ТОП 10:

Атака вслед за третьей барабанной дробью



«В эпоху Чуньцю между княжествами Лу и Ци[251] вспыхнула война, — пишет в своей статье «Стратегические вопросы революционной войны в Китае» (декабрь, 1936) Мао Цзэдуп. — Чжуан-гун, правитель княжества Лу, хотел вступить в бой, не дожидаясь, пока войско Ци будет изнурено, но его удержал Цао Гуй. Они решили прибегнуть к тактике «враг утомился — мы бьем» и разбили армию Ци. В истории китайского военного искусства это стало классическим образцом победы слабого над сильным». Теперь прервем цитату Мао и посмотрим, как описывал эти события историк VI—V в. до н. э. Цзо Цю-мин[252].

«Весна. Войско Ци пошло войной на нас. Князь собирался в поход. Цао Гун попросил принять его. Земляк Цао сказал ему: «Сановникам надлежит обдумывать это. Зачем тебе вмешиваться?» Цао Гуй сказал: «Сановники ничтожны, далеких планов строить не могут». Он предстал перед князем и спросил: «Чем будешь ты воевать, князь?» Князь сказал: «Платьем и яствами я не смел наслаждаться один и всегда делил их с другими». Цао Гуй возразил: «Малыми милостями всех не одаришь, народ не пойдет за тобой, князь!» Князь сказал: «Чистых животных, и яшму, и шелк в жертву принося богам, не смел вводить их в обман, всегда поступал но честности». Цао Гуй возразил: «Малой честностью не снискать доверия, боги не дадут благословения». Князь сказал: «В малых и великих тяжбах — пусть даже не мог уразуметь суть — всегда судил по справедливости». Цао Гуй ответил: «Это — честное выполнение долга. С этим можно идти воевать![253] Когда ты, государь, пойдешь в бой, позволь сопровождать тебя!» Князь взошел с ним на колесницу, и битва произошла под Чаншао. Князь собирался ударить в барабан к атаке. Цао Гуй сказал: «Еще нельзя!» Трижды били атаку барабаны Ци, и Цао Гуй сказал: «Теперь можно!» Не устояло войско Ци, и князь собрался преследовать его. Цао Гуй сказал: «Еще нельзя!» Всмотрелся в следы их колес, взошел на передок колесницы, посмотрел им вслед и сказал: «Теперь можно!» Тогда началась погоня за войском Ци. После победы князь спросил Цао Гуя о причинах поступков его. Цао Гуй ответил: «Ведь война — это мужество. Первый барабан поднимает мужество, со вторым — оно падает, с третьим — иссякает. У врага мужество иссякло, мы же былиполны мужества и потому победили. Воюя с большим княжеством, трудно узнать его силы. Я боялся засады. Я всмотрелся в следы их колесниц — они были спутаны; посмотрел на их знамена — они пали. Вот тогда мы бросились в погоню».

Мао комментирует эти события так: «В данном случае обстановка была такова, что слабое княжество сопротивлялось сильному. В тексте говорится о политической подготовке к войне — завоевании доверия народа; говорится о позиции, благоприятной для перехода в контрнаступление, — Чаншао; говорится о моменте, благоприятном для начала контрнаступления, — «у врага мужество иссякло, мы же были полны мужества»... В военной истории Китая имеется чрезвычайно много примеров, когда победы одерживались в результате применения этих принципов: битва между Лю Баном и Сян Юем под Чэнгао[254], битва между войсками Ван Мана и Лю Сю под Куньяном[255], битва между Юань Шао и Цао Цао под Гуаньду[256], битва между царствами У и Вэй у горы Чиби[257]. битва между царствами У и Шу под Илином[258] , битва между государствами Цинь и Цзинь у реки Фэйшуй[259] и т. д. Во всех этих знаменитых сражениях при большом неравенстве сил слабый сначала отступал, а затем захватывал инициативу и побеждал» [Мао Цзэдун, «Вопросы стратегии революционной войны в Китае» (декабрь 1936): Мао Цзэдун, Избранные произведения, т. 1. Пекин, 1967, с. 268 и след.].

В ту пору «бить в барабан» означало бросить войска в атаку. Когда в стане Ци дважды били в барабан и воины шли вперед на стан Лу, лусцы уклонялись от битвы, и тем самым удар цис-цев приходился впустую, а потому, когда пробили барабаны в третий раз, моральный дух циских воинов выдохся. Цао Гую благодаря тактике выжидания удалось «вытащить хворост из очага» противника и довести его до состояния, которое в Вэй Ляо-цзы, последнем значительном военном трактате доимператорского Китая, составленном, по-видимому, Вэй Ляо (4 в. до н. э.), характеризуется следующим образом: «Когда дух отнят, бегут» (Вэй Ляо-цзы, гл. 4 «Борьба за могущество» [«Чжань вэй»]: Сунь-цзы. У-цзы. Трактаты о военном искусстве. Пер. с кит. Н. Конрада. М.-СПб: ACT, 2001, с. 113). Боевой дух войск подвержен, естественно, колебаниям. Подобно тому, как лук невозможно постоянно держать натянутым, так и войско невозможно непрестанно подгонять и держать в неустанном напряжении. Уже в древнейшем военном трактате не только Китая, но и всего мира, в Военном искусстве Сунь-цзы (VI—V вв. до н. э.) говорится: «У войска можно отнять его дух, у полководца можно отнять его решимость (досл. сердце)... у людей утром дух свеж, днем он увядает, а вечером иссякает[260]. Поэтому тот, кто умеет вести войну, избегает противника, когда его дух бодр, и нападает на него, когда его дух увядает или иссякает: вот что значит иметь власть над духом» (Сунь-цзы, 7.12—13 «Военное противоборство» («цзюнь чжэн»): Китайская военная стратегия. Пер. с кит. В. Малявина. М.: Астрель, 2002, с. 162).

