ТОП 10:

Сегодняшнее собеседование прошло лучше, чем я думал, и завтра я приступаю к своим обязанностям в роле главного консультанта в отдел биоинжинерии. Наконец мечта о помощи человечеству осуществилась»



Предыстория

21 августа 2831 год. «Первый исследовательский центр генной инженерии и инженерной генетики, испытательный полигон, сохранившиеся записки дежурного врача». 20.45

«21 августа 2812 год.

Сегодняшнее собеседование прошло лучше, чем я думал, и завтра я приступаю к своим обязанностям в роле главного консультанта в отдел биоинжинерии. Наконец мечта о помощи человечеству осуществилась»

«22 августа 2812 год. День первый.

Еле успел к назначенному времени рабочего дня, видимо я был последним пришедшим сегодня, за мной заперли двери и просканировали на наличие посторонних предметов, вся процедура заняла минут сорок. Мое ... место с этого момента находится в отделе «биоинженерных разработок и технологий бионики». Оснащенный по последнему ... кабинет, похожий на палубу космического корабля. Наконец я закончил анализ металлов подходящих под производство биотических протезов. Уже вечер, вот сейчас отдохну, здам отчет и пойду домой.»

«23 августа 2812 год. День второй.

Домой меня так и не отпустили, охрана на посту не выпустила не одного человека, а в комплексе работало около пятисот ученых. Эту ночь я провел на кушетке в своем кабинете. Поначалу я об этом не задумывался, но сейчас я начинаю понимать, почему весь ... комплекс находится на глубине двухсот метров, под озером»

«30 августа 2812 год. День девятый.

Мы тут как заключенные, единственное, чем мы тут занимаемся, так это только сидим и обрабатываем какие-то ... отчеты, заверяем дозы и смотрим на различие наших результатов»

«17 сентября 2812 год. День двадцать седьмой.

Нашу группу, в которую входил я и еще четырнадцать человек, вызвали на ... этаж, который находился метров на пятьдесят глубже. Зайдя туда, я понял, что моя жизнь не так уж и плоха тут, по сравнению с этим ... огромным инкубатором. Кого там выращивают?»

«25 октября 2812 год. День шестьдесят пятый.

Нас только недавно уведомили, что мы работаем над созданием биотических органов, и андроидов способных работать в экстремальных для человека условиях. Вся наша компания была сильно ... таким поворотом событий. Очень странно, взяли и забраковали два месяца исследований»

«11 декабря 2812 год. День сто двенадцатый.

Предложение одного из нашей группы по поводу использования уже родившихся детей в качестве подопытных для программы биотических органов, это уже слишком. Это нужно ... на всеобщее собрание»

«3 февраля 2813 год. День сто шестьдесят шестой.

За это время мы успешно модернизировали мышь, мы ее назвали ... Следующий этап, обезьяна. Меня переводят в другой полигон»


Глава 1

11 сентября 2850 год. Где то. (Через 19 лет после «Катастрофы 17»).

Проснулся на больничной койке. Через мгновение, осознав, что голова у него раскалывается и по лбу стекает холодный пот. Парень вскочил от кошмара. В палату зашёл врач.

— О, ты проснулся! В отключке был 34 часа, и это совершенно не удивительно, я ж тебе говорил, что та девушка не по зубам твоему очарованию!

— Хватит издеваться, я всего лишь спросил, свободна ли она, но вместо ответа получил бутылкой по голове.

— Ага, вначале бутылкой, а потом когда ты отключился, она впечатала твоё лицо вначале в барную стойку, а потом в паркет, и танцевала б она на тебе и дальше, вот только за ней пришел какой-то до ужаса странный муд… , пардон, мужик.

— Да ладно, не было такого.

— А у тебя есть другое объяснение, почему у тебя голова гудит, будто по ней паровоз пронесся, везя кирпичи на стройку? — Спросил врач.

— А ты точно врач?

Оба замолчали и из коридора, послышалось тихое хихиканье.

Ринна и Марол улыбнулись и покосились на побледневшего Грэя. Ринна расхохоталась.

Док двинулся к двери так быстро, как только мог, но с его ростом это было похоже, скорее, на бег заядлого пингвина-курильщика. Как только дверь осталась в добрых десяти метрах за его спиной, он услышал, пробирающий до слез смех медсестры и понял, что Грэй все-таки не удержался и захотел выпендриться перед Ринной, но ему было не когда возвращаться. И оставив все домыслы, он поплёлся своей пингвиньей походкой в сторону кабинета.

Но он всё молчал.

— Так, понятно – через минуту добавил — Тебе санитаров вызвать или ты все-таки скажешь чего тебе надо?

