ТОП 10:

Права интеллектуальной собственности и ВТО



В рамках ВТО вопросы прав интеллектуальной собственности регулируются Соглашением ВТО о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (далее – ТРИПС).

Особенностью ТРИПС является то, что часть основных положений отражает нормы, уже содержащиеся в базовых многосторонних конвенциях и соглашениях по правам интеллектуальной собственности, и адекватна им, а часть идет дальше, выходя за рамки этих международных договоров.

ТРИПС делает акцент на правоприменение: то есть мало сказать, что «права на интеллектуальную собственность защищаются в судебном порядке», но нужно обеспечить высокий стандарт такой защиты от правонарушений. В рамках ВТО будет оцениваться эффективность процедур защиты и охраны прав на интеллектуальную собственность.

Степень отражения в ТРИПС основных принципов ГАТТ-94. ТРИПС содержит положения, отражающие основные принципы ГАТТ-94: национальный режим (ст. 3), режим наибольшего благоприятствования (ст. 4), транспарентность (ст. 63). Однако в отношении полного применения этих принципов имеются изъятия, которые соответствуют изъятиям из Бернской, Парижской и Римской конвенций.

Стандарты защиты в ТРИПС. Данное Соглашение имеет целью обеспечить защиту всех традиционных видов прав на интеллектуальную собственность: авторское право, смежные права, права на промышленную собственность, права на закрытую коммерческую информацию.

ТРИПС и авторское право. В отношении авторского права (ст. 9-14) ТРИПС требует соблюдения положений Бернской конвенции, но идет дальше ее положений. Так, компьютерные программы должны обладать такой же защитой, как и литературные произведения. При этом элементы программ должны быть оригинальными.

ТРИПС и смежные права. Обладатели смежных прав имеют право контроля за прокатом, исполнением своих произведений. Они должны быть защищены от несанкционированного тиражирования записей их выступлений или трансляции не менее чем в течение 50 лет.

ТРИПС и товарные знаки (знаки обслуживания). В отношении товарных знаков и знаков обслуживания (ст. 15-21) ТРИПС также идет дальше Парижской конвенции. Так, минимальный срок защиты указанных знаков - не менее семи лет и должен возобновляться. При этом в ТРИПС усилена защита общеизвестных товарных знаков и общеизвестных знаков обслуживания. Владелец зарегистрированного знака имеет исключительное право не разрешать третьим лицам без его согласия в ходе торговли использовать идентичные или подобные обозначения для товаров или услуг. Однако это правило не действует, если идентичное или подобное обозначение существовало ранее, до регистрации знака в какой-либо стране. При неиспользовании зарегистрированного знака в течение трех лет регистрация может быть аннулирована, если не доказаны веские причины неиспользования. Не допускается принудительного предоставления лицензий на использование иностранных товарных знаков. Владелец товарного знака вправе передать его вместе с передачей предприятия, которому принадлежит знак, но может и не делать этого.

ТРИПС и географические обозначения. В отношении географического обозначения (ст. 22-24) ТРИПС предписывает, чтобы такое обозначение не вводило в заблуждение, не являлось фальсифицированной информацией, то есть не представляло собой недобросовестную конкуренцию. Не допускаются слова на этикетках «как», «типа». Однако если доказано, что ссылка на происхождение товара использовалась не менее 10 лет до принятия ТРИПС, то страна не обязана прекращать ее использование.

ТРИПС и промышленные образцы. В отношении промышленных образцов (ст. 25-26) ТРИПС требует, чтобы страны предоставляли защиту новым или оригинальным образцам на 10 лет, в течение которых нельзя без разрешения правообладателя производить и продавать товары, являющиеся копией промышленного образца.

ТРИПС и патенты. В отношении патентов (ст. 27-34) ТРИПС требует, чтобы страны предоставляли патентную защиту в течение 20 лет, если продукция является инновацией, применяемой в промышленности. Не должно быть дискриминации по сфере применения или месту изобретения. В ряде случаев государство может в своем законодательстве предусмотреть использование объекта патента без согласия и разрешения правообладателя, в том числе использование его самим государством. Так, в ст. 31 ТРИПС учтено, что в силу законодательства ряда стран объект патента может использоваться без разрешения патентовладельца, например для государственных нужд. Оговорены условия такого использования, в частности необходимость выплаты вознаграждения, ограничение срока и объема такого использования, возможность судебного обжалования.

Согласно ст. 28 ТРИПС патентовладельцу должно быть предоставлено исключительное право на воспрепятствование изготовления, использования и продажи другими лицами запатентованного продукта. Патенты на процессы (методы) производства должны предоставлять аналогичное право на продукцию, изготавливаемую с использованием данного процесса (метода) производства. Патентовладелец вправе совершить уступку патента и передать его на условиях лицензионного соглашения.
ТРИПС, как видим, выступает за широкие рамки патентоспособности нововведений, изобретений. И все же имеется исключение. Страна-член ВТО вправе исключить из объектов патентования по соображениям публичного правопорядка, морали, зашиты здоровья и окружающей среды методы лечения человека и животных (кроме микроорганизмов). Новые виды растений охраняются либо патентами, либо специально применяемой для этого системой охраны.

