ТОП 10:

Мыло из жира евреев, абажуры из кожи и сморщенные головы



 

Р: А теперь давайте поговорим о том, если всё, о чём сообщалось во время войны и вскоре после неё, является правдой в глазах признанного исторического сообщества. Прежде всего, это затрагивает, предположительно, всего лишь несколько деталей, связанных с событиями в немецких концлагерях, о которых неоднократно сообщалось. Первое — это Reichsamt für Industrielle Fettversorgung (Имперский отдел по снабжению промышленным жиром), сокращённо — RIF. Во времена Третьего Рейха, заодно со многими другими изделиями, он производил мыло, которое в то время изготавливалось, главным образом, из жира. В 1946 году, на Нюрнбергском процессе, советы представили мыло в качестве вещественного доказательства в связи с заявлением о том, что жир — основная составная этого изделия — происходил от убитых евреев[175]. Суд, однако, не принял данное обвинение. Слишком уж сильно это заявление напоминало россказни о злодеяниях времён Первой мировой войны, в которых утверждалось, что немцы делали мыло из трупов погибших солдат[176]. До сих пор кое-где всё ещё бытует мнение, что инициалы «RIF», печатавшиеся на немецком мыле, обозначают «Reines Juden Fett» (чистое еврейское мыло). Весной 1990-го израильский Центр Холокоста Яд Вашем внёс поправки в эту историю[177]. Согласно нему, сказка о мыле из жира евреев якобы была придумана самими нацистами, для того чтобы подвергнуть евреев психологической пытке. Тем не менее сей центр заявил, что из человеческого жира уж точно никогда не делалось мыло. Что здесь интересно, так это то, как после разоблачения лжи делается попытка возложить вину за эту ложь на тех, против кого она была придумана и распространена по всему свету. Здесь используется лозунг «Жертва сама виновата». Интересно также будет узнать, откуда этот центр имеет информацию, что из человеческого жира никогда не делалось мыло.

 

«Дейли телеграф» 25 апреля 1990 г.   Рассказ о еврейском мыле «был нацистской выдумкой»   Израильский Музей Холокоста заявил вчера, что вопреки общему мнению, нацисты никогда не делали мыла из жира убитых евреев во время Второй мировой войны. Однако они использовали человеческую кожу для абажуров и волосы для набивки матрасов. Историк Йегуда Бауэр сказал, что многие евреи думали, будто их убитые семьи и друзья превращались в мыло, так как сами нацисты распространяли эту историю. «Нацисты говорили евреям, что они делают из них мыло. Это было садистское орудие для психологической пытки» // Reuter

 

С: Может быть, Яд Вашем знает историю происхождения и распространения этих выдумок во всех деталях?

Р: Нет, ответ на это может заключаться в том, что исследователи из Яд Вашема не такие уж и дураки. Они прекрасно знают свидетельские показания, представленные в качестве доказательства «мыльной оперы», так же как и их [не]правдоподобие. Сегодня таких показаний значительно больше, но я сомневаюсь, чтобы их качество сильно улучшилось по мере роста давности тех событий.

На Нюрнбергском процессе главный советский обвинитель Смирнов предъявил суду письменные показания некоего Зигмунда Мазура, в которых говорится следующее:

«Рядом с анатомическим институтом [в Данциге] в глубине двора летом 1943 года было построено каменное одноэтажное здание из трех комнат. Здание это было построено для обработки трупов и вываривания костей. Так было объявлено официально профессором Шпаннером. Именовалась эта лаборатория лабораторией для изготовления человеческих скелетов и сжигания мяса и ненужных костей. Но уже зимой 1943/44 года профессор Шпаннер приказал собирать человеческий жир и не выбрасывать его. [...]

В феврале 1944 года профессор Шпаннер дал мне рецепт приготовления мыла из человеческого жира. В этом рецепте предписывалось брать человеческий жир в количестве 5 килограммов и варить 2-3 часа в 10 литрах воды с 500 граммами или одним килограммом каустической соды, затем дать остыть. Мыло всплывает наверх, а остатки и вода остаются на дне в ведрах. К смеси прибавлялась еще и поваренная соль (пригоршня) и сода. Затем добавлялась свежая вода, и смесь снова варилась 2-3 часа. После остывания готовое мыло выливалось в формы»[178].

Мазур ни разу не появился на Нюрнбергском процессе и, таким образом, не был подвергнут перекрёстному допросу.

