ТОП 10:

Из записок Де ла Невилля Поход москвитян на Крым с 1687 по 1689 год



 

После многих и зрелых прений в военном сонете определили послать многочисленное войско в малую Татарию и выбрали князя Голицына большим воеводою, или генералиссимусом; боярина Алексея Семеновича Шеи-на24, воеводу новгородского,— генералом казанских войск; думного дворянина Ивана Юрьевича Левонтьева — воеводою ертаульным, т. е. генералом небольшого числа казаков и других легковооруженных войск, которые всегда идут впереди армии и которые, собственно говоря, могут быть названы пропащими головами. Окольничий Леонтий Романович Неплюев, воевода севский, назначен начальником севских войск, а князь Михаил Андреевич Голицын, воезода белгородский,— белгородских войск. […]

Общее место сбора войск назначено было в Украине, земле казаков, независимых от гетмана и управляемых своими полковниками. Войска московские собрались в Артеке, новгородские — в Оске, казанские — в Руплоске, севские — в Красном Куту, а белгородские, которые должны были находиться на границах,— в Белгороде25. Гетман собрал свои войска в Гадяче, и так как всем отрядам велено было явиться на сборные места к 1 марта, то всю зиму 1686 года продолжалось движение войск; 1 мая отряды соединились и составили ополчение в 300000 пехоты и 100000 конницы, образовав лагерь за рекою Мерло. Через несколько дней вслед за тем начался поход на Полтаву — город, принадлежащий гетману.

Дойдя до Скарсина [?] на реке Авите [?], ожидали некоторое время образа богоматери, который легковерным москвитянам казался чудотворным и о котором один инок передал начальникам войска свое видение, возвестившее ему, что без помощи сего образа поход на Крым будет безуспешен и что необходимо привезти образ в армию. Снисходительность начальников и суеверие солдат, которому москвитяне преданы более всех других народов, совершенно напрасно задержали дальнейшее движение армии в течение двух недель. Встретив с должными обрядностями чудотворную икону, продолжали поход. 15 июня достигли реки Самар^ы, которая, как и все вышеупомянутые реки, впадает в Днепр. Тут устроили мосты, по которым и перешла вся армия. 20 июня оставили Самару, имея Днепр направо, и остановились на Татарке, от Татарки шли до реки Московки, потом до Каменки, Конских Вод и Карачакрака. Отсюда войско не могло идти далее по причине засухи, которая была так велика, что, по собранным известиям, все поля и луга выгорели на 50 миль кругом, и невозможно было никоим образом достать фуража. Изумленный таким неожиданным событием, главнокомандующий переменил намерение и, вместо нападения со своим полумиллионным войском на хана, решился на поспешное отступление. Он обратился к Карачакраку и остановился на берегу Днепра, чтобы собрать срураж, сохраненный от огня и засухи разливом этой реки, и чтобы облегчить себе возвращение. Справедливо можно было предположить, что татары нападут на войско, которое хотя и сильно было само по себе, но чрезвычайно затруднялось огромным обозом. […]

Отряд из 30000 человек, под начальством ЛеонтияРомановича Неплюева, начальника севских войск, отправлен был к Запорожью, с целью заставить татар думать, что кроме этого отряда другого войска не было.Сын гетмана Ивана Самойловича26 был также послан сотрядом казаков. Остаток армии перешел к реке Самаре,где Голицын, осмотрев местоположение, решился построить город, дабы держать из него в повиновении казаков истеречь татар, хотя последние и вторгаются в Московиюс разных сторон. В следующем году этот город был уже •готов, как расскажу я впоследствии. •

