ТОП 10:

Социально-экономическое развитие СССР и углубление системного кризиса 1970 – 1985 гг.



Экономическое развитие:

После отставки Хрущева новое советское руководство, в том числе и председатель Совета Министров А.Н. Косыгин, выступило за проведение экономической реформы. Это была очередная попытка добиться стимулирования промышленного и сельскохозяйственного производства без изменения основ административно-командной системы управления и отказа от внеэкономического принуждения. Реформа была начата в 1965 г. Однако не успев начаться, она начала выхолащиваться и уже через несколько лет была окончательно свернута. В неудачах реформы 1965 г. виноваты две причины: непоследовательность осуществления (противоречивость принимаемых решений, отступление от общей линии на повышение материальной заинтересованности, сочетания интересов работника, предприятия и общества в целом) и некомплексность реформы (изменения в экономике рассматривались вне связи с демократизацией производственных отношений). У авторов реформы отсутствовало право на вариантность, экономические приоритеты во всех случаях оставались за государственной собственностью, политические структуры дозировали степень самостоятельности и инициативы рабочих, инженерно-технических служащих, ученых. Тем не менее, сыграв определенную роль экономическая реформа способствовала сравнительно высоким темпам развития советской экономики. Однако уже в начале 70-х годов экономический механизм начал давать серьезные сбои, а затем привел к экономическому кризису начала 90-х годов. (А.Н. Косыгин и Н.В. Подгорный)