Филип Мюллер — это типичный свидетель, давший отчёт о том, как из убитых евреев якобы получался жир. В своих показаниях он утверждает, что в Освенциме тысячи трупов были кремированы в ямах под открытым небом. Вот пара выдержек из его рассказа: «Две ямы, вырытые нами, имели 40-50 метров в длину, около 8 метров в ширину и были глубиной 2 метра. [...] Выкопав канал, имевший лёгкий наклон от центра к каждой стороне, можно будет собирать жир, выделяющийся из трупов во время их горения в ямах, в два коллекторных сборника, расположенных на концах канала»[179].

Мюллер продолжает: «К рассвету в двух ямах, в которых друг на друге лежало около двух с половиной тысячи мёртвых тел, был разведён огонь. [...] мы, истопники, должны были постоянно поливать горящие тела маслом, древесным спиртом, а также человеческим жиром, который в крупных количествах стекался в два коллектора на концах ямы и кипел там. Шипящий жир черпался ковшами с длинной кривой ручкой и разливался по всей яме, в результате чего с большим треском и шипением вспыхивал огонь»[180].

 

Рис. 11. Мыло, якобы сделанное из человеческого жира, — советская «улика» на Нюрнбергском процессе. Оно так никогда и не было подвергнуто судебной экспертизе и впоследствии исчезло[181].

 

Согласно Мюллеру, жир якобы использовался в качестве горючего. Согласно другим свидетелям, он перерабатывался в мыло[182].

С: А как доказать, что подобного рода показания — ложные?

Р: Прежде всего, не надо забывать, что это обвинителю нужно доказать своё обвинение, т.е. вину обвиняемого, а не обвиняемому — свою невиновность. Заявление само по себе ещё не является доказательством, даже если оно исходит от человека, пережившего холокост. Но в данном случае мы весьма легко можем опровергнуть это заявление, при помощи твёрдых научных аргументов. Как известно, точка воспламенения животного жира (который весьма идентичен с человеческим) равна 184 °С[183]. Это значит, что данные жиры при наличии огня или раскалённых углей горят, начиная с температуры в 184 °С. Горящее дерево, таким образом, непременно воспламенит жир, вытекающий из человеческих тел. Этот эффект хорошо известен любому, кто когда-либо видел, как с куска мяса на угли гриля стекает жир: когда на раскалённые угли стекает слишком много жира, весь гриль резко вспыхивает пламенем. Таким образом, схема, описанная Филипом Мюллером и множеством других «свидетелей», просто смехотворна; как-либо черпать человеческий жир было бы физически невозможно[184].

С: Что ж, мыло из жира евреев не делалось. Но у нас ещё остаются абажуры из человеческой кожи и матрасы, набитые человеческими волосами.

Р: Вопрос о том, действительно ли матрасы набивались человеческими волосами, остаётся открытым. Никто не отрицает то, что у всех лиц, отправляемых в лагеря, стриглись волосы — из гигиенических соображений. В те времена так поступали со всеми заключёнными во всех странах, и так поступают до сих пор. Волосы солдат также должны быть короткими из тех же соображений гигиены. Использование таких волос ровным счётом ничего не говорит о судьбе их бывших обладателей, и я также не вижу ничего аморального в этом использовании.

С: Но с человеческой кожей дело обстоит совсем по-другому.

Р: Разумеется. Это заявление впервые появилось на послевоенном Нюрнбергском процессе, параллельно с «мыльными» заявлениями[185]. В ту же категорию, как правило, входят некие сморщенные головы, якобы изготовленные из убитых заключённых. Для обеих вещей имеется достаточное количество фотоматериала времён Нюрнбергского процесса. Впоследствии эти снимки служили в качестве доказательства на судебных процессах против Ильзы Кох, жены бывшего коменданта концлагеря Бухенвальд. Она якобы отбирала в лагере живых узников с татуировкой и отправляла их на смерть, для того чтобы в конечном счёте получить предметы бытового назначения, изготовленные из их кожи. В своём подробном исследовании американец Артур Л. Смит установил, что предметы, определённые американской комиссией как сделанные из человеческой кожи после того, как их отправили в Международный Военный Трибунал в Нюрнберге, бесследно исчезли[186]. Согласно показаниям американского генерала Клея, абажуры из человеческой кожи на самом деле будто бы состояли из козлиной кожи[187]. Все найденные впоследствии предметы были сделаны из синтетической кожи, шкуры животных, текстиля или картона[188]. Обвинения, выдвинутые впоследствии против фрау Кох на немецком суде, основывались лишь на свидетельских показаниях, которые суд некритично принял на веру. Фрау Кох, которая ранее была приговорена к пожизненному заключению американцами в Дахау и затем оправдана, была снова приговорена к пожизненному сроку немецким судом в Аугсбурге, в царившей тогда атмосфере истерии, «пропаганды и массового гипноза»[189]. Впоследствии Ильза Кох покончила с собой в тюремной камере.