И только после этих слов он заметил, что под этим молчаливым собеседником уже собралась лужа крови. И не успев открыть рот, незнакомец повалился на пол.
Через мгновение в дверях уже стояли санитары с носилками и все как один смотрели на Марола будто он заколол человека в собственном кабинете.

Хоть по виду этой брюнетки с прямыми волосами и не скажешь что она наёмник, но её два пистолета в кобуре говорили, что она далеко не миленький ангелочек, а вполне спортивный дьяволёнок, способный любого втоптать по шею в грязь, потом извинится и скинуть с моста с камнем на шее.

— Ну как он? — Спросила она доктора.

— Ну, через него сейчас вполне можно вермишель отбрасывать. Если до утра не помрёт, то даже не знаю... если вам нужен человек для выполнения работы, лучше возьмите его! — Док указал на Грэя.

— А других кандидатов нет? Он ведь может помереть от пролетающей мимо мухи!

— Это знаешь ли обидно, но лучше меня никто не знает этих мест.

— А ты уверен, что знаешь местоположение Ганса?

Брюнетка не ответила.

Лежащий под капельницей, полностью перебинтованный, казалось мёртвый. Поднял левую руку, затем правую, отсоединил капельницу, встал, надел жетон, лежащий на тумбочке рядом с кроватью и маску. Снял бинты, накинул штаны, высокие сапоги, майку и плащ.

Док упал.

— Тали. — Сказал незнакомец. — Я же тебе говорил, что в меня толку нет стрелять!

— Как это возможно, вы только что из операционной! — Крикнула медсестра.

— Ты был почти трупом! — Воскликнул Док.

— Пошли отсюда Тали, найдём этого Ганса!

Больница стояла в живописном парке на вершине не высокого холма. Прямо у его основания протекал ручей. День был погожий. Дул осенний прохладный ветерок, хотя деревья ещё стояли зелёные. Ручей служил как бы границей природы и техногенного общества. Как маленький оазис посреди пустыни, раскинулся сад, прямо в центре города, вокруг больницы. Удивительно живописное место. Подойдя к огромному дубу, растущему чуть западнее отреставрированной недавно больницы, открылся вид на высокую башню на горизонте.

* * *

Они шли через центральную площадь в сторону местного отделения полиции.
Площадь, усеянная статуями, была не многолюдна. Солнце двигалось к закату. Тени от неподписанных статуй падали к крыльцу довольно старого, пошарканного, трёх этажного здания.
Вокруг площади расположились мелкие магазинчики, сувенирные лавки, казино, оружейники, кузницы, отели...

Они миновали площадь. Зайдя в один из переулков, который удобно расположился между оружейной лавкой с названием «Волчья пасть», и отелем «Крипта», где обычно тусовались бандиты всех мастей. Пройдя дальше по уже безлюдной улочке, они упёрлись в сгоревший, пару месяцев назад, по словам доктора, суши-бар.

— Давай заночуем здесь? — Предложил маска.

— Ну у нас всё равно нет выбора, или идти обратно к больнице, или тут. — Усталым голосом подтвердила Тали.

Зайдя в помещение они разошлись в поисках чего-нибудь что может гореть, но похоже что пожар уничтожил всё еще до них. В довольно просторной комнате были почти сожженные шкафы с осколками бутылок, барная стойка, несколько стульев, и круговая, металлическая лестница, ведущая на второй этаж. Поднявшись, картина не поменялась, на полу валялись пустые бутылки, сожженные столы, стулья, и чудом уцелевший графин с подозрительным содержимым стоял рядом с кроватью.

— Тали поднимись сюда! Я тут койку нашёл.

— Я думала, тут сгорело всё!

— Оказывается, нет.

Её прервал жуткий грохот с первого этажа. Тали как на иголках подорвалась с кровати, выбежала к лестнице. На первом этаже никого не было, во мраке доносился какой-то шум, Тали медленно достала пистолет и пошла в сторону шума. Сделав четыре шага под ней заскрипел пол, она не обратила на это внимания, а сделав следующий шаг она оказалась в полёте, не найдя под ногой пол, она грохнулась с криком на что-то мягкое и шевелящееся.

— Вот блин! — Сказал маска лежащий под ней. — Слазь, давай с меня, Тали!

— А как ты узнал, что это я?

— Только у тебя хватило бы дурости свалится мне на голову.

— Да что ты вспоминаешь день нашего знакомства, я что виновата, что тогда, скала на которой я была, обвалилась? И я чисто случайно грохнулась на тебя!

— Ладно тебе, слазь, давай, я тут на каких-то ящиках лежу.

— Ладно, ладно, уже встаю.

