом деле можно обозначить как акт помощи национальным интересам США. Разделение внутри бывшего Союза, ошибки в экономике, отсутствие научно разработанной концепции национальных российских интересов, «гуманитарная помощь» делают новые независимые государства в действительности очень зависимыми от кредиторов. «Акт о свободе» на самом деле этой свободы не оставляет.

Наша страна уже далеко не та, которой она была 5 лет тому назад. Могучие силы исторического процесса нанесли ей такие удары, какие не выпадали на долю какого-либо государства в течение многих веков. Кто-то этому радуется, кто-то испытывает чувство горечи и боли.

Перемена правления вызвала распад Советского Союза. Вместо прежней мировой сверхдержавы остались 15 республик, каждая из которых неизмеримо меньше и слабее прежнего СССР. От России отошли 22,3 % территории бывшего Союза и половина его населения, значительные природные богатства.

Эти потери территории и населения оказались далеко не пропорциональны тем утратам, которые Россия за короткое время потерпела в экономике, обороноспособности, международном положении. Качественные изменения многократно превышают количественные.

Исчезли союзные, дружественные государства на наших западных границах. Только Белоруссия остается лояльной по отношению к России. Три страны Балтии и Украина демонстрируют враждебность, не скрывая при этом, что в любых спорах с нашей страной они опираются на поддержку влиятельных мировых сил. Различие между ними состоит лишь в том, что когда нынешние лидеры Литвы, Латвии и Эстонии заявляют нам о своих глубоких антипатиях, им можно верить, а когда руководители Украины заверяют нас в своих добрососедских чувствах, верить им нельзя.

Резко возросла опасность, которая проистекает от исламского фундаментализма. Чеченский мятеж — лишь часть этой угрозы, которая имеет тенденцию к консолидации на южных границах России. Она неизбежно будет возрастать по мере углубления наших внутренних неурядиц, продолжения экономической разрухи, ослабления российской государственности.

Состояние экономики и перспективы хозяйственного развития страны предстают в самом мрачном виде. Невозможно равнодушно пройти мимо следующих цифр, официально обнародованных, а значит и официально признанных.

За 1991–1995 годы падение производства достигло ужасающих масштабов и привело к резкому падению жизненного уровня большинства населения, реальные доходы которого сократились в 3–4 раза. За чертой бедности оказались 34,9 миллионов, или 23 % российских граждан. Но в действительности дело обстоит еще трагичнее. Если сравнить с международными стандартами, то наша средняя зарплата фактически представляет порог бедности, ниже которого сейчас находится около 70 % ее «получателей».

Большинство наших граждан стали хуже питаться. На общем фоне ухудшения питания населения и продолжающегося развала здравоохранения произошло сокращение средней продолжительности жизни россиян. В стране сложилась крайне серьезная демографическая ситуация: в 1995 году естественная убыль (преобладание смертности над рождаемостью) составила 600 тысяч человек, а всего за годы реформ — 3 млн. человек. Средняя продолжительность жизни мужчин в России сейчас упала до 59 лет.

Это означает, что многие наши мужчины умирают до выхода на пенсию.

В целом можно сказать, что произошло обнищание низко- и среднеоплачиваемых слоев населения, уменьшились доходы и части высокооплачиваемых граждан. К немногочисленной категории счастливчиков, которые за последние пять лет повысили свое благосостояние, относятся средние и крупные предприниматели, банковские и биржевые деятели, отдельные высококвалифицированные творческие работники и коррумпированные чиновники. По самым различным источникам, размер взяток и масштабы взяточничества росли настолько быстро, что криминализация управленческих структур стала достигать приобретать черты национальной катастрофы. Для «новых русских» действительно наступили благодатные времена. Но для других перемены в социальной обстановке несут одни невзгоды. Как же все это отразилось на положении России в мировом сообществе? По уровню жизни Россия к началу перестройки занимала в мировой иерархии вполне приличное место в конце второго- начале третьего десятка. В 1995 году она опустилась на 119-ю ступень. Таким образом, налицо не только количественное сокращение, но и качественное ухудшение человеческого потенциала России. Вот это представляет, пожалуй, наибольшую угрозу национальной безопасности.

По данным Центра комплексных социальных исследований и маркетинга «Круглого стола бизнеса России», в стране сейчас насчитывается около 3 % богатых, или «новых русских». К ним относятся те, кто «довольствуется» более чем 60 миллионами рублей на члена семьи в месяц. Тринадцать процентов «новых русских» ежемесячно обеспечивают каждого домочадца 276 млн. рублей. Достоверно известно, что никто из них не нажил состояния в сфере производства.

