ТОП 10:

Вопрос 52 Политическая борьба в руководстве Коммунистическом партии и начало перемен в общественно-политической жизни страны после Сталина



Изменения в политической системе СССР после смерти Сталина
Влияние войны на настроения в обществе Война не только изменила судьбы многих народов, но и вновь противопоставила их, исходя из идеологических представлений своей дальнейшей жизни. Сталинский опыт построения социализма стал культивироваться в ряде стран Европы и Азии. Авторитет Советского Союза среди рабочего и коммунистического движения значительно возрос. Вместе с тем не все безоговорочно принимали большевистский стиль социалистического строительства, значительно усилилась общественно-политическая борьба внутри каждой страны. «Опьянение победой», «пафос восстановления страны», идеализация советского строя и боготворение «великого вождя Сталина» постепенно, но настойчиво вытесняли основной вопрос в сознании советских людей: «Что же дальше?» Все большее их число приходило к осознанию того, что «жить так дальше нельзя, просто нет сил так жить». И вполне естественным становилось не только обсуждение трудностей жизни, но и поиск мер по ее изменению к лучшему. С 1946 г. в стране проходит ряд судебных процессов по делам молодежных групп, которые в следственных материалах квалифицировались как «антисоветские» и даже «террористические». Так, в августе 1946 г. в Верховный Суд РСФСР поступило сразу три дела по «контрреволюционной деятельности» молодежи г. Челябинска. Первое из них касалось пятерых молодых людей, которые обвинялись в организации конспиративных встреч, контрреволюционных переговорах, распространении «клеветнических измышлений» о перерождении коммунистической партии, бюрократизации Советского правительства, об отсутствии демократии в СССР. Члены группы приняли воззвание «Манифест идейной коммунистической молодежи», в котором призывали своих сверстников к борьбе против существующего режима. Участники другой группы, в основном студенты, обвинялись в организации нелегального антисоветского общества «Снежное вино», которое выпускало поэтический альманах в традициях символизма, что якобы являлось маскировкой контрреволюционного содержания публикаций. По третьему делу проходили семь школьников, «подрывная деятельность» которых заключалась в том, что они «писали и размножали от руки печатными буквами контрреволюционные листовки, в которых призывали к свержению правительства». Аналогичные молодежные группы от 3 до 10 человек были «раскрыты» органами КГБ в Москве, Воронеже, Свердловске и других городах страны. И это не случайно. Начинался организованный поход против инакомыслия. Идеологическое давление на творческую интеллигенцию было сделано в постановлении ЦК ВКП(б) (август 1946 г.) «О журналах "Звезда" и "Ленинград"», которые «утратили дух соцреализма и партийности». В марте 1947 г. по предложению А.А.Жданова, было принято постановление ЦК ВКП(б) «О судах чести в министерствах СССР и центральных ведомствах», что фактически не соответствовало каким-либо законодательным нормам, Таким образом, авторитарно-бюрократическая система, нуждающаяся в постоянном нагнетании страха, взаимного недоверия вновь наталкивала толпу на поиск «врагов народа», одобрение действий властей. Борьба с «космополитизмом», «Ленинградское дело», «дело кремлевских врачей» и другие «дела» явились очередным витком репрессий, очищающих от инакомыслящих. К тому же Сталин подвергал критике и ближайших соратников — Молотова, Микояна, Ворошилова. Так выявлялись «конкретные виновники», мешавшие Сталину строить социализм. Изменения в руководстве коммунистической партии С 5 по 14 октября 1952 г. в Москве проходил XIX съезд партии, на котором ВКП(б) была переименована в КПСС. С отчетным докладом ЦК за 13летний период выступил член Политбюро, секретарь ЦК ВКП(б) Г.М.Маленков, хотя фактический руководитель партии и страны — И.В.Сталин — присутствовал на съезде. Касаясь положения в партии, Маленков акцентировал внимание на четырех пунктах: 1) самокритика и критика «снизу»; 2) «дисциплина партийная и государственная» едина для всех; 3) подбор кадров проводить более строго, «без кумовства и личных капризов»; 4) не допускать возрождения «буржуазной идеологии» и «антиленинских групп». Эти положения выдвигались в качестве причины для обоснования изменений в Уставе партии. В докладе члена Политбюро ЦК, первого секретаря МК ВКП(б) Н.