Он взял отломившуюся доску от пола, обмотал какой-то тряпкой, чем-то облил и поджог. Самодельный факел осветил почти всю комнату, в которой они оказались. Над их головами сияла большая дыра, вокруг них стояли ящики с патронами, динамит, гранаты, огнестрельное и холодное орудие.

— Да этим всем можно город на воздух поднять! — Выкрикнула Тали.

— Я думаю нужно выбираться отсюда, дверь сзади тебя наверняка заперта, так что можно из ящиков сделать лестничку и по ней выбраться.

— Да подожди ты, дай хоть патронами запастись, ну хоть пару обойм прихвачу!

— Я говорю, оставь, валить пора, пока некто не услышал, а то подумают, будто мы сюда специально ворвались!

— Да кто сюда прейдёт ночью? Можно вынести хоть всё, некто и не заметит!

— Тали поверь мне, пошли пока не поздно.

— Лады, уговорил, а патроны я всё-таки возьму, на всякий случай!

Повернувшись, он увидел, что Маска уже стаял на расстоянии вытянутой руки, шагов не было слышно, он подлетел как призрак и ударом в горло деморализовал врага. Подойдя к третьему, вытянул из него нож и из двери кинжал, и как бы, забыв о его существовании, вернулся к Гансу. Молча начал наносить ему порезы клинками. Остановившись на мгновение, пригвоздил руки к стене и продолжил бить, на этот раз кулаками. Через минуту он остановился, приблизился, чтобы вытянуть из куртки кинжалы Ганса, сказав что-то на ухо умирающему, перерубил ему левую руку. Сказав ещё что-то, перерубил кинжалом правую. Ганс упал на колени. Маска, встав за его спиной направив оба кинжала на шею жертвы. Он стоял и что-то бормотал, и перед мгновением убийства кинжалы в его руках покрылись странными символами, запылали фиолетовым пламенем, как и его глаза, спрятанные за серой маской. Через секунду всё прекратилось. Он нагнулся к трупу, провёл пальцем по разрезу и мазнул кровью Ганса по маске. Будто зарубки на столбе, он помечал, сколько контрактов он выполнил. По маске было видно, что контрактов на его счету было не меньше пятидесяти.

Наконец он встал и понял, что за ним всё время наблюдала Тали, она до сих пор смотрела на него заворожёнными глазами, не в состоянии поверить в увиденное. В место того чтобы подняться и объяснить что произошло, он махнул плащом и исчез в темноте, будто его там никогда и не было.

Тали всё смотрела, на то место где он стоял перед нанесением последнего удара, и вспоминала фиолетовый огонь от клинков и глаз. Она не могла поверить в увиденное. С момента знакомства она некогда его таким не видела. Таким странным. Таким завораживающим. Таким неземным.

«Неужели так выглядит одна из семнадцати рас напавших на землю, после «Катастрофы 17»? Если так, то у них самая непобедимая и смертоносная армия из всех».

Отойдя от шока, начала выискивать его в яме. Двинуться она ещё не могла, дрожь в руках и ногах была не преодолима. Только через минут пять она полностью пришла в себя и не найдя не малейшего свидетельства его присутствия в подвале, решила спуститься и осмотреть всё поближе.

Спустившись в подвал, затопленный кровью четырёх жертв, она подошла к валяющимся в крови рукам, сняла кольцо. Она не заметила, когда он успел забрать кинжалы державшие руки прибитыми к стене. Кольцо с мифрилом принадлежало ранее Гансу.

В состоянии шока, она поплелась по улочкам города размышляя о случившимся. Тали никак не могла поверить, что её друг может оказаться каким-то внеземным маньяком психопатом. Однако она сама видела его скорость, и слышала тишину в место шагов и видела, как он спокойно увернулся и располосовал второго напавшего на него наёмника, и его завершающий ритуал с отрубанием рук Ганса, и горящие клинки, и глаза, особенно глаза, как он посмотрел на неё после боя, а потом исчез.

«Вот найду его и сама у него спрошу, что за чертовщину он там устроил!» - эта мысль её утешила.

Вот только его нигде не было. Через два часа поисков её занесло в «Барный раен». пройдя около десяти заведений, ноги её занесли в самый затхлый бар, в котором почти никого не было. Те не многочисленные посетители были уже пожилого возраста. Она прошла мимо столиков, не обращая внимания не на кого, подавленная, разбитая. Даже если б её обокрал какой-то начинающий воришка, она бы не заметила нечего, даже пистолета перед лицом. Но ее, никто не попытался ограбить. Из-за одной вещи, всё это время она крутила в руках то самое кольцо с мифрилом, снятого с отрубленной руки. Весь город уже знал об этом. Знали все, что кто-то порешил Ганса, точнее устроил бойню в подвале сгоревшего суши-бара. И все знали, что кольцо - это единственное что забрали в доказательство выполнения контракта. Все боялись её только из-за кольца, крутившегося в её руках.

