ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Организационные договоры в торговой деятельности



О сущености, видах и особенностях.

При классификации договоров торгового права в качестве самостоятельного вида Пугинский назвал организационные договоры. Это особый тип договоров частного права.

Красавчиков впервые указал на то, что надо эти договоры выделить (в журнале 1966 г.). Были и сторонники и противники.

Ст. 2 ГК, говорили противники, не называет организационные отношения в числе объектов регулирования гражданского права. Аргумент этот несостоятелен. Поулчается ,что если чего-то нет в законе, то этого нет и в реальности.

Объективное существование подобных явлений не зависит от того – урегулированы они в законе или нет. Меры оперативного воздействия, например.

Утверждение о неурегулированности организационных договор несостоятельно. Транспортные уставы и Кодексы регулируют договоры об органзиации перевозки. Теперь это в ст. 796 ГК РФ также регулируется. В других статьях тоже оранизационные догооры встречаются.

По предмету договора и согласованной цели участников можно эти договоры выделить.

Предмет – меры по созданию условий и возможностей для более эффективного осуществления хозяйственных связей сторон.

Кроме того, любой имущественный договор имеет целью получение денег, вещей или иного блага. В отличие от этого целью организационного договора служит создание предпосылок для повышения согласованности последующих имущественных и торговых обязательств.

Поэтому организационные договоры изначально рассчитаны на учет содержащихся в них положений в заключаемых впоследствии конкретных договоров сторон.

Можно предложить следующее определение: организационный договор – это соглашение о порядке установления и общих условиях исполнения имущественных обязательств.

Это определение не полное, оно не охватывает управленческие договоры. Из сказанного вытекает ряд отличительных черт организационных договоров:

1. Поскольу орг.договоры направлены на упорядочивание будущей деятельности сторон, они как правило носят долгосрочный характер. Лишь в установленных законом случаях они устанавливаются на годичный срок (навигационный договоро).

2. По замечанию Саффиуллина, орг.договоры в известной степени регулируют торговые и иные имущественные связи, но делают это не на уровне единичного обязательства, а в аггрегированном виде.

3. Организационный договор предусматривает общие правила действий по заключению и исполнению всего множества имущественных обязательств в пределах его срока действия.

Крайне важно использование возможностей организационных договоров как средства последовательного совершенствования хозяйственных взаимоотношений сторон.

В данном деле нужно выделять 2 аспекта:

1. Установление обязанностей, подлежащих учету и конкретизации в имущественных договорах, как то: освоение выписка новых видов изделий, расширение ассортимента, улучшение качества товаров;

2. Включение условий, направленных на совершенствование взаимосвязанной деятельности (например, о переходе на электронный порядок расчетов, на установку и освоение нового оборудования и технологий и др.).

Во втором случае организационный договор приобретает определенные компоненты имущественного договора, однако основная цель – направленность на организацию хозяйственных отношений и эта цель остается неизменной.

Между тем, природа договора определяется основной целью, а не сопутствующими обязанностями.

Из рассмотрения функций организационного договора создается впечатление его обслуживающего характера, его вспомогательной роли по отношению к производным имущественным договорам.

Между тем, организационное договоры значимы сами по себе, имеют собственную ценность, состоящую в достигаемом на их основе повышении организованности взаимосвязанной деятельности субъектов, что дает значительный экономический эффект.

Виды организационных договоров

В качестве самостоятельного договорного типа, организационные договоры подразделяются на множество отдельных видов. Наиболее значимы следующие:

1. Учредительные договоры, служащие правовой основой образования и деятельности юридических лиц;

2. Договоры об образовании контрактных объединений (договоры о простом товариществе, придумали еще инвестиционное товарищетсво, дОгвооры между центральными и зависимыми звеньями холдингов и т.п.

Договоры эти имеют чисто организационное содержаение, цивилистика никак не скажет, что эти договоры регулируют неимущественные – организационные отношения.

3. Договоры на организацию перевозок грузов – названы в ГК организационными;

4. Договоры расчетного счета с банком (они предусматривают общую обязанность банка осуществлять обслуживание денежных операций клиента). В совокупности с конкретными сделками они составляют составные обязательства.

