ТОП 10:

ЧЕТВЁРТАЯ «ЛАТИНСКАЯ МИНУТА»



Хамецереус — от греческого chamai — на земле, то есть приземистый, низкорослый.

Рипсалис — от греческого rhips — ивовый плетень, назван так за тонкие, прутьевидные, переплетающиеся между собой стебли.

Эпифиллюм— от двух греческих слов — epi — на и phyllum — лист, за цветки, появляющиеся на краю листовидных пластин стебля.

Зигокактус — от греческого zygon — ярмо, форму которого напоминает строение члеников этого кактуса.

Ореоцереус— от греческого oros — горы.

Лобивия— название этого кактуса представляет собой анаграмму слова Боливия, по названию страны, в которой впервые найдены лобивии.

Ребуция — по имени французского винодела и кактусиста Р. Ребю.

ЧТО ТАКОЕ КАКТУС

На этот вопрос можно ответить так: кактус — это растение, принадлежащее к семейству кактусовых. Но, чтобы это определение приобрело смысл, надо знать, что такое семейство и что такое кактусовые. Говоря образно, ботаническое семейство очень походит на человеческую семью в том ее значении, которое подразумевает наличие кровного родства. Ведь как для людей, так и для растений это слово служит обозначением группы особей, объединенных общим происхождением и наделенных какими-то чертами семейного сходства. Черты семейного сходства кактусов обнаружить трудно, так как среди трех тысяч членов этой обширной семьи наблюдается неистощимое разнообразие. Есть кактусы-великаны, достигающие 18-20 метров высоты, и есть кактусы-карлики шириной 3 сантиметра и высотой 1,5 сантиметра. Различны не только их размеры, но и форма стеблей, строение и окраска цветков, условия их жизни, быстрота роста. Вот среди аргентинской гилей покачивает своей гордой кроной высокое стройное дерево —переския. Между его большими блестящими листьями розовеют кисти мелких ароматных цветков... Вот в чаще тропических лесов Бразилии свисает с деревьев странное растение, похожее на спутанные космы зеленых волос, это эпифитный кактус рипсалис... Вот среди камней техасской пустыни раскинулась низкорослая непроходимая заросль колючих эхиноцереусов сизо-серого цвета, вся усыпанная крупными рубиновыми цветками... Вот мощными ребристыми колоннами встают в предгорьях Аризоны многометровые гигантыкарнегии, родина которых объявлена заповедником... Вот в травах мексиканской саванны притаился маленький бугристый шарик маммиллярии. Длинные крючковатые колючки растут из каждого бугорка зеленого стебля, опоясанного венком крошечных нежных цветков... Казалось бы, ну что может быть между ними общего? И, однако, на их принадлежность к одному и тому же семейству указывают признаки семейного сходства. Таких признаков современное кактусоведение насчитывает пять. Чтобы называться кактусом, растение, во-первых, должно быть многолетним суккулентом; во-вторых, принадлежать к классу двудольных; в-третьих, иметь орган, называемый ареолой; в-четвертых, завязь плода должна быть нижней; в-пятых, плод должен представлять собой ягоду.

1. Многолетний суккулент — в этом определении первое слово не требует пояснения: кто не знает, что растения, живущие в отличие от однолетников по нескольку лет, называются многолетниками. Что же касается слова «суккулент», то так называются растения, которые способны запасать в своих тканях влагу, помогающую им переносить засуху. Неправильно считать слова «кактус» и «суккулент» синонимами. Этой, к сожалению, довольно распространенной ошибки можно избежать, если запомнить, что всякий кактус – суккулент, но не всякий суккулент - кактус. Суккулентные растения встречаются среди представителей многих ботанических семейств - эуфорбиевых, крассулевых, лилейных и др. В качестве примера можно привести широко известное алоэ древовидное семейства лилейных, которое часто встречается в комнатах и многим знакомо под неправильным названием «столетник».

