ТОП 10:

Политическая система СССР в 1930 – 1940 гг.



Триумф Сталина и его единомышленников во внутрипартийной схватке привел в 1930-1931 гг. к перестановкам в высшем руководстве. Председателем Совнаркома СССР вместо А. Рыкова был назначен В. Молотов. Во главе ВСНХ и Госплана СССР были поставлены С. Орджоникидзе и В. Куйбышев – сторонники форсированных темпов индустриализации. ВЦСПС (профсоюзы) вместо М. Томского возглавил Н. Шверник. Председателем Центральной контрольной комиссии ЦК ВКП (б) был назначен Я. Рудзутак. Центральную Московскую парторганизацию возглавил Л. Каганович. Просчеты и издержки сталинской революции сверху вызвали, с одной стороны, недовольство и сопротивление части общества, а, с другой стороны, разногласия внутри правящего слоя. В связи с этим сталинское руководство выдвигает тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения страны к социализму, что оправдывало использование репрессий против инакомыслящих. Как следствие в СССР происходит формализация политических и гражданских свобод. Напоследок Сталин подвергает ревизии марксистское положение о постепенном отмирании государства после революции. Он выступает за укрепление института государства с его функциями контроля и подавления, и допускает сохранение государства даже при коммунизме, если сохранится внешнее враждебное окружение (о переходе к строительству коммунизма Сталин публично заявит весной 1939 года). Ради достижения намеченной цели происходит максимальная централизация власти. Политической «надстройкой» мобилизационной модели развития становится сталинская диктатура, которую можно рассматривать как особый политический институт, основанный на системе неформального управления партией и государством. В обход официальных процедур решения принимались избирательными группами на неофициальных заседаниях Политбюро, Оргбюро, Секретариата ЦК ВКП (б). Все шире Сталин обращается к практике устных директив. Историк О. Хлевнюк установил, что в начале 30-х годов Политбюро ЦК ВКП (б) еще выглядело как орган высшего коллективного руководства, который обладал относительной самостоятельностью. В течение десятилетия, особенно после 1937-1938 гг., роль и влияние Политбюро снижаются. С 1931 г. была распространена практика принятия совместных партийно-государственных нормативных актов-постановлений ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР, имевших силу закона. Прежний порядок заседаний Политбюро нарушается в пользу внеочередных, закрытых заседаний так называемой «руководящей группы» лиц, которых Сталин подобрал по собственному усмотрению. Например, в 1937 г. к обсуждению того или иного постановления в рамках различных комиссий при Политбюро Сталин привлекал В. Молотова, К. Ворошилова, Л. Кагановича, А. Микояна, Н. Ежова и В. Чубаря. В 30-е годы прекращается обязательная рассылка протоколов заседаний Политбюро остальным членам ЦК партии, что свидетельствовало о снижении статуса ЦК. Как правило, протоколы рассылались выборочно. В марте 1941 г. было образовано Бюро Совнаркома СССР в составе 7 человек. Вновь образованный орган обладал всеми правами Совнаркома, и его постановления издавались в качестве постановлений СНК. Если полный состав СНК СССР должен был собираться ежемесячно, то Бюро заседало раз в неделю, а при необходимости чаще. Назначение Сталина главой правительства в мае 1941 г. повысило значение Совнаркома и его аппарата в руководстве страной и выработке государственных решений, а Политбюро превратилось в совещательно-регистрационную инстанцию. Как следствие наблюдается перемещение центра принятия решений от высших партийных инстанций к конституционным органам исполнительной власти. Проработка и подготовка тех или иных вопросов, подлежавших утверждению Политбюро, происходила в аппарате Совнаркома, что свидетельствует о постепенном «переливе» власти из Политбюро в Совнарком. Коммунистическая партия из ведущей властной вертикали превратилась в резервуар управленцев. В 30-е годы возобладал принцип укомплектования ЦК партии по функционально-должостному принципу, согласно которому успехи по службе в любой сфере (советской, хозяйственной, дипломатической, военной.) считались достаточным основанием для того, чтобы быть делегированным в руководство партии даже в случае идеологического невежества кандидата. В целом советская политическая история 30-х годов имеет парадоксальный характер. Ко второй половине 30-х годов советская политическая система стала де-юре более демократичной, однако сам механизм и методы управления страной на протяжении всей сталинской революции сверху оставались откровенно не демократичными. Отражением первой тенденции стала Конституционная реформа 1936 года, второй – массовые репрессии 1937-1938 годов. Конституционная реформа 1936 года: По