застойные явления в советской экономике в этот период: 1.Производство росло все медленнее, а его рост требовал все больше денег и ресурсов. Среднегодовые темпы прироста национального дохода с 7,7% в годы восьмой пятилетки (1966-1970 гг.) упали до 3,5% за годы одиннадцатой пятилетки (1981-1986 гг.), а темпы роста производительности труда за это же время снизились с 6,8% до 3%. Руководство пыталось объяснить такое положение исключительно объективными факторами: неблагоприятной демографической ситуацией и снижением удельного веса трудоспособного населения (что делало невозможным в условиях продолжения экстенсивного развития экономики обеспечивать ее потребности в рабочей силе); истощением традиционной сырьевой базы (прежде всего топливно-энергетической) и, соответственно, резким удорожанием добычи и перевозки сырья; физическим износом и моральным старением оборудования (сохранившегося еще с 20-30-х годов); значительным увеличением военных расходов и др. Все эти обстоятельства действительно негативно сказывались на развитии экономики СССР. Но не менее важной причиной ее плачевного состояния был кризис самой “социалистической организации труда”. Главный корень этой беды – это уравнительность оплаты труда в социалистическом обществе. Трудящиеся не просто теряли интерес к работе, но и утрачивали стимулы к повышению своей квалификации. 2.Страшно разросся военно-промышленный комплекс (ВПК). Он достиг невиданных размеров, а его влияние на всю жизнь страны и на высшее руководство во главе с Брежневым было колоссальным. Так или иначе с ним были связаны десятки миллионов человек, сотни министерств и ведомств, тысячи предприятий, организаций, учреждений. Он распространил свои щупальца во множество стран. СССР не только достиг паритета (равенства) в ракетно-ядерных силах с США и всем НАТО, но и стал превосходить их, а в обычных вооружениях (например, в танках) превосходили даже в несколько раз. Все лучшие материалы, специалисты, ученые направлялись на “оборону”, эта сфера требовала огромного количества денег, в том числе валюты. “Оборонка” не просто обкрадывала страну, но в буквальном смысле обескровливала все народное хозяйство, образование, культуру и др., потому что их финансировали в основном по остаточному принципу, т.е. то, что останется после обеспечения ВПК и других приоритетных отраслей. Среди социалистических стран в результате сложилось своеобразное разделение труда: СССР производил оружие, сырье, топливо, а нам взамен поставлялись машины и ширпотреб. Понятно, как это искажало экономику. 3.Невиданно разросся управленческий аппарат. К началу 80-х годов количество отраслевых министерств и ведомств составило уже более 100 союзных и 800 республиканских, на их содержание уходило до 40 млрд. руб. в год. Этот аппарат , во-первых, сжирал львиную произведенной прибыли, во-вторых, контролировал деятельность предприятий настолько, что они не имели никакой самостоятельности. Еще важнее, чем раньше, для благополучия предприятий и их работников стало умение подстроиться к высшему начальству, вовремя уменьшить (“скорректировать”) план, получить больше ресурсов, дефицита и т.д. Реальные результаты все более подменялись приписками, искажениями в отчетности, фокусами в статистике, умением “вертеться”, налаживать отношения с помощью взяток, лести, подарков, ублажения начальства и пр. 4.Губительную роль для советской экономики сыграл нефтяной бум. С начала 70-х годов нефтедобывающие страны ОПЕК в несколько раз повысили цены на нефть. Советский Союз стал все более наращивать ее экспорт (а затем и газа) и в социалистические , и в капиталистические страны. Приток валюты, “нефтедолларов”, позволял теперь широко покупать продовольствие, что окончательно развратило сельское хозяйство, и предметы потребления, и западную технику, технологию, комплектующие. Таким образом, стимулы к развитию своей технологии в мирных отраслях были задушены валютой. 5.Существовавшая система не стимулировала и развития научно-технического прогресса, что затрудняло переход от индустриального к научно-индустриальному обществу. Несмотря на широковещательные заявления о “соединении достижений НТП с преимуществами социализма”, к концу 70-х годов, когда основные западные страны начали путь к постиндустриальному обществу, в СССР работали вручную 40% рабочих промышленности, 55-60% строителей, до 75% работников сельского хозяйства. К 1985 году, когда в США работало 1,5 млн. ЭВМ и 17 млн. персональных компьютеров и ЭВМ, в СССР насчитывалось не более нескольких десятков тысяч аналогичных машин преимущественно устаревших моделей.6.Количественный рост приводил к гигантомании, к созданию таких крупных производств, которые часто бывали неэффективны. Много их было образовано в сельском хозяйстве. Не дали эффекта такие стройки века, как Байкало-Амурская магистраль (БАМ), сотни миллиардов рублей “вбухали” в мелиорацию. Результаты были аналогичны целинным: определенный рост производства, который поддерживался привозом в село каждый сезон миллионов горожан, при страшных экологических последствиях. 7.Несмотря на очень большие вложения в сельское хозяйство, результаты там были не очень существенны, так как, во-первых, из деревни постоянно уходили наиболее активные работники. Во-вторых, детальное планирование и контроль всевозможных ведомств не позволяли сельчанам работать по-хозяйски. В-третьих, гарантированная оплата и обязательная “помощь” в виде миллионов студентов, школьников, горожан, солдат, сотен тысяч водителей развращали сельчан. Разница в ценах, которую покрывало государство дотациями, также не способствовала инициативе. В целом, социализм в сельском хозяйстве оказался еще более нежизненным, чем в промышленности. 8.Результаты экономики по-прежнему были направлены не для человека, а против него. В постиндустриальных странах происходит индивидуализация труда, превращение его в свободную творческую деятельность, идут процессы гуманизации и демократизации всех сторон жизни. В таком обществе преодолевается господство экономики над человеком, а на первый план выдвигается развитие человеческих способностей. Основой его становления является накопление интеллектуального, духовного потенциала работников, их знаний и навыков, затрат на поддержание своего здоровья. Это обеспечивается на Западе благодаря развитию нерыночной сферы экономики – системы социальной защиты, здравоохранения, культуры, образования, системы домашнего воспитания детей и т.п. Советское общество в основном лишь декларировало достижения в социальной сфере, не выполняя их, или выполняя частично. И наоборот, широкое распространение получили негативные социальные явления, вообще присущие советской системе, но в этот период ставшими особенно явными. Это и рост пьянства и алкоголизма, связанный прежде всего с тем, что доходы от продажи спиртного составляли огромную часть государственного бюджета. Рост пьянства подрывал здоровье и мораль народа, разлагал семьи и подрастающее поколение, способствовал росту преступности и паразитизма. Крайнее распространение получило воровство на предприятиях. В результате мелкие хищения захватили десятки миллионов людей, а воровство перестало рассматриваться как безнравственность и преступление.Разумеется какую-то часть “несунов” ловили и наказывали, но это не могло остановить подобный процесс. Поистине страшным явлением, “раковой опухолью” стал дефицит. Он, конечно, родился давно, но в 70-80-е годы приобрел всеобъемлющий характер и объяснялся тем, что производство (особенно продовольствия) росло медленнее, чем денежные доходы населения. Рост денежной массы без ее товарного обеспечения приводил и к фактическому росту цен. Так, исследования Всесоюзного научно-исследовательского института по изучению спроса населения на товары народного потребления и конъюнктуры торговли (ВНИИКС) показывают, что средние цены на ткани, одежду, обувь с 1976 по 1985 гг. выросли на 29%, хотя ежегодник Госкомстата СССР утверждает, что цены на эти товары сохранились на прежнем уровне. Установлено, что от 10 до 40% швейных изделий, кожаной обуви, телевизоров, магнитофонов, часов, холодильников, мебели имели завышенные цены. В десятой пятилетке (1976-1980 гг.) половина прироста товарооборота получена за счет роста цен, в одиннадцатой пятилетке этот угнетающий показатель вырос до 60%. В результате описанных процессов характерным явлением стал протекционизм, или “блат”, когда все, начиная от прописки, поступления в институт, устройства на многие должности и кончая приобретением скверного мяса или какой-нибудь запчасти к автомобилю, нужно было делать через знакомых, оказывая им в свою очередь незаконные услуги. Дефицит, распределение благ парализовали жизнь общества, убивали его здоровые силы.