ТРИПС и интегральные микросхемы. В отношении интегральных микросхем (ст. 35-38) ТРИПС предусматривает примерно такую же защиту, что и в отношении патентов. В отличие от патентов, неумышленное нарушение прощается при условии уплаты нарушителями роялти за пользование в разумных пределах.

ТРИПС и закрытая коммерческая информация. В отношении закрытой коммерческой информации (ст. 39), то есть информации, представляющей коммерческую ценность вследствие того, что она другим предпринимателям не известна, в ТРИПС сказано, что она охраняется при соблюдении условий, указанных в ст. 10 Парижской конвенции. Без согласия обладателя такой информации она не должна раскрываться.

ТРИПС и стандарты эффективного правоприменения. Они предусмотрены в ст. 41 - 44 ТРИПС. Соглашение предписывает, чтобы национальное законодательство предусматривало эффективные действия против нарушения прав на интеллектуальную собственность, такие как уголовные и административные наказания правонарушителей, восстановление нарушенных прав.
Оно должно исходить из недопущения необоснованной задержки и усложненной процедуры. При этом административные и судебные процедуры не должны быть дорогостоящими, их целью является предотвращение правонарушений в будущем. Должна быть предусмотрена возможность пересмотра административного решения в судебном порядке.
Суды должны иметь полномочия выносить решения о прекращении нарушения прав на интеллектуальную собственность, приостанавливать проникновение пиратских, контрафактных товаров на рынок, прежде чем экономическая ценность нарушаемого интеллектуального права будет значительно уменьшена. Такое приостановление может иметь место в форме не только решения суда по делу, но и определения суда о предварительной, обеспечительной мере. Суды должны иметь полномочия принять решение о возмещении не только прямого ущерба, но и упущенной выгоды.
Кроме указанной компетенции суда национальное законодательство должно предусматривать предотвращение импорта поддельной, контрафактной продукции средствами таможенных органов вплоть до права их конфискации, а правообладатель - иметь возможность добиваться запрета пропуска таких товаров на таможенную территорию страны для свободного обращения, правда, под гарантию или депозит на случай, если жалоба против предполагаемого нарушителя не будет удовлетворена.

Право обращения государств-членов ВТО в специализированный орган ВТО по разрешению споров между государствами-членами ВТО. Практически важное правовое последствие повышенных стандартов, о которых говорилось ранее, заключается в том, что государство-член ВТО может начать процедуру спора в органе ВТО по разрешению споров, заявив о несоответствии национального законодательства другого государства-члена ВТО положениям ТРИПС, хотя, по мнению многих специалистов по вопросам ВТО, указанные положения ТРИПС являются неоправданным вмешательством в национальное законодательство государств.
30. соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам тримс 94