2. О принадлежности к классу двудольных можно было бы написать длинную главу, выходящую далеко за рамки этой книги, но для любителя практически важны только два признака оба легко запоминающиеся: во-первых, семена этих растений и их всходы имеют две семядоли, во-вторых, у двудольных растений камбий — слой наиболее активно делящихся клеток, в результате деления которых увеличивается диаметр растущего стебля, расположен в виде правильного замкнутого кольца. Такое камбиальное кольцо делает возможной прививку одного кактуса на другой, слаборастущего на сильнорастущий.

3. Наличие у кактуса ареол — особых, одним только кактусам присущих органов. Сточки зрения любителя, именно этот признак принадлежности к семейству кактусовых представляет особый интерес и является наиболее важным. Научиться отличать кактусы от других суккулентов по наличию или отсутствию ареол можно очень легко, стоит только полностью понять, что именно представляет собой этот интересный орган, который каждый кактус имеет на своем стебле с самого раннего возраста, примерно с двух недель, до конца жизни. Если сравнивать кактус с лиственными растениями, то можно указать, что ареола кактуса соответствует побегу и пазушной почке лиственных растений, то есть на самом деле это не один, а два органа, тесно соединенных и имеющих вид одного целого. (Интересно, что у одной группы кактусовых, а именно у маммилляриевых, обе части ареолы разделены и расположены на стебле порознь: одна в пазушках между сосочками или бугорками, а другая на их кончиках.) Верхняя и нижняя части каждой отдельной ареолы имеют строго разграниченные, совершенно различные функции. На верхней части, которую можно сравнить с пазушной почкой лиственных растений, появляются бутоны, а также новый приросту ветвящихся видов. Нижняя же часть, соответствующая побегу, дает колючки, которые у кактуса легко отделяются от стебля: колючка кактуса — самостоятельный орган, а не вырост эпидермиса, как, например, шипы у эуфорбий. Если у последних такой шип отломить, за ним потянется полоска кожицы — он с нею одно целое. Верхняя часть каждой ареолы — потенциальная точка роста и в случае удаления или повреждения верхушечной точки роста одна из ареол на стебле, а часто и несколько одновременно берут на себя ее функции и дают начало новому приросту даже у видов, не ветвящихся и не дающих деток при обычных условиях. Но иногда на радость и удивление кактусистам с ареолами происходит интереснейшая и загадочная вещь: без всякого повреждения верхушечной точки роста несколько ареол начинают расти совершенно таким же образом. На стебле появляются как бы несколько «макушек», и все они растут независимо одна от другой. То, что из этого получается, причудливостью и необычностью форм превосходит самое богатое воображение: в кактусах, принявших неправильную, так называемую скалистую форму, можно увидеть фигуры зверей, птиц, людей. Отчего возникает это явление, ученые до сих пор не знают и вызывать его искусственно не научились. Если растущие ареолы рассеяны по всей поверхности стебля, форма кактуса называется монстрозной, то есть чудовищной, если же они расположены в один ряд, возникающий в результате их роста гребень, носит название кристатной формы (от латинского crista, означающего птичий гребешок или гребень на шлеме).

4. Нижняя завязь говорит о том, что у кактусов та часть цветка, из которой после оплодотворения разовьется плод, расположена ниже лепестков. Земляника, у которой плод образуется выше лепестков цветка, может служить примером верхней завязи. Примером же растения с нижней завязью является огурец. Каждому из нас случалось находить засохшие лепестки цветка, сохранившиеся на верхнем конце молодого огурца Такое же явление наблюдается и у кактусов: засохшие лепестки иногда сохраняются на плоде, уже полностью созревшем