С.Хрущева членам партии предписывалось исполнение новых обязанностей. Они включали критику и самокритику; запрет любых форм «двойной дисциплины»: одной — для руководителей, другой — для рядовых членов; уважение к «секретности в партии и государстве»; обязанность докладывать наверх о местных «недостатках», «невзирая на лица»; подбор руководителей без каких-либо соображений дружбы, родства или землячества. Столь существенные новшества в наведении партийной и государственной дисциплины не могли появится без ведома Сталина и были чреваты более глубокими последствиями. Такие же антибюрократические преобразования 1928 и 1937 гг. закончились в первом случае бескровной расправой, во втором — кровавым террором. Сталин, видимо, еще раз был готов возложить всю ответственность за нищету и бесправие советских граждан на руководящие кадры, обюрократившуюся корпорацию партийно-государственных функционеров, порожденных диктаторским режимом и являвшихся его неотъемлемой частью. На первом заседании ЦК, избранного съездом, Сталин затронул вопрос о возможности своей отставки. Ответом ему был традиционный протест всех присутствующих. К всеобщему изумлению он подверг резкой критике своих ближайших соратников — Молотова и Микояна; первого из них он обвинил в серьезных ошибках, второго — в «троцкизме». По предложению Сталина было упразднено старое Оргбюро, а Политбюро было заменено Президиумом ЦК в расширенном и значительно обновленном составе — 25 членов и 11 кандидатов. Сталин считал, что необходимо сохранить и бюро, но в более узком составе, не объявляя об этом публично. Теоретически все изменения в Уставе партии и ее руководящих органах были обоснованы, все зависело от их практического выполнения, соблюдения норм демократии и законности. 5 марта 1953 г. И.В.Сталин умер. На следующий день на совместном заседании ЦК КПСС, Совета министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР было принято решение в соответствии с Уставом КПСС образовать единственно полноправный руководящий партийный орган — Президиум ЦК, но в более узком составе — 10 членов и 4 кандидатов. Подавляющее большинство из них представляли «старую гвардию» (Маленков, Берия, Молотов, Ворошилов, Хрущев, Булганин, Каганович, Микоян), но были и «новички» (М.З.Сабуров и М.Г.Первухин входили в состав секретного бюро ЦК КПСС). Главой правительства был избран Маленков, Председателем Президиума Верховного Совета СССР стал Ворошилов. Организационную работу Президиума ЦК КПСС поручено было вести Хрущеву. Таким образом, складывалось коллективное руководство партией и государством. Большая фактическая власть сосредоточилась в руках первого заместителя Председателя Совмина СССР Л .П.Берии, возглавлявшего объединенное министерство внутренних дел и государственной безопасности. 26 июня 1953 г. Берия был арестован, а в декабре, по приговору Верховного Суда СССР, расстрелян. Двадцатыйсъезд КПСС Активная позиция Н.С.Хрущева, занятая им в «деле Берии», выдвинула его в официальные лидеры руководителя страны. В сентябре 1953 г. он был избран первым секретарем ЦК КПСС. Утвердиться Хрущеву помог партийно-административный аппарат, против бюрократизма которого выступил Маленков. Этот тактический просчет стоил Маленкову политической карьеры. На январском (1955 г.) пленуме ЦК КПСС Хрущев не просто критиковал, а громил Маленкова за то, что тот не проявил себя «достаточно зрелым и твердым большевистским руководителем», «претендовал не только на руководство деятельностью правительства, но и на руководство Президиумом ЦК» (хотя Маленков покинул пост секретаря ЦК 14 марта 1953 г.), стремился к «дешевой популярности» среди народа. Припомнил новый лидер старому и его близкие отношения с Берией, участие в «Ленинградском деле». Ошибочными были квалифицированы инициативы Маленкова по изменению соотношения темпов роста производства группы «А» и группы «Б», а также его предостережение о гибели мировой цивилизации в третьей мировой войне. 