Смит утверждает, что во время войны некий аспирант с медицинского факультета Йенского университета писал диссертацию о взаимосвязи между татуировкой кожи и преступностью, для которой он использовал досье узников Бухенвальда. В этой связи татуированная кожа могла иметь возможное применение, вот только принадлежала она уже умершим узникам[190].

С: Но ведь чтобы изучать татуировку на теле, не нужно срезать кожу с умерших людей. Простой фотографии было бы вполне достаточно.

Р: Разумеется. Если они действительно снимали кожу с узника (что ещё нужно доказать), то тогда это было бы оправданно только в том случае, если этот человек перед смертью или его родственники дали соответствующее согласие.

С: Значит, во всей этой легенде всё же содержится доля истины.

Р: Можно исходить из этого предположения. Что касается вопроса о том, есть ли здесь что-либо аморальное, то я хотел бы до поры до времени оставить его открытым для обсуждения.

 

Рис. 12. Сморщенные головы узников концлагеря[191] или амазонских индейцев из антропологического музея?

 

Что же касается сморщенных голов, то положение дел здесь примерно такое же. Немецкий политолог и ревизионист Удо Валенди утверждает — не приводя доказательств, — что две представленные тогда сморщенные головы (рис. 12) были южноамериканского происхождения и имели инвентарный номер одного немецкого антропологического музея[192].

С: Лица у этих голов совершенно не похожи на европейские. У той, что справа, даже видна краска на щеках!

Р: Я не антрополог и мне неведомо, если после сморщивания цвет кожи и очертания лица остаются нетронутыми, так что я не стал бы совать руку в огонь ради этого утверждения. Но если мы примем во внимание то, что волосы заключённых концлагерей, как правило, срезались почти наголо, а волосы у этих голов, напротив, весьма длинные, то у нас возникнут серьёзные сомнения в официальной истории. Так или иначе, но данные черепа исчезли без следа, а систематичный поиск схожих голов в немецких или зарубежных антропологических музеях, насколько мне известно, ещё не проводился.

Как бы то ни было, россказни, всучённые нам на основании обнаруженных улик — мыла, человеческой кожи, сморщенных голов, — были частью искаженными историями, частью явными выдумками.

С: Но нашим детям в школе продолжают рассказывать именно это истории, выдавая их за чистую правду и заставляя детей учить этот материал. Как вы посоветуете нам поступить?

Р: Ответ содержится в самом вопросе. Нужно применить те же самые стандарты, что и для телевидения: с какого возраста вы разрешите вашим детям смотреть фильмы ужасов, в которых людей жестоко убивают, а из их остатков делают различные предметы?

С: Вообще ни с какого. Им должно быть 18 лет, и они должны иметь свой собственный дом и телевизор. Всё остальное будет просто незаконно.

Р: Почему же тогда вы позволяете учителям показывать такие вещи детям 10, 12 и 14 лет?

С: Но ведь это совсем другое. Как-никак, рассказы о холокосте относятся к подлинным историческим событиям — по крайней мере, с точки зрения преподавателя.

Р: И что, дети от этого испытывают меньшее потрясение, чем если бы им говорили, что это всё ненастоящее?

С: Потрясение, пожалуй, только усиливается.

Р: Я тоже так считаю. Некоторым детям по ночам будут сниться кошмары. Многие будут уверены, что столкнулись лицом к лицу с самим сатаной. В любом случае, показ детям материала подобного рода травмирует их.

 

Рис. 13. Коллекция медицинских объектов, якобы найденных в Бухенвальде[193].

 

С: Значит, вы советуете запрещать детям слушать такого рода рассказы?