От реки Самары войско двинулось к реке Мерло, где ожидали повелений из Москвы о том, должно ли распустить войско. Здесь Голицын, чтобы отстранить при дворе нарекание о малом успехе похода^ решился свалить всю вину в неудаче на гетмана Ивана Самойловича. Хотя гетман был весьма силен, начальствуя всею Украиною, которая возмутилась некогда в царствование Владислава 27 против Польши, и хотя он всегда мог выставить в поле 100000 своего казацкого войска, но Голицын, имея на своей стороне царевну, решился погубить его. Он писал ко двору, обвиняя гетмана и утверждая, что он был причиною всего происшедшего в походе; вместе с тем он просил позволения низложить его и избрать на его место другого. Когда приказ об этом был получен, Голицын приказал немедленно тем самым стрельцам, которые были, по желанию гетмана, приставлены к нему для охранения его, ибо он не доверял казакам, захватить его в полночь. Ивана Самойловича привели, связанного веревками, на то место, где находилось московское войско^ и которте всегда, учреждается в русских армиях при главной квартире и называется шатер, т. е. палатка правосудия. Туда утром созвал Голицын всех своих офицеров и дворян. Генералы-бояре заняли сбои места, и гетман был представлен перед ними. Прежде всего прочитан был. царский указ. Затем гетмана свели с главными казаками, которые, будучи подкуплены, стали обвинять его в сношениях с ханом и в приказании тайно жечь траву на степях. Бедный казацкий начальник увидел судьбу свою мгновенно совершенно переменившеюся; вместо вельможного, т. е. «всемогущего», он услышал название «скурвый сын», и раболепные дотоле подчиненные ему казаки забыли всякое уважение. Один из их полковников, по имени Димитруки [Дмитрашка Райча], обнажил даже саблю и хотел убить его. Но Голицын остановил кровопролитие, сказав, что гетман приведен был для того, чтобы судить его по форме, а не для убиения. По окончании этого военного суда гетман задержан был под крепкою стражею, и к Леонтию Романовичу Неплюеву послан был курьер с приказанием захватить гетманова сына, который был отделен от своего отца. Несколько верных казаков постарались предупредить этот приказ, желая спасти несчастного. Неплюеву нелегко было после этого достать гетманского сына, который удалился от него со своими войсками как можно дальше. Хотя главные казаки соглашались с полученным приказом и готовы были выдать своего начальника, точно так же как и компанейщики, или конные казаки, но сердюки, или казацкая пехота, окружили его палатку и не позволяли взять своего начальника; наконец их уговорили, и с общего согласия сын гетмана был отдан в руки Неплюева, который гордился своею добычею, радуясь, что может, благодаря этому, восстановить к себе доверие, потерянное после неудачной схватки с Нуради-ном-султаном у Камистана на Днепре. С торжеством отправился он со своим пленником в главную армию.

Доставши в свои руки сына гетманского, бояре-генералы рассуждали о том, как разжаловать отца и как избрать на место его нового гетмана. Самойлозич был послан в Сибирь, а казаки, созванные для выборов, избрали Мазепу28, писаря, или своего государственного секретаря, и с радостью провозгласили его гетманом. Этот князь некрасив собою, но челозек весьма сведущий и говорит по-латыни превосходно. Он родом казак и был пажем у короля Казимира29, а затем офицером в его гвардии и поэтому очень привязан к полякам.

Князь Голицьш одобрил выбор казакоз, но большая часть их, которую не призывали на выбор, изъявила несогласие. Некоторые казацкие города возмутились, идома некоторых полковников были разграблены в их отсутствие. Новый гетман, желая прекратить беспорядки,просил войска у Голицына, который и дал ему 3000 человек из смоленских полков и 1000 конных, для того чтобыони проводили его до Батурина — обычной резиденции гетмана. […]

Первое предложение, сделанное Голицыным в совете, было относительно пользы, которую должна принести постройка города на берегу реки Самары, где могли быть собраны запасы всякого рода. Предложение было одобрено, и окольничий Леонтий Романович Неплюев был отряжен с 30000 человек с приказом построить город. Гетман со обоими войсками должен был следовать за ним, а план крепости составил голландский инженер полковник Вазаль. Посланные войска собрались в Ниске [Рыльск?] и в последний день мая были на Самаре. В один месяц город был кончен, так как он состоит только из ретраншемента, который может останавливать набеги татар и покушения казаков; его назвали Ново-богородицк, т. е. город Богоматери. Оставив в нем гарнизон, остальное войско воротилось; окольничий за свое старание и труды получил чин боярина. В походе""

Де ла Невилль Любопытные и новые известия о Московии // Россия XV-XVII вв. глазами иностранцев. Л., 1986. С. 491-495.

 

 

Договор и постановление между гетманом Орликом и войском Запорожским в 1710 году (Конституция)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа, Бога, во Троицы Святой славимаго.

Нехай станется на векопомную войска Запорожского и всего народу Малороссийского славу и памятку!