5. Соглашения о межрегиональных поставках товаров (заключаемые между органами исполнительной власти российских регионов).

6. Есть еще одна группа – вертикальные организационные (или управленческие) договоры

Они заключаются органами исполнительной власти и местного самоуправления с производственными и торговыми фирмами на своей территории. Эти договоры носят пограничный характер между частным и административным правом.

В отношения с производителями, такие договоры могут предусматривать

· сохранение объемов производства или освоение выпуска товаров, необходимых для определенных категорий граждан,

· сохранение уровня цен для слоев социально не защищенных граждан,

· установление кооперационных связей по поставкам ресурсов предприятиям в своем или другом регионах.

Что касается договоров с торговыми организациями, то в них могут предусматриваться обязанности обеспечить наличие в магазинах определенного ассортимента товаров, предоставление скидок при продаже пенсионерам и инвалидам.

Пугинскому нравится, что Московское правительство заключило с аптеками, продовольственными магазинами о продаже пенсионерам товаров со скидкой 5-10% (за счет бюджета Москвы).

Нужно в договорах с магазинмами предусматривать принятие товаров для продажи от местных производителей, от агрофирм, заготовительных кооперативов.

Такие соглашения способствуют развитию производства и продажи товаров своего региона, снижению цен.

В прошлом году выпускник Пугинского рассказывает, что он рабоатет юристом в Коломенской управе и к ним обратился гипермаркет для решения ряда вопросов – налаживания торговли. Они его тут же подцепили на крючок и заклчючили соглашения об обязанности гипермаркета принимать товары от 10 предприятий этого района в объеме 10% общего товарооборота этого магазина, иначе пригрозили отключить воду или электричество.

Практика несколько силовая, но целиком приемлимая. Иначе мы никогда не сможем добиться увеличения производтва в силу местных органов и продажи товаров. Нам важно знать, что для малого бизнеса, особенно вновь созданных организаций, серьезную проблему составляет «вход на рынок», т.е. получение возможности торговать.

Использую администраитвный ресурс властей можно договариваться с оптовиками и крупными магазинами принимать определенные товары для продажи. Есть и такой вариант – предоставлять самому изготовителю торговое место для этого.

Владельцы предприятий сами или через свои ассоциации должны добиваться от властей подобной помощи. Ведь производитель создает товары, дает работу людям, платит налоги, он наконец избирает эту власть и вправе требовать этой помощи.

Пока же предприниматели и обслуживающие их юристы не понимают чем власти могут помочь и что от них можно потребовать. Да и сами власти плохо представляют свои возможности в деле развития экономики.

Для органа власти добиться заключения и исполнения предпринимателями подобного договора не составит труда. У местной власти есть блага, которые они могут предоставить, а могут и не предоставлять в зависимости от поведения предпринимателя: предоставление ЗУ и помещений, удобных для торговли (или в отдаленных местах), обеспеченных коммуникциями (или требующих затрат для их проведения). Иногда можно автобусную остановку на 200 метров передвинуть к магазину – увеличится торговый оборот.

В орг.договора нужно предусматривать, что неисполнение предпринимателем его обязанностей ведет к лишению льгот и даже к расторжению соглашений. Должна быть система контроля за исполнением подобных соглашений.

Пугинский также поучился в Германии (регулируованию рынка). Показывали – поехал микроавтобус. Значит 2 часа. Потому что в это время работник управы ездит и проверяет – как выполняется соглашение об уборке улиц с одной организацией.

Грамотный администратор через организационные договоры может добиваться гораздо большего в развитии производства и торговли, чем изданием сотен бестолковых распоряжений, которые никто даже не читает. Еще более значимо, что через такие соглашения организационные, органы управления могут получать необходимые средства для местных нужд – это канал легального зарабатывания властями доходов местных бюджетов, который пока остается неиспользуемым.

