ТОП 10:

Как наш корреспондент нарушала государственную границу



 

Нет, вспаханную приграничную полосу темной ночью на коровьих копытах я не пересекала. Все было до обыденного просто. Ярким солнечным утром со своим заграничным паспортом я влилась в группу пассажиров, прибывших на теплоходе «Антонина Нежданова» из Японии. Сказать, что я не волновалась, значит, ничего не сказать. Но уговаривала себя: «Не волнуйся, улыбайся, держись непринужденно!» Между тем в моем паспорте штамп о выезде отсутствует...

 

От стойки пограничного контроля меня отделяют человек 10. Крепкие, здоровые мужики, загруженные сумками, коробками. Они чем-то недовольны и громко матерятся. А позади меня иностранная пара, обвешенная рюкзаками, – бородатый парень и худосочная девица.

 

Но вот дошла очередь и до меня. И началось:

 

– Почему у вас нет штампа убытия? Когда вы выходили в рейс? – спрашивает контролер.

 

Я что-то мямлю про какого-то руководителя, путаюсь в дате отхода.

 

– Мы вынуждены снять вас с пограничного контроля до выяснения деталей.

 

Меня уже достаточно крепко держит под локоть девушка-контролер в пограничной форме.

 

Иностранная парочка, впервые въезжающая в Россию, замерла. Такого они не ожидали. Слышу только их вопросы на английском: «За что? За что?» А меня уже ведут в отделение пограничного контроля.

 

Вот и все! Учебное задержание нарушителя государственной границы России прошло отлично. Старший прапорщик Александра Салтановская не зря награждена правительственной наградой – медалью «За отличие в военной службе» второй степени.

 

Так началось мое знакомство с коллективом отделения пограничного контроля «Владивосток – морской вокзал». В подчинении двух Капитанов – Георгия Парфенова и его заместителя Владимира Шишлякова – 40 контрактников-контролеров. И все – женщины, профессионалы высокого класса. Почти у всех – высшее образование, специальная подготовка.

 

В день моей бесславной попытки перейти границу пассажиров было немного. А в другие дни? За считанные минуты прохода через погран-контроль пограничник должен успеть «прочитать» человека, как книгу. Спрашиваю у старшего прапорщика Салтановской: «С кем труднее в этом смысле работать – с мужчинами или женщинами?»

 

– С женщинами! Мы же такие непредсказуемые – то брови выщипаем, то новые нарисуем, то у нас челка, то гладкий зачес... Но ничего, разбираемся.

 

Работа в пассажирском зале – это только часть того, что входит в обязанности пограничного контроля. А ведь еще досмотр судов, контейнеров. К примеру, контролер-пограничник должен великолепно ориентироваться во всех ходах-переходах в машинном отделении грузовых и пассажирских судов.

 

Мне выдали камуфляжную пограничную форму – куртку, брюки с завязками внизу, кепку, фонарь и длинный прут. Так из нарушителя я превратилась в контролера-пограничника. Уже в новом качестве поднимаюсь на борт «Антонины Неждановой». Наш начальник, капитан Елена Владимирова, определила участок досмотра – машинное отделение. Напарница Ольга ориентируется здесь как хозяйка на кухне. Я же не знаю, куда смотреть, но стараюсь не пропустить ни одного отверстия, даже в ящик с ветошью полезла. Все нормально, нарушений нет!

 

Непроверенным осталось пространство возле трубы. Год назад на другом теплоходе именно там нашли гражданина Ирана.

 

Тоскливо гляжу наверх, точно, дело мое – труба. Но надо, так надо! Ольга сноровисто, шустро поднимается по трапу за представителем команды. Я следом. Вот наконец-то последнее пространство. Светим фонариками – пусто – и выходим на верхнюю палубу. А тут машин – немерено. Через какую-то щель спускаемся вниз. Ольга проскочила, а я, считающая себя стройным топольком, застряла. Ни туда, ни сюда! Пришлось через какой-то ящик переползать. Стараюсь не смотреть вниз. На такой высоте – дух захватывает. И понесла же меня нелегкая! На дрожащих ногах захожу в музыкальный салон.

 

– Ну что, жива? – спрашивает прапорщик Салтановская. – Нашла что-нибудь?

 

– Нарушений нет! – бодро отвечаю я.

 

– А у нас было учебное закладывание.

 

– Не может быть! Я пойду искать.

 

Мне даже обидно стало – границу нарушить не сумела, нарушений на борту не обнаружила. В пограничники меня точно не возьмут. Но пограничники шутят, а мне после «легкой» пробежки по машинному отделению и подъему к трубе хочется одного – сесть. Пограничники подбадривают:

 

– Сегодняшний приход и встреча судна – это будничная работа.

 

Но работа, доведенная до автоматизма. За последние 3 года через отделения пограничного контроля прошли более миллиона человек, задержаны 11 нарушителей границы. Выявлены с чужими и поддельными документами 32 нарушителя. В этом году пограничники обнаружили 8 кг опиума. А на теплоходе «Капитан Поров» в контейнере, проходящем по документам порожним, нашли рефрижераторные установки.

 

Совсем недавно старший прапорщик Ольга Баранова сумела при оформлении на выезд разглядеть поддельный паспорт у подданного одной из восточных стран.

 

– Ольга Анатольевна, а он себя как-то не так вел?

 

– Да он по-русски вообще ни одного слова не знал. Старший прапорщик Ольга Баранова также имеет награду – медаль за отличия в охране государственной границы. И я, наивная, хотела обмануть таких асов?

 

«Комсомольская правда» (Дальневосточное представительство)

20 мая 2001 г.

 

Скачут блохи? Это плохо!







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.142.175 (0.004 с.)