Дивный и непостижимый в судьбах своих Бог, милосердный в долго­терпении, праведный в казни, яко всегда, от початку видимого сего света, на праведном правосудия своего мириле, едны Панства и народы возвыша­ет, другие за грехи и беззакония смиряет, едны порабощает, другие освобож­дает, едны возносит, другие низвергает; так и народ валечный, стародавний Козацкий, прежде сего именованный Козарский'-, первь провознесл был славою несмертельною, обширным владением и отвагами рыцерскими, которыми не только окрестным народом, лечь и самому Восточному Панству, на море и на земли страшен был, так далече, же Цесарь Восточный, хотячи оный себе вечне примирити, сопрягл малженским союзом сынови своему дочку Кагана, то есть. Князя Козарского2'. Потом славимый во вышпых той же праведный Судия Бог, за умножившиеся неправды и беззакония, многими казньми наказавши тот народ Козацкий, понизил, смирил и ледво невечною руиною низвергл, наостаток военным оружием державе Польской через Болеслава Храброго и Стефана Батория, Королей Польских, поработил. И любо не домыслимый и непонятный в правосудии своем Бог, наказуя наказал сородных наших предков несчисленными плягами, однак не до конца прогневаючися, ни во веки враждуючи, а хотячи на первую слободу помянутый народ Козацкий з подтяжного на тот час панованья Польского выпроводити, воздвигнул ревностного Православия святого, отчизны прав и вольностей войсковых стародавных оборонцу, валечного Гетмана, славной памяти Богдана Хмельницкого, который помо-щию его всесильною, непреодоленным пособием найяснейшого Короля, Его Милости, Шведского, несмертельной и вечно достойной памяти Карла Десятого, и с полным и сопособственным Панства Крымского и войска Запорожского оружием, а своим благоразумным промыслом, працами и отвагами вызволивши з Польского подданства войско Запорожское и народ порабощенный и утысненный Малороссийский, поддался з оным добро-волне под самодержавную руку Великих Государей, Царей и Великих Князей, повелителей Российских, надеючися, же обовязков своих, в дого­ворах и статьях изображенных и присягою отверженных. Государство Московское, яко з нами единоверное, содержит и вечне войско Запорож­ское и народ вольный Малороссийский при правах и вольностях ненаруши­мо под обороною своею заховает. Лечь по смерти славной памяти того же Гетмана, Богдана Хмельницкого, кгды тое ж Государство Московское многими изобретенными способами усиливало права и вольности войско­вые, собою подтвержденные, надвередити и до конца разрушити, а на народ вольный Козацкий, собою никогда не завоеванный, невольничое ярмо вложити, теды клекрот войско Запорожское в том насильство терпело, тилекрот принуждено было кровию и отвагами целости прав и вольностей своих боронити, до которых обороны сам Бог мститель пособствовал. Напоследок, когда уже свежо теперь, за Гетманства славной памяти небож-чика, Ясновельможного Иоанна Мазепы, помянутое Государство Москов­ское, хотячи свое злое намерение в скуток привести, а воздаючи злая воз благая, во место вдячности и респектов, за так многие верные службы, и гонение на оных до остатнего знищения кошты и утраты, за несчисленные отваги и военные кровавые працы, хотело непременно Козаков в регулярное войско переменит, городы в область свою одобрати, права и вольности войсковые поломати, войско Запорожское Низовое искоренити и имя того вечне згладити, чого явные были, и под сее время суть, знаки, доводы и початки, тогда преречениый, славной памяти, Гетман Ясновельможный Иоанн Мазепа, подвигнувшися правдою и ревностию за целость отчизны, прав и вольностей войсковых, а желаючи усердным желанием за дний Гетманського своего владения видети, и по смерти своей для векопомной имени своего памяти заставит тую ж отчизну, милую матку нашу, и войско Запорожское городовое и низовое, не тилко в ненарушимых, лечь и в разширеных и размноженых вольностях, кветнучую и изобилуючую, отдал­ся в непреламанную оборону Наяснейшего Короля, Его Милости, Швед­ского, Карла Двенадцатого, особливым Бога Всемогущего Промыслом, с войсками своими вступившего в Украину; последуючи и наследуючи Анте-цессора своего, славной памяти, валечного Гетмана, Богдана Хмельницко­го, который, з Наяснейшим Каролем Шведским, Его Королевскому Вели­честву соименитым дедом. Королем Десятым, единомыслием и промысла­ми военными в высвобожденью отчизны своей от Польского, на тот час тяжкого, подданства согласуючися, не меншую, мел в замыслах своих помочь, до розерванья сил Польских стягаючуюся, и хоть то неизследован-ные судьбы Божий, так ревностного небожчиковского намерения, за опач-ным отменной фортуны военной поводом, не тылко не исполнили, лечь и самого тут в Бендере декретом смертельным, прикрили; однак, осиротелое, по смерти своего первенствуючого Рейментара, войско Запорожское, не отчаеваючися желаемой себе свободы, и полагаючи сталую уфность в помощи Божой, в протекции Наяснейпюго Короля, Его Милости, Швед­ского, и в праведной нашой справе, якая всегда обыкла триумфовати, на попарте оной и для лучших войсковых порядков и поводу, постановило, з общою Енеральной Старшины обрадою, последуючи и согласуючи в том воли Наяснейшого Протектора Нашего, Королевского Величества Швед­ского, избрати себе нового Гетмана, на которое избрание назначивши термен, кгды на приличное тому акту елекциальному местце под Бендером, в общую Раду, с предводителем своим, Паном Константином Гордеенком, Атаманом Кошевым совокупилося, теды все сполне з Старшиною Енераль-ною и з Послами от войска Запорожского зового, у Днепру зостаючого, знесшися, по давным обыкновениям и по правилам войсковым, избрали себе, водными единократными голосами, за Гетмана, Его Милости, Пана Филипа Орлика, достойного тоей Гетманской чести и могучего, при помощи Божой и при протекции Наяснейшого Королевского Величества Шведского, высоким своим разумом и искуством, уряд тот Гетманский, под сее время трудное тяжкий, двигати, управляти и о интересах отчичны Малороссийской радети и радити. А поневаж преждный Гетманы войска Запорожского, зостаючи под Самодержцами Московскими, привлащати себе дерзали над слушность и право. Самодержавную владгу, которою были значне надвередили данные порядки, права и вольности войсковые, не без всенародной тяжести, пре то мы, Енеральная Старшина, тут притомная, и мы. Атаман Кошевый з войском Запорожским, запобегаючи впред таковому безправью, найбарзей под сей до того дела выгодный час, когда тое ж войско Запорожское, не для чого иншого под протекцию Наяснейшого Королев­ского Величества Шведского удалося, и теперь оной крепко и непоколеби­мо держится, тылко для поправы и подвигненья упалых прав своих и вольностей войсковых, договорили и постановили с Ясновельможным, Его Милостью, Паном Филипом Орликом, новообранным Гетманом, абы не тилко Его Велможность, за счастливого Гетманского своего владения, всех тых, тут последуючих, пунктами изображенных, а собою поприсяжных договоров и постановлений, ненарушимо додержал, лечь и за инших, впредь будучих, Гетманов войска Запорожского, чтоб оные непременно захованы и задержаны были, которые так ся в собе мают:

1.

Поневаж межи тремя добродетельми богословскими вера первенству­ет, теды в первом сем пункте о вери святой Православной Восточного исповедания дело надлежит начата, которою, яко раз народ валечный Козацкий, за владения еще Каганов Козарских в столице Апостольской Константинопольской просвященный зостал, так и теперь непорушимо в оной триваючи, жадным иноверием никогда не колебался. И не тайно есть, же славной памяти Гетман Богдан Хмельницкий з войском Запорожским, ни за что иншое, опрочь прав и вольностей войсковых, унялся и праведную против Речи Посполитой Польской воздвыгнул войну, тилко, во первых, за веру святую Православную, якая розними тяжестями насильствована была от власти Польской до Унии31 з Костелом Римским, а по искоренении иноверия з отчизны нашой, не для чого иншого з тым же войском Запорожским и народом Малороссийским в протекцию Государства Мос­ковского удался, и добровольно поддался, тылко для самого единоверия Православного. За чим теперешний новообранный Гетман, когда Господь Бог, крепкий и сильный в бранех, пособит щастливым оружием Наясней­шого Короля, Его Милости, Шведского, свободити отчизну Нашу, Малую Россию, от невольничого ярма Московского, меет и повинен будет, во первых, старатися и крепко застановлятися, абы жадное иноверие в Малую Россию, отчизну Нашу, ни от кого не было впроважено, которое если бы где, чи то тайно, чили явне, могло показатися, теды, владгою своею, должен будет оное искореняти, проповедатися и разширятися оному не допускати, иноверцем сожития на Украине, а найбарзей зловерию Жидовскому, не позволят, и на тое все старанья дожита, жебы едина вера Православная Восточного исповедания, под послушенством Святейшего Апостольского Фрону Константинопольского, вечне утвержена была, и з помноженьем хвалы Божой, церквей святых, а з цвеченьем в науках вызволионых синов Малороссийских, разширялася, и яко крин в тернии, межи окрестными иноверными панствами, процветала. Для большой зась поваги первоначаль­ного в Малой России Престола Митрополитанского Киевского и для знатнейшего дел духовных управления, меет той же Ясновельможный Гетман, за высвобоженьим отчизны от ига Московского, справити у столице Апостольской Константинопольской, Екзаршескую первобытную власть, чтобы через тое обновилася реляция и послушенство синовское до помянутого Апостольского Константинопольского Фрону, от которого пропове-дию Евангельскою в вери святой Кафолической просвещена и змоцнена быта удостоилася.