— Тройной холодный с лимонной долькой и солью. — Сказала она безразличным голосом. Такое чувство, что ей было всё равно, что ей подадут, хоть воду.

Она села, положила крест-накрест руки на барную стойку, положила на руки голову, рядом с её рукой лежало кольцо. Ей было всё равно, если кто-то заберёт, эту вещ, но никто не мог осмелиться даже рядом с ней сесть.

В бар влетел человек.

— Народ представляете, кто-то убрал Ганса! — Сказал он чуть отдышавшись, и присев к своим знакомым.

После рассказа все принялись обсуждать правдивость этой легенды, кто-то говорил, что этого быть не может, другие твердили, что были там, и никого в момент первой волны там не было. И только Тали осознала, что её спутник не просто наёмник, а один из трёх выживший в первую волну. Правда, если верить легенде.

После ещё одной выпитой чарки она положила колечко в карман и побрела по городу. На улице постепенно солнце двигалось к закату, лавки потихоньку закрывались, зажигались огни в домах, освещались улицы, и хоть до заката было далеко, все куда-то торопились. Не обращая внимания на спешащих куда-то прохожих. Тали медленно прогуливалась по городу. С центральной улицы она попала на «Круговую». По правую руку от неё раскинулись жилые дома. По левую руку - высокая пятнадцати метровая стена, шириной три метра. Если смотреть с орбиты, то городок напоминал эллипс. И как по виду земли по линии экватора, от края до края проходила наперерез, сквозь город ул. Центральная. Обе половины города были усеяны мелкими улочками, протоптанными дорожками, и кучей мелких садиков, в которых росли разные виды деревьев, кустов. Особенно выделялись клумбы с цветами, если посмотреть на город, то сразу и не скажешь, что этот город был полностью уничтожен бомбардировщиками десять лет назад.
И только через восемь лет, после уничтожения, его начали восстанавливать. И именно тогда земля капитулировала. Закончилась семнадцатилетняя война или как её назвали «Катастрофа 17».

За те два часа, что она гуляла, она совершила полукруг вокруг города. Вышла на «Круговую» в восточной части города, через четверть круга, проходя рядом с северными воротами, и ещё через четверть круга она вышла опять на «Центральную». Тут на западном краю улицы, раскинулся «промышленный район». За это время улица преобразилась, зажглись все фонари. Немногочисленных прохожих заменили так же немногочисленные бандиты, или как они себя называют «Стражи порядка». Ну, в каком-то смысле они правы, когда выходят они на улицы уже никого нет. И если начинается потасовка, то «Стража» напинает обеим сторонам конфликта.

Пройдя чуть дальше, за линию города Тали натыкается на статую. Она её не когда не видела, хоть и часто тут проходила. Статуя представляла собой семерых человек, которые обнялись за плечи. Под статуей надпись «Почёт и слава героям катастрофы!». Повернувшись спиной, Тали пошла в сторону, куда указывал взгляд статуи. Пройдя где то пятьдесят шагов по тропинке, она дошла до небольшой лестнички, которая вела в небольшой садик, с могилами. Это не было похоже на обычное кладбище. На надгробиях не было имён, не было фотографий, не было ничего, что указывало бы на того, кто тут нашёл свой вечный сон. Кроме семи могил, возле которых стояли маленькие, вбитые в землю флажки семи разных цветов радуги. И напротив зелёного флажка сидит Маска в сером плаще и капюшоне. Помимо тех семи могил на кладбище их ещё около тринадцати.
Тали подошла и присела рядом с Маской.

— Теперь я понимаю, почему ты мне некогда об этом не рассказывал! Они были твоими друзьями?