25 января 1955 г. пленум ЦК КПСС принял решение освободить Маленкова от обязанностей главы правительства, в феврале Верховный Совет СССР формально узаконил решение партийного органа. Маленков был назначен заместителем Председателя Совета Министров СССР и министром электростанций. Он оставался пока членом Президиума ЦК КПСС. Председателем Совета Министров был назначен Н.Л.Булганин. С 14 по 25 февраля 1956 г. в Москве проходил XX съезд КПСС. В Отчетном докладе ЦК Хрущев констатировал образование «мировой социалистической системы», «общий кризис капитализма». Четко подразделялись межгосударственные отношения и революционная борьба, которая считалась «внутренним делом» каждой страны. Мирное сосуществование выдвигалось в качестве единственно возможной альтернативы «самой разрушительной в истории войне». Хрущев заявил о различных формах построения социализма, учитывая особенности развития Югославии, Китая, стран Восточной Европы. Было высказано пожелание о восстановлении сотрудничества с социал-демократами. «Мы должны, — говорил Хрущев, — всемерно развивать советский демократизм, устранять все, что мешает его всестороннему развитию». Говоря и об укреплении социалистической законности, отметил «восстановление выработанных Лениным норм партийной жизни, которые прежде часто нарушались». Итак, демократия, законность и ленинские нормы партийной жизни должны были означать отход от прежней, сталинской практики. Большой общественно-политический резонанс произвел доклад Хрущева «О культе личности и его последствиях», сделанный на закрытом заседании в последний день работы съезда. «После смерти Сталина, — отмечал Хрущев, — Центральный Комитет партии стал строго и последовательно производить курс на разъяснение недопустимости чуждого духу марксизма-ленинизма возвеличивания одной личности, превращения ее в какого-то сверхчеловека, обладающего сверхъестественными качествами, наподобие бога. Этот человек будто бы все знает, все видит, за всех думает, все может сделать; он непогрешим в своих поступках». Далее докладчик подчеркнул неприязнь марксизмаленинизма ко всякому культу личности и попытался проследить процесс формирования культа Сталина. «Сталин, — говорил он, — ввел понятие "враг народа". Этот термин сразу освобождал от необходимости всяких доказательств идейной неправоты человека или людей... он давал возможность всякого, кто в чем-то не согласен со Сталиным, кто был только заподозрен во враждебных намерениях, всякого, кто был оклеветан, подвернуть самым жестоким репрессиям, с нарушением всяких норм революционной законности». Хрущев делал ясный вывод: «Произвол одного лица поощрял и допускал произвол других лиц». Однако «других лиц» он не назвал, хотя многие сталинисты сидели в зале. Не подверг сомнению Хрущев и систему партийного руководства, методы социалистического строительства, возложив всю ответственность лично на Сталина. В то же время он вынужден был, хотя и в общем, признать, что «культ личности способствовал распространению в партийном строительстве и хозяйственной работе порочных методов, порождал грубые нарушения внутрипартийной и советской демократии, голое администрирование, разного рода извращения, замазывания недостатков, лакировку действительности. У нас развелось немало подхалимов, аллилуйщиков, очковтирателей». Свой объективный и критически правильный вывод Хрущев вскоре предаст забвению, но его смелый и решительный поступок по разоблачению культа личности Сталина позволил в дальнейшем вникнуть в суть этого явления, рассмотреть его во взаимосвязи всех сторон — политической, экономической, психологической и нравственной. Переключение критики культа на личность Сталина не было случайно. Во-первых, все высшее партийно-советское руководство входило в окружение Сталина и проводило в жизнь его волю. Во-вторых, подвергать даже сомнению действия партии, формы и методы социалистического строительства было равносильно политическому самоубийству. В-третьих, Хрущев готовил общественность к дальнейшим своим решительным действиям по общественно-политической перестройке. Все более самостоятельная политика Хрущева постепенно формировала оппозицию, стержень которой составляли верные соратники Сталина — Маленков, Молотов, Каганович. Среди поддерживающих антихрущевскую группу были Председатель Президиума Верховного Совета СССР К.Е.Ворошилов, Председатель Совета Министров Н.