Китайские комментаторы Военного искусства Сунь-цзы ссылаются здесь на победу Цао Гуя над циским войском. Ключом к его успеху послужило не преимущество в вооружении или численности, а применение стратагемы 19. Действия Цао Гуя как блистательный пример стратагемы 19 в действии описывают в многочисленных китайских букварях о 36 стратагемах, а не только в школьных учебниках. Когда я в качестве члена делегации по правам человека от швейцарского министерства иностранных дел посетил Лхасу, то обнаружил этот пример в шестом выпуске учебника китайского языка для младших классов средней школы под заголовком «Цао Гуй объясняет военное дело».

Кажется, Ленин сказал, что для уничтожения народа вначале нужно разрушить его мораль. До Ленина прусский офицер Карл фон Клаузевиц, которого тот внимательно и с одобрением читал, учил, что война есть столкновение противостоящих воль: «Чтобы сокрушить противника, мы должны соразмерить наше усилие с силой его сопротивления; последняя представляет результат двух тесно сплетающихся факторов: размер средств, которыми он располагает, и его воля к победе» («О войне», часть первая «Природа войны», гл. 1 «Что такое война?», § 5 «Крайнее напряжение сил». Клаузевиц. О войне. М.: Госвоениздат, 1934). Не только материальная сила или определенные навыки, но и моральный дух составляет нерв войны. «Чего стоят на войне танки, самолеты и перевес в живой силе, если в войсках отсутствует боевой дух? Ответ очевиден: ничего! Без горючего не тронется ни один танк, не взлетит ни один самолет, а без боевого духа любое войско будет мертво» (из Введения к посвященному теме «боевого духа» выпуску газеты Der Schweizer Soldat/Wehrzeitung. Цюрих, 15.11.1967, с. 89).

К победе может вести не только уничтожение вражеских войск, но и лишение противника мужества. Однако успешное применение стратагемы 19 в войне посредством подрыва морального духа противника не всегда оказывается делом простым. Так, принятое британским правительством 14-02.1942 решение приступить к ковровому бомбометанию преследовало главным образом цель подрыва морального духа гражданского населения Германии. Но вышло все наоборот. Воздушный террор послужил поводом для германского руководства представить ведущуюся им войну с союзниками как справедливую.

Современное ведение войны наряду с техникой и энергетическими ресурсами основывается прежде всего на информационном оружии, пишет Шэнь Вэйгуан в статье об «информационной войне» (Жэньминь жибао. Пекин, 23.06.1996, с. 4). В информационной войне применение стратагемы 19 не ограничивается нападением на сети передачи данных, цифровые средства обработки, а включает распускаемую СМИ дезинформацию «вплоть до троянских вирусов» («Nicht Erklärte Kriege: Geheimdienste und Militärs haben Computer und Datennetze im Visier» [«Необъявленная война: секретные службы держат под прицелом ЭВМ и сети передачи данных»]: Цайт. Гамбург, 10.11.1998, с. 50). Информационное оружие играет большую роль и при воздействии на волю и решимость к борьбе как собственной армии, так и армии противника. Современная война все больше опирается на силу духа и иные нематериальные ресурсы. Воля и решимость сражаться становятся вообще самым важнейшим военным ресурсом. Сейчас, когда появилось оружие массового уничтожения, как никогда прежде на передний план выдвигается деморализация и подрыв духа противника. Ввиду крайне высокой цены военной победы по сравнению с прошлым стараются избегать «горячей» войны и вместо прежнего девиза «сохранить себя, уничтожить противника» придерживаться правила «сохранить себя, изменить противника».

Стоит лишить противника силы духа, воли к борьбе — самое грозное оружие становится бесполезным: ведь он утрачивает волю привести оружие в действие. Тем самым современная, использующая информацию в качестве оружия психологическая и пропагандистская военная машина проводит в жизнь признанное еще Сунь-цзы высшим проявлением военного искусства правило: «Покорить чужую армию, не сражаясь» («Сунь-цзы» 3.1 «Стратегия нападения» [«моу гун»]: Китайская военная стратегия. Пер. с кит. В. Малявина. М.: Астрель, 2002, с. 128). Эту стратагемную грань в восприятии китайцами «информационной войны» не замечает М. Эхсан Ахрари (Ahrari) в своей посвященной техническим вопросам статье «Chinese prove to be attentive students of information warfare» («Китайцы выказывают прилежание в изучении информационной войны») (Janes Intelligence Review. Coulsdon, Surrey, U. K., Vol. 9, № 10, October 1997).







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.245.126 (0.006 с.)