— Первый раз мы познакомились в момент первой вылазки, тогда нас было двадцать пять. За первую неделю мы потеряли без следа пять человек. И тринадцать ещё погибло в тех коридорах. Потом мы всемером, ещё две недели стояли у выходов. Патроны кончились спустя четыре дня, выбора не было, нужно было сдерживать пришельцев. У меня с собой были только подаренные, одним из пяти пропавших, кинжалы. Он как знал, что я не уйду, не брошу товарищей. По окончании третьей недели к нам прилетел гонец, и сообщил, что нас отзывают для передислокации, и что нам на замену уже выслали отряд. Но мы знали, что отряд не справится, мы были лучшими в своём деле. Красный был лучшим снайпером! Оранжевый был инженером, мог сотворить мину из чего угодно! Желтый был медиком! Я — фиолетовый был мастером боя на клинках! Голубой, она была девушкой, очень любила готовить, боже какие кулинарные шедевры лепила из отбросов, единственная из двадцати пяти человек! Синий, пулеметчик, самый сильный из нас! Зеленый, все его называли «Рассказчиком», у него всегда находилась какая-то история, в любой ситуации он что-то рассказывал. И вот четверо из наших по неспособности сражаться отправились на вертолете в безопасное место, А на следующий день произошёл взрыв в комплексе, и нас троих облучило какой-то заразой, я стал регенерировать. В момент взрыва мы отдыхали от очередной волны. — После короткой паузы он продолжил — Когда я вхожу в раж, я могу убить всех, кто встанет на пути, друга, врага, а потом не вспомню. Поэтому я старался во время войны жить без драк. Но потом повстречал тебя, ты была так похожа на нее. Что... что я... Прости меня, что не рассказал раньше. Вчера я вошёл в раж. И вспомнил, что я не с ребятами только тогда когда посмотрел на тебя. Я увидел страх в твоих глазах, и понял что сделал. Прости меня, если сможешь. Прости! Прости...

Тали, наконец, повернулась, на её лице читалось злость вместе с яростью, она была готова порвать его на мелкие кусочки. Но увидев его, показывающего на горизонт, её взгляд автоматически переключился на приближающиеся огоньки. Через секунд пять она повернула голову туда, где только что стоял маска.

— Блин опять меня одну кинул, вот увижу ещё раз, пожалеет, что бросил!

— Тали, сюда! — Послышался голос маски с лестнички, по которой она его тащила.
Тали рванула к нему. «Все-таки не бросил!» - пришла успокаивающая мысль в голову.
Они лежали тихо на мокрой от росы траве. Наблюдали за движениями огоньков. Через двадцать минут огоньки так приблизились, что можно было разглядеть весь отряд. Во главе колонны шли, казалось полупрозрачные люди в странных порванных одеждах. Лиц видно не было. за ними шли связанные цепью люди. «Неужели работорговцы» - Тали занервничала. Её заинтересовал только один человек из толпы, он ехал на коне абсолютно свободно, а за конем что-то тянулось. Перед воротами колонна повернула на север. Тали и маска двинулись за ними, держа приличное расстояние. Дойдя до сухого дерев колонна повернула на северо-запад. Так они двигались до небольшого оврага, вся колонна вошла в овраг, факелы потухли. Тали двинулась за ними. Зайдя в овраг, она не обнаружила вообще ничего.

— Ты видел, куда они делись? — спросила она у маски.

В ответ он покачал головой.

— Ты издеваешься, да? — Прищурившись, глянула на него Тали.

— Даже и не думал! — Отрезал он. — Но это действительно интересно. Куда могла деться колонна закованных людей и всадник с конём в овраге глубиной полтора метра и шириной два, м? — Задумался маска.

— Блин у меня в твоём обществе вечно какие-то галюны! — Взялась за голову брюнетка.
Минут двадцать они ходили, выискивая вход. Встретившись в центре оврага, от усталости, Тали села, на землю прислонившись к стенке оврага.

— Садись уже, чего над душой стоишь. — Сказала, потянув его за руку.
Он упал на землю рядом с Тали. Не успев погасить инерцию от падения, выбросив руку вперёд, он ожидал почувствовать земляной край оврага, однако в место этого его тело продолжило движение вглубь.

— Что за...!? — Не успев договорить остальное, его тело уже находилось по другую сторону, в темной комнате, в которую вела замаскированная дверь под небольшой кустик. Выглянув в образовавшийся проход, он увидел Тали. Она сидела с широко открытыми огромными, зелёными глазами, рот был немножко приоткрыт, и казалось, задавал немой вопрос «Какого чёрта тут происходит?». Услышав тихие шаги, он взял Тали за руку и дёрнул к себе. После того как брюнетка нырнула в темноту он захлопнул дверь оказавшись с Тали в темном, пустом, сыром, подземном коридоре. На улице послышались шаги.

— Блин я точно кого-то тут видел секунду назад, те, двоя, были здесь! — Проговорил один.

— А я говорил, показалось тебе! Кто будет гулять в такую пору? Тем более не далеко от висельного дуба! — Усталым голосом сказал второй.

— Ну, я ж видел, что тут кто-то бродит!