2.

Яко всякое Панство целостию границ ненарушимою состоится и утверждается, так и Малая Россия, отчизна наша, жебы в своих границах, пактами от Речи Посполитой Польской и от Государства Московского отверженных, найбарзей в там: которые по реку Случь, за Гетманства, славной памяти Богдана Хмельницкого, от тоей же Речи Посполитой Польской, области Гетманской и войску поступлены, вечне отданы и пактами обварованы зостали4', не была згвалчена и нарушена, меет и тое Ясновельмож­ный Гетман, при трактатах Найяснейшого Короля, Его Милости, Шведского, старатися, и крепко, сколько Бог сиды и разума пошлет, застановлятися, где будет належати, а наипаче супплековати о тое до Наяснейшого Маестату, Его Королевского Величества Шведского, яко оборонцы и протектора нашего, чтоб Его Величество не допускал никому, не тылко прав и вольностей, лечь и границ войсковых падвережати и себе привлащати. Над то повинен будет тот же Ясновельможный Гетман, но сконченью, дай Боже, счастливом войны, упросити у Королевского Величества Шведского такого трактату, чтоб Его Величество и Его сукцессорове, Наяснеяшпе Короли Шведские, вечными протекторами Украины титуловалися и самим делом зоставали, для большой крепости отчизны нашой и для захованья оной целости в правах наданых и границах. Так теж и о тое должен будет Ясновельможный Гетман до Наясней­шого Королевского Маестату супплековати, абы у трактатах Его Величества з Государством Московским было тое доложено, чтобы, як невольников наших, на сей час в Государстве Московском найдуючихся, по сконченью войны, нам свободных возвращено, так и все починеные в нынешную войну на Украине шкоды, нагорожено и слушне от Москвы пополнено; а особливе о тое просити и старатися у Наяснейшого Королевского Величества повинен, жебы невольников наших, в Панстве Его ж Величества зостаючих, всех свобождено и нам возвращено.

3.

Поневаж нам всегда приязнь суседская Панства Крымского есть потребна, от которого помощи не раз войско Запорожское до обороны своей засягало, теды, иле под сей час возможно будет, меет Ясновельможный Гетман и Наяснейшого Хана, Его Милости, Крымского, чрез послов старатися о обновленье давнего з Панством Крымским братерства, колле-гации военной и потверженье вычной приязни, на которую бы окрестные Панства заглядуючися, не дерзали порабощения себе Украины желати и оную в чом колвек иасильствовати. По сконченью зась войны, когда Господь Бог пособит, при желаемом и помыслном нам покою, новообран-ному Гетману на своей осести резиденции, тогда крепко и неусыпно постерегати того, должностию уряду своего обовязан будет, абы ни в чом з Панством Крымским5' приязнь и побратимство не нарушилося через свое­вольных и легкомысленных з нашей стороны людей, которые обыкли не тылко суседскую згоду и приязнь, лечь и союзы мирные, рвати и раздрушати.

4.

Войско Запорожское Низовое, яко несмертельную собе славу многи­ми рыцерскими отвагами на море и на земли заслужило, так и не меншими наданнями обогащено было для общего своего пожитку и промыслов, лечь кгды Государство Московское, вынаходячи розных способов до утисненья и знищенья оного, построило на власных войсковых кгрунтах и угодиях, то городы Самарские, то фортецы на Днепре6', чим, хотячи в промыслах рибпых и звериных томуж войску Запорожскому Низовому перешкоду учинити, незносную шкоду, праволомство и утеменженье учинило. На остаток гнездо войсковое, Сечь Запорожскую, военным наступлением разорило. Пре то, по скончанью, дай Боже, счасливом, войны (есть ли теперь помянутое войско Запорожское тых кгрунтов своих и Днепра от насильства Московского не очистит и не удовольнит), повинен будет Ясневельможний Гетман, при трактованыо Наяснейшого Короля, Его Милости, Шведского, з Государством Московским о покою, о тое старати-ся, жебы Днепр от городков и фортеи Московских, тако ж и кгрунта войсковые от поссессии Московской очищены и до первобытной области войска Запорожского привержены были, где впредь никому а ни фортец строити, а ни городков фундовати, а ни слобод осажувати, а ни яким же колвек способом тых войсковых угодий пустошити, не тылко не меет Ясновельможный Гетман позволяти, лечь и до обороны оных обовязан будет войску Запорожскому Низовому всякую помочь чинити.