Процесс интернационализации производства, значительно активизировавшийся в 70—90-х годах, оказывает все большее влияние на развитие международной торговли. Так, по данным Секретариата Всемирной торговой организации (ВТО), с 1973 по 1995 г. прямые иностранные инвестиции увеличились с 25 млрд. долл. до 315 млрд. долл., причем динамизм их развития сохраняется. В 1998 г. приток прямых иностранных инвестиций в 29 стран—членов Организации экономического сотрудничества и развития, на которые приходится свыше 2/3 мировой торговли, увеличился на 71% по сравнению с предыдущим годом (до 465 млрд. долл.), а отток прямых инвестиций из этих стран за границу вырос на 41% (до 566 млрд. долл.)1 .
Главной проблемой для иностранных инвесторов стали правовые возможности осуществлять капиталовложения без каких-либо принудительных обременительных условий в виде обязательств по закупке местных товаров, ограничения импорта материалов и пр., практиковавшихся в основном в развивающихся странах. Кроме того, инвесторы должны были быть уверены, что смогут свободно использовать произведенные товары за пределами страны, где размещены их инвестиции. Вместе с тем прямой экономический эффект от применения указанных мер, призванных стимулировать развитие местной промышленности и внутреннего рынка, как показал опыт, был ограниченным. Более того, эти меры вели к удорожанию стоимости инвестиционных проектов и снижению их рентабельности, а некоторые из них ограничивали и деформировали мировую торговлю. С развитием международного производственного кооперирования и других форм экономических связей, усиливающих зависимость внешнеторговых потоков от прямых иностранных инвестиций, последние все чаще становились объектом межправительственного регулирования. По данным Секретариата ВТО, в середине 90-х годов действовало 1160 двусторонних, региональных и других соглашений, регулирующих инвестиции2 . Все это побудило участников “Уругвайского раунда” переговоров, прежде всего стран—экспортеров капитала, к достижению общей договоренности об устранении препятствий на пути трансграничного инвестирования, имеющего непосредственное отношение к торговле. В результате было заключено еще одно соглашение, расширившее систему многостороннего регулирования международных экономических отношений.
На первой Конференции министров стран—членов ВТО в Сингапуре (1996) развитые страны попытались расширить участие ВТО в регулировании иностранных инвестиций (стремились включить соответствующий вопрос в повестку дня, за которым последовало бы обсуждение и принятие нового документа). Но они встретили сильное противодействие со стороны развивающихся государств и добились лишь создания Рабочей группы по вопросам взаимодействия торговли и инвестиций3 .
Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам (ТРИМС), условно говоря, состоит из двух основных частей. В первой части оно обязывает страны—члены ВТО не применять в области регулирования иностранных инвестиций меры, препятствующие развитию международной торговли, а во второй части, являющейся, на наш взгляд, главной с практической точки зрения, называются конкретные меры в этой области. Действие Соглашения распространяется только на инвестиционные меры, связанные с торговлей товарами (регулирование иностранных инвестиций в сферу услуг осуществляется ГАТТ).
В преамбуле Соглашения указывается, что оно призвано “способствовать расширению и постепенной либерализации мировой торговли и облегчению иностранных инвестиций, чтобы ускорить экономический рост всех торговых партнеров, в особенности развивающихся стран-членов, обеспечивая в то же время свободу конкуренции”4 .
Иными словами, акцент в этом документе делается на содействие paзвитию иностранных инвестиций и на обеспечение свободной конкуренции, в чем заинтересованы прежде всего и больше всего экономически развитые страны (несмотря на формальную оговорку в пользу развивающихся государств).
В соответствии с поставленной целью страны—члены ВТО, как сказано в ст. 2 Соглашения, обязуются воздерживаться от инвестиционных мер, несовместимых с положениями ГАТТ-1994, касающимися национального режима (ст. III) и запрета на применение количественных ограничений в торговле (ст. XI). Имеются в виду обязательные и принудительные меры, применяемые к предприятиям с иностранным капиталом на основании национальных законов или административных распоряжений.
В Приложении к Соглашению содержится “иллюстративный” перечень связанных с торговлей инвестиционных мер, которые рассматриваются как несовместимые с указанными выше нормами ГАТТ. В их число входят:
• требование закупки или использования в процессе производства предприятием с иностранным участием конкретных товаров отечественного производства в определенных объемах или по стоимости (“потребление местного компонента”);
• требование об увязке закупки или использования импортных товаров с объемом или стоимостью экспорта местной продукции (“требование в отношении сбалансированной торговли”);
• требование об ограничении импорта товаров для целей производства, соотнося его с объемом валютных поступлений на счет данного предприятия, то есть ограничение доступа к иностранной валюте (“требование в отношении баланса иностранной валюты”);
• требование об ограничении экспорта в размере фиксированного объема или доли производимой предприятием продукции (“требование экспортного компонента”).
Применение перечисленных мер запрещается независимо от того, являются ли они обязательным условием создания предприятий с иностранным капиталом или их соблюдение необходимо для получения последним каких-либо льгот, например в виде субсидий или временного освобождения от налогов (от указанного обязательства частично освобождаются развивающиеся страны).
В то же время ст. 3 Соглашения не препятствует членам ВТО использовать связанные с торговлей инвестиционные меры, подпадающие под категорию так называемых общих исключений; по соображениям охраны жизни и здоровья населения, национальной безопасности, платежного баланса и т.д. Не рассматриваются как искажающие условия торговли требования к инвесторам в отношении передачи технологии, ноу-хау и некоторые другие.