инициативе Сталина в феврале 1935 г. было принято решение внести изменения в действующую конституции в целях дальнейшей демократизации советской политической и избирательной системы. Председателем конституционной комиссии был назначен Сталин (среди членов комиссии находились бывшие лидеры оппозиции Н. Бухарин и К. Радек, ведущие правоведы - нарком юстиции РСФСР Н. Крыленко, генеральный прокурор А. Вышинский, директор Института права Е. Пашуканис). Работа над проектом Конституции протекала с учетом конституционного опыта буржуазных стран. Комиссия создала новый текст, который существенно отличался от Конституции 1924 года. В декабре 1936 г. новая Конституция СССР была утверждена. Конституция-36 декларировала республиканское, федеративное устройство СССР, социалистический характер государства с обязательной диктатурой пролетариата и общественной собственностью на средства производства. Юридически был зафиксирован однопартийный характер политической системы. Однопартийная система оправдывалась тем, что советское общество состоит из дружественных классов (пролетариата, колхозного крестьянства, трудовой интеллигенции), чьи интересы представляла единственная коммунистическая партия. Так как в СССР нет непримиримых антагонистических классов, следовательно, нет оснований для существования нескольких партий. Коммунистическая партия в Конституции была представлена как «руководящее ядро всех организаций трудящихся, как общественных, так и государственных», которая старается «руководить деятельностью Советов, но не подменять их» (фактически все решения высших советских органов власти предварительно рассматривались и санкционировались политбюро и оргбюро ЦК партии). Конституция-36 в известной степени упорядочила государственное строительство, продекларировав идею разделения законодательной и исполнительной властей. Конституция-36 ликвидировала институт Съезда Советов. Предусматривалось, что законодательная власть осуществляется исключительно Верховным Советом СССР – высшим органом власти, а Верховные Советы союзных и автономных республик являются единственным законодательным органом данной республики. Верховный Совет СССР имел двухпалатную структуру: Совет Национальностей и Совет Союза. На совместном заседании обеих палат избирался Президиум Верховного Совета СССР и его Председатель. Президиум имел право издавать указы, которые на практике имели силу закона. Исполнительная власть осуществляется Советами народных комиссаров СССР, союзных и автономных республик. В то же время Совнарком был выведен из непосредственного подчинения Верховному Совету, но был перед ним ответственен и подотчетен. Совнарком осуществлял управление различными отраслями хозяйства. На практике Совнарком получил широкие права для создания множества подзаконных актов – постановлений, инструкций, которые фактически имели статус закона. Законотворчество Совнаркома никто впоследствии не проверял на предмет их соответствия духу и букве Конституции. Суд был объявлен независимым и подчинявшимся только закону. Высшее правосудие принадлежало Верховному суду СССР и союзных республик. Самые существенные инновации коснулись избирательной системы. Конституция-36 г. покончила с дискриминацией по классовому признаку в избирательном вопросе. В Конституции провозглашались всеобщее избирательное право. Конституция-36 предусматривала тайные, прямые, равные выборы; советская производственная избирательная единица заменялась на территориальную, свойственную буржуазным странам. 141-я статья Конституции предоставляла общественным организациям и группам трудящихся право выставления кандидатов в органы советской власти (правомочные на выдвижение организации регламентировались положением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июля 1932 г.). До середины 1937 г. советское руководство планировало провести первые выборы в Верховный Совет СССР как альтернативные и состязательные, в связи с чем готовился новый избирательный закон. Демократические свободы, систематизированные в проекте Конституции Бухариным и Радеком, трактовались как коллективные, а не индивидуальные. Провозглашался принцип равенства всех граждан перед законом. Гарантировались свобода слова, собраний, печати, демонстраций, неприкосновенность жилища и тайна переписки. Правда, все права гарантировались исключительно «в целях укрепления социалистического строя». Таким образом, модель управления, зафиксированная в Конституции 1936 г., не меняла природу Советского государства (к тому же текст Конституции не отражавшал реальную структуру партийно-государственной власти). Однако теоретически новая Конституция давала возможность создания более демократической, чем раньше, системы формирования и деятельности органов государственной власти и управления.