Город Терехтемиров, поневаж здавна до войска Запорожского Низо­вого належал и шпиталем оного назывался7', теды и теперь, за освобождень­ем, дай Боже, отчины от Московского подданства, меет Ясновельможный Гетман тот же город войску Запорожскому Низовому, зо всеми угодиями и з перевозом на Днепре, там зостаючим, привернута, шпиталь в оном для старинных зубожалых и ранами скалеченных Козаков, коштом войсковым построити, и отколь меет им быта пища и одежда, промысл; также Днепр увесь з гори от Переволочной вниз, перевоз Переволочанский и самый город Переволочную, с городом Керебердою и река Ворскло з млинами, в полку Полтавском знайдуючимися, и фортецу Козацкую приналежитостями, повинен будет Ясновельможный Гетман и по нем будучии уряду того Гетманского наследники, веддуг давных прав и привилеев, при войску Запорожском заховати, никому з власти духовной и свецкой не допускаючи и не позволяючи езов там на Днепре от Переволочной вниз забивати и строити, станов и рыбных ловль заводити, особливе в полю реки, речки и всякие прикметы, аж по самой Очаков, не до кого иншого, тилко до войска Запорожского Низового, вечными часы меют належати.

6.

Если в Панствах Самодержавных хвалебный и состоянию публичному полезный заховуется порядок, в тот порядок, же завше, як в бою, так и в покою, о общом отчыстом добре приватные и публичные обыкли отправо-ватися Рады, в которых и самыи Самодержцы притомностию своею продку-ючи, не возбраняются соизволение свое под общое Министров своих и Советников зданье и ухвалу подлагати, а чому ж бы в вольном народе таковый збавенный порядок не мел быта захован, который, любо в войску Запорожском при Гетманах перед сим, ведлуг давных прав и вольностей, непременно содержался, однак, кгды некотории войска Запорожского Гетмана, привлащивши собе неслушне и безправне Самодержавную владгу, узаконили самовластием такое право: «Так хочу, так повелеваю», через якое Самодержавие, Гетманскому урядови неприличное, уросли многие в отчиз­не и в войску Запорожском нестроения, прав и вольностей разорения, посполитые тяжести, насильные и накупные урядов войсковых распоря­женья, легкое Старшины Енеральной, Полковников и значного товариства поваженье, пре то Мы, Енеральная Старшина, Атаман Кошовый и все войско Запорожское, договорили и постановили с Ясновельможным Гетма­ном, при елекции его Вельможности, таковое право, которое меет быта вечне в войску Запорожском заховано: абы в отчизне нашой первенствую-чими были советниками Енеральная Старшина, так респектом урядов их первоначальных, яко и уставичной при Гетманах резиденции; по ных, зась обыклым порядком последуючии Полковники городовие, подобным же публичных советников характером почтены нехай будуть; над то з каждого полку по единой значной старинной, благоразумной и заслужоной особе меют быти до общей рады Енеральнии Советники, за согласием Гетманским избраны, з которыми всеми Енеральными особами, Полковниками и Енеральными Советниками должен будет теперешний Ясновельможный Гетман и его сукцессорове о целости отчизны, о добре оной посполитом и о всяких делех публичных радитися, ничего, без их соизволения и совету, приватною своею владгою, не зачинати, не установляти и в скуток не приводити. Для чого теперь, при елекции Гетманской, единогласною всех обрадою и ухвалою, назначаются три Енеральные в каждом року Рады, меючиеся в резиденции Гетманской отправовати: первая о Рождестве Христовом, другая о Воскресений Христовом, трегия о Покрове Пресвятой Богородицы, на которое, не тылко Панове Полковники з Старшиною своею и Сотниками, не тылко зо всех полков Енеральныи Советники, лечь и от войска Запорожского Низового, для прислухованья ся и сетованья, Послы меют и повинни будут, за присланьем