Трудности тут в следующем – организационные договоры оказались бесхозяйными в научном и отраслевом плане. Гражданское право их не видит, административное право от них тоже отмахивается. В учебники по административному праву сказано, что можно обнаружить элемнеты административно-правовых договоры. Однако такие органы не стали формой осуществления исполнительной власти, не сформирована концептуальная база для их использоваия.

Это дейсвтительно так, нет научной концепции, нет серьезной литературы об организационных договороах как инструментах воздействйи. Нет форм договоров, нет методик заключения. Кто же в этом виноват? Сами авторы учебника!

Потенциал договорного регулирования, возможности которого огромны, вообще не используется властиями для содействия развитию экономики.

Между тем в США и странах ЕС использование организационных догвооров во взаимоотношениях органов федеральной и местной власти и предпринимателей – это общепринятая практика. Органзиационные договоры принимааются в сочетании с экономическими методами идругими современными средствми управления хоз.деятельностьи.

Рукодосство США рассматривает содейстие торговли на уровне штатов и муниципальных образований как способ раскрытия экономического потенциала страна.

Государственные институты осуществляют постоянно целый комплекс мероприятий по непосредственному содействию торговле. Показательна, характера согласованность и общая направленность действий федеральных органов, властей штата и регионов.

Правительство штатов предоставляют фирмам, инвестирующим средства в развитие торговли т.н. нефинансовые стимулы. Это выделение земельных участков по сниженным ценам, льготное или бесплатное (за счет средств штата) обеспечение элементами инфраструктуры – дороги, водопроводы, электро- и газоснабжение.

У нас с предпринимателя 15 шкур дерут за подключение магазинчика, а там – бесплатно, если, конечно, предприниматель инвестирует средства в строительство, в модернизацию.

Оказывают помощь в проведении проектно-изыскательских работ, в предоставлении коммерческой информации.

Города и районы практикуют заключение с инвесторами договоров, предусматривающих бюджетное финансирование обустройства подъездных путей к новым или расширяющимся торговым объектам.

Может организовываться помощь в организации программ обучения персонала. Программы обучения нужны для удовлетворения конкретных нужд фирм в кадрах.

Могут программы переподготовки предусматриваться, если вводятся новые технологии. Фирмы в этих случаях не платят за обучение и переобучение этих работников.

Штаты и местные органы практикуют создание за счет внебюджетных источников центров торговли, являющихся некоммерческими организациями. Главной их целью является развитие деловых связей фирм, действующих в регионе, связей с другими предпринимателями.

Центы оказывают информационно-рекламные услуги, накапливают банки торговой информации и предоставляют фирмам доступ к ним по символическим ценам. Центры проводят бизнес-семинары, программное обучение менеджеров, выставки и презентации.

Наиболее широко в качестве стимулов развития используются разнообразные налоговые освобождения и скидки, т.н. налоговые кредиты.

Таково, например, уменьшение местного земельного налога, освобождение товарных запасов от обложения налогом на собственность, освобождение от налогов на франшизу (смотрите как поощряется этот договорный механизм), стимулирование применение оборудования для контроля качества товаров, контроля загрязнения окружающей среды.

Добиться, чтобы этим вопросом занялось гражданское или административное право, едва ли возможно. Но Пугинского удивляет, что предпринимательское право (заявляющее, что она комплексная отрасль права) не занимается вопросами управленческих договоров – в упор не видят – если бы они это сделали, то лет на 100 оправдали перед обществом свое существование.

Нам нет времени ждать, рынок не терпит инертности, он любит деятельных. Нужно самим разрабатывать и добиваться применения организационных и вертикальных управленческих договоров. Такие договоры могут эффективно содействовать развитию товарного рынка, повышению конкурентоспособности российской экономики.

Пугинский должен стимулировать внедрение организационных договоров. Поэтому в билетах есть пара вопросов про них. И скрупулезно спрашивает. Если бы 5-ро человек из нашей аудитории попробовали бы использовать организационные договоры для улучшения хозяйственной связи. Это мечта Пугинского помнимому.

18.05.2012 г.