— А я говорю, что тебе приснилось! Всё возвращаемся, а то караульный будет проходить, а нас не будет. Мне хватило выговора на прошлой неделе из-за твоего предложения сходить за выпивкой в бар! — Удаляясь от оврага, говорил второй.
И тут маска заметил, что Тали прижималась к нему всё время разговора тех двоих. По-видимому, она и сама не поняла, что обняла его. Он кашлянул. Никакой реакции не последовало. Она всё так же прижималась к нему.

Он был на голову выше нее. Высокий, спортивного телосложения. С черными, длинными, волосами. Но в темноте нечего этого видно не было. Его руки, машинально, обняли её. И в этот момент она поняла, что что-то не так. Резко отстранившись, она попыталась дать ему пощёчину.

— Извращенец! — Сказала она после того как рука не нашла препятствий на своём пути.

— Да не кричи ты так, нас могут услышать! — Пытаясь её успокоить, сказал он.

— Блин, ты хоть фонарь зажги, а то тут хоть глаз выколи.

Выхватив пистолеты, Тали начала стрелять в идущую на них толпу. Она успела пристрелить, человек семь до того как кончились патроны. И не успев перезарядить, ей в лицо прилетел приклад. Она потеряла сознание.

Провалилась в бездну, холодную, бездонную. Где-то в глубине этой темноты, она увидела тот момент убийства, когда она не могла пошевелиться, и его глаза жаждущие крови, и клинки вкусившие плоть и кровь врагов. В этом кошмаре он шел к ней, хотел нанести еще один трофей на свою маску. Она хотела развернуться, убежать далеко-далеко, так далеко, как только можно, но её парализовал страх. Не в состоянии дернуться, закричать или отвести взгляд она смотрела, как он приближается, как сзади него вырастают крылья, но не те крылья, которые рисуют в изображениях ангелам. Другие, те самые, перепончатые крылья демонов. Он шёл медленно, как бы, наслаждаясь её страхом. Наконец он остановился на расстоянии вытянутой руки и сказал: «В левой руке я несу Месть, в правой Смерть» — из-за маски она не видела, чтобы его губы шевелились. Голос холодом прошёлся по её коже, не оставив сомнений. «Пусть лучше я умру от твоих ножей, чем жить в постоянном страхе!» — подумала она. Он услышал, услышал её мысли. «Ты хочешь умереть?» — раздался голос. Она нечего не ответила. «Хорошо, ты умрешь, но не сейчас! Ты умрешь только после того как я заберу всех кто у тебя есть и всех кто был тебе дорог!». И между ними возникла её мать, стоящая на коленях. Она знала, что он никогда не спрашивал о семье, и искренне удивилась, что мать была одета так же, как и в момент их последнего разговора. В красивое длинное платье и от пышных черный волос пахло орхидеями. На её лице не было ни морщинки. Большие зелёные глаза, казалось, смотрели в душу. «Она умрёт первой!» он потянулся для смертельного удара. В её мыслях промелькнуло — «Пусть убьет, пусть нанесёт последний удар! Ведь родители отказались от меня в тот самый момент, когда я вместо элитной школы, выбрала приключения. Вместо танцев, уроки самообороны и стрельбы. В место беззаботной жизни в имении, бесконечную борьбу за выживание с отбросами! Я её ненавижу, и ты не знаешь о моей ненависти. Так что убей! Она дала за мою голову награду, хотела заставить меня вернуться, хотела, чтобы я была похожа на нее! Ее наемники стали! Я хотела убить и ее! Я видела в прицел ее сердце, но не смогла нажать на спуск. УБЕЙ, ОТОМСТИ!». И снова он услышал, снова понял. «Тебе на нее наплевать… в таком случае...» — недоговорив, он провёл кинжалами по горлу матери и оттолкнул труп, исчезнувший во тьме через мгновение. «Тогда он!» между ними опять появился человек, точная его копия, только глаза не горели. «Он всегда защищает тебя от меня, и старается избежать выбора, которого у него нет.» Ходя с право, налево говорил демон. «Пойми, когда у него не останется выбора, когда он станет мной. Он убьет и тебя, и всех кто встанет на его пути справедливости. На пути его мести за смерть друзей, которых он потерял. На пути...» Слова демона продолжил стоящий на коленях. «На пути горьких воспоминаний за прошедший мной путь. Я убью всех за убитых друзей, за казнённую семью, за отвращение окружающих. За всё это я должен убивать, оставлять метки на маске, чтоб не забыть какой путь я преодолел для достижения своей цели, своей мести...» Демон продолжил. «И после этого он станет мной, только ты этого не увидишь!» Демон остановился, сорвал со стоящего на коленях маску вместе с капюшоном. Под маской было печальное лицо. Грустные, глубокие, серые глаза, смотрящие на нее. Высокий лоб. Длинные черные волосы. Густые брови. Через правый глаз и почти до подбородка, не касаясь кончика рта, проходил страшный шрам. Нижнюю часть лица окутывала небольшая бородка, и такие же небольшие усы! «Теперь, УМРИ!» выкрикнул демон. «Нет, нет, ненужно, стой!» Она мысленно пыталась остановить демона, но он казалось, совершенно не обращал на неё внимания. Он встал за спиной, сложил руки с ножами крест-накрест. «Живи Тали!» сказал стоящий на коленях. И в этот момент демон перерубил шейные позвонки и исчез.
Истекая кровью, падая на пол, не отводя глаз от Тали. Она рванулась к нему, пока он не упал. «Прости, Тали прости меня, я не смог тебя защитить». Борясь с агонией, бурлящей в груди, он продолжил. «Я так и не представился тебе...» после этих слов он умер. По её щеке покатилась слеза.