Мобилизационная модель развития с ее неизбежными просчетами в планировании и нарастанием экономических проблем вызвала недовольство части партийной номенклатуры сталинским курсом.

Несдержанность Льва Троцкого в оценке сил и влияния антисталинской фронды внутри СССР, привела к «Большой чистке». В эмиграции Троцкий делает публичные заявления о том, что у него имеется в СССР значительная, глубоко законспирированная группа сторонников во всех высших партийных, государственных и военных органах, включая ЦК партии, наркоматы иностранных дел, обороны и НКВД. Сталин первоначально принял слова Троцкого иронически. Ради перестраховки была объявлена партийная чистка и кампания по обмену партдокументов, благодаря которым из ВКП (б) изгоняются бывшие сторонники оппозиций. Предположительно, имевшиеся оппозиционные настроения в партии встревожили Сталина в 1934 г., на который пришлась работа XVII съезда ВКП (б). Якобы часть делегатов съезда планировала отстранить Сталина от должности генерального секретаря в пользу Сергея Мироновича Кирова. После гибели Кирова в декабре 1934 г. внутрипартийная чистка перерастает в кампанию по дискредитации и нейтрализации бывших оппозиционеров, с которыми ассоциировался Троцкий. Бывшие оппозиционеры, рассредоточенные по различным наркоматам, периферийным советским и партийным организациям, становятся первыми жертвами «Большого террора», задуманного как акция против Троцкого. С января 1936 г. по стране начались аресты бывших оппозиционеров с последующей их высылкой в отдаленные лагеря на срок от 3 до 5 лет. Осенью 1936 г. политбюро приняло решение приравнять к контрреволюционерам тех, кто прежде разделял взгляды Троцкого, участвовал в оппозиции, служил под началом Троцкого в годы Гражданской войны. К декабрю 1936 г. репрессиям были подвергнуты от 4 до 6 тысяч человек.

В апреле 1938 г. наркома внутренних дел Н.И. Ежова по совместительству делегируют в наркомат водного транспорта, что свидетельствовало об изменении положения сталинского фаворита. Сталин начинает искать замену скомпрометировавшему себя Ежову, который придал террору характер неконтролируемой цепной реакции. К тому же Сталин подозревал, что сам превратился в объект политических интриг Ежова (якобы Ежов собирал на него компромат и готовил заговор). Весной-осенью 1938 года Ежова постепенно изолируют и вытесняют из НКВД. Заместителем Ежова назначается Л.П. Берия, вскоре монополизировавший власть в НКВД (весной 39-го Ежов был арестован, и в следующем году расстрелян). Политический террор в стране не прекращается, однако репрессии приобретают характер дежурных профилактических мер и «вегетарианский» размах. Ликвидация Ежова и ежовской команды идет на фоне бериевского «малого реабилитанса» конца 1938-1940 гг. (к началу 1939 г. в тюрьмах и лагерях содержалось более 3 млн. человек, - несколько сотен тысяч из них были помилованы и освобождены из заключения). «Перегибы» политики репрессий власть предпочла объяснить современникам как происки замаскировавшихся врагов, причем объясниться власть предпочла не через официальные декларации, а посредством драматургии и театральных подмостков (пьесы П. Войтехова и Л. Ленча, Н. Вирта, К. Крапивы и Л. Леонова).