Пугинский как-то раз писал про то, что договорная дисциплина творит чудеса. Еле-еле пробил свою статью в газете вроде «Кремлевский вестник». И статью очень сильно оценили. Попросил главный редактор еще что-нибудь написать. Пугинский сказал: «Пока вы это не реализуете – ничего вам не напшиу». Проблема эта остается не решенной. Если вы хотите реально помочь стране, то надо не болтататся на чистых прудах с подонками, а пробивать вот эти вот меры – меры укрепления договорной дисциплины, в т.ч. за счет ответственности.

Вот на Западе живут много богаче, т.к. там умеют точно и согласованно выполнять обязательства по договору. Там есть нарушения, т.н. «договорный оппортунизм». Но там знают когда и в отношении кого можно не исполнить. У нас же наша средневековая наука еще ничего не сделала. У нас, в нашей цивилистике нету понятия договорной дисциплины. Да и откуда ему взяться, если договор у нас – ЮФ или правоотношения. Не раскрыта даже сущность ответственности, хотя это важнейшие для права вопросы. Это результат проведения позитивистского, талмудистского подхода к праву.

Ответственность, применяемая в торговом предпринимательстве устанавливается разным законодательством – административным, гражданским, уголовным. Но коммерческое право – это отрасль частного права.

Поэтому речь пойдет о специфике гражданской ответственности.

Гражданско-правовая ответственность - носит имущественный характер и состоит в претерпевании субъектом неблагоприятных имущественных последствий в связи с допущенным нарушением прав и интересов другой стороны.

Применение мер ответственности предполагает участие судебных и исполнительных органов (т.е. государственных органов).

Ответственность очень сильно запутанная тема. Реальные проблемы ответственности общая теория права подменяет псевдопроблемой санкции, как структурной части правовой нормы. Теоретиками придумано (вернее унаследованная от Йеринга, Коркунова) трехчленное строение правовой нормы – гипотеза, диспозиция, санкция. Хотя ничего похоже законодательства последних веков и близко нельзя отыскать, эту нелепость продолжают переписывать из книги в книгу.

Вступают в дискуссию и говорят «это же общеизвестно». Пугинский говорит – покажи мне в законе хотя бы одну норму, где есть гипотеза, диспозиция и санкция. Студентам и так мозги забывают немыслимым вздором.

Исторически сложились принципы построение отраслей законодательства.

Принципы закрепляются в кодексах. Там круг субъектов соответствующей отрасли закрепляется, массив правил, регулирующих действие и меры ответственности за неисполнение установления. Так устроен любой отраслевой кодекс. Специфика только у УК и КоАП – они построены по принципу «прейскуранта». Избиение – до 5 лет, серьезные избиение – до 8 лет, избиение с летальным исходом – до 10. Так же строятся прейскуранты – нет там гипотезы, диспозиции и санкции.

Построение отраслей путают с построением норм и пытаются привязать эту гипотезу, диспозицию и санкцию к каждой норме. В реальности же у некоторых норм нет санкций – они являются общими для все отрасли права. Таким образом проблематика ответственности умалчивается и тонет в этом вздоре.

Надо бы почитать литературу по законотворчеству – по поводу того, как появляются законы, как они пишутся – Иголкин, Чумовин – они и слова не упоминают о том, что надо писать гипотезу, потом диспозицию, а потом санкцию. Когда мы будем сами писать подобные акты, мы убедимся, что весь мусор теории права, который нам вдалбливали – нужно убрать.

Для понимания сущности и эффективности использования ответственности важно выполнение функций, которые она выполняет.

Функции выражают воздействие одного объекта на другой или одной части объекта на другую часть объекта. Платон, Гегель обращали внимание на роль функции. Только в нашей позитивистской богоискательской науке это не делается и не замечается. Взял Пугинский книгу Лесева – там разбираются приемы, которые использовал Гомер для раскрытия тех или иных образов. Пишет «посмотрите как Гомер описывают Елену прекрасную – он вовсе не пишет какая она была такая, что у нее было и по скольку сантиметров, он описывает появление Елены перед ахейскими войнами и то впечатление, которое она произвела на эту орду войной. Покажите действие красоты и вы скажете ,что это такое красота!».