Разрыв доходов между доходами бедных и богатых в большинстве развитых стран колеблется от 1:6 до 1:9. Если он превышает соотношение 1:10, то, по мировым стандартам, общество вступает в зону социальной нестабильности. В 1990 году этот разрыв в России составил 1:5, в 1995 году — 1:14,6.

Развитие внутриполитической обстановки в стране, на котором сказались и хозяйственный упадок, и падение жизненного уровня, и социальная дифференциация и рост преступности, привело к значительным переменам в общественном сознании. Большинство населения критически оценивает происходящие в стране события и считает, что Россия превратилась в одну из самых дорогих (по стоимости потребительских товаров) стран мира, а Москва — в самую дорогую (после Токио) столицу. Соотношение между прибылью и заработной платой, что в ученых трудах называется нормой эксплуатации, для нашей экономики в целом подскочило с 53 % в 1994 году до 74 % в 1995 году, а применительно к промышленности соответствующие показатели составили 72 % и 103 %.

После введения «президентской» республики граждане Российской Федерации не столько опасаются гражданской войны (56 %) и безработицы (29 %), сколько шквала преступности (83 %).

Это говорит о размывании социальной базы новой власти, ослаблении гражданских основ вводимых сверху «демократических» порядков и порождаемых этими процессами глубоких трещинах в механизме национальной безопасности.

Минэкономики, Минфин, Центробанк недавно составили прогноз, в соответствии с которым общий уровень производства в стране к 2001 году достигнет 103 % от уровня 1995 года, что составит примерно половину объема продукции, выпущенной в 1990 году. По их оценкам, последние годы нынешнего тысячелетия станут для России периодом депрессии, характеризующейся прекращением спада, началом медленного оживления промышленности и продолжающейся стагнации сельского хозяйства, постепенно затухающей, но все же высокой инфляцией, болезненной безработицей, низким уровнем жизни и высокой дифференциацией доходов.

Если суждено сбыться этому прогнозу, то Россия в своем развитии окажется отброшенной на 30 лет назад, а от всех других стран, которые не постигли бедствия гайдаровских реформ, отстанет еще больше.

Дело заключается не только в том, что территория и население России уменьшилось по сравнению с СССР. А в том, что ее преобразования осуществлялось пагубными средствами, которые подорвали ее экономический потенциал в значительно большей степени, чем сократилось суммарное производство выпускаемой в стране продукции. Произошли качественные изменения, поистине разрушившие саму основу экономического развития. Речь идет о прекращении нормального научно-технического прогресса.

Уничтожены многие наукоемкие и технологически передовые производства. Прекращены исследования на многих перспективных направлениях. Брошены на произвол судьбы крупные научные школы и рабочие коллективы, занимавшиеся разработкой техники и технологий будущего. Россия попала в зависимость от импорта, несущего гибель тысячам фабрик и заводов, десяткам тысяч сельских хозяйств. От напастей нет спасения без радикального изменения государственной экономической политики.

Если общий объем промышленного производства за «пятилетку» сократился несколько более, чем в два раза, то его падение в машиностроении и химии шло с опережением среднего «графика».

Экономическая разруха, финансовая дестабилизация и серьезные социальные трудности обусловили крайне опасный спад сельскохозяйственного производства и вообще расстройство всей деревенской жизни. По заключению специалистов, в большинстве случаев производство сельхозпродукции в России нерентабельно и поэтому почти нет желающих покупать землю и вкладывать деньги в эту отрасль. Если в 1992 году было создано 134 тыс. фермерских хозяйств, то в 1993 году появилось лишь 87 тыс. новых ферм, в 1994 году — 9 тыс., а в 1995 году — одна тысяча. Пятьдесят пять процентов всех фермерских земель уже заброшены. Расчеты на значительное увеличение количества и процветание фермерских хозяйств не состоялись. В результате в сельском хозяйстве сложилось катастрофическое положение и Россия оказалась на пороге утраты продовольственной безопасности.

Помимо процесса экономической деградации, постсоветская Россия испытывает на себе пагубное влияние и других разрушительных факторов, серьезно подрывающих ее внутренние порядки и внешние позиции.