Таким образом, сталинская революция сверху сопровождалась серьезным регрессом в политической области. Советская однопартийная система и мобилизационный вариант развития способствуют утверждению чрезвычайного варианта государственности, юридически обставленного демократическими нормами. Новая Конституция СССР (1936 г.) придала квазидемократический фундамент сталинской диктатуре. В обществе культивируется патриархальное отношение к верховной власти, при котором фактический глава государства наделяется родовыми признаками («вождь», «отец народов»). Участие граждан в выборах стало фактически обязательным, так как служило проявлением политической лояльности перед государством.

Советская политическая система, сложившаяся в 30-е годы, представляла из себя сталинскую автократию - систему управления, при которой неограниченная власть одного лица и его личные качества персонифицировали верховную власть, политический курс, государство. Сталинская автократия функционировала по принципам партиалитаризма (однопартийности). В 1930-е гг. Сталин окончательно подчинил центральный партийно-государственный аппарат своим интересам. Он широко использует репрессивную манеру ротации кадров, чем узаконил нестабильное положение советской бюрократии, чьи интересы, как полагал Сталин, не всегда совпадали с интересами государства. При Сталине, который претендовал на положение абсолютного источника власти, потускнел однопартийный характер советской государственности.

Репрессии 1930-х гг., нацеленные против бывших оппозиционеров и «антисоветских элементов», способствовали дезорганизации экономики и подрыву обороноспособности страны (было уничтожено высшее военное руководство и парализована боевая подготовка армии). Вместо консолидации советского общества репрессии наравне с коллективизацией содействуют распространению недовольства и даже антисоветских настроений в разных слоях общества.

 

Билет 24

«Просвещённый абсолютизм» второй половины XVIII в.: политические иллюзии и реальность. Историография проблемы.

В политическом курсе Екатерины II имелись качественные новшества, которые позволяют характеризовать ее время как период “просвещенного абсолютизма”. “Просвещенный абсолютизм” – это политический курс в ряде европейских государств во 2-й половине 18в. направленное на уничтожение сверху и в преобразовании наиболее устаревших феодальных институтов (упразднение некоторых сословных привилегий, подчинение церкви государству, проведение реформ крестьянских, судебных, просвещения, смягчение цензуры и др.) «П.а.» не был изолированным фактом русской политической жизни. В роли “просвещенных” монархов выступали и прусский король Фридрих II, и шведский — Густав III, и австрийский император Иосиф II. Историки по-разному оценивают цели и суть политики “просвещенного абсолютизма”. Так, Н. П. Ерошкин отождествляет ее с “пропагандой показного либерализма”. “Образ “просвещенной” государыни на троне России, — пишет он о Екатерине II, — должен был внести успокоение в общественное мнение Западной Европы и России перед фактом узурпации престола, укрепить царистские настроения в среде крестьянства, внушить народным массам мысль, что взгляды и действия императрицы милосердны, справедливы и гуманны”. Н. М. Дружинин связывал политику “просвещенного абсолютизма” с развитием нового, капиталистического уклада и обострением классового антагонизма между крестьянскими массами и властвующим дворянством. В этих условиях, по его мнению, более проницательные и активные правители “сознательно искали совета и даже гласной поддержки крупных мыслителей эпохи для гибкого и постепенного приспособления существующего порядка к новым социально-экономическим отношениям”. В целом существуют 2 т.з. на политическую тактику Е!!:1. историки советского периода. Материалисты. Считали, что Е проправив с 1762 – 1796гг вошла в историю как монарх просвещённого абсолютизма. Проводила данную политику с 1762 – 1773гг., а затем свернула т.к. началась война под предводительством Емельяна Пугачёва => показало, что она поощряла феодалов => мировоззрение крепостницы, своими действиями ещё больше стремиться подчинить крестьян феодалам. 2. Цивилизационный подход. В основе – самая высшая ценность на земле – человек. А.Каменский, один из историков данного направления говорит, что сама мысль об отмене крепостного права, в наказе есть намёк на данные реформы, даёт возможность говорить о просвещённом абсолютизме. «Монарх управляет согласно закону» из наказа => Ек. проводила политику «П.А» на протяжение на протяжение всего своего царствования.