к себе от Гетмана ординансу, прибувати, ничого назначеного термену не ухибляючи, где что колвек будет от Ясновельможного Гетмана, до общой бы Рады предложено, о том всем благосовестно, без жадных, приватного своего и чужого порядку, респектов, без душегубной зависти и вражды, советовати обовязаны будут, так далече, жебы ничого не было в тых Радах з уближеньем чести Гетманской, з публичною отчизны тяжестию и разорением, а, не дай Боже, и пагубою. Если бы зась, опрочь тых вышреченных, до Енеральной Рады назначенных терменов, притрафлялися якие публичные справы, скорого управления, отпреставления и отправления потребуючие, теды Ясновельможный Гетман моцен и волен будет, з обрадою Енеральной Старшины, таковые дела повагою своею Гетманскою управляти и отправовати. Так же если бы якие письма приключалися з заграничных посторонных Панств, до Ясновель­можного Гетмана ординованные, теды оные мает Его Вельможность Ене­ральной Старшине объявити и ответы, якие отписуватимутся, осведчати, не утаеваючи пред ними жадных корресподенций лпстовных, найбарзей загра­ничных и тых, якие могут целости отчистой и добру посполитому вредити. А жебы скутечнейшая была в секретных и публичных Радах, междоусобная Ясновельможного Гетмана з Старшиною Енералыюю, с Полковниками и Енеральными Советниками поуфалость, повинен будет каждый з ных, при обнятю своего уряду, на верность и у отчизне на зычливость к рейментарови своему на захованье повинностей своих, якие колвек до уряду чиего належатимут, формальную присягу, ведлуг роты, публично ухваленой, вы-конати. И если бы что противного, здоровного, правам и вольностям войсковым вредительного и отчизне неполезного усмотрено было в Ясно­вельможном Гетману, теды таяж Старшина Енеральная, Полковники и Енеральные Советники, моцны будут водными голосами, чили то приватне, чили, когда нужная и неотволочная потреба укажет, публичне, на Раде Его Вельможности выговорити и о нарушенье прав и вольностей отчистых упоминатися, без уближенья и найменшого поврежденья высокого реймен-тарского гонору; о якие выговоры не меет Ясновельможный Гетман уража-тпся и пометы чинитп, овшем развращенная исправитн старатимется. Особливе Енеральныи Советники, каждый з ных в своем полку, з которого на радецтво изберется, силен будет, совокупно с Паном Полковником городовым, постерегати порядков и оные общим советом управляти, заста-новляючися за крывды и тяжести людские. А яко Енеральная Старшина, Полковники и Енеральныи Советники, повинны будут Ясновельможного Гетмана в должном мети почитании, наложить ему выражати гонор и верное отдавати послушенство, так и Ясновельможному Гетману взаемне шановати оных, и за товариство, а не за слуг и предстоятелей работных, належит консервовати, не принуждаючи их умыслие, для пониженья особ, до публичного, неприличного и непоносного пред собою стоянья, опрочь того, где потреба укажет.

Если бы кто з Енеральпых особ, Полковников, Енеральных Советни­ков, злачного товариства и инных всех войсковых урядников над той самой <ВЬрни, чи то гонор Гетманский дерзнул образиш, чили в иншом яком деле провинити, теды таковых проступцов сам Ясновельможный Гетман, приват­ною своею пометою и владгою не меет карата, лечь на суд войсковый Енеральный таковую справу, чито криминальную, чили не криминальную, повинен будет здати, у которого який нелицемирный и нелицезретельный падет декрет, такий должен всяк преступный понести.

8.

Тыеж Енеральные особы, уставичне при боку Гетманском резидую-чие, всякие справы войсковые, якие до чиего чину и повинности будут належати, меют Ясневельможному Гетману доносити и деклярации отоира-ти, а не слуги приватный домовый, которых до жадных справ, докладов и дел войсковых не отправовати.

9.