В 1993 году директоры Гарвардского университета США, Международного центра японских исследований и российского Института востоковедения (Грэм Аллисон, Хироси Химура и Константин Саркисов) опубликовали совместное исследование, в котором констатировалось, что одним из приоритетов для новой власти в Москве является «сохранение российской государственности, вопреки могущественным дезинтеграционным силам». Подобное утверждение имеет под собой реальную почву.

По представлению ряда видных отечественных и зарубежных ученых, в ближайшие 10–15 лет перед Россией может реально встать угроза расчленения на шесть самостоятельных государственных образований: Западную Россию, Урал, Западную Сибирь, Восточную Сибирь, Дальний Восток, Северные территории. Высказываются и более пессимистические прогнозы, согласно которым, вполне возможна постановка вопроса о полном отделении от России (в государственном отношении) Татарии, Башкирии, Осетии, Чечни, Калининградской области, Тувы, Бурятии, Калмыкии и других.

Глубокий экономический кризис и возрастающие жизненные трудности стимулируют сепаратистские настроения. Региональные и этнические лидеры, многие рядовые жители все чаще задумываются над тем, что если центральная власть не может навести в стране порядок, то надо самим браться за это дело.

Заявления местной политической и хозяйственной элиты, пропитанные духом «обособленчества», стали чуть ли не повседневными. Буквально выпирают амбиции многих республиканских, краевых и областных руководителей, провозглашающих от имени своих избирателей «Хочу быть Швейцарией!» Ссылаясь на известное заявление Президента Ельцина: «Берите суверенитета столько, сколько сможете переварить», лидеры регионов настойчиво ставят перед Москвой вопросы о разграничении полномочий. При этом некоторые из них пытаются очень своеобразно трактовать понятия политической и экономической свободы, доводя их до признания полной автономии.

Откуда пошла такая тенденция? Ситуация развала, сумятицы, анархии выгодна криминальным группам и всякого рода авантюристам. Она создает благоприятные условия для головокружительных карьер и молниеносных обогащений.

Возникновение новых государственных образований, как свидетельствует опыт, способствует реализации весьма заманчивых проектов мафиозных структур. Введение новых денежных знаков позволяет организовывать выгодные для деятелей финансовобанковской сферы игры по обмену валют. Вывод войск из получивших независимость территорий дает возможность предпринять распродажу военной техники, боеприпасов и недвижимости. Получение новыми государственными образованиями целевых и иных кредитов из-за рубежа «для поддержки демократии» фактически облегчает расхищение этих кредитов отдельными представителями новой власти. Таможенное обустройство новых границ открывает перспективу существенного пополнения своего достатка за счет контактов с деятелями контрабанды. Провозглашение национального языка государственным вызывает сопутствующие этому процессу кадровые перемещения и установление контроля со стороны новых групп над ключевыми постами, каналами коммуникаций, товаропотоками, финансовыми средствами.

За прошедшее после развала СССР время на российском политическом поприще четко проявили себя некоторые весьма колоритные личности, выступающие с апологией сепаратизма, иными словами, — ведущие дело к развалу России. Эти люди широко известны.

Можно сколько угодно убаюкивать общественность, настойчиво доказывая, что нет ничего страшного в преобразовании краев и областей в республики, а республик — в фактически полностью автономные государственно-территориальные образования. Но истинное значение сепаратизма уже давно вскрыто и убедительно продемонстрировано в трудах ученых и весьма известных государственных деятелей. Как утверждают отцы-основатели США Мэдисон и Джей (их книга «Федералист» была издана в конце ХVIII столетия), если каждый штат введет свои налоги, законы и таможенные пошлины, страна распадется на части.

Вслед за тяжелыми материальными условиями жизни и угрозой территориальной целостности РФ наибольшую опасность для внутреннего положения России представляет разгул преступности и коррупции. Неспособность исполнительной власти и в первую очередь силовых структур обеспечить защиту населения от террористов и грабителей, жуликов и мошенников, взяточников и казнокрадов становится еще одним фактором деградации страны.

Когда речь идет о головокружительно быстром сколачивании крупных состояний, то следует напомнить, что механизмы этого обогащения находятся под тотальным контролем организованной преступности.

Специалисты утверждают: в России практически за всеми видами бизнеса, дающего сверхдоходы (до 85 % коммерческих и банковских структур), «надзирают» преступные сообщества.

Сегодня организованная преступность напрямую угрожает безопасности самого общества и государства. Проникнув во все представительные, исполнительные и правоохранительные структуры, она напрямую заявляет о своих претензиях на государственную власть.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.025 с.)