Два этапа: 1762 – 1775гг. На начальном этапе правления императрица решила дезавуировать ряд действий своего предшественника: приостановила секуляризацию церковных имуществ, отменила мирный договор с Пруссией; согласно указу от 11 февраля 1763 г. служба дворян вновь объявлялась обязательной. Однако ближайшие события показали, что ни о каком разрыве с прежней политикой речи идти не может. В 1764 г. был заключен новый договор с Фридрихом II, и в том же году Екатерина II провела секуляризацию имений духовного ведомства, распространив ее в 1768 г. на территорию Украины; в 1785 г. подтверждено освобождение дворян от обязательной службы. Историк С. С. Татищев в 1776 г. не без удивления отмечал: “Как ни велико, на первый взгляд, различие в политических системах Петра III и его преемницы, нужно, однако, сознаться, что в нескольких случаях она служила лишь продолжательницей его начинания”. Отмеченная Татищевым преемственность была характерна для политики всех монархов ХVШ в. Прежними оставались главные задачи: усиление могущества империи, укрепление абсолютистского строя и позиций его социальной основы — дворянского сословия. В течение двух лет Екатерина трудилась над программой своего царствования и предложила ее в 1767 г. в форме “Наказа” созванной Комиссии о сочинении нового Уложения. В качестве исходных положений в “Наказе” торжественно декларировались идеи естественного права и общего блага; объявлялось, что задача государства и власти — не та, “чтоб у людей отнять естественную их вольность, но чтобы действие их направить к получению самого большего ото всех добра”. Вместе с тем обосновывалась неограниченная власть, аргументы заимствовались у писателей просветительного направления— это огромность государственного “пространства”: “Государь есть самодержавный, ибо никакая другая, как только соединенная в его особе власть, не может действовати сходно со пространством столь великого государства”. Чтобы предотвратить вырождение монархии в деспотию, императрица предлагала утвердить в стране принцип строгой законности, установить равенство всех граждан перед законом. “Наказ” намечал также направления экономической политики — Екатерина II выступала против сохранения монополий, за свободу торговли и промышленности. Руководствуясь принципами французского Просвещения, автор “Наказа” принципиально высказывается против крепостного права, поскольку оно противоречит “закону естественному”, но требования освобождения “рабов” не выдвигала. Программа Екатерины II оказывалась, таким образом, внутренне противоречивой: с одной стороны, она провозглашала передовые истины просветительской философии, а с другой — сохраняла самодержавие, господство дворянства, крепостное право. Сам созыв Уложенной комиссии 1767 г. явился ярким проявлением политики “просвещенного абсолютизма”. Комиссия была задумана как сословно - представительное совещание, в работе которого должны были принять участие все сословия государства, кроме помещичьих крестьян. Правда, открытая с большой торжественностью и широко разрекламированная Комиссия не решила своей главной задачи — не создала нового кодекса законов, основывающегося на “Наказе” императрицы. Но принципы “просвещенного абсолютизма”, провозглашенные в “Наказе”, нашли свое воплощение в законодательной деятельности Екатерины П. Уже в 1762—1763 гг. были изданы указы, которые нанесли удар в системе монополий в сфере торговли и промышленности. Особое значение имел указ от 23 октября 1763 г., которым повелевалось, “чтоб отныне впредь всем, кто пожелает разного звания, фабрики и заводы... строить и размножать”. 17 апреля 1767 г. было предписано “никакое ремесло и рукоделие, каким городские жители безгрешное пропитание себе промышлять могут, не запрещать” — объявлялась, таким образом, свобода городских промыслов. Принцип свободной промышленности торжественно возвещался в манифесте от 17 марта 1775 г.: отменялись казенные сборы с промышленных предприятий, каждый получал право “заводить станы всякого рода и на них производить всякого рода рукоделия без других на то дозволений или приказаний”. Однако не могло быть подлинной свободы хозяйственной жизни, пока сохранялось крепостное право. Внутренние противоречия “Наказа” нашли себе полное соответствие в политике Екатерины II по крестьянскому вопросу. С одной стороны, в 1766 г. она анонимно поставила перед Вольным экономическим обществом конкурсную задачу о целесообразности обеспечить помещичьих крестьян правом на движимую и земельную собственность. Императрица, несмотря на настойчивые требования аристократии, не пошла на то, чтобы разделить все населенные казенные земли между помещиками, сохранила сословие государственных крестьян, ограничившись спорадическими, хотя и крупными, пожалованиями “свободных сельских обывателей” частным владельцам (преимущественно в бывших польских имениях). Лифляндскому дворянству Екатерина II “советовала” воздерживаться от чрезвычайных поборов с крестьян. Но, с другой стороны, при Екатерине II дворянство добивается почти безграничных полномочий в отношении своих крепостных. В 1763 г. было установлено, что крепостные крестьяне, которые решились “на многие своевольства и продерзости”, должны “сверх подлежащего за их вины наказания” оплачивать все расходы, связанные с высылкой воинских команд на их усмирение. В 1765 г. императрица разрешила помещикам ссылать по своей воле крепостных в Сибирь на каторгу. Наконец, в августе 1767 г. был издан указ, который объявлял государственным преступлением любую жалобу крестьян на своих помещиков и предписывал подвергать жестокому наказанию тех, кто составлял и подавал жалобы. Таким образом, дворянин становился полновластным судьей и его действия в отношении крестьян не подлежали контролю со стороны органов государственной власти, суда и управления. В целях усиления абсолютизма были перестроены органы центральной власти. Екатерина II считала, что Сенат присвоил себе слишком большую власть, и в 1764 г. реформировала его, разделив на 6 департаментов (4 в Петербурге и 2 в Москве). Каждый департамент при этом выступал как самостоятельное подразделение со своим кругом дел и своей канцелярией, что разрушало единство Сената, ослабляло его. Необычайно возросла роль личной канцелярии императрицы. Подготовка законодательных актов с 1768 г. сосредоточилась в Совете при высочайшем дворе; создание его еще раз ярко продемонстрировало стабильность высших советов при особе монарха как института русского абсолютизма.