Точно так же и с ответственностью – покажите функцию и мы скажем, что такое ответственность.

Функции ответственности:

1. Компенсационная, состоящая в восстановление потерпевшему его потерь;

2. Предупредительная – предостережение должника и других субъектов от совершения нарушения;

3. Стимулирующая – предполагает понуждение, подталкивание должника к исполнению нарушений и реальному исполнению обязательств;

4. Информационная – реальное использование данных о видах совершенных нарушений и взысканных за них суммах для разработки мер по предупреждению нарушений.

Реализуются эти функции пока не удовлетворительно. Здесь беспомощно ведет себя юридическая наука. Обозначив функции она не знает, что дальше с ними делать

Функции ответственности реализуются не сами по себе, а в результате соответствующих действий людей.

Поэтому от науки требуется разработка методик реализации функций и научение юристов и управленцев их использованию.

Разговор о функциях – лишь теоретический вопрос на первый взгляд. Использование функционала ответственности – это рабочая задача юриста!

Повышение роли ответственности, ее воздействующего эффекта зависит не от наращивания размера, а от полноты осуществления всех присущих ответственности функций.

Совершенно ошибочно выделение в литературе наименее значимых функций ответственности. Они важны все! Пока не будет обеспечено осуществление каждой присущей ответственности функции, до этого не будет реализован потенциал ответственности как средства правового воздействия. К примеру – огромный вред государству и предпринимателям носит игнорирование информационной функции ответственности.

Как при социализме не было, так и сейчас нет статистического учета и анализа данных о числе нарушений договора, их количестве и динамике взыскиваемых сумм убытков и неустоек. В результате на нарушение договор не обращают внимание. Единственно по ФЗ-94 2005 г. «О размещении заказов для государственных нужд» - там впервые предусмотрено впервые публикование перечней недобросовестных поставщиков. Организаторы закупок на соответствующих сайтах должны вывешивать данные о стервецах, допускающих срыв государственных контрактов и держать их там 2 года.

Кому надо – тот делает. Московские данные между собой обмениваются данные о субъектах, не возвращающих кредитов. Черные списки – их так называют. Ничего черного в них нет.

Если этого не делать – будут анекдотические ситуации. Набрать кредитах во всех банках и исчезнуть. Ищи его потом.

Да перед революцией один известный цивилист издал книгу о публикации информации о невозвратах кредита. Хорошая книга, но все прошли мимо, как и всегда против всего дельного. Учет информации о применении ответственности и создании доступа к этим данным может оказывать больший эффект, чем само взыскание сумм.

В России число арбитражных дел в судах постоянно растет. С 2008 по 2011 г. количество дел увеличилось в 4 раза. Растет штат судей, а в США он остается стабильным и достаточно низким. Стороны не доводят конфликт до суда, ибо информация о подобных нарушениях влияет на репутацию фирм. Информационная функция ответственности выполняет роль инструмента укрепления хозяйственной дисциплины и вдобавок развитие конкуренции.

Господствующим в общественном мнении и властных структурах было и остается отношение к ответственности как к карательному инструменту – тупая ориентация на ужесточение санкций.

Вместе с тем ,необоснованным увеличением санкции может причиняться огромный вред экономике.

Был один процесс, который проходил на глазах Пугинского. В 1991 г. был закон об основах налогового законодательства. За нарушение обязательств оп уплате налогов – 0,2% в день за просрочку. Смотрят – не платят налоги. Увеличивают до 0,3% за день просрочки. Через 2 года опять увеличивают, ибо огромные суммы налогов не доплачиваются – 0,5% в день. Если налоги исчислить нельзя – то % от налогооблагаемой базы. И потом увеличивают до 0,7% за день просрочки. Получается интересная картина – если прибегаем на фирму 3 налоговые ведьмы в перьях с клочьями и начинают все бумаги вырывать, конечно же наищут чего-то и эту самую налоговую ответственность. А давность была по налоговой ответственности – 5 лет. И за 5 лет просчитают 0,7% за каждый день – вы же представляете себе, сколько это будет – 3,5 дохода за каждый год! Да если эта фирма банки будет грабить, все-равно не сможет уплатить эту пеню. И сумма налога надо вернуть.

