ТОП 10:

Эксперт по казням, которого едва не казнили



 

Р: А сейчас давайте снова отправимся в США. Сколько из вас, дамы и господа, знает, что собой представляет отчёт Лёйхтера? Смелее, здесь нет никакого подвоха! Так, подняли руки всего лишь 10% из присутствующих. А кто из вас знает, о чём говорится в отчёте Лёйхтера? Только три человека.

В сентябре 1992 года крупнейший немецкий еженедельник «Цайт» был вынужден посвятить целую страницу отчёту Лёйхтера, сразу в двух номерах[156]. Прежде чем перейти к этим статьям, я хотел бы сначала сделать краткое предисловие к отчёту Лёйхтера — чтобы вы все знали, чем был вызван общественный интерес к этой теме.

Как вы, наверно, знаете, в США существует смертная казнь. Применяются различные методы казни, и, естественно, для них требуется специальное техническое оборудование. А для изготовления и эксплуатации этого оборудования нужны технические эксперты. В восьмидесятых годах в США имелся всего лишь один специалист, способный устанавливать и обслуживать это оборудование — Фред Лёйхтер, иногда зловеще именуемый в американской прессе «господином Смерть»[157]. В американских СМИ Лёйхтер неоднократно назывался ведущим экспертом по казням[158].

А сейчас я хотел бы задать следующий вопрос: как вы считаете, что бы произошло, если бы в частном экспертном отчёте Лёйхтер вдруг пришёл к выводу, что огромное количество казней на гильотине во время французской революции было технически невозможно в утверждаемых масштабах?

С: Средства массовой информации и книжный рынок получили бы дискуссию, на которой можно было бы заработать неплохие деньги. А некоторые историки имели бы возможность сделать себе имя, разорвав Лёйхтера на куски или, наоборот, поддержав его.

Р: Значит, вы не считаете, что из-за такого заявления Лёйхтера нужно было бы лишать всех полномочий и разворачивать против него кампанию по травле в печати?

С: Конечно нет, с чего бы это?

Р: Ну, Лёйхтер мог быть и не прав.

С: Тогда это нужно было бы доказать. В любом случае, ошибки в частном экспертном отчёте относительно исторического вопроса, не являются причиной для осуждения кого бы то ни было.

Р: ...если только... А теперь позвольте мне слегка переформулировать вопрос. Что бы произошло, если бы в частном экспертном отчёте Лёйхтер пришёл к выводу, что огромное количество казней в газовых камерах в Третьем Рейхе было технически невозможно в утверждаемом масштабе?

С: Ну, это совсем другое.

Р: Почему? Ведь здесь также идёт дело о частном экспертном отчёте относительно исторического вопроса — утверждаемого массового уничтожения невинных людей.

С: Да, но общество смотрит на это по-разному. Вторая тема более чувствительна.

Р: Какой бы они ни была, с научной точки зрения между этими двумя тезисами нет существенного различия, и реакция историков во втором случае должна была быть точно такой же, как и в представленном примере, — то есть доводы Лёйхтера нужно было обсудить и либо отвергнуть, либо принять.

С: Выходит, в экспертном отчёте Лёйхтера содержались подобные выводы?

Р: Да. Впоследствии этот отчёт стал известен под названием «Отчёт Лёйхтера»; я упоминал о нём чуть ранее. Вот его предыстория. В 1983 году канадец немецкого происхождения Эрнст Цундель предстал перед канадским судом по обвинению в сознательном распространении ложной информации о холокосте. Он был обвинён в продаже произведений, в которых отрицался холокост[159]. Весной 1988-го, во время апелляционного производства, по рекомендации своего консультанта Робера Фориссона Цундель стал искать экспертов, которые могли бы составить судебную экспертизу относительно помещений бывших немецких концлагерей Освенцим и Майданек, в которых, согласно показаниям свидетелей, людей якобы травили газом. По рекомендации американских государственных властей Цундель обратился за помощью к Фреду Лёйхтеру[160].

Испытывая острую нехватку времени, Фред Лёйхтер в конце концов составил подобный отчёт, чьи выводы я хотел бы привести прямо сейчас: «После просмотра всего материала и инспектирования всех мест в Освенциме, Биркенау и Майданеке автор находит доказательственный материал избыточным. Ни в одном из этих мест не было газовых камер для казни. Наилучшая инженерная оценка автора такова, что предполагаемые газовые камеры в осмотренных местах не могли использоваться в качестве газовых камер для казни в то время, так же как использоваться или всерьёз рассматриваться как могущие иметь подобное предназначение сегодня»[161].