Второй этап: 1775 – 1796гг. Реформирование местного управления в первую очередь решало задачу усиления власти монарха. Екатерина II собственноручно начертала проект “Учреждения об управлении губерниями”, получивший в 1775 г. силу действующего закона. Закон этот централизовал местное управление, увеличив количество губерний и уездов и наделив наместников (под властью каждого наместника, как правило, объединялось 2 — 3 губернии), непосредственно подчиненных императору, широкой единоличной властью. Вместе с тем в основу “Учреждения” 1775 г. были положены идеи Просвещения XVIII в.: выборность суда и отделение его от администрации, придание ему характера сословного “суда равных”. Наряду с трехъярусной системой выборных судебно - сословных учреждений (уездный суд в уезде и верхний земский суд в губернии — для дворян, городовой суд и губернский магистрат — для горожан, нижняя и верхняя расправы — для государственных крестьян) в губерниях создавался совестный суд из представителей трех сословий, который выполнял функции примирительной или третейской инстанции. Именно этому суду каждый, содержавшийся в тюрьме более трех дней, не извещенный о причине ареста и не подвергнутый допросу, мог подавать жалобу, и если он не был заподозрен в тяжелом преступлении, то освобождался на поруки (попытка заимствовать английскую гарантию неприкосновенности прав личности). Влияние идей Просвещения еще более чувствуется в создании губернского Приказа общественного призрения, тоже состоявшего из выборных представителей от дворян, горожан и государственных крестьян и обязанного помогать населению в строительстве и содержании школ, больниц, богаделен, сиротских и работных домов.Стремясь создать более реальные гарантии “просвещенной монархии”, Екатерина II начала работать над жалованными грамотами дворянству, городам и государственным крестьянам. Грамоты дворянству и городам получили силу закона в 1785 г. Жалованная грамота дворянству закрепляла за каждым потомственным дворянином свободу от обязательной службы, от государственных податей, от телесного наказания, право собственности на движимое и недвижимое имущество, право судиться только “равными” (т. е. дворянами), вести торговлю, заводить “фабрики, рукоделия и всякие заводы”. Дворянское общество каждого уезда и каждой губернии закрепляло за собой право периодически собираться, избирать сословных предводителей, иметь собственную казну. Правда, императрица не забыла поставить дворянские собрания под контроль генерал-губернаторов (наместников). Согласно грамоте городам представители “среднего рода людей” (мещане), подобно дворянам, получили личные и корпоративные права - наследственную неотъемлемость сословного звания, неприкосновенность и свободное распоряжение собственностью, свободу промышленной деятельности. Из состава жителей городов выделялись торговцы, записанные в гильдии и получившие особые привилегии - откупаться деньгами от рекрутской повинности и быть свободными от казенных нарядов. Кроме того, купцы 1-й и 2-й гильдий, как и именитые граждане (ученые, художники, банкиры, оптовые торговцы и т. д.), освобождались от телесных наказаний. Городское общество рассматривалось как юридическое лицо; оно имело право обсуждать и удовлетворять свои нужды, избирать городского главу. Объединяющим центром городского самоуправления становилась городская “общая дума” из депутатов от всех категорий городского общества. Руководствуясь общими принципами свободы экономической жизни, законодательница разрешала жителям деревень “свободно, безопасно свои произрастания, рукоделия и товары в город возить и потребное для них из города вывозить”. Проект “Сельского положения” не был доведен до конца. Французская революция изменила отношение Екатерины II к идеям Просвещения. В 1794 г. в одном из писем она заявляет, что деятельность философов ведет лишь “к разрушению”: “что бы они ни говорили и ни делали, - продолжала она, - мир никогда не перестанет нуждаться в повелителе... лучше предпочесть безрассудство одного, чем безумие многих, заражающее бешенством двадцать миллионов людей во имя слова “свобода”.