Р: Об этом нужно говорить не с детьми, а с их учителем. Узнайте у учителя истории, как и когда он собирается рассказывать классу эту тему. Если в план урока входят фильмы или литературное изложение злодеяний, потребуйте, чтобы ваш ребёнок был освобождён от этих уроков. Как ответственный за воспитание ребёнка, вы имеете право так поступать, когда только пожелаете.

С: А если учитель спросит о причинах, что мне ему ответить?

Р: Если вы хотите уберечь вашего ребёнка от нападок и притеснений, я советую не приводить исторические аргументы, не говорить, что по той или иной причине всё это полная неправда. Поступив так, вы только получите врага в лице учителя и, возможно, даже всего преподавательского состава, что нанесёт вред вашему ребёнку. Приводите чисто педагогические доводы, как те, что я обрисовал выше: нельзя показывать детям страшные истории — ни посредством фильмов и книг, ни посредством «учебных» фильмов и литературы по холокосту. Вы оставляете за собой право самим представить ребёнку эту тему, в осторожной манере.

Если же вы готовы оказать большее противодействие, то вы, разумеется, можете также настаивать на вашем участии в уроке, если у вас есть на то время. Но и здесь я бы стал использовать педагогические, а не исторические доводы.

С: Но даже если я избавлю своего ребёнка от подобных уроков, я всё равно не смогу скрывать от него эту тему.

Р: А вам и не нужно этого делать. Вы должны уделить дома ребёнку такое же время, как и то, что он не проводит на уроках, используя при этом ваши собственные методы обучения. Вы должны объяснить ребёнку, почему вы увели его с уроков, приведя как педагогические, так и исторические причины для этого. И, прежде всего, вам нужно объяснить своему ребёнку, почему исторические причины можно высказывать только с крайней осторожностью. Тем самым вы также предоставите вашему ребёнку важное введение в социальные исследования, тема «общественные табу» — тема, о которой умалчивают во всех школах. Таким образом, ваш ребёнок узнает не только то, что учат другие дети, но и то, почему это является спорным и как и в какой манере сей предмет затрагивает и контролирует наше общество вплоть до мозга костей. В итоге ребёнок будет чувствовать себя не так, словно его чего-то лишили, а наоборот, словно ему оказали особую честь. Отныне он знает нечто такое, чего не знает никто другой из его одноклассников. Он чувствует себя выше других, поскольку с ним поделились неким запретным и сокровенным знанием.

 

 

Иван лже-Грозный

 

Р: А сейчас давайте вновь обратимся к положению дел в Соединённых Штатах. В многокультурных США права человека составляют основу для институционной идентичности в гораздо большей степени, нежели в Европе. Поэтому американская общественность гораздо внимательнее следит за соблюдением соответствующих норм правосудия.

В 1986 году гражданин США Иван (Джон) Демьянюк был экстрадирован в Израиль из-за того, что во время Второй мировой войны он якобы убил множество тысяч евреев в «лагере уничтожения» Треблинка. Но когда в конце 80-х годов стало совершенно очевидно, что Демьянюк был осуждён в Иерусалиме только на основании крайне сомнительных и даже сфальсифицированных доказательств, в США стали раздаваться голоса видных людей, требовавших отмены экстрадиции, поскольку, как говорили они, Израиль добился её обманным путём, при помощи ложных фактов. И наконец, утверждали они, США имеют обязательство перед каждым из своих граждан по гарантированию того, что его права были соблюдены и что он имеет защиту со стороны закона, — что явно не имело места в случае с израильскими процессами. Высказывания видных людей, однако, зашли несколько дальше этого требования. В этой связи я хотел бы упомянуть Пэта Бьюкенена — человека, находившегося на переднем крае этих личностей. В 80-х годах Бьюкенен был персональным советником президента США Рональда Рейгана, а во время предвыборной кампании 1992-го — одним из соперников Джорджа Буша-старшего со стороны республиканцев, шедшего на второй срок.

В 1986 году Бьюкенен уже назвал судебный процесс Демьянюка новым делом Дрейфуса[194], а четыре года спустя, во время апелляционного производства в деле Демьянюка, он озвучил следующее:

«Со времён войны было написано 1.600 медицинских статей на тему «Психологические и медицинские последствия концентрационных лагерей для переживших холокост».

Так называемый «синдром пережившего холокост» включает в себя «групповые иллюзии мученичества и героизма». По сообщениям, половина из 20.000 показаний переживших, сделанных в Иерусалиме, считаются «ненадёжными» и не могут быть использованы в суде.

И наконец, об орудии убийства. Во время войны подпольное правительство варшавского гетто передавало в Лондон, что в Треблинке евреев убивают электрическим током и паром»[195]...

С: Я об этом впервые слышу...

Р: Ну, утверждаемые способы убийства для большинства лагерей неоднократно менялись, прежде чем историки договаривались между собой о конкретном способе. Подробно об этом мы поговорим в главе 3.5, посвящённой Треблинке. Но вернёмся к статье Бьюкенена:

...«Израильский суд, однако, заключил, что орудием убийства 850.000 человек был дизельный двигатель советского танка, чей выхлоп направлялся в камеру смерти. Через 20 минут все были мертвы, клялся Финкельштейн в 1945-м.

Проблема состоит в следующем: дизельные двигатели не производят достаточного количества угарного газа для убийства человека. В 1988 году 97 детей, запертые в подземном туннеле в Вашингтоне на глубине 400 футов [120 метров], в то время как два локомотива извергали дизельный выхлоп в вагоны, вышли оттуда невредимыми через 45 минут.

Орудие массового убийства Демьянюка не может убивать».

С: А какое отношение имеет производительность дизельных моторов к возможной вине Демьянюка?

Р: Мы обсудим это несколько позже. Здесь же я хотел бы обратить внимание только на следующее. Массовые газации, которые, в зависимости от источника, унесли в Треблинке (где якобы зверствовал Иван Демьянюк) жизни от 700.000 до 3 миллионов евреев, будто бы осуществлялись посредством выхлопных газов дизельного двигателя захваченного советского танка[196]. Но, до поры до времени, мы не станем обсуждать вопрос о том, насколько обосновано это утверждение и если Бьюкенен прав, когда сомневается в технической осуществимости описанного сценария массовых убийств.

Здесь я хочу обсудить другое. Первое: можете ли вы представить себе, дамы и господа, видного политика — скажем, в Германии, — делающего подобное заявление и затем целых два года по-прежнему имеющего возможность и весьма хорошие перспективы стать кандидатом от крупной национальной партии на пост канцлера? Обратите внимание: Пэт Бьюкенен не взял свои тогдашние заявления обратно![197]

С: В Германии политик, сделавший подобное заявление, вероятно, вступит не в лады с законом и быстренько исчезнет с политической арены. Ведь, поступая так, он, по сути дела, отрицает массовое уничтожение во многих лагерях!

Р: Чтобы вы смогли понять, что побудило Бьюкенена сделать своё заявление, позвольте мне вкратце перечислить события, связанные с Иваном Демьянюком.

Во время холодной войны американские иммигранты из Украины делились на две группы: коммунистическую, управляемую из Москвы, и независимую. Коммунистическая группа печатала тогда еженедельную газету «News from Ukraine» (Новости из Украины), чьё главное предназначение состояло в поливании грязью другую, антикоммунистическую и национально настроенную группу, состоявшую из политических эмигрантов, — в частности, многократными заявлениями о том, что украинцы-националисты сотрудничали с «фашистскими оккупантами» во время Второй мировой войны[198]. Одним из излюбленных методов было «разоблачение» военных преступлений, якобы совершённых украинцами, что не только сеяло рознь между этими украинцами, но и наносило ущерб их общественной репутации[199]. Подобная тактика Советского Союза по борьбе с оппонентами (путём дезинформации и искажённых или полностью сфальсифицированных доказательств) хорошо известна. Об этом предостерегало даже западногерманское МВД, в середине восьмидесятых[200]. В этой связи более чем удивительным является то, что в середине семидесятых американские власти попали в капкан, установленный украинскими коммунистами-эмигрантами в деле Демьянюка.

 

«Штерн» 5 марта 1992 г, стр. 198 и сл.   Штампование убийцы   Несмотря на то, что Федеральное управление уголовной полиции (BKA) предупреждало израильтян о том, что так называемое эсэсовское служебное удостоверение Ивана Демьянюка является подделкой, бывшему украинцу был вынесен смертный приговор. [...] Единственная письменная улика на этом процессе — эсэсовское служебное удостоверение Демьянюка, предоставленное Советским Союзом, — является подделкой, согласно оценке экспертов Федерального управления из Висбадена. Более того: израильские власти знали об этом ещё до начала процесса в феврале 1987 года. [...] 21 бывший охранник из Треблинки заявил на процессе, независимо друг от друга, что Иваном Грозным был украинец по имени Иван Марченко, а не Иван Демьянюк. Главного прокурора Иерусалима, Михаэля Шадека, не особо заботили сомнения, вызванные этой уликой: «То, что Демьянюк убивал, для меня очевидно — будь это в Треблинке, Собиборе или где-либо ещё...» Что касается подозрений экспертов из BKA о том, что это фальшивка, то в интервью «Штерну» он сейчас поясняет: «У нас есть свои собственные эксперты, и мы по-прежнему считаем их заключения убедительными».

 

В 1975 году Майкл Ханусяк, работавший в то время в промосковских «News from Ukraine», передал американским властям список, в котором содержалось 70 имён предполагаемых нацистских пособников украинского происхождения, среди которых также было имя Ивана Демьянюка, проживавшего в то время в Кливленде, штат Огайо, и имевшего американское гражданство. Ханусяк привёл изобличающие показания некоего Данильченко, согласно которым Демьянюк будто бы служил в немецких лагерях Собибор и Флоссенбюрг[201]. Именно эти показания, а также факсимиле удостоверения, якобы доказывавшего, что Демьянюк обучался на охранника в трудовом лагере Травники и что он служил в двух вышеупомянутых лагерях, побудили иммиграционные власти США обратить внимание на дело Демьянюка. В 1976-м министерство юстиции США внесло предложение о лишении Демьянюка американского гражданства на основании ложной информации, которую он якобы привёл в своих иммиграционных документах. Тем временем в Израиле всплыли свидетели, которые на основе показанных им фотографий распознали в Джоне Демьянюке «Ивана Грозного», якобы служившего в Треблинке, в результате чего было начато расследование, включающее как Треблинку, так и Собибор. В 1979 году Отдел по особым расследованиям (Office of Special Investigations, OSI), организация по «охоте за нацистами», основанная в 1976-м при президенте Картере, официально взялся за дело Демьянюка. В 1984 году Демьянюк был лишён американского гражданства, главным образом на основании лагерного удостоверения, представленного Ханусяком, и в 1986-м был экстрадирован в Израиль, несмотря на то, что Израиль не смог официально сформулировать какое-либо право на подобный шаг.

С: А почему нет?

Р: Обвиняемые выдаются либо той стране, гражданами которой они являются или являлись на момент совершения преступления, либо той стране, в которой они, предположительно, совершили преступление, то есть, в нашем случае, — либо в СССР, либо в Польшу. Израиля во время предполагаемого совершения преступления ещё не существовало.

На уголовном процессе в Иерусалиме[202] эксперт от защиты Демьянюка, Дитер Ленер, изобличил лагерное удостоверение как грубую фальшивку[203], что согласовывалось с результатами, полученными западногерманским Федеральным управлением уголовной полиции (Bundeskriminalamt, BKA). Несмотря на то, что в 1987 году израильские власти уже были проинформированы об этом обстоятельстве немецкими властями, израильский суд утаил эти сведения. В ответ на это главный израильский прокурор Михаэль Шадек заявил следующее: «То, что Демьянюк убивал, для меня очевидно — будь это в Треблинке, Собиборе или где-либо ещё...» А в ответ на возражение, что, согласно информации BKA, эсэсовское удостоверение было подделано, он сказал: «У нас есть свои собственные эксперты, и мы по-прежнему считаем их заключения убедительными»[204].

 

«Мюнхнер Меркур» Четверг, 26 марта 1992 г.   Демьянюк: Иван Грозный оказался лже-Грозным Немецкие федеральные власти утаивают сведения о поддельной улике   [...] Наша газета уже [...] сообщала об экспертном отчёте историка Дитера Ленера [...], в котором этот «документ» был разоблачён как грубая фальшивка. Вот лишь один пример: фото с удостоверения было взято из архива иммиграционных властей США и было сделано только в 1947 (!) году [...] Тем временем выяснилось, что федеральные власти также [...] замешаны в этой истории. Ведь ясно, что последние пять лет высшие политические чины делали всё для того, чтобы истина [...] не дошла до общественности. [...] Когда об экспертном отчёте уголовного управления поступили первые сведения, за дело взялась боннская канцелярия федерального канцлера. Представители защиты Демьянюка бесцельно бегали туда-сюда. Существование отчёта BKA было от них скрыто. Несмотря на то, что канцелярия канцлера знала об отчёте Ленера и BKA, был пущен ложный слух: будто бы криминалисты изучили не удостоверение, а только фото с него. [...] Но и это сообщение не соответствует истине. [...] Федеральное управление уголовной полиции заставили хранить публичное молчание. Начальник отдела BKA сделал следующую заметку в своих актах: «Профессиональная честность явно должна была подчиниться политическим аспектам».