Поневаж перед сим в войску Запорожском всегда бывали Подскарбии Енеральный, который скарбом войсковым, млынами и всякими, до скарбу войскового належащими, приходами и повинностями заведовали и оными за ведомом Гетманским шафовали8', теды и теперь таковый порядок общим договором установляется и непременно узаконяется, абы за уволненьем, дасть Бог, отчизны нашой з ярма Московского, увагою Гетманскою и соизволением общим, был обран Подскарбии Енеральный, человек знач-ный и заслуженый, маетный и благосовестный, который бы скарб войско­вый в своем дозоре мел, млынами и всякими приходами войсковыми заведовал и оные на потребу публичную войсковую, а не на свою приватную, за ведомом Гетманским, оборочал. Сам зась Ясновельможный Гетман до скарбу войскового и до приходов, до оного належащих, не имеет належати и на свой персональный пожнток употребляти, довольствуючися своими оброками и приходами, на булаву и особу его. Гетманскую, належачими, яко то: индуктою, полком Гадяцким, сотнею Шептаковскою, добрами Поче-повскими и Оболонскими и иншими нитратами, якие здавна ухвалены и постановлены на уряд Гетманский; больш зась Ясновельможный Гетман маетностей добр войсковых не меет самовластно себе привлащати и иншым, мней в войску Запорожском заслужоным, а найбарзей чернцям, попам, вдовам бездетным, урядником, посполитым и войсковым мелким слугам своим Гетманским и особам приватным, для респектов яких колвек, не раздавати. А не тылко до боку Гетманского Подскарбии Енеральный поприсяжный, для дозору скарбу войскового, меет избиратися, и где резиденция Гетманская утвердится, там зоставати, лечь и в каждом полку два Подскарбии, так же поприсяжный, люде значныи и маетный, общою, Полковника, Старшины войсковой, и посполитой ухвалою, повинны знай-доватися, который бы о полковых и городовых приходах и посполитых поборах знали, оные в своем заведованью и шафунку мели и каждого року порахунок з себе чинили. Якие полковие подскарбии, меючи релацию до Енерального Подскарбего, должны будут в своих полках о належащих до скарбу войскового приходах знати, оные отбирати и до рук Енерального Подскарбего отдавати. Панове Полковники зась неповинни так же интересоватися до скарбцов полковых, контентуючися своими приходами и добрами, на уряд Полковничий належащими.

10.

Яко всяких во отчизне и войску Запорожском порядков, по должности уряду своего меет Ясновельможный Гетман постерегати, так найбарзей повинен будет и на тое пилное и неусыпное мети око, жебы людем Войсковым и посполитым збытечные не чинилися тяжести, налоги, утемен-женья и здырства, для которых они, оставивши жилища свои, обыкли в прочку ити и в заграничных Панствах спокойнейшого, легчайшого и помыслнейшого шукати себе помешканья. За чим, абы Панове, Полковни­ки, Сотники, Атаманья и всякие войсковые и посполитые урядники, не важилися панщизн и роботизн своих приватных господарских Козаками и посполитыми людьми тыми, якие а ни на уряд их не належат, а ни под их персональною державою зостают, отбувати до кошения сен, збиранья з поль пашень и гаченья гребель примушати, в одиманью и кгвалтовном купленыо кгрунтов насилия чинити, за леда якую вину зо всей худобы, лежачой и рухомой, обнажити, ремесников безплатежне до дел своих домашних при-неволяти и Козаков до посылок приватных заживати, повинен будет того Ясновельможный Гетман владгою своею возбраняти, чого и сам, на добрый иншым, подручным себе, приклад, меет выстерегатися и не чинити. А поневаж всякие на людей верных тяжести, утыски и здырства походят найбарзей от властолюбмых накупнев, котории, не фундуючися на заслугах своих, а прагнучи несытою пожадливостью, для приватного своего пожитку урядов войсковых и посполитых, прельщают сердце Гетманское коррупци-ами и оными втыскаются, без вольного избрания, над слушность и право, то на уряды Полковничие, то на иншые власты, пре то всеконечне постанов­ляется, абы Ясновельможный Гетман жадними, хочь бы найболшими, не уводячися даткамп и респектами, никому за коррупции урядов Полковничь­их и инших войсковых и посполитых начальств не вручал и на сильно на оные никого не наставлял, лечь всегда, як войсковые, так и посполитые, урядники меют быта волними голосами, особливе зась Полковники, оби-раны, а по избранию владгою Гетманскою подтверживаны; однак таковых урядников елекции не без воле Гетманской отправоватися повинны. Тоеж право должны будут и Полковники эаховати и не постановляти, без вольного избрания целой сотне, Сотников и инших урядников, для корруп­ции и яких же колвек респектов, а для уряд своих приватных не повинны так же от урядов отстановляти.

11.

Вдовы Козачии и осиротелые Козацкие дети, вдовы Козацкии и жоны, без бытности самых Козаков, когда в походах, албо на яких же колвек службах войсковых знайдоватимутся, жебы до всяких посполитых повин­ностей не были потяганы и вымаганьем датков обтяжованы, договорено и постановлено.

12.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.108.191 (0.011 с.)