Тали не ответила.

Она промолчала.

— Ну, раз ты такая бойкая, давай сыграем в одну очень, очень интересную игру? Если победишь, я оставлю вас в покое. Что скажешь? — Блеснули глаза рыжего.

От ответа Тали отвлёк странный шум в коридоре. Рыжего, этот звук тоже отвлёк. Нацелившись на поворот коридора, он тихо начал подкрадываться. Из-за угла резко вылетел один из бандитов, пройдя четыре шага, он споткнулся, упал лицом в землю и больше не поднялся. Из его спины торчал белый кинжал.

— Не подходи! — Крикнула Тали. — У него ружье!

Рыжий от страха стрельнул дважды в Маску, оба раза мимо. Тали заметила, что он был никудышным стрелком. После этого не стал его перезаряжать, откинув ружье, побежал в сторону запасного выхода. Маска не стал его преследовать.

— Откуда на тебе столько крови? Неужели ты убил всех? — В ужасе спросила Тали.

— Да. — Ответив грустным голосом повернул голову. — Пока ты стреляла, к нам подошли сзади, и пока я с ними разбирался, тебя вырубили. После этого я не помню что было, всё как в тумане. Помню, только крики, вкус крови, пропитавшийся в маску. Помню ярость и злость, это был первый раз, когда я не думал о бое, я думал, что они убили тебя. Придя в себя, первым делом я пошел искать тебя. Ну а дальше ты всё видела.

— Ну, сейчас я здесь, выпусти меня и давай убираться отсюда!

— Я тут прихватил по пути... — Протягивая руку, передал Тали её пистолеты.

— Так, а где ключи?

— Закрой глаза.

— Чего удумал? Фокус захотел показать? А цилиндр с палочкой и кроликом ты не захватил по дороге? Ты ключикам то дал уйти, или ты не заметил?

— Просто закрой глаза. — Повторил маска.

Тали недоверчиво, прикрыла глаза. Через мгновение почувствовала, что кто-то её подхватил на руки, сделал два шага и поставил обратно на землю. Открыв глаза, она поняла, что он пронёс её сквозь решетку.

— КАКОГО ХРЕНА? — Тали стукнув ногой по клетке, продолжила. — Она, ведь железная! Либо ты мне рассказываешь, как это сделал, как пронес меня через решетку, или...

Дед повернулся к ней, кивнул головой в знак согласия, и вся троица пошла к выходу. За поворотом их ждал «рай маньяка». Пол, стены и отчасти потолок были забрызганы кровью. Пройдя к первой двери, Тали насчитала двадцать шесть трупов, почти все с ампутированными конечностями. Были и почти обезглавленные с множественными колотыми и резаными ранами, были и еле живые и просто обездвиженные. Открыв дверь, картина не изменилась. Перед их взором была столовая, в которой насчитывалось около пятидесяти человек. Сразу было видно, что после нанесения смертельных ран, все находящееся в зале были живы, не долго. Было такое чувство, что все они умерли одновременно. У каждого из них были только по две раны, обе на горле, обе пришлись по сонным артериям. Всё вокруг них было в крови. Перешагивая через трупы, они добрались в длинный коридор с множеством комнат. За каждой из дверей была похожая сцена, казалось, время остановилось там. Спавшие, наверно даже, не поняли что умерли, а просто тихо, во сне отошли в мир иной. После этого они повернули на развилке вправо, в той стороне был склад. Перед входом валялись конечности, самих тел не было. Зайдя в складское помещение Луис, молчавший всю дорогу, принялся искать свою сумку. Тали тоже пошла на поиски чего-нибудь подороже. Гэбриэл, тем временем, остался перед входом. Хотя знал что живых в этих подземных туннелях не осталось.