Так вот – результаты работы налоговых органов было примерно как движение ССовских дивизий с огнеметами – выжженная земля. Фирмы, которые проверили и привлекли к ответственности – уже была разорена. И хоть бы «хрюкнул» какой-нибудь знаток налогового права. Все молчали.

Пугинский на всех конференциях, на всех заседаниях, на всех семинарах обращал на это внимание. И докричался. Снизили ответственность до ставки рефинансирования – 12% годовых (это уже терпимо, тут же «годовые», а не в «день»).

Ответственность может резать очень остро. Поэтому предоставляться в пользование – должно быть очень взвешенное, а применение его – должно быть под контролем.

Нужно воспитывать в себе и в обществе возможность и понимание ответственности, их зависимость от реализации функций ответственности.

Ответственность в коммерческом праве носит имущественный характер. Если нанесли ущерб деловой репутации – все равно будут считать в денежном измерении ущерб.

Это ответственность, которую один субъект несет перед другим субъектом, а не перед государством, как в публичных отношениях.

Речь идет о конфискационных санкциях.

3. Ответственность применяется всегда по инициативе потерпевшей стороны.

Механизм ответственности приводится в действие усилиями самого потерпевшего. Суд лишь удовлетворяет требование истца о применении ответственности, а судебный пристав исполняет принесенные истцом соответствующие решения.

У нас к этому общество еще не привыкло. Александр Иванович Герцен в романе «Было и думы» пишет, что когда он эмигрировал с приятелем в Лондон видел забавную сцену – бьются двое пьянчуг около паба, а напротив – с другой стороны стоит здоровенный полицейский. Почему же не вмешивается он? Потому что «его никто не просит»! Вот это порядок. Они бы этих двоих задержали и побили бы обоих.

4. Возложение ответственности производится судом по иску заинтересованной стороны, кроме случаев добровольной уплаты сумм.

Следует различать основания или источники ответственности и условия применения. Пишет же каждая каналья об ответственности и разобраться в этих пустяках никто не хочет.

Юридическими основаниями ответственности служат устанавливающими ее закон или договор. Имеются также фактические основания ответственности – это сам факт нарушения.

Таковая специфика имущественного оборота. Поскольку субъекты могут своими соглашениями – договорами – устанавливать взаимные права и обязанности – они могут в договорах также предусматривать ответственность за их нарушения.

Ответственность может назначаться в договорной форме также за нарушение прав и обязанностей, установленных нормами права и входящих в содержание договора в качестве подразумеваемых условий.

Вот, например, 456 ГК предусматривает обязанность продавца передать покупателю документ, удостоверяющий качества товара. Специальная ответственность за невысылку продавцом такого документа законом не установлена. Но никто не мешает сторонам ответственность в договоре в виде неустойки за непередачу документов.

Законодательное положение подкрепляется ответственностью, которую вводят сами стороны. Это общая практика. И толкуйте потом о 3-ех членном строении норм.

Нынешний ГК предусматривает весьма широкие возможности субъектов по регулированию ответственности.

Стороны вправе устанавливать в договоре ответственность за нарушение как императивных, так и диспозитивных положений закона. Они могут увеличивать размеры ответственности по сравнению с предусмотренными законом. По усмотрению сторон определяется соотношение неустойки и убытков – штрафная, зачетная, альтернативная, если это соотношение не установлено законом.

Субъекта предоставлена возможность уменьшать в договоре ряд основных видов ответственности, установленных законом, в частности убытков – процентов по денежным обязательствами (можно и увеличивать и уменьшать).

Вместе с тем, в законе есть ряд ограничений на договорное изменение ответственности, установленной законом. Так, не допускается изменение правил об ответственности предпринимателей за качество потребительских товаров, работ и услуг, хотя часто предприниматели пытаются через договор снизить или вообще исключить ответственность за качество строительство, качестве выполненных работ, качестве товаров. Это как раз вопросы т.н. потребительского права.