Остальные статьи Соглашения имеют процедурно-организационный характер. В частности, предусматривается дифференцированный по группам стран порядок исполнения требований этого документа. Развитые страны должны известить Секретариат ВТО в течение 90 дней о всех применяемых ими связанных с торговлей инвестиционных мерах, которые не подпадают под общие и другие исключения, и устранить применяемые меры в течение двух лет с момента подписания соглашения с ВТО. Развивающиеся страны могут отменять такие запрещенные меры в течение пяти лет, а наименее развитые из них — в течение восьми лет и могут продлевать этот срок (для стран с переходной экономикой льгот не предусмотрено).
В переходный период страны—члены ВТО не должны изменять условия применения связанных с торговлей инвестиционных мер, о которых они уведомили Секретариат, в сторону ужесточения таких мер. В то же время разрешается применение нетарифицированных мер в отношении новых инвестиций, чтобы не ставить в невыгодное положение ранее созданные предприятия с иностранным капиталом, производящие аналогичные товары, к которым применяются такие меры.
Большое значение в Соглашении (ст. 6) придается гласности и “прозрачности” всех связанных с торговлей инвестиционных мер. Этой цели служит обязательная публикация информации о мероприятиях в области инвестиционной политики на национальном, региональном и местном уровнях и соответствующее уведомление Совета по торговле товарами. Контроль за выполнением требований Соглашения возложен на специально учрежденный Комитет по связанным с торговлей инвестиционным мерам.
Дальнейшая эволюция ТРИМС регламентируется ст. 9, которая предусматривает, что в течение пяти лет после вступления в силу Соглашения, то есть до 2000 г., Совет по торговле товарами будет наблюдать за осуществлением требований этого документа и вносить в случае необходимости предложения о поправках на конференции министров.
Общая оценка последствий ТРИМС. Рассматриваемое соглашение включает элементы большей предсказуемости и дисциплины в практику применения связанных с торговлей инвестиционных мер, а потому содействует созданию благоприятного климата для иностранных инвесторов в странах—членах ВТО. Соглашение не обременяет эти страны новыми обязательствами по сравнению с теми, которые вытекают из упоминавшихся статей ГАТТ (III и XI).
Необходимо отметить, что в Соглашении нет ни четкого определения понятия “связанные с торговлей инвестиционные меры”, ни объективных критериев для решения вопроса о совместимости той или иной такой меры с требованиями нового документа. Следовательно, решение указанных вопросов фактически оставлено на усмотрение страны—члена ВТО. Это открывает возможность для различной интерпретации даже тех запрещенных мер, которые приведены в перечне Приложения. Что касается не указанных в перечне мер, то они, видимо, считаются допустимыми.
Соглашение ТРИМС предполагает для всех стран—членов ВТО (а значит, и для России после ее присоединения) применение одинаковых правил в отношении инвестиционных мер, ограничивающих торговлю товарами, то есть исключает возможность использования таких мер в целях дискриминации. Поэтому выполнение условий ТРИМС будет стимулировать приток зарубежных капиталовложений в Россию и инвестиций российских предпринимателей за рубежом, однако ей предстоит привести в соответствие некоторые нормативные документы с положениями этого Соглашения.
На переговорах о присоединении России к ВТО регулирование иностранных инвестиций рассматривалось дважды (на втором и седьмом заседаниях рабочей группы по присоединению) в связи с представлением соответствующего российского Меморандума и дополнений к нему. В указанных документах констатируется, что действующее в стране законодательство в основном не противоречит положениям ТРИМС и, как правило, не предъявляет иностранным инвесторам особых требований.
Вместе с тем, как признают эксперты Министерства торговли РФ, отдельные российские законы все же содержат положения, не совместимые с правилами ТРИМС. Речь идет прежде всего о федеральном законе “О соглашениях о разделе продукции” от 30 декабря 1996 г., где в ст. 7, п. 2 предусматривается обязательство инвестора по “предоставлению российским юридическим лицам при прочих равных условиях преимущественного права на участие в выполнении работ по Соглашению в качестве подрядчиков, поставщиков, перевозчиков или в ином качестве на основе договоров (контрактов) с инвестором”5 . Кроме того, там же говорится, что 70% (по стоимости) заказов на изготовление оборудования, технических средств и материалов, необходимых для производственных целей, должно размещаться между российскими юридическими лицами.
Не соответствующие ТРИМС положения содержатся также в более позднем федеральном законе “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации” от 21 июля 1997 г. В ст. 21, параграф 5 Закона говорится, что “при продаже объектов приватизации на коммерческом конкурсе в качестве инвестиционных условий может служить обязательство победителя коммерческого конкурса осуществить установленные меры тарифного и нетарифного протекционизма в отношении российских товаропроизводителей, в том числе использовать российское сырье, материалы и полуфабрикаты в случаях, если их качественные характеристики соответствуют зарубежным аналогам или превосходят характеристики указанных аналогов, либо если цены указанных сырья, материалов и полуфабрикатов соответствуют ценам зарубежных аналогов или ниже таких цен”.
Подобного рода положения можно встретить и в отдельных подзаконных актах, например в Постановлении Правительства РФ N74 (1997) “О Межведомственной комиссии по вопросам повышения конкурентоспособности российских предприятий и организаций транспорта” или в Распоряжении Правительства РФ N 132-р (1996) относительно обеспечения интересов отечественных товаропроизводителей, стабилизации работы промышленных комплексов и национальной экономической безопасности.
Таким образом, можно сделать вывод, что для полного выполнения требований Соглашения ТРИМС России необходимо изменить не соответствующие ему приведенные выше положения законов и принятые на их основе подзаконные акты, а также избегать в дальнейшем, по крайней мере явно, запрещенных ТРИМС мер, в том числе на уровне субъектов Федерации.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.113 (0.006 с.)