Социальная ситуация: 1. Демография. Во второй половине 1960-х – начале 1980-х гг. снижаются темпы прироста населения страны. Это было вызвано объективными процессами модернизации социума. К середине 1970-х гг. в РСФСР в основных чертах завершается демографический переход, связанный с низким уровнем смертности и низким уровнем рождаемости. Преобладающей становится нуклеарная семья, состоящая из супружеской малодетной пары. К тому же на 1980-е годы, по мнению ряда исследователей, приходится кризис института семьи (половина мужчин и женщина в течение жизни расторгли браки). Распространение получает гражданский брак и внебрачные связи, также не стимулировавшие рождаемость. Свою роль сыграли возрастающая социальная пассивность мужчин и эмансипация женщин (унифицируется гардероб, утрачиваются черты женственности, сужаются тазовые кости, меняются манеры общения, возникает табачная зависимость). Повышение образовательного уровня женщин способствовало утверждению экономической самостоятельности и морально-психологической ответственности женщин, которые все чаще занимали руководящие должности. 2. Благодаря высокоразвитой системе социальных гарантий и доступности здравоохранения по средней продолжительности жизни СССР и Россия поднимаются на уровень мировых показателей, характерных для индустриально-развитых стран (63 года для мужчин и 73 – для женщин). Однако на рубеже 1970-х – 1980-х гг. наметилась неблагоприятная тенденция к сокращению средней продолжительности жизни населения, которая составила в первой половине 1980-х гг. – 62 года. Если в 1960 г. на 1000 человек приходилось 7 умерших, то к 1987 уже до 10 человек на одну тысячу. Во-первых, такой регресс был вызван ухудшением экологической ситуации в стране вследствие мощного антропогенного воздействия на окружающую среду, особенно в индустриальных центрах (загрязнение атмосферы, почвы и водоемов). Во-вторых, сказывается рост потребления табака и алкоголя. 3. В 1965 г. пенсионная система распространяется на колхозное крестьянство, хотя пенсионное обеспечение крестьян и горожан было неравным. Государственные пенсии выплачивались мужчинам (с 65 лет) и женщинам (с 60 лет), если они продолжали работать в колхозах. К тому же размер пенсий был ниже городских стандартов. В 1966 году вводится гарантированная денежная оплата колхозников, исходя из тарифных ставок рабочих совхозов. В 1974 года на колхозное крестьянство распространяется паспортная система, повысившая социальную мобильность сельского населения. 4. С 1965-1980 гг. более 160 млн. человек, или свыше 60% населения СССР, улучшили свои жилищные условия. Благодаря новым типовым проектам улучшилась планировка городских квартир, увеличивается площадь и число комнат. 5. Новый виток международной напряженности конца 1970-х гг. подхлестнул гонку вооружений. Доля военных расходов в валовом национальном продукте возросла до 23%. Милитаризация отечественной экономики тяжелым бременем ложилась на социальные структуры страны, затормозив рост благосостояния советского общества. В то же время из-за аграрного кризиса обостряется продовольственная проблема. СССР вынужден ввозить нарастающее количество продовольствия. В 1981 году импорт продовольствия составил 28,4% от уровня сельскохозяйственного производства страны. По стране с поправкой на административный статус регионов и городов приступают к нормированию покупательских операций и внедрению элементов карточной системы на продовольственные товары. В условиях экономики дефицита в Советском Союзе складывается система приоритетного доступа меньшинства к материальным благам.