Есть невразумительная ст. 401 ГК РФ о том, что заранее заключенные соглашения об устранении или уменьшении ответственности за умышленное нарушение обязательств ничтожно! Это нелепое, бессмысленная норма. Не видел ни единого разу его применения. Все-равно, что написать «плевать на Луну запрещается».

Виды ответственности

В гражданском и торговом праве можно выделить 4 вида ответственности.

1. Обязанность должника возместить убытки, причиненные нарушением;

Возмещение убытков служит общей мерой ответственности, применяемой за любые нарушения, если в законе или договоре не предусмотрено изъятие. Состав убытков приведен в ст. 15 ГК РФ. Надо знать ее. Особенно те коррективы, которые будут изложены в лекции, ибо там состав убытков безграмотный.

Убытки составляется из 3 составляющих.

1. Расходы, которое лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права

Даже уже эта формулировка не точна. Ибо возмещению подлежат расходы, понесенные не только для восстановления нарушенного права. Возмещаются и иныерасходы, вызванные нарушением.

В ст. 15 в данном отношении написана ерунда.

Таковы: суммы неустоек, выплаченных кредиторам по вине должника третьим лицам

Должник не поставил, продукцию кредитор не произвел, с него его контрагенты взыскали неустойки – вот он их и будет требовать с должника.

Или зарплату за вынужденный прогул и многое другое.

Любые расходы, связанные с нарушением!

2. Утрата или повреждение имущества потерпевшего

Расходы и утрата имущества традиционно именуются реальным ущербом! Мы это от арбитры требуем, а 2/3 студентов этого просто не представляют. Надо все, что нам Пугинский рассказывает выучить наизусть. По другому нельзя, это азбука юридической работы, как таблица умножения.

3. Неполученные доходы, которые лицо получило бы, если бы его право не было нарушено.

Доходы включают любые причитающиеся кредитору блага, не полученные вследствие нарушения. Формулировка ст. 15 о возмещении доходов также содержит очень вредную ошибку.

Правильным будет говорить о возмещении «неполученной прибыли». В отличие от дохода прибыль представляет собой разницу между доходом и обязательными расходами. В судебной практике происходит замена понятия дохода понятием прибыли. П. 11 ППов ВАС и ВС РФ от 01.07.1996 г. № 6/8 требует от истцов исключения из расчета убытков необходимых производственно-заготовительных и торговых затрат.

Истец не получил сырье. Не изготовил по этой причине изделия. И требует от суда взыскать неполученные доходы от продажи готовых изделий. Но п. 11 этот говорит – ты, истец, исключил из расчета те затраты, которые ты должен был понести на производство и реализацию непоставленного изделия. Это прямая установка на взыскание неполученной прибыли, а не дохода, как написано в законе.

Аналогичное правило – п. 7.4.2 Принципов УНИДРУА – нужно производственно-изготовительные расходы вычитать!

Это понятийная путаница уже давно тянется. Доход от прибыли цивилистика уже лет 100 не может отличить.

Если взыскивать неполученные доходы без вычета необходимых расходов, то это повлечёт неосновательное обогащение потерпевшего. Он не тратился на изготовление, на продажу, а деньги за это требует. И Пленум исправляет эту ошибку, а знатоки ГП законодательства в упор это не видят. Пугинский писал статьи, выступал на конференции – а они не понимают – потому что тупые.

Наряду с неполученными доходами ст. 15 содержит 2-ой термин «упущенная выгода».

Он трактуется в учебниках и комментариях как синоним термина «неполученные доходы». Хотя это делает его ненужным, ибо повторы в законе не допускаются. В отличие от этого в международном торговом праве наряду с неполученной выгодой предусматривается право на компенсацию утраченной благоприятной возможности (также его называют шансом).

Согласно п. 7.4.3 Принципов УНИДРУА и принципов европейского договорного права, компенсации подлежит утрата благоприятной возможности пропорционально вероятности ее возникновения.

