ТОП 10:

Социальные отношения. Общественное сознание. Система ценностей



В конце 30-х годов советское общество с трудом приходило в себя после массовых репрессий. В условиях нарастающей военной угрозы официальная пропаганда убеждала общество в том, что будущая война будет скоротечной. Поэтому, когда началась война, многие ожидали известий о наших ударах по врагу, о перенесении военных действий на его территорию, о восстании рабочих и крестьян в тылу вражеских войск – в полном соответствии с предвоенными установками.

В годы войны на долю советских людей выпали тяжелые испытания. В 1941-1942 гг. Красная Армия отступала, неся огромные потери. Многих в это время охватило настроение растерянности, отчаяния. Важнейшим фактором, который позволил переломить эту ситуацию, стал патриотический подъем всех слоев населения. Подавляющее большинство советских людей добровольно, сознательно делали все возможное на фронте и в тылу для победы над врагом – в лучших национальных традициях. Характерно постепенное формирование чувства личной ответственности за все происходящее, рост инициативы, самостоятельности. Необходимость в этих качествах диктовала сама жизнь. Партнерство с союзниками по антигитлеровской коалиции, участие в освобождении европейских стран серьезно меняли картину мира в сознании миллионов советских людей, раздвигали его горизонты. Таким образом, в годы войны изменилось массовое поведение и сознание людей.

Война оставила тяжелое наследие – проблемы демографические, экономические, моральные. Точная цифра человеческих, людских потерь не установлена до сих пор. Приблизительные потери составили 25-26 млн человек, из них около 20 млн – мужчины. Таким образом, послевоенное общество было преимущественно женским. Это создавало серьезные проблемы, прежде всего демографические. Большую остроту приобрели проблемы личной неустроенности, женского одиночества, безотцовщины, детской беспризорности и преступности. С другой стороны, по мнению ряда исследователей, именно женское начало сделало послевоенное общество удивительно жизнеспособным.

В значительной степени облик общества определяли не традиционные категории населения (горожане и сельские жители, рабочие, служащие, колхозники и т.п.), а социумы, рожденные военным временем. В этом смысле лицом послевоенного общества были фронтовики. Война размыла возрастные границы, и несколько поколений соединились в одно – «поколение победителей», характеризующееся общностью проблем, настроений, желаний, стремлений. Их ведущей установкой была задача приспособиться к мирной жизни, что было непросто, особенно для молодых, ушедших на фронт со школьной и студенческой скамьи. Еще один новый социум, охваченный такими же настроениями,– репатрианты и бывшие военнопленные, которых было более 5 млн человек.

В целом же общество, испытав на себе лишения военных лет, часто подсознательно корректировало память о довоенном времени, сохраняя хорошее и забывая плохое. Надежды на лучшее, социальный оптимизм задавали особый, ударный ритм началу послевоенной жизни.

В 50-е годы ситуация изменилась. Послевоенные надежды на то, что Сталин «понял теперь всю силу народа, понял, что нельзя его больше обманывать» (В. Некрасов), не оправдались. Во второй половине 40-х годов происходит новое ужесточение политического режима, усиление идеологического диктата, возврат к репрессиям. Нагнеталась атмосфера массовой истерии, общество, доведенное до такого состояния, становилось легко управляемым.

В конце 50-х–начале 60-х годов фактом огромного общественного значения стало осуждение массовых репрессий 30–50-х годов и признание ответственности за них Сталина, реабилитация и возвращение политзаключенных.

Н. Хрущев, возглавивший партию в 1953 г., принадлежал к тому последнему поколению советских руководителей, которые искренне верили в реальность коммунистического идеала. По его инициативе в 1961 г. была принята новая партийная программа, которая содержала двадцатилетний план построения коммунизма. Коммунистические идеалы все еще сохраняли свою значимость для многих советских людей, особенно для молодежи. Судя по данным социологических опросов, ей в это время были присущи целеустремленность, жизненная активность, оптимизм. Вместе с тем молодое поколение 50-х годов видело серьезные недостатки действительности, однако в основном социально-нравственного, а не политического характера.

В 60–70-е годы усилился ряд негативных тенденций в социальной сфере. В результате форсированной урбанизации численность городского населения быстро росла, но советское общество по-прежнему оставалось полугородским, несло на себе печать промежуточности, маргинальности. Советские люди в большинстве были горожане в первом поколении, у них отсутствовали навыки самостоятельного участия в общественной жизни, их гражданская зрелость была недостаточной. Советская урбанизация не сопровождалась формированием полноценной городской среды, ростом динамичного, инициативного, экономически независимого среднего класса, хранителя городской культуры и одновременно создателя новых духовных ценностей.

В эти годы быстро росла численность интеллигенции, но перепроизводство специалистов с высшим образованием начало постепенно обесценивать труд инженерно-технических работников. Снизилась социальная мобильность общества, хотя раньше советский человек легко продвигался вверх или спускался вниз по социальной лестнице в зависимости от идеологической лояльности и партийности. Социальная структура общества приобретала все более замкнутый характер.

В этот период изменился и социальный вектор развития, произошла переориентация общества на потребительские ценности, потребительские стандарты. Ко времени провозглашения эпохи развитого социализма (конец 60-х годов) в Советском Союзе происходит становление нового типа личности с иной, чем прежде, системой ценностей. На смену «спартанскому» типу 30–50-х годов с очень ограниченными потребностями, четким делением людей на своих и чужих приходит человек, нуждающийся в целом мире вещей, ценностях семьи, самоуважении. Однако новые потребности в условиях советской системы не могли быть удовлетворены. В 70–80-е годы происