ТОП 10:

Критика показаний, часть первая.



Неправдоподобные показания

 

Р: В этой главе мы поближе рассмотрим некоторые показания, относящиеся к холокосту, делая упор на неправдоподобных показаниях. В первой части собраны самые фантастические холокостные россказни, которые помогут вам составить общее впечатление о характере этой темы. Во второй части мы рассмотрим показания ряда часто цитируемых свидетелей[1136].

 

 

Собрание выдумок

 

Р: Следующее собрание холокостных нелепостей постоянно пополняется в рамках нашего конкурса по поиску подобных нелепостей. Вы также можете принять участие в этом конкурсе и выиграть приз, если обнаружите в официальных документах, литературе или сообщениях СМИ новые нелепости. Результаты конкурса регулярно публикуются в журналах «Vierteljahreshefte für freie Geschichtsforschung» и «The Revisionist»[1137]. Одни из этих утверждений были со временем отвергнуты официальными историками, другие же продолжают распространяться до сих пор.

Все эти заявления состоят из весьма похожих нелепостей и извращений, которые вряд ли нуждаются в комментариях. Решайте сами, верить в это или нет.

Итак, взгляните на то, во что немцев силой заставляли верить после Второй мировой войны[1138]:

— Фонтаны крови, брызгающие из общих могил; свидетельство, данное видными свидетелями, такими как Эли Визель и Адольф Эйхман. Адальберт Рюкерль, бывший долгое время руководителем ЦОЗУЮ, также распространял эти нелепые слухи, как и судьи Освенцимского процесса во Франкфурте.

— Взрывающиеся общие могилы (вариант вышеприведённого пункта); выдумано А. Эйхманом.

— Кислотные ванны или ванны с кипящей водой, применявшиеся в Освенциме для изготовления человеческих скелетов; заявление Филипа Мюллера.

— Уколы заключённым в глаза для изменения цвета глаз (Освенцим); заявление Германа Лангбайна.

— Изготовление сморщенных голов из трупов заключённых; обвинение, выдвинутое на Нюрнбергском процессе; утверждалось также Германом Лангбайном.

— Зачёрпывание кипящего человеческого жира из открытых кремационных рвов; утверждалось Р. Хёссом, Г. Таубером, Ф. Мюллером и распространялось Г. Лангбайном.

— Эсэсовец, добровольно вбежавший в газовую камеру в последний момент из чувства сострадания к одной еврейской матери и её ребёнку, чтобы умереть вместе с ними; история, выдуманная Эмми Бонхёффером.

— Изготовление мыла из человеческого жира и ритуальное сожжение такого мыла; заявление Симона Визенталя и судьи СС Конрада Моргена.

— Массовые убийства в гигантских подземных туннелях при помощи тока высокого напряжения; знаменитая история С. Шенде о Бельжеце, схожий рассказ С. Визенталя, заявление на Нюрнбергском процессе касательно Берген-Бельзена.

— Убийства в вакуумных камерах, убийства при помощи пара или газообразного хлора; множество свидетелей и «отчётов» о Треблинке.

— Чудо немецкой импровизации: полное уничтожение общих могил, содержащих сотни тысяч трупов, всего за несколько недель; источник: бесчисленные свидетели и «отчёты».

— Передвижные газовые камеры Треблинки, сбрасывавшие жертв прямо в кремационные ямы; сообщение польского сопротивления, принятое всерьёз традиционным холокостным историком Петером Лонгерихом.

— Ядовитый газ с замедленным действием, позволявший жертвам переходить из газовых камер в общие могилы; сообщение польского сопротивления, также принятое всерьёз традиционным холокостным историком П. Лонгерихом.

— Казнь электрическим током на конвейере; сообщение газеты «Правда» после освобождения Освенцима, 2 февраля 1945 г.

— Сжигание трупов в доменных печах; слух, распространяемый борцом сопротивления, немцем Г. фон Мольтке, а впоследствии — «Правдой»; принято всерьёз П. Лонгерихом.

— Велосипедные гонки, проводившиеся эсэсовцами в газовых камерах Биркенау; описано в газете «Нюрнбергер нахрихтен», которая ссылается на некоего свидетеля.

— Уничтожение трупов взрывчаткой; одно из признаний, сделанных Рудольфом Хёссом под пытками; принято всерьёз прокурорами А. Рюкерлем и Хельге Грабицом.

— Облака синего дыма после газаций синильной кислотой (синильная кислота бесцветна); утверждение эсэсовца Рихарда Бёка.

— Двенадцатилетний мальчик, произносящий героические речи перед другими детьми прямо перед газацией; рассказ Ф. Фридмана.

— Заливание бетона в глотки обречённых, чтобы те перестали петь патриотические и коммунистические песни; утверждение на Нюрнбергском процессе.

— Распевание польского национального гимна и Интернационала умирающими в газовых камерах; заявление Ф. Мюллера; цитируется также Г. Г. Адлером, Г. Лангбайном и Э. Лингенс-Райнером.

— Газовые камеры быстрой сборки для поимки и немедленной газации на месте сбежавших евреев; сообщено Адольфом Эйхманом после тщательной «обработки» израильскими мучителями.

— Казнь путём питья синильной кислоты (синильная кислота испаряется столь быстро, что все присутствующие погибли бы); приговор окружного суда Ганновера; принято всерьёз Хайнером Лихтенштайном.

— Мышцы, вырезанные из ног казнённых узников, столь сильно бились в конвульсиях, что вёдра, в которых те лежали, принимались подпрыгивать; рассказ Ф. Мюллера, полная чушь с медицинской и физической точек зрения.

— Высвобождение газа Циклон-Б в Освенциме и других местах при помощи душевых головок или стальных баллонов; отчёты комиссий из Дахау и Освенцима, а также холокостного историка Вольфганга Бенца.

— Накачивание узников водой до тех пор, пока те не лопались[1139].

— Ребёнок, переживший шесть газаций в несуществующей газовой камере Берген-Бельзена; рассказ о пережитом Моше Пеера в одной канадской газете.

— Женщина, пережившая три газации благодаря тому, что нацисты выводили газ из помещения; свидетельские показания в той же канадской газете, а также утверждение британского политика Майкла Говарда[1140].

— Сказка о медведе и орле, содержавшихся в клетке и съедавших в день по одному еврею; свидетельское показание о Бухенвальде.

— Производство колбасы из человеческой плоти, налаженное эсэсовцами в одном крематории; аббревиатура «RIW», означающая «Reine Juden-Wurst» («Чистая еврейская колбаса»); утверждение Дави Олера, автора фантастических рисунков об Освенциме.

— Абажуры, переплёты, перчатки, сёдла, бриджи (брюки для верховой езды), домашние тапочки, дамские сумочки, изготовленные из человеческой кожи; обвинение, выдвинутое на Нюрнбергском процессе и повторенное на процессе Ильзы Кох.

— Порнофильмы, проецируемые на экранах из человеческой кожи; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Высушенные человеческие большие пальцы рук, используемые Ильзой Кох в качестве выключателей; свидетельское показание, опубликованное в «Нью-Йорк таймс».

— Отец-эсэсовец, подбрасывавший грудных младенцев в воздух и стрелявший по ним как по тарелочкам, в то время как его девятилетняя дочка хлопала в ладоши и кричала: «Папа, папа, ещё!»; заявление на Нюрнбергском процессе.

— Члены Гитлерюгенда, использовавшие еврейских детей в качестве мишени для стрельбы; заявление на Нюрнбергском процессе.

— Вагоны, исчезающие у перрона, ведущего в подземный крематорий Освенцима; заявление Конрада Моргена; приводится Данутой Чех, польским историком Освенцима.

— Узники, которых заставляли вылизывать ступеньки и губами собирать мусор; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Женщины, искусственно оплодотворяемые и затем умерщвляемые газом (Освенцим); обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Пытка заключённых специальным «пыточным набором инструментов», массово изготовляемым фирмой Крупп; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Стрельба по заключённым деревянными пулями, чтобы заставить тех говорить; приводится согласно Всемирному еврейскому конгрессу.

— Порка заключённых при помощи специальной машины для порки; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Убийство заключённых отравленным лимонадом; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Массовое убийство падением с высоты: жертв заставляли взбираться на деревья, после чего те спиливались; заявление Юджина Когана на Нюрнбергском процессе.

— Мальчики, которых убивали, заставляя есть песок; заявление Рудольфа Редера; принято всерьёз холокостным историком Мартином Гильбертом.

— Убийство газом советских военнопленных в каменоломнях; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Заключённые, которых сначала запарывали до смерти и на которых затем проводили вскрытие, чтобы установить причину смерти; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Дробление черепов при помощи специальной машины для дробления черепов с педальным управлением; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— 840 тысяч советских военнопленных, убитых в лагере Заксенхаузен и сожжённых в четырёх передвижных крематориях; обвинение на Нюрнбергском процессе.

— Мгновенное уничтожение 20 тысяч евреев в Силезии при помощи атомных бомб; обвинение на Нюрнбергском процессе.

С: Прошу прощения, что вы сказали?

Р: Я сказал, что евреев якобы убивали атомными бомбами. Вот цитата из судебного протокола допроса рейхсминистра Альберта Шпеера, во время которого главный обвинитель от США Джексон заявил следующее: «Также проводились определённые эксперименты и определённые исследования по атомной энергии, разве нет? [...] Итак, у меня есть достоверная информация, переданная мне в руки, об эксперименте, проведённом недалеко от Освенцима [...]. Целью этого эксперимента было найти быстрый и совершенный способ уничтожения людей без задержек и хлопот с расстрелом, газацией и сожжением, как это делалось ранее [...]. Временно была возведена деревня, небольшая деревня, с временными сооружениями, и в ней было размещено приблизительно 20 тысяч евреев. При помощи этого, недавно изобретённого, орудия уничтожения [атомной бомбы] эти 20 тысяч человек были истреблены практически мгновенно, причём таким способом, который не оставил от них никаких следов»[1141]. Интересно, что слова эти сказал американский прокурор, чьё правительство несло ответственно за Хиросиму и Нагасаки.

С: Выходит, это не просто ложь, а правда, перевёрнутая вверх ногами?

Р: Ну, результаты недавних исследований говорят о том, что немцы действительно провели испытания ядерных бомб в марте 1945 года, то есть за несколько месяцев до американцев. Бомбы были взорваны в центре военной подготовки в Ордруфе, Тюрингия[1142]. На тот момент, когда я пишу эти строки, исследования ещё продолжаются, так что пока ещё неясно, были ли эти бомбы полноценными атомными бомбами или всего лишь «грязными» бомбами. Так или иначе, но во время первого взрыва погибло несколько сот людей, поскольку немецкая армия сильно недооценила взрывную силу бомбы. Среди жертв было также несколько эсэсовцев и узников из располагавшегося неподалёку концлагеря Ордруф.

Таким образом, заявление Джексона в Нюрнберге было грубым искажением и преувеличением случившегося на самом деле.

С: Стократным преувеличением — в том, что касается числа жертв.

Р: Да, скорее всего. Как-никак, правду на Нюрнбергском процессе нельзя было говорить, поскольку ядерные технологии составляли государственную тайну и поскольку это означало бы, что немецкие учёные в ужасных военных условиях достигли тех же успехов, что и американские учёные в мирной стране.

Ядерные технологии, конфискованные армией США на различных подземных заводах Германии, были переправлены после войны в США, а все документы о произошедшем в Ордруфе были строго засекречены сроком на 100 лет. Но похоже, что правда о тех событиях потихоньку, но пробирается наружу.

Большинство нелепых холокостных заявлений, сделанных на Нюрнбергском процессе, принадлежало советским представителям, которые за выдуманными немецкими преступлениями пытались скрыть свои собственные, подлинные, преступления. Как-никак, жестокие советские чистки бывших «фашистских пособников» из числа, русских, украинцев и прибалтийцев, так же как и этническая чистка всех немцев из Восточной Европы, продолжались вплоть до конца 1946 года, поэтому было необходимо какое-то прикрытие. Исследователь-ревизионист Карлос Портер собрал коллекцию нелепостей, представленных в Нюрнберге, бóльшая часть которых уже была отвергнута большинством официальных историков, как не соответствующая истине. Книга Портера под названием «Холокост: сделано в СССР» помогает составить представление об одной из главных движущих сил, стоявших за ранней холокостной пропагандой[1143].

 

 

Курт Герштейн

 

Р: А сейчас давайте поближе рассмотрим некоторые из важных или знаменитых свидетельских показаний. Начнём со свидетелей, служивших во время войны в СС. Несмотря на то, что после войны в руки союзников попало множество тысяч эсэсовцев, служивших в одном или нескольких концлагерях, союзникам почти ни у кого не удалось выбить показания — это невзирая на все применявшиеся к ним методы, речь о которых шла чуть ранее в этой же лекции[1144].

Первым, кого мы рассмотрим, будет Курт Герштейн. Во время войны Герштейн был санитарным экспертом в Ваффен СС. После войны он оказался во французском плену. Там он сделал ряд «признаний», в которых рассказал о своём визите в концлагерь Бельжец, где он будто бы стал свидетелем массовой газации. Поначалу признания Герштейна считались крайне значимыми для историографии. Так, традиционный исторический журнал «Vierteljahrshefte für Zeitgeschichte» (учреждённый специально для перевоспитания немецкого народа) в своём первом номере кратко изложил этот отчёт[1145].

Однако показания Герштейна вызывают ряд серьёзных вопросов. К примеру, он сообщает, что в газовые камеры площадью 25 квадратных метров и объёмом 45 кубических метров заталкивалось 700-800 человек, что означает 27-32 человека на один квадратный метр или 15-18 человек на один кубический метр[1146].

Герштейн сообщает также, что одежда убитых образовывала гору высотой 35-40 метров и что в газовых камерах было истреблено не менее 20 миллионов человек. Ввиду этого многие скептично настроенные люди называли заявления Герштейна нелепыми преувеличениями и выдумками[1147].

Учитывая, что горный инженер Герштейн был коронным свидетелем теории о том, что в Бельжеце и Треблинке людей убивали при помощи дизельного выхлопа, официальные историки не хотели от него отказываться, пусть даже данное утверждение является полной нелепицей: любой горный инженер знает, что совершать массовое убийство при помощи выхлопных газов дизельного двигателя невозможно. Традиционные историки, однако, не могли вечно игнорировать яростную критику ревизионистов и в конце концов были вынуждены внести ряд поправок. Вот что, к примеру, написал британско-еврейский традиционный историк Майкл Трегенца: «В конце 1945 года было известно только семь евреев, которым удалось выжить в Бельжеце; год спустя один из них был убит в Люблине польскими антисемитами [прежде чем он смог дать показания ...]. Если судить по тому, что нам известно сегодня, эти два отчёта [Курта Герштейна и Рудольфа Редера] противоречивы и непоследовательны. [...] Основываясь на нынешнем состоянии наших исследований, мы должны охарактеризовать материал Герштейна о Бельжеце как сомнительный и даже относящийся к области фантастики в некоторых местах. Он приводит ошибочные размеры общих могил; называемое им число охранников слишком высоко; число жертв Бельжеца и Треблинки он определяет равным 20-25 миллионов; коменданта лагеря Вирта он описывает как «хилого и маленького человечка из Швабии» (на самом деле Вирт был высоким и широкоплечим) и т.д. [...] Как было установлено более поздними исследованиями и показаниями, все три отчёта очевидцев касательно лагеря Бельжец следует считать ненадёжными»[1148].

С: Значит, надёжных свидетельских показаний о Бельжеце не существует?

Р: Нет.

С: То есть, вообще нет никаких доказательств?

Р: Никаких. К тому же Герштейн умер, находясь в заключении у французов. Официально было объявлено, что он повесился у себя в камере.

С: Иначе говоря, он либо был доведён до самоубийства своими мучителями, либо был ими убит.

Р: Да, скорее всего, одно из двух. Что ж, больше о коронном свидетеле массовых убийств в Бельжеце мне добавить нечего.

 

Йоханн Поль Кремер

 

Р: Во время войны Йоханн Поль Кремер был профессором медицины в Мюнстерском университете. С 30 августа по 18 ноября 1942 года он проработал в Освенциме, где заменял лагерного доктора, находившегося на больничном. Там он вёл дневник. Некоторые из его дневниковых записей часто используются в качестве доказательства того, что в Освенциме проводились массовые убийства; это было подкреплено показаниями, которые Кремер дал на Освенцимских процессах в Кракове (1947 год)[1149] и во Франкфурте (1964 год)[1150]. Вот некоторые отрывки из дневника Кремера[1151]:

«В лагере карантин из-за инфекционных заболеваний (тиф, малярия, диарея)» (30 августа).

«После обеда — на газации [жилого] блока Циклоном-Б от вшей» (1 сентября).

«В 3 часа утра впервые присутствовал снаружи на особой акции. По сравнению с этим ад Данте кажется мне комедией. Не зря Освенцим называют лагерем уничтожения!» (2 сентября).

«Сегодня после обеда — на особой акции в F.K.L. [женском концлагере] («Доходяги»): самое ужасное из всего ужасного. Хшф.[1152] Тило, военврач, был прав, когда говорил мне сегодня, что мы в «anus mundi»[1153]. Вечером, к восьми часам — снова на особой акции из Голландии» (5 сентября).

«Вечером в 8 часов — снова на особой акции снаружи» (6 сентября).

«2-я предохранительная прививка от тифа; после неё вечером — сильная общая реакция (жар). Несмотря на это, ночью — вновь на особой акции из Голландии (1.600 человек). Ужасная сцена перед последним бункером! Это была 10-я особая акция (Хёсслер)» (12 октября).

«Этим воскресным утром присутствовал на 11-й особой акции (голландцы) при сырой, холодной погоде. Жуткие сцены с тремя женщинами, умолявшими сохранить им жизнь» (18 октября).

С: Вот оно: лагерь уничтожения!

Р: Не стоит так торопиться. Давайте рассмотрим всё внимательнее. Как мы знаем из различных источников (не только из дневника Кремера), в Освенциме свирепствовала страшная эпидемия тифа, а также эпидемия малярии и дизентерии. Ежедневно от этих болезней умирали сотни людей. Крайнее истощение (отсюда — выражение «доходяги»), так же как и неконтролируемая дефекация (отсюда — «anus mundi»), — это симптомы тифа и дизентерии, которых уже самих по себе было достаточно, чтобы дать Освенциму прозвище «задница мира».

Кроме того, учитывая, что от этой эпидемии умерли тысячи людей, становится понятно, почему Кремер называл Освенцим лагерем уничтожения. Впрочем, Кремер упомянул о газациях лишь однажды, когда речь зашла об окуривании жилых кварталов заключённых.

Записи за 5-е и 12-е сентября противоречат частым утверждениям о том, что термин «особые акции» («Sonderaktionen») относится к газациям людей. Данный термин Кремер использует в выражении «bei einer Sonderaktion aus Holland» («на особой акции из Голландии»), что чётко говорит о том, что данный термин относится к депортации голландских евреев. В противном случае он написал бы «Sonderaktion an Juden aus Holland» («особая акция на евреях из Голландии»).

То, что эти депортации приводили к жутким сценам, также не означает, что Кремер был свидетелем массовых казней. Некоторых из депортированных, не совершивших никакого преступления, могла охватить паника по прибытии, из-за разных слухов и из-за того, что они были сильно измождены после долгого и утомительного пути. Неудивительно поэтому, что из-за страха и неопределённости за свою судьбу некоторые из них могли умолять, чтобы их не убивали.

Имеются и другие указания на то, что никакихмассовых убийств Кремер не лицезрел. Профессор Кремер, имевший скептичный и аналитический ум, не скупился на едкие замечания в адрес немецкого правительства в своём дневнике. Например, 13 января 1943 г., в ответ на теорию Филипа Леннарда о немецкой физике, он написал, что говорить об арийской или еврейской науке просто смешно, так как может быть только истинная наука или лженаука. В тот же день он сравнил научную цензуру в Третьем Рейхе с ситуацией, царившей в дни Галилея. Учитывая столь критичное отношение, просто нельзя себе представить, чтобы он никак не прокомментировал истребление тысяч людей, особенно если его заставили во всём этом участвовать.

С: Может, он не стал писать об этом в своём дневнике из-за боязни, что это могли прочесть, и тогда бы у него были неприятности?

Р: Вряд ли — учитывая, что в других критичных замечаниях по поводу национал-социалистического правительства он был весьма откровенен. Кроме того, выглядит крайне сомнительным утверждение о том, что Кремера, после того как он десять недель принимал участие в уничтожении евреев в Освенциме, вдруг ни с того ни с сего отпустили в его университет, где он мог запросто рассказать студентам и коллегам по работе, в чём он только что участвовал, если бы там действительно проводились какие-либо тайные мероприятия по уничтожению людей. Тот факт, что независимого профессора из западногерманского университета на несколько недель отправили в Освенцим и затем отозвали обратно, чётко говорит о том, что немецким властям нечего было там скрывать.

Что действительно творилось в голове у Кремера, видно из следующего письма, написанного им 21 октября 1942 года: «Хоть у меня и нет пока чёткой информации, я, тем не менее, надеюсь, что до 1-го декабря я снова буду в Мюнстере и что я наконец-то оставлю позади этот освенцимский ад, где помимо тифа и т.п. всё сильнее даёт о себе знать эпидемия брюшного тифа»[1154].

Кстати, многие зарубежные авторы исказили смысл дневниковых записей Кремера, умышленно пропустив или неверно переведя ключевое слово «aus» во фразе «Sonderaktion aus Holland» («Особая акция из Голландии»). Например, полячка Данута Чех перевела эту фразу на английский язык как «Особая акция с партией из Голландии»[1155].