В советском обществе усиливается дифференциация в доходах и в уровне жизни. Настоящий процесс был связан не со стимулированием квалифицированного труда, а преимущественно с патерналистской политикой советского руководства. Прежде всего, правительство увеличивает доходы низкооплачиваемых слоев населения (пенсионеров, работников аграрного сектора и бюджетных учреждений) за счет групп, связанных с квалифицированным трудом. К 1984 г. средняя заплата инженеров (150-160 руб.) стала меньше чем у рабочих и служащих (200-210 руб.). Во-вторых, разницу в доходах усугубляли многочисленные привилегии и льготы номенклатуры: повышенные зарплаты, премии, дотации, книжки лечебного питания, дачи, места в поликлиниках и санаториях и т.п. Рост имущественного расслоения также субсидировался расширением сферы действия теневой экономики, которая являлась дополнительным каналом перераспределении доходов в пользу меньшинства (на 7% населения могло приходиться до 25-30% личных доходов населения СССР). За покровительство теневикам государственные и партийные чиновники получали взятки и пользовались различными услугами. В итоге по стране в среднем свыше 250 рублей на члена семьи получали в 1980 году 1,3% населения; 150-250 рублей – 17%; 75-150 рублей – 56%; менее 75 рублей – 25,8%. В социально-экономической сфере, а также в принятом образе жизни населения сохранялись региональные отличия цивилизационного порядка. Если в РСФСР, Украине, Белоруссии и Прибалтике сложилось индустриальное общество, то на Кавказе, Средней Азия, включая южный Казахстан, существовали аграрно-индустриальные общества с преобладанием традиционных отношений. Именно поэтому наиболее разительное различие в материальном достатке и доходах характеризовало Азербайджан и среднеазиатские республики, потом Грузию, Армению, Казахстан и Молдавию. Минимальное легальное социальное расслоение характеризовало РСФСР, Белоруссию, Украину и Прибалтику.

ВЫВОД:Согласно таким общепринятым критериям, какуровень урбанизации и обеспеченность жильем, продолжительность жизни и качество питания, доступность образования и здравоохранения. Внутри советского общества протекали интенсивные процессы модернизации затронувшие все стороны жизнедеятельности советских граждан. Несмотря на очевидные кризисные явления демографического и социального порядка, общество имело значительный потенциал к дальнейшему развитию, если, конечно, советское руководство смогло бы предложить перспективную социально-экономическую стратегию. В экономике, после краткосрочного подъема советская модель аграрного производства демонстрировала свою ущербность. К 1981 г. удельный вес убыточных колхозов в стране составил 47%, совхозов – 61%. Советское аграрное производство нуждалось в коренном преобразовании на принципах подлинной кооперации и дальнейшей механизации труда. Экстенсивный вариант развития аграрного сектора был проблематичным из-за отсутствия резервов рабочей силы в результате ухудшения демографической ситуации на селе.

Неоднозначными оказались итоги промышленного развития. С одной стороны, был создан огромный производственный и кадровый потенциал в электроэнергетике, машиностроении, черной и цветной металлургии, топливной промышленности, которым будет пользоваться российская экономика в почти неизменном виде еще 15-20 постсоветских лет. С другой стороны, индустриальный сектор демонстрировал свою маловосприимчивость к научно-технической революции. Промышленность была рассчитана на производство либо массы стандартизированной продукции, либо уникальных образцов сложной качественной продукции. Мировые стандарты и даже опережающее развитие отмечались исключительно в космической промышленности, атомной энергетике и производстве вооружений (на предприятиях оборонной промышленности было занято 5-8 млн. рабочих и инженеров самой высокой квалификации, тогда как в США – 2,2 млн.). Именно на модернизацию военно-промышленного комплекса, занимавшего привилегированное положение в экономике, направлялись громадные средства.

В целом советская экономическая модель представляла собой максимально монополизированную индустриально-аграрную экономику, которая порождала широкую бюрократизацию управления экономическими процессами и экономику дефицита. С середины 1970-х гг. СССР вступает в полосу системного кризиса, увеличивающего отставание от передовых западных стран. Происходит падение производительности труда, снижение объема капиталовложений, затухание темпов роста в промышленности и в аграрном секторе. В результате к началу 1980-х годов СССР уступил Японии 2-е место в мире по общему объему производства. ((История с последней «реформой» (1979 г.) продемонстрировала интеллектуальную и организационную беспомощность брежневского руководства, хотя сам Брежнев осознавал необходимость расширения прав, самостоятельности и ответственности трудовых коллективов в технико-экономической и коммерческой областях. В 1980 г. престарелый Н.А. Тихонов сменил больного Косыгина на посту председателя Совета министров СССР (на пенсию был также отправлен заместитель Косыгина - В.Н. Новиков). В преклонном 75-летнем возрасте у Тихонова, конечно, каких-либо прогрессивных творческих идей в области экономики не обнаружилось.))

 

Билет 34







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.007 с.)