Если неполученная прибыль рассчитывается исходя из средних нормальных условий хозяйствования, то «утраченная благоприятная возможность» всегда выше!

Таковы сезонные или конъюнктурные колебания цен на товары, изменение курсов валют и ценных бумаг и др.

Пугинскому пришлось столкнутся с забавным случаем – фирма попросила банк поменять находящиеся на ее счете рубли в евро. Попросила, все заполнила, честь по чести сдала. Банк заволокитил зачисление валюты на неделю. А за это неделю резко изменился курс валюты, причем временно изменился. Произошел скачок – скакнул к среде и потом вернулся. И фирмач говорит – курс по среде был значительно выше! Давай-ка ты мне уплати разницу. Препирались-препирались, но поскольку специально не было предусмотрено, что считать «благоприятной возможностью», то клиент ничего не получил, а на западе «шанс» бы этот взыскал.

Трактовка упущенной выгоды как шанса превращает ее в дополнительную составляющую убытков, расширяет возможности возмещения убытков.

В российской практике сами стороны могут в заключаемом договоре придавать значение словами «упущенная выгода» как «утрате благоприятной возможности».

Взыскание убытков в наиболее полной мере выполняет компенсационную функцию. Здесь причинитель возмещает потерпевшему ровно столько, насколько им причинено. Данная ответственность также способна успешно выполнять стимулирующую функцию. Организации, которые смогли наладить возмещение убытков даже в нынешней обстановки дезорганизвоанности и расхлябанности способы добиваться от контрагентов четкого выполнения договоров (но вот именно для себя). То, что другим контрагентом не грузят поставщики – это их проблемы.

Корпорация Ярославские моторы и ряд других – четко работают.

Нужна квалификация = знание + умение.

Наиболее сложным делом является фиксирование и доказывание убытков. Оно требует подготовки большого числа документов, составляемых разными службами, соответствие содержания документов друг другу.

Взыскание убытков – это не столько правовая, сколько организационная проблема.

Она требует подхода ко взысканию убытков как к коллективной деятельности. Это определение круга исполнителей, содержания выполняемых ими действий, последовательности и взаимной согласованности таких действий.

Эта деятельность, по выражению методолога Щедровитского, должна выращиваться, т.е. налаживаться и постоянно поддерживаться на фирме.

Проблема возмещения убытков остается нерешенной в цивилистике потому, что она может быть решена на основе деятельностного, а не господствующего нормативного позитивистского подхода к праву.

Вот несмотря на распространенность нарушений договоров (за последние 3 года число дел по нарушениям договоров выросло в 4 раза) – число дел по возмещению убытков за последние 15 лет снизилось в 10 раз и составляет всего лишь 1,5%.

Вот сколько раз ходят за убытками. Из них удовлетворяется половина.

Не любят с предпринимателей взыскивать убытки. Как же они не любят – когда начался переход на рыночные рельсы, число дел о взыскании убытков возросло почти в 15 раз, а потом за несколько лет до 1,5% снизилось. Потому что над давать комплект взаимосогласованных документов, подтверждающих расчет убытков. А это не просто, надо чтобы хотя бы цифры сходились.

Надо исключать из расчета убытков производственно-заготовительные и торговые расходы, а этого не делают бедняги-предприниматели. Юристы этого вообще не понимают. Идут в арбитраж с таким расчетом и он им дает пинка. И они потом говорят руководителю – они подсуживают уменьшат убытки, а все потому, что ничерта не учились. И учебники так написаны, что призваны запутывать беднягю-юридиста.

Ст. 15 допускает взыскание убытков в твердом размере. Твердый размер может быть установлен законом, но что важно для практики – также договором. Ряд законов устанавливает взыскание убытков в заранее определенном размере.

Ст. 119 Воздушного Кодекса.

В договор также возможно установление убытков в твердой фиксированной сумме. Вместе с тем такой порядок снимает проблему составления множества обосновывающих документов.

Важно лишь, чтобы имелся факт нарушения, а сумма, подлежащая уплате должником была названа в договоре именно убытками в твердом размере. Если это не написано, то вы ничего не получите.





Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.032 с.)