 

Но немецкие власти также играли странную роль в связи с поддельным удостоверением из Травников. Баварский еженедельник «Мюнхнер Меркур» сообщил, что немецкая канцелярия федерального канцлера лично позаботилось о том, чтобы существование экспертных отчётов Дитера Лерера и западногерманского BKA было скрыто от защиты Демьянюка и чтобы по приказам, полученным сверху, BKA было вынуждено хранить публичное молчание. Более того: эксперта из BKA, в конце концов появившегося в иерусалимском суде, немецкие власти заставили сделать только частичное заключение для данного суда, в котором упоминание делалось лишь о некотором сходстве заретушированной паспортной фотографии из удостоверения с чертами лица Демьянюка. В иерусалимском суде это создало такое впечатление, что удостоверение было подлинным. Частичная экспертиза была представлена доктором Вернером, начальником отдела BKA, который в составленных тогда служебных актах охарактеризовал подобное поведение западногерманских властей следующими словами: «Профессиональная честность явно должна была подчиниться политическим аспектам»[205].

В конце концов выяснилось, что фото с удостоверения — это старая фотография Демьянюка за 1947 год, взятая из иммиграционных документов США (!) и соответствующим образом заретушированная для удостоверения.

То, насколько важным было лагерное удостоверение Демьянюка для Отдела по особым расследованиям в этом процессе, доказывается тем обстоятельством, что Отдел, заодно с израильскими властями, попытался заставить ряд свидетелей дать ложные показания, которые бы подтверждали подлинность этой фальшивки[206].

С: Выходит, мы имеем здесь заговор против истины, в который были вовлечены власти США наряду с советскими, немецкими и израильскими!

Р: Да, международный заговор по сохранению мифа! Показная сущность всего израильского процесса по делу Демьянюка была описана в книге его израильского адвоката, Йорама Шефтеля, которую я настоятельно рекомендую прочесть[207].

В конце концов свидетельские показания переживших оказались единственным доказательством на этом процессе, которое могло подкрепить обвинения, выдвинутые против Демьянюка. Впрочем, во время процесса выяснилось, что показания всех свидетелей обвинения не заслуживали доверия, поскольку они противоречили друг другу или же свидетели были настолько дряхлыми, что их показания были совершенно непригодными. Тем не менее, Демьянюк был приговорён к смертной казни на основании инкриминируемых ему злодеяний.

Показной характер этого процесса, ставший более чем очевидным всем объективным наблюдателям, вызвал в США протесты против такого извращения правосудия со стороны всё растущего лобби. Оно требовало, чтобы вынесенный в Иерусалиме приговор был отменён, а Демьянюк был репатриирован в США и ему было возвращёно американское гражданство, поскольку Израиль явно не желал или был не в состоянии провести суд над бывшим американским гражданином в соответствии с правовыми нормами. В число наиболее активных лоббистов, помимо уже упоминавшегося Патрика Бьюкенена, входил также конгрессмен США Джеймс В. Трафикант[208].

Усилия Пэта Бьюкенена по защите Бьюкенена привлекли солидное внимание благодаря его участию в президентской гонке и его известности в СМИ. В 1992 году, выступая на американском телевидении, он укрепил свои взгляды в отношении Треблинки вообще и Демьянюка в частности, сказав, что Треблинка, безусловно, была ужасным местом, где сотни тысяч евреев были собраны и тысячи из них погибли[209].

С: Что они имел в виду под словом «тысячи»? Пять тысяч или семьсот тысяч?

Р: Это можно трактовать по-разному. Факт тот, что один ревизионист снабдил Бьюкенена доказательственным материалом, предоставленным также защите Демьянюка, в котором делался вывод, что в Треблинке не могли иметь место какие-либо массовые убийства. Уже по одной этой причине Джон Демьянюк, так же как и другие обвиняемые, должен был быть невиновен[210]. Из слов Бьюкенена видно, что он, по меньшей мере, частично перенял такую точку зрения. Во всяком случае, в сторону холокостного лобби начал дуть холодный ветер: отчёт Лёйхтера, находившийся тогда в широком обращении, подрывал освенцимскую легенду; во время процесса Демьянюка «пережившие холокост» один за другим показали себя не заслуживающими доверия свидетелями, а видные американцы готовы были публично отстаивать ревизионистские позиции.