5. Плод кактуса - ягода. Ради ясного понимания этого последнего условия нужно, пожалуй, оговорить, что ботаническое понятие ягоды зачастую не совпадает с бытовым значением этого слова. Хозяйка, несущая домой кошелку вишен, говорит знакомой: «Вот купила ягод на варенье». И она, конечно, посмотрит на вас с удивлением, если вы предложите ей блюдо с нарезанным арбузом, сказав: «Скушайте кусочек ягоды!» А между тем арбуз, так же как и помидоры, самая настоящая ягода, в то время как у вишни плод — костянка. Плоды кактусов, будь они размером с крупную сливу или с крошечную смородину, всегда бывают типичными ягодами: их мелкие семена вкраплены в мякоть, заключенную в кожицу. Размеры этих ягод, окраска, сочность, вкус, поверхность, гладкая или покрытая волосками и колючками, совершенно разные у кактусов, принадлежащих к различным группам. Да и все в кактусах — корни, стебель, колючки, цветки и семена — отличается величайшим разнообразием. Перечисленными пятью особенностями ограничиваются черты «семейного сходства», указывающие на принадлежность растений к одному семейству кактусовых.

ТРИ ПОДСЕМЕЙСТВА

Чтобы легче было разобраться в громадном количестве видов, составляющих это семейство, ученым пришлось разделить его на три подсемейства. Первое из них получило название подсемейства перескиевых. К нему относятся кактусы, имеющие правильные, полностью развитые листья. Таких кактусов очень мало, вот почему подсемейство перескиевых самое малочисленное из трех. В него входит всего-навсего 26 видов. Второе подсемейство — опунциевые, включает гораздо больше кактусов (около 400 видов), которые объединены двумя признаками: во-первых, кактусы, относящиеся к этому подсемейству, имеют рудиментарные (зачаточные) листочки треугольной или шиловидной формы; во-вторых, на верхней части их ареол имеются пучки тонких, зазубренных, как острога, щетинок, называемых глохидиями. Они очень слабо держатся на стебле и при малейшем прикосновении отделяются от него, цепляясь за руки и одежду. Об этом надо помнить при уходе за опунциями во избежание неприятностей. Все остальные кактусы, то есть более 2000 видов, принадлежат к третьему подсемейству — цереусовых. Отличительные признаки этого подсемейства характерны для большинства кактусов. Их два: отсутствие у кактуса, каких бы то ни было листьев на стебле и отсутствие глохидий на ареолах.

ПЯТАЯ «ЛАТИНСКАЯ МИНУТА»

Гилея — тип влажного вечнозеленого леса. Название происходит от греческого слова hyle — лес.

Переския — названа в память Пейреска, французского государственного советника и покровителя наук (Nicolas Claude Fabry de Peiresc). Написание «пейреския» более позднего происхождения и поэтому не принято Международным ботаническим конгрессом.

Иарнегия — названа по имени А. Карнеги. В Америке более известна под местным народным названием Сагуаро, от которого произошло и название заповедника, учрежденного в Аризоне с целью сохранения этих вымирающих цереусов (Saguaro National Monument или Saguaro Land).

Суккулент происходит от латинского слова succus — сок и в переводе означает сочный.

Ареола — от латинского слова area — площадь, пространство и представляет его уменьшительную форму, то есть площадочка.

Рудиментарный— от латинского rudimentum — первый опыт, подготовка, проба. Первоначально употреблялось только в значении зачаточный, а впоследствии и в значении остаточный, уцелевший.

Название всех трех подсемейств в латинском написании оканчивается на «ideae», что означает — образ. Поэтому точный перевод их будет такой:

Pereskoideae — перескообразные,

Opuntioideae — опунциообразные,

Cereoideae — цереусообразные

 

 