С: Это всё равно, что разворошить осиное гнездо.

Р: Первоначальный эффект этого вывода был примерно таким.

С: А какие у Лёйхтера политические взгляды?

Р: Понятия не имею. Я с ним встречался, но ни разу его об этом не спрашивал. Также я не слышал, чтобы он публично делал какие-либо политические заявления. Так что, пожалуй, лучше всего будет считать его полностью аполитичным человеком. По всей видимости, он даже не догадывался, во что ввязывается, когда принял просьбу подготовить свой экспертный отчёт.

С: Канадский суд признал его экспертный отчёт?

Р: Нет. Суд принял его к сведению, но не допустил в качестве доказательства. Вероятно, он оказался слишком пикантным для судьи[162].

С: Какие аргументы привёл Лёйхтер в пользу своего тезиса?

Р: Помимо прочего, Лёйхтер констатировал, что в помещениях для газации не было газонепроницаемых дверей, так же как и вентиляционных установок для выветривания яда, или что пропускная способность крематориев была слишком мала и т.д. Однако сенсацию вызвали прежде всего химические анализы, проведённые Лёйхтером. Лёйхтер взял пробы со стен помещений, в которых, согласно свидетелям, подвергли газации огромное число людей, а также помещения, служившей в качестве дезинфекционной камеры для одежды узников, и где, следовательно, от газа погибли только вши. Считается, что в обеих помещениях использовался один и тот же яд — Циклон-Б. Однако, в то время как в образце из дезинфекционной камеры было найдёно большое количество химического остатка пестицида, в образцах из предполагаемых людских газовых камер остатка почти не было. Лёйхтер же утверждает, что там должно было бы находиться почти такое же количество остатка, как и в дезинфекционных камерах, если бы показания о массовых газациях были правдой.

С: А он доказывает то, что утверждает?

Р: Вы сыпете соль на рану. О технических аспектах отчёта Лёйхтера[163] мы поговорим несколько позже. Здесь же нас прежде всего интересует эффект, который сей отчёт произвёл на общественность.

Экспертный отчёт Фреда Лёйхтера открыл глаза множеству людей и показал, что к этой взрывоопасной теме может быть естественнонаучный и технический подход. Благодаря этой экспертизе дискуссии об Освенциме проникли глубоко в гражданский лагерь — несмотря на то, что средства информации хранили о ней практически гробовое молчание. Одним из первых признаков глубокого проникновения в центральную Европу стало положительное упоминание об отчёте Лёйхтера в книге «Кольцо в носу» швейцарского правого политолога Аримна Молера, вышедшей в 1989 году[164]. Первым представителем научного лагеря, подхватившим отчёт Лёйхтера, был берлинский историк и профессор Эрнст Нольте. В феврале 1990-го он опубликовал в небольшой газете правого толка «Юнге фрайхайт» статью величиной со страницу, в которой написал об отчёте Лёйхтера и о поднятых им вопросах (см. главу 2.15). В том же году вышел труд трёх молодых историков, в котором говорилось о пересмотре исторической картины Третьего Рейха. Он содержал в себе длинную статью некоего работника социальной сферы Вернера Вегнера, который утверждал, будто опроверг отчёт Лёйхтера[165], однако при этом привёл крайне скудную доказательственную базу[166]. Затем, осенью 1991-го, тот же Вернер Вегнер представил свои аргументы на конференции либерального баварского Фонда Томаса Делера, темой которой были ревизионистские дебаты и которая, таким образом, была сконцентрирована прежде всего на дискуссии, порождённой отчётом Лёйхтера. На ней также присутствовал швейцарский ревизионист Артур Вогт, представивший доклад[167], за который впоследствии он был оштрафован немецким судом[168].