Под защитой всё растущей мировой критики по отношению к процессу Демьянюка даже немецкие СМИ в итоге отважились заняться этим делом (как, к примеру, в вышеприведённых статьях из «Штерна» и «Мюнхнер Меркур»), правда, при этом они крайне тщательно выбирали слова.

В свете всего этого нас не должно удивлять, что в те годы даже самые догматичные холокостовцы стали делать критичные замечания о надёжности свидетельских показаний в отношении холокоста. К примеру, в 1986 году «Джерусэлим пост» опубликовал интервью с Шмуэлем Краковским, директором центра Яд Вашем, который считал многие (если не большинство) свидетельские показания из их архива не заслуживающими доверия: «Краковский сказал, что многие пережившие [холокост], желая «стать частью истории», могли дать волю своему воображению. «Одни никогда не были там, где, как они утверждают, они наблюдали злодеяния, другие же полагались на информацию, полученную из вторых рук, предоставленную им друзьями или случайными прохожими», считает Краковский. Большое число показаний из архива впоследствии оказались неточными, когда места и даты не смогли пройти экспертизу историков»[211].

Также в связи с процессом Демьянюка один из самых уважаемых холокостных учёных, американо-еврейский политолог Рауль Хильберг, выразительно подтвердил в 1986 году заявление еврейского учёного Самуэля Грингауза о том, что «большинство мемуаров и рассказов [переживших холокост] полно [...] преувеличений, [...] непроверенных слухов, предубеждений, предвзятых нападок и прочего хлама»[212].

С: Я так понимаю, что этот показной процесс долгое время имел неприятные последствия для Израиля. Но зачем им нужно было брать на себя такой риск?

Р: Ответ на ваш вопрос может содержаться в статье германо-еврейского журнала «Семит таймс». Согласно ему, Израилю снова понадобился цирк о страданиях еврейского народа, для того чтобы отвлечь внимание от своих собственных преступлений против палестинцев на оккупированных территориях и в Секторе Газа[205].

 

«Семит Таймс» Специальное издание, весна 1992 г.   Предисловие от британского историка, графа Н. Толстого, Свидетеля-эксперта на иерусалимском процессе Демьянюка   «Я молю о том, чтобы этот специальный выпуск «Семит таймс» со статьёй г‑на Ленера смог предотвратить двойное несчастье: то, которое может произойти с любым из нас, и то, которое направлено против самой человечности. Ещё во времена Соломона нарушение закона рассматривалось как извращение естественного порядка вещей. При отсутствии истины и справедливости уничтожаются честь и доверие, и с триумфом лжи правомерность нравственных стандартов превращается в хаос произвола».

 

С: Но какое всё это имеет отношение к предмету нашей лекции?

Р: Ну, вопрос в том, не должно ли то обстоятельство, что Израилю вновь понадобился цирк о еврейских страданиях, дать нам повод проверить, если на других процессах в других странах некоторые юридические процедуры не противоречили конституционным принципам, под которыми Израиль также официально подписался. «Семит таймс» также делает нам следующий намёк: процесс Эйхмана, тоже прошедший в Иерусалиме, считался образцом для процесса Демьянюка. О процессах, проведённых в Германии, я поговорю чуть позже. Но ваш вопрос более чем оправдан. Как-никак, какое значение факт о ещё одной фальсификации документов, так же как и о ненадёжных свидетельских показаний, имеет для всего вопроса в целом? Пока что уместен только скептицизм в отношении каждого документа и каждого свидетельского показания в этом контексте. Если мне удастся убедить вас, уважаемый читатель, в том, что по отношению к нашим средствам массовой информации и нашим историкам вам нужно иметь столько же скептицизма, сколько вы имеете — будем надеяться — ко мне, то это будет большим успехом.

В свете всё растущего международного давления в начале девяностых, нас, пожалуй, не должно сильно удивлять, что летом 1993 года иерусалимский апелляционный суд сделал оборот на 180 градусов и оправдал Демьянюка из-за отсутствия доказательств[213].

С: Значит, в конце концов правовые нормы в Израиле всё же восторжествовали над чувством мести.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.117 с.)