Реакционный поворот наблюдался и во внешней политике Екатерины П. Вообще внешнеполитическая деятельность “просвещенной” императрицы сопровождалась большими успехами. В результате двух войн с Турцией (1768 - 1774 и 1787 - 1791 гг.) весь северный берег Черного моря, Крым и новороссийские^ степи отошли к России. Была решена и польская проблема - по первым двум разделам Польши (1773 и 1793 гг.) с Россией воссоединились Правобережная Украина и Восточная Белоруссия. Однако на почве ненависти к французской революции и развернувшейся под ее влиянием освободительной борьбы поляков Екатерина II в 1793 г. согласилась на отторжение от Речи Посполитой и польских земель - к Пруссии по второму разделу отошли Гданьск, Торунь и значительная часть Великой Польши. В 1794 г. в Польше вспыхнуло восстание — борьбу за освобождение родины возглавил генерал Тадеуш Костюшко. Но Екатерина II поспешила сурово расправиться с повстанцами. В Польшу были введены русские войска, которыми командовал А. В. Суворов. Раненный в одном из боев Костюшко был захвачен казаками. Видя бегство сподвижников и свой неминуемый плен, Костюшко бросил саблю и, падая с коня, с отчаянием произнес: “Конец Польше”. Разгром мятежных поляков завершился в 1795 г. третьим разделом страны. Речь Посполитая как государство перестала существовать. К России на этот раз отошли Курляндия, Литва, Западная Белоруссия и западная часть Волыни. Исконно польские земли были поделены между Австрией и Пруссией.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.40 (0.015 с.)