С: А как вы объясните то, что Кремер подтвердил тезис об уничтожении в своих показаниях перед судом?

Р: Да так же, как и другие показания «нацистских преступников», которые стали официальными показаниями, данными на суде. Всё это были показные процессы. На них давалось только одно возможное объяснение или толкование для двусмысленных заявлений. Обвиняемые могли либо соглашаться с такой трактовкой, и тогда их ждало кое-какое снисхождение, либо не соглашаться, и тогда их ждало суровое наказание. Большинство обвиняемых выбирало первое[1156].

 

 

Рудольф Хёсс

 

Р: Я уже рассказывал о пытках, которым подвергался Рудольф Хёсс и которые сегодня, в принципе, никто не отрицает. Но поскольку это ещё не доказывает, что его показания не соответствуют истине, давайте рассмотрим их поближе. Анализ показаний Хёсса[1157] позволяет выявить несколько явно лживых утверждений. Так, к примеру, он говорит, что под его командованием, то есть к концу 1943 года, якобы было убито три миллиона человек. Это явная попытка подстроиться под общее число жертв в четыре миллиона, выдуманное в СССР. Для пущей убедительности он преувеличил количество евреев, проживавших в различных европейских странах, примерно в десять раз[1158].

Кроме того, в качестве дополнительных «лагерей уничтожения» Хёсс упоминает Бельжец, Треблинку и некий Вольжец, хотя лагеря под названием Вольжец никогда не существовало. Он утверждал, что в июне 1941-го все эти лагеря уже находились в эксплуатации, хотя Бельжец был сдан в эксплуатацию лишь в марте 1942-го, а Треблинка — в июле 1942-го года.

Он утверждает, что в июне 1941 года он получил приказы приступить к убийству евреев и что в это же время в Освенциме начались газации. Однако официальная историография относит гипотетические приказы об «окончательном решении» к осени 1941-го, а первые газации — к началу 1942-го года[1159].

Хёсс повторяет также байку о человеческом жире, который будто бы собирали и лили в костёр: «Им нужно было поддерживать огонь в ямах, разливать накапливавшийся жир [...]»[1160].

Помимо прочего, Хёсс утверждал, что члены кремационной команды, состоявшей из узников, имели иммунитет к ядовитому газу и не нуждались в противогазах: «Через полчаса после подачи внутрь газа открывалась дверь [газовой камеры], и включалась вентиляционная система. Немедленно начиналась работа по вытаскиванию трупов. [...] Они могли передвигать трупы одной рукой и при этом есть то, что они держали в другой»[1161]. Учитывая, что есть в противогазе невозможно, противогазов у них не было.

На одном из допросов Хёсс чётко подтвердил своё заявление о том, что для тяжёлой работы в газовых камерах противогаз был не нужен:

«В: Но разве этим заключённым не было опасно входить в эти камеры и работать посреди трупов и испарений?

О: Нет.

В: Они носили противогазы?

О: У них было несколько противогазов, но они им были не нужны, так как никогда ничего не происходило.»[1162]

Хёсс рассказывает также о технически непригодных и попросту нелепых методах избавления от трупов: «Поначалу мы лили на тела отработанное масло. Затем мы стали применять метанол. [...] Он [Блобель] пытался также взрывать трупы динамитом, но этот метод практически не дал никаких результатов»[1163].

С: Динамит?! Эсэсовцы, небось, получали особое удовольствие, доставая потом разлетевшиеся руки и ноги с верхушек деревьев и из водосточных желобов!

Р: Что ж, показания Хёсса были оскорблением человеческому разуму, но его английские и польские охранники этого, похоже, не заметили.

С: А почему это они не могли сжигать трупы отработанным маслом и метанолом?

Р: Кремации, описанные Хёссом, будто бы осуществлялись в ямах. Жидкое топливо может гореть на предмете или возле него, но под ним — никогда, так что данный вариант не сработал бы. Жидкое топливо можно применять для воспламенения дров или угля, но не для сжигания того, что плохо горит, не говоря уже про метанол[1164], который горит с крайне низким тепловым выделением. К тому же у немцев во время войны попросту не было тысяч тонн отработанного масла, которым бы они могли сжигать что бы то ни было.

 

 

Пери Броуд

 

Р: Роттенфюрер СС Пери Броуд служил в политотделе Освенцима. Как я уже говорил, сразу же после войны он сделал подробное признание. В 1959 году, однако, он дал показания, грубо противоречащие этому «признанию» (см. главу 4.3.4). Заявления, сделанные Броудом в 1945-м, являются неправдоподобными по многим причинам, среди которых следует отметить следующие[1165]:

1. Броуд сказал, что повсюду стоял запах горящих волос, что невозможно, поскольку крематории не издают такого запаха.

2. Броуд утверждал, что в каждый муфель крематория засовывали зараз по четыре-шесть трупов, что технически невозможно[1166].

3. Он повторил легенду о пламени, идущем из труб крематория.

4. Он утверждал, что массовые расстрелы осуществлялись в лесу неподалёку от Биркенау, — показание, ничем не подкреплённое.

5. Он повторил байку о рвах для сжигания трупов.

6. Он якобы видел, как в морги крематориев II и III, будто бы служивших в качестве газовых камер, одновременно помещали 4.000 человек. Учитывая, что морги эти имели площадь 210 квадратных метров, это означает 19 человек на один квадратный метр.

В завершение — ещё несколько слов о показаниях, данных Броудом на допросах от 30 апреля и 1 мая 1959 года. Согласно последним, его показания за 1945 год были сделаны с чужих слов, то есть основывались на слухах и выдумках. Вот как он в 1959 году объяснил причину, по которой он не мог ничего знать ни о каких газациях: «В этой связи я хотел бы отметить, что информация о том, что в основном лагере проводились крупные газации, держался в строгом секрете от нижестоящих членов СС, так же как и от охраны. Говорить об этом воспрещалось. Члены охраны и те не могли ничего знать о происходящем, разве что только по слухам»[1167].

Здесь Броуд говорит о самом себе, поскольку он начал службу в качестве охранника и дальше звания роттенфюрера так и не продвинулся. Таким образом, в том, что касается газаций в старом крематории, Броуд в 1945 году сообщил не что иное, как слухи[1168]. Впоследствии он стал более аккуратным, но при этом утверждал, что «один раз» он всё-таки был свидетелем газации в крематории I, когда временно проживал на втором этаже госпиталя[1169].

Впрочем, надёжность показаний, сделанных им в 1959 году, невысока, так как он утверждает, что эсэсовцы «герметически оцепляли» всё вокруг старого крематория из основного лагеря, чтобы обеспечить строгую секретность. Это полная чушь, поскольку, если бы эсэсовцы действительно планировали держать в тайне массовые убийства (в том числе — от эсэсовцев, не принимавших в них прямого участия), то они уж точно бы не стали проводить газации в том крематории. Но даже если бы они и пошли на это, то госпиталь для эсэсовцев был бы эвакуирован в первую очередь, потому что там были расквартированы исключительно те эсэсовцы, которые не имели ничего общего с массовыми убийствами.

Служебные здания политотдела находились на противоположной от госпиталя стороне, прямо возле старого крематория. Политотдел был напрямую связан со всеми казнями. Пери Броуд работал в этом здании ежедневно, начиная с июня месяца 1942 года. Остаётся большой загадкой, как это он мог видеть такого рода газацию только один раз (да и то по чистой случайности, из окна госпиталя), если подобные злодеяния ежедневно совершались прямо под его носом.

С: Может, административный корпус политотдела эвакуировался всякий раз, когда проводились газации?

Р: Что же тогда держалось в тайне от политотдела? Как-никак, именно служащие политотдела были ответственны за проведение казней. И если бы администрация хотела держать в тайне от официальных палачей эти тайные газации, то тогда эсэсовский госпиталь тоже бы эвакуировался.

С: А может, политотдел эвакуировался из-за опасности отравления ядовитым газом во время проветривания?

Р: Возможно, но это должно было представлять опасность и для госпиталя. К тому же эвакуация всей территории вокруг крематория из-за опасности отравления ядовитым газом свела бы на нет все попытки сохранить в тайне применение ядовитого газа. Нет, как бы мы ни старались, показания Броуда всё равно остаются нелогичными и непоследовательными.

Так или иначе, но 30 мая 1959 года Пери Броуд был арестован и продержан под арестом во время всего следствия и непосредственно суда, который начался в 1964 году. 20 августа 1965 года окружной суд Франкфурта приговорил его к четырём годам лишения свободы. Он был признан виновным в участии в двадцати двух селекциях и казнях, то есть в соучастии в коллективном убийстве. Однако, учитывая, что он находился в тюрьме ещё с 1959 года, данный срок наказания было решено считать отбытым. Так что Пери Броуд покинул зал суда во Франкфурте свободным человеком. Похоже, что судьи во Франкфурте тайно симпатизировали серийным убийцам, раз они отпустили на волю такого «страшного» преступника.

 

 

Рихард Бёк

 

Р: Рихард Бёк работал водителем в освенцимском автопарке. По ходу Освенцимского процесса во Франкфурте он был дважды допрошен следственной комиссией[1170]. На первом допросе Бёк заявил, что он «однажды лично наблюдал за газацией; это, кажется, было летом 1943 года».

На втором допросе он сказал, что это имело место зимой 1942-43 годов. Несмотря на то, что ему как постороннему было строго воспрещено присутствовать на мнимых газациях или в мнимых казнях в гравийном карьере, он, похоже, не имел с этим никаких проблем, ибо он спокойно доезжал до газовой камеры или же сопровождал эсэсовцев почти до самого места экзекуции.

Согласно ему, команда по расстрелу заключённых была «Внимание, приготовились, марш!»

С: Это просто смешно. Команда должна была быть «Готовься, целься, пли!», или что-то в этом роде.

Р: Что ж, на мой взгляд, здесь могут быть три варианта:

а) газации или расстрелы не были секретными;

б) в СС состояли полные идиоты, неспособные принять самые элементарные меры предосторожности;

в) Бёк позволяет себе поэтическую вольность.

С: Ну, выбрать правильный вариант будет не слишком сложно.

Р: В другом месте своих показаний он говорит, что однажды он получил приказ доставить партию бутербродов к железнодорожному перрону Биркенау, где должна была состояться селекция новоприбывших узников, поскольку СС ожидал комиссию Международного Красного Креста из Швейцарии, которая должна была проследить за «переселением» евреев, и СС хотел впечатлить их бутербродами. Однако комиссия так и не приехала, и Бёк отвёз бутерброды обратно.

С: И что же стало с бутербродами? Он нас что, за дураков считает? Можно подумать, что всемогущий СС был не в состоянии разузнать, когда делегация Красного Креста должна была приехать в лагерь, а когда — нет.

Р: Верно подмечено. А вот несколько отрывков из показаний Бёка, где он рассказывает о газации в одном из бункеров Освенцима, свидетелем которой он якобы лично был: «Наконец к нашему санитарному автомобилю подошёл один эсэсовец (кажется, это был роттенфюрер) и достал банку с газом. С этой банкой он подошёл к лестнице, стоявшей у правой стороны этого здания, которая была видна от ворот. Когда он взбирался по лестнице, я заметил, что у него с собой был противогаз. Взобравшись на верх лестницы, он открыл круглый жестяной люк и вытряхнул в отверстие содержимое банки. Я чётко слышал стук банки об стену, когда он её вытряхивал. Одновременно я увидел, как из отверстия в стене поднимается коричневая пыль. Когда он снова закрыл дверцу, в камере поднялся неописуемый крик. Я просто не в состоянии описать, как кричали эти люди. Это длилось примерно восемь-десять минут, после чего наступила полная тишина. Вскоре после этого узники отворили дверь, и можно было увидеть, как над гигантской кучей трупов висит синеватое облако. [...] Я очень удивился, что команда заключённых, которым было поручено убирать трупы, вошла в камеру без противогазов — это при том, что над трупами висел синий пар, из чего я сделал вывод, что это был газ»[1171].

Вы ничего необычного здесь не заметили?

С: Синильная кислота вовсе не синяя. Бёка ввело в заблуждение название этого вещества. Как говорится, не умеешь врать — не берись.

С: Да, и чтобы те люди погибли так быстро, в камеру нужно было вбросить огромное количество шариков с ядовитым газом. Это значит, что команда заключённых не смогла бы войти в непроветренную камеру, наполненную всё ещё высвобождающимся Циклоном-Б, не надев при этом противогазы и защитные костюмы. В противном случае они сами бы упали замертво.

Р: Очень верное замечание! Позвольте мне также добавить, что Циклон-Б вовсе не поднимает коричневую пыль, когда его высыпают.

С: А как насчёт времени, за которое якобы гибли все люди?

Р: Учитывая, что казнь одного человека в газовой камере США, где ядовитый газ высвобождается в больших количествах прямо под заключённым, занимает десять-пятнадцать минут, маловероятно, что одной банкой Циклона-Б можно было быстро убить сотни людей. Как-никак, Циклон-Б высвобождает содержащийся в нём яд очень медленно.

С: Что ж, тогда выходит, что Бёк не мог видеть то, о чём говорил.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.032 с.)