— Эти гады даже не удосужились заглянуть в нее. Просто закидали барахлом. И помяли все мои карты. Только за это я б их пристрелил. Но это уже не к чему, ведь ты и так оставил залитые кровью коридоры. Вот я всегда поражался, ты ходячее противоречие. Сколько раз вставал на путь добродетелей, чтобы обмазаться, чьей-то кровью? — Нахмурившись, сказал старик.

— Я тут собрала себе, компенсацию ущерба! — Показывая на две забитые сумки Тали.

— Всё взяли? Я в смысле возвращаться не будем? — Сказал стоявший у входа Гэбриэл.

— Да, двинули! — Чуть ли не надрываясь подняла сумки Тали.

Сразу после этих слов прогремел еще один взрыв, а потом еще и еще. Ночное небо, за статуей озарилось красками, потом в воздух полетели фейерверки. Вся троица смотрела на окрашенное огнями небо, казалось, весь город смотрел.


Предыстория

21 августа 2830 год. «Карнол, Первый исследовательский центр генной инженерии и инженерной генетики, полигон завершающих испытаний, сохранившиеся записки дежурного врача». 21.07

«22 февраля 2813 год. День сто восемьдесят пятый.

Меня переводят»


Глава 2

13 сентября 2850 год.Где то.

Смутившись она поплелась в сторону площади. Подходя к участку, она почувствовала на себе чей-то взгляд, но определить чей, было не возможно, на нее смотрели все. Чувство слежки не оставило ее даже после того как она зашла в помещение.

— Чего-то хотели? — Спросил секретарь.

— Да, я это, за наградой, за колечко Ганса. — Достав из кармана, положила на прилавок перед секретарем.

— Так сейчас посмотрим… посмотрим… посмо… — Секретарь полез в шкафчик за контрактом.

— Долго я ждать буду?! — Тали уже не терпелось.

— Судя по контракту за его голову, в сумме, три города дают двести семьдесят тысяч кредитов.

— Зачитал секретарь.

— Замечательно, забирайте кольцо и давайте мне мои деньги. — Нервничала Тали.

— Наличными дать не могу, но могу дать векселями или распиской, что выберете?

— Учитывая, что я ухожу из этого города, то конечно распиской и так чтобы можно было снять в любом банке на землях «Старой Империи»! — Поставила условие красотка.

— Хорошо, подождете? — Улыбнулся юноша, сидящий за столом.

— Нет!

Секретарь встал, вышел из-за стола и направился к лестнице ведущей куда-то вниз.
Тали прислонившись к стене, скрестила руки на груди. Секунды казались минутами, минуты часами. И все из-за чувства слежки. В голову лезли разные мысли. Так прошло где-то десять минут.

— Так, вот и бланк. — Неожиданно сказал юноша.

Ну, так вот я стоял, эти поднялись и через минуту я услышал крики, пальбу и через секунду все опять стихло. Затем на лестницу, медленно вышел человек. Все начали стрелять. Вышедший на лестницу упал, казалось, замертво мы уж обрадовались. Вот только Гэбриэл провел нас. Ну надо было притворится мертвым? Я тогда не на шутку испугался. Как только к нему подошел наемник этот мертвец подскочил, и полетели головы. Ночь была и я его не разглядел тогда. Помню, на меня тогда упал стоявший рядом, и я потерял сознание, ударяясь об дверь. Пришел в сознание лежа у костра, рядом был только Гэбриэл. Не знаю почему из всех наемников он оставил в живых только меня. Но после тех событий, мы путешествовали вместе лет пять, а потом он сказал, что ему нужно разобраться с прошлым, и ушел.

На выходе из города Гэбриэл стоял с провизией. Как только они подошли к воротам, маска накинул на плечо рюкзак и присоединился к черноволосой девушке и старику. Луис в своем обыкновении начал травить анекдоты, дабы развеселить спутников. Тали громко смеялась и так же, рассказывала истории. И только Гэбриэл не говорил нечего. Так троица выдвинулась в сторону «призрачной пустыни».

Между городом и пустыней уютненько расположились небольшие фермы, ручейки и небольшая река в народе называемая «Чушкой». Вдоль, разместился небольшой лесок, тянувшись к ее питательным водам. Через реку проходили небольшие, местами поломанные мостики. Лес еще не был пройден, как начали попадаться сухие и кристальные стебельки травы, дальше кустики, потом деревья. Подойдя к краю леса, перед ними раскинулась большая зеркальная пустыня. Потрескавшаяся земля образовывала сетку глубоких щелей, из-за чего вода на поверхности не задерживалась. В пустыне были и трава и кусты и деревья. Вот




Последнее изменение этой страницы: 2017-01-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь - 54.145.117.60