Публичные дебаты над отчётом Лёйхтера достигли своего апогея год спустя, в сентябре 1992 года, когда немецкий «Цайт» посвятил этому отчёту две одностраничные (и однобокие) статьи. Первая из статей появилась в номере за 18 сентября 1992-го и называлась «Выдумки об Освенциме» («Die Auschwitz-Lügen»); тезисы ревизионистов, разумеется, были названы в ней наглым враньём. По-видимому, издатели «Цайта» осознали, что ревизионизм, распространяющийся во всё растущем темпе, невзирая на игнорирование в прессе, больше нельзя подавлять молчанием и что необходима массированная реакция. В подзаголовке «Цайт» объявил о полной решимости дать, наконец, ответ на аргументы «правых радикалов». Но то, что последовало за этим в самой статье, было не чем иным, как упрямым повторением заученных молитв, безо всякого намёка на вступление в противоборство с тезисами ревизионистов. Ритуальное поношение всех, кто имеет другую точку зрения на данные вопросы, как ненормальных правых радикалов и полоумных нацистов, — что вновь делает «Цайт» — просто нельзя принимать всерьёз после всего описанного до сих пор в настоящей книге. Я не стану сейчас подробно обсуждать эти статьи, поскольку в данной главе я всего лишь хотел показать публичный эффект отчёта Лёйхтера. Желающие прочесть эти две статьи из «Цайта», с надлежащим ревизионистским опровержением, могут обратиться к моей соответствующей публикации[169].

 

«Цайт»
№39, 18 сентября 1992 г., стр. 104   «Выдумки об Освенциме» «Правые радикалы отрицают массовое уничтожение евреев со всё растущей пропагандой. Недостаточно просто возмущаться этим. Пока аргументы ревизионистов не будут опровергнуты фактами, многие будут сомневаться. Каковы же факты?» №40, 25 сентября 1992 г., стр. 90   «Отчёт Лёйхтера» «Вот уже несколько лет правые экстремисты ссылаются на экспертный отчёт одного американского инженера, который якобы доказывает, что в Освенциме не было газовых камер. Что же там говорится?»

 

С: Было ли сделано какое-либо официальное заявление по поводу экспертного отчёта Лёйхтера?

Р: Да, и не одно, но они противоречили друг другу. Первый ответ последовал в 1990 году от немецкого федерального министра юстиции: «Как и Вы, я считаю, что отчёт Лёйхтера был научным исследованием»[170].

Р: Позже немецкое федеральное правительство поменяло своё мнение, поскольку в отчётах ведомства по охране конституции отчёт Лёйхтера годами описывался как «псевдонаучный» или «якобы научный»[171] — термины, используемые немецкими властями для того, чтобы очернить исторические точки зрения, противоположные их собственным[172].

С: Возможно, отчёт Лёйхтера действительно полностью ненаучен.

Р: О научности этого ревизионистского труда мы поговорим чуть позже. Сейчас же я хотел бы завершить тему, вкратце рассказав о том, что случилось с самим Лёйхтером после того, как общественная дискуссия достигла своего апогея.

В свете множества десятков тысяч экземпляров отчёта Лёйхтера на всех основных мировых языках [кроме, разве что, русского... — прим. пер.], распространённых по всему свету, а также множества речей, произнесённых Лёйхтером, эффект его работы был просто потрясающим.

Обеспокоенная всем этим, бригада «никогда не забывающих и никогда не прощающих» приняла контрмеры. Самопровозглашённый «охотник за нацистами» Бит Кларсфельд объявил, что Фреду Лёйхтеру «нужно понять, что отрицая холокост, он не может оставаться безнаказанным»[173].

Еврейские организации развернули гнусную кампанию по дискредитации Лёйхтера, целью которой было разрушить не только его репутацию, но и его возможности зарабатывать себе на жизнь. Во главе сей кампании находились Шелли Шапиро и её группировка «Пережившие холокост и их друзья в поисках справедливости». Называя Лёйхтера жуликом, мошенником и аферистом, сия группировка утверждала — за неимением лучшей информации, — будто у него отсутствует квалификация в области оборудования для казни и будто он заявлял, что обладает профессиональной квалификацией, которую он якобы никогда не получал[174].

Несмотря на то, что эти обвинения оказались полностью необоснованными и не выдержали юридической проверки, данная кампания, поддерживаемая видными журналистами и издателями, имела успех. Контракты Лёйхтера с властями штатов по изготовлению, установке и обслуживанию оборудования для казни были расторгнуты. Он был вынужден выселиться из своего дома в Массачусетсе и искать работу в другом месте. Ни один американец не пострадал за вызов, брошенный холокостному лобби, больше, чем Лёйхтер.

С: После всего случившегося он всё ещё придерживается своих скандальных выводов?

Р: Последний раз я общался с ним весной 2003-го и могу с уверенностью сказать, что да.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.238.169 (0.007 с.)