АЗБУКА УХОДА ЗА КАКТУСАМИ

Мне потребовалось несколько лет, чтобы собрать и систематизировать те сведения о кактусах, о которых говорилось в третьей и четвертой главах. Да, теперь я уже могла связно и разумно ответить на вопросы, что такое кактусы и какие они бывают. Но, положа руку на сердце, нельзя сказать, чтобы эти знания сразу же сделали меня умелым кактусистом, а мои кактусы — здоровыми растениями. Увы, они продолжали погибать по неизвестным мне причинам, и, хотя мои теперешние потери никак не могли сравниться с прежними, все же эти потери были, и не у меня одной, а у всех известных мне кактусистов. К этому времени у меня уже было довольно много «кактусовых» знакомств, было пересмотрено много коллекций и узнано соответственное количество наилучших методов ухода за ними, потому что каждый встреченный мною кактусист знал самые эффективные приемы и секреты и удивлялся товарищам по увлечению, которые не следовали его системе, а упорно применяли свою собственную. Взять, к примеру, хотя бы зимовку: у одного любителя кактусы зимовали при комнатной температуре, другой выносил их в холодные сенцы, где градусник стоял на нуле, а третий просто вытряхивал свои кактусы осенью из горшков и складывал в шкаф, как поленья, штабелями. Никогда не забуду, как при виде такого зрелища я считала их уже погибшими. Каково ж было мое удивление, когда на следующее лето я увидела их, да, несколько помятыми и потерявшими часть своих колючек, но живыми и растущими. Эти загадочные создания выжили при таком, казалось бы, варварском обращении и погибали безо всяких видимых причин, окруженные заботливым и тщательным уходом. Было над чем призадуматься! Самым интересным и непонятным было то, что почти каждый любитель приводил в защиту и поддержку своих методов ухода высказывания того или иного авторитета, ссылался на авторов с мировыми именами. В самом деле, разнообразие рецептов и советов, приводимых в специальной, посвященной кактусам литературе, поражало и сбивало столку. Невероятно трудно было выбрать те или другие методы для применения в собственной коллекции — чаще всего выбор этот делался вслепую, наугад. И вот однажды, вычитав у Джона Борга состав почвы для какого-то рода кактусов, в котором земли было всего-навсего одна шестая часть общей массы, а остальное составляли грубый песок и известняковый щебень, я потеряла терпение. «Ну конечно, — ворчала я, — чудесная питательная почва! А может быть, и одной шестой не надо? Может быть, там у него на Мальте, кактусы вообще в одном чистом песке великолепно росли?» Стоп, стоп... «у него на Мальте»... А не в этом ли кроется разгадка этого непонятного разнообразия рецептов, не в том ли факте, что один растил свои кактусы на Мальте, другой в Праге, а третий в Стокгольме? Ну, конечно же, в этом, в той величайшей разнице климатов и условий, в которых работали кактусоводы. С этих пор любые услышанные или прочитанные советы и указания по культуре кактусов я стала принимать обязательно с поправкой на эту разницу. Так, если немецкий автор, работавший в берлинской оранжерее, указывал для того или другого вида сроки цветения в марте — апреле, я понимала, что в моих условиях он зацветет не раньше, чем в июне — июле. В то время как в Средней Европе кактусы находятся на открытом воздухе март и ноябрь, у нас они в апреле и октябре стоят еще (или уже) за стеклами окна. Конечно, на юге, в Одессе или Ялте, зима не такая длинная, но в средней полосе нашей страны лето, то есть период роста для кактусов, слишком короткое. Именно поэтому и приходится так дорожить каждым днем и часом свежего воздуха и солнечного света и весь круглогодовой режим ухода строить таким образом, чтобы максимально удлинить период полноценного роста растений. И вот тут возникает вопрос: в чем же, собственно, заключается этот таинственный уход, неправильностями которого в девяти случаях из десяти объясняется гибель кактуса? Можно сказать, что это — создание для каждого кактуса таких условий, которые лучше всего отвечают индивидуальным требованиям растения в данное время года. Даже для одного и того же вида уход будет различным в зависимости от того, идет ли речь о сеянце, взрослом здоровом растении или больном экземпляре, привит ли данный кактус или растет на собственных корнях и чего именно для вас сейчас всего важнее от него добиться: цветения, большого прироста стебля или развития сильных корней. Ясное понимание этого и умение создавать требуемые условия в индивидуальной обстановке приобретаются не сразу, но только они делают из случайного коллекционера настоящего любителя с творческим подходом к любимому делу. На опыте многих ошибок, промахов и потерь я начала понимать, чего надо добиваться в комнатной культуре кактусов при нашем климате. Только начала, так как каждый год приносит мне новые наблюдения, выводы и находки в этом увлекательнейшем занятии.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.48.224 (0.007 с.)