А.Булганин, а также молодые сталинские выдвиженцы, члены Президиума ЦК КПСС М.Г.Первухин и М.З.Сабуров и «примкнувший к ним» кандидат в члены Президиума ЦК Д.Т.Шепилов. Довольно внушительная сила, но 22 июня 1957 г. на Пленуме ЦК КПСС оппозиционеры проиграли. Кремлевский переворот не состоялся. Хотя и назовут заговорщиков «антипартийной группой», в их деятельности не было антипартийности. Они не пытались изменить руководящую и направляющую роль КПСС, а хотели лишь проводить ее своими методами. Однако пришлось довольствоваться скромными должностями. Маленков стал директором электростанции в Усть-Каменске, затем в Экибастузе; Каганович — управляющим трестом Союзасбест в Свердловской области; Молотов — послом в Монголии. Решение об исключении их из партии состоялось лишь после XXII съезда КПСС, т.е. спустя почти пять лет. Сторонники Хрущева — Аристов, Беляев, Брежнев, Козлов, Игнатов, Жуков — получили повышение и стали членами и кандидатами в члены Президиума ЦК КПСС. Роль Первого секретаря значительно возросла. В марте 1958 г. он совмещал и пост Председателя Совета Министров СССР. Так исчезло разделение властей вопреки решению XX съезда КПСС и с одобрения окружающих «трон». Хрущев завоевал власть в партии и государстве и мог пользоваться ею в любой сфере народного хозяйства и культуры неограниченно и вольно. Идеология и роль компартии в обществе Действия Хрущева по разоблачению культа личности Сталина, попытка осмысления истории советского общества по действиям ее субъективных носителей, борьба со сторонниками «вождизма» положили начало процессу перестройки политического сознания масс. Люди не просто сравнивали себя, свои действия и мысли, но и анализировали образ жизни, мышление, поступки своих руководителей. Начинало исчезать чувство неуверенности в себе, страх перед начальником, стало проявляться чувство собственного достоинства. Хрущев не только лишил ореола неприкосновенности первую личность государства и ее окружение, но тем самым поставил и себя под пристальный взгляд общественности. Однако критическая волна вскоре пошла на спад. В 1959 г. на стадии верстки была остановлена публикация секретного доклада Хрущева на XX съезде КПСС. Доклад в СССР был опубликован лишь в 1989 г. Сталинское положение об «уже построенном» социализме в СССР, Хрущев в 1959 г. дополнил заявлением о том, что «социализм в СССР победил полностью и окончательно». Таким образом, страна приступала к строительству коммунизма. Стало широко разворачиваться движение за коммунистическое отношение к труду, был принят Моральный кодекс строителя коммунизма, а XXII съезд КПСС в 1961 г. принял новую программу партии — программу построения коммунистического общества. Был принят и новый Устав КПСС, по которому компартия стала считаться «партией всего народа». Однако она продолжала сохранять сталинский характер «ордена меченосцев», предназначенного для сохранения руководящего ядра всего советского общества. Все другие организации — Советы, профсоюзы, комсомол — оставались ее «приводными ремнями», ими руководили ее представители. И несмотря на то, что Хрущев ставил вопросы ограничения сроков пребывания на руководящих партийных постах, о привилегиях номенклатурных работников, считая защитников идеологии людьми, которые «не сеют и не жнут, а только хлеб жуют», дал больше прав партии. Все стороны жизни были под жесткой партийной цензурой. За теоретическими упражнениями стояла фундаментальная концепция социалистического общества, «монолитного», по сталинской формулировке «морально-политического единства всего советского общества». Она делала незаконным не только покушение на общество, но и любое проявление несогласия. Инакомыслие стало наказываться не только тюремным заключением, но и физическим подавлением. Культурная жизнь СССР в 50е годы Пропагандистско-воспитательная функция предназначалась культуре. Законом партии, а это означало — законом всего советского общества, была «чистота марксистско-ленинского учения», хотя подлинные идеи Маркса и Ленина уже устарели или советская действительность была далека от них. Защита идеологической чистоты распространялась на все, вплоть до частной жизни. И все же перемены, начавшиеся в обществе после смерти Сталина, вырвались на литературные подмостки. В 1953 г. на страницах журнала «Новый мир» появилась статья критика В.Померанцева «Об искренности в литературе», который подчеркивал, что «честно писать — это значит не думать о выражении лиц высоких и невысоких читателей». В статье говорилось о жизненном праве существования различных литературных школ и направлений, так как в «литературе, как и во всяком искусстве, важны различия и только различия, а вовсе не общность!». Однако эта идея не совпадала с официальной позицией. Хрущев заявил, что «в монолитном социалистическом обществе» у советских людей, «у наших деятелей литературы и искусства нет потребности в создании различных... течений». «Новый мир» воистину открывал новые страницы советской литературы, публикуя новаторские статьи В.Овечкина, Ф.Абрамова, М.Лифшица, произведения В.Пановой «Времена года», Ф.Панферова «Волга-матушка река», И.Эренбурга «Оттепель», произведение, давшее название целому периоду политической перестройки. Постановка вопроса о губительности для советского общества той атмосферы, которая сложилась в стране при тоталитарном режиме, была признана партийным руководством ошибочной, а линия «Нового мира» — «вредной». В июле 1954 г. Секретариат ЦК КПСС принял закрытое постановление об ошибках журнала и его главного редактора А.Т.Твардовского, которого президиум Союза писателей освободил от руководства журналом. После XX съезда КПСС значительно обновилась и расширилась литературная деятельность. Открылись журналы «Москва», «Нева», «Юность», «Иностранная литература», «Наш современник», «Дружба народов» и др. Стали возвращаться к читателю книги писателей — жертв политических репрессий: М.Кольцова, И.Бабеля, А.Веселого, И.Катаева и др. Появились новые произведения молодых писателей: «Не хлебом единым» В.Дудинцева, «Искатели» Д.Гранина, «Деревенский дневник» Е.Дороша и др. И все же давление, даже на незначительное инакомыслие, строгий контроль, поучительство со стороны партии продолжались. Председатель Союза писателей А.Фадеев в своем предсмертном письме отмечал, что в СССР искусство «загублено самоуверенно-невежественным руководством партии», а наиболее известных и признанных творцов уничтожали, «идеологически пугали и называли это партийностью». Осенью 1962 г. Хрущев высказался за пересмотр ждановских резолюций по культуре и частично отмену цензуры. С его одобрения стал печататься А.Солженицын и другие авторы. Однако уже в декабре 1962 г. он «разносит» художников-абстракционистов. Пиком идеологического догматизма явился июньский (1963 г.) Пленум ЦК КПСС, проходивший под лозунгом: «Мирного сосуществования идеологий не было, нет и быть не может». Это означало, что КПСС не приемлет никакой иной идеологии, кроме марксизма-ленинзма, и противопоставлять ей иные идеи и мысли, независимо от кого и когда они исходили, в СССР не разрешалось. Таким образом, сам зачинатель, хотя и неопределенного, ревизионизма вынужден был отступить, а точнее, уступить тоталитарной системе, неотъемлемой частью которой он являлся. На пленуме было отмечено, что в стране «есть великое социалистическое искусство и великая социалистическая литература». Главными героями литературно-художественного творчества, героями искусства социалистического реализма являются люди, активно преобразующие жизнь, идущие впереди, которые «составляют цвет страны, ее силу, ее будущность». Однако конкретного анализа в сфере духовной жизни на партийном форуме никто не дал. Были лишь упреки за неудовлетворительную работу партийных комитетов, средств массовой информации и творческих союзов по выполнению директив партии в области коммунистического воспитания. Колебания в культурной жизни страны отражали поиски политического курса руководителя государства, его отношение к элементам нового и невозможность отойти от старого. В культурном мире сталкивались две группы: сталинисты и антисталинисты, т.е. те, кто защищал авторитарную традицию Советского государства, и те, кто хотел больше свободы слова и действий. После идеологических заморозков 1963 г. появился «самиздат» — первый признак диссидентства. Так, в начале 60-х годов в СССР появилась множественность мнений — явление естественное, ибо в споре рождается истина, но ненормальное в государстве, где ортодоксы требовали монолитности гениев и идиотов. Стал набирать силу «законсервированный свободолюбец» МА.Суслов, на многие годы сковавший страну бескультурьем и идеологической зашоренностью. Хрущев мог двинуть страну вперед во всех областях при наличии плюрализма мнений, но это означало в конечном итоге крах всей марксистско-ленинской теории и неэффективной практики социалистического курса. Хрущев, как истинный марксист, считал социалистические идеалы и единство коммунистической партии незыблемыми. Начавшиеся в 50—60-е годы активные поиски путей обновления общественно-политической и культурной жизни, постановка прогрессивной общественной мыслью вопроса о деформации социализма не нашли поддержки не только у Хрущева, но и у широкой общественности. В условиях отсутствия демократических механизмов своевременно корректировать систему регулирования общественных отношений означало продолжение ошибочного политического курса. Противоречия национальной политики «Расцвет национальных по форме и социалистических по содержанию культур» пропагандировался со времен Ленина. Однако на практике первый наркомнац, а затем и единовластный правитель Союза ССР стремился к «упрощению» национальной структуры страны, к созданию централизованного, унитарного государства. Самостоятельность больших и малых народов жестоко пресекалась, юридические права игнорировались. Двойственным и специфичным было положение русского народа, который составлял 55% всего населения Союза ССР. Национальное «равноправие» не позволяло выделяться русским, в то же время значительная часть национального дохода «старшего брата» беззастенчиво перекачивалась в бюджеты других республик. Вместе с тем русские всегда обвинялись во всех национальных бедах и политических притеснениях. Действительно, из центра русифицировали национальные окраины, русский язык становился общегосударственным обязательным языком во всех национальных республиках. Но от этого русские не становились хозяевами, хотя и составляли основу наиболее квалифицированных рабочих, инженеров, интеллигенции. Без широкого гласного обсуждения, без согласия местного населения решались вопросы административно-территориального деления. 19 февраля 1954 г. указом Президиума Верховного Совета СССР в состав Украины была передана Крымская область России. Отторжение от России Крыма объяснялось его территориальной близостью к Украине, общностью экономики и объявлялось «свидетельством безграничного доверия великого русского народа украинскому». Дарение Крыма Украине было приурочено к 300-летию воссоединения Украины с Россией. «Добровольная и безвозмездная» передача Крыма, по словам секретаря Президиума ВС СССР Н.Пегова, «олицетворяла собой новый социалистический подход к разрешению территориальных вопросов». И это несмотря на явное нарушение Конституции РСФСР. После XX съезда КПСС начинается процесс реабилитации репрессированных народов, пострадавших в сталинское время. В феврале 1957 г. была восстановлена национальная автономия балкарского, чеченского, ингушского, калмыцкого и карачаевского народов. В составе РСФСР была восстановлена Чечено-Ингушская АССР, образована Калмыцкая автономная область, преобразованная в 1958 г. в автономную республику. Кабардинская АССР была преобразована в Кабардино-Балкарскую АССР, а Черкесская автономная область — в Карачаево-Черкесскую автономную область. Наряду с политическими административно-территориальные изменения диктовались и экономическими причинами: чрезмерное усиление роли центра, союзных органов управления в новых условиях сильно тормозили развитие страны. В 1954— 1955 гг. свыше 11 тыс. промышленных предприятий были переведены в ведение союзных республик. После XX съезда КПСС права республик были расширены в сфере законодательства, внутреннего устройства и т.д. Вместе с тем установка партийного съезда на внимательный учет национальных различий и особенностей, более широкое предоставление самостоятельности национальным республикам скоро сменилась курсом на достижение всестороннего единства советских наций с перспективой их полного слияния. Новая Программа КПСС, принятая на XXII съезде в 1961 г., отводила на решение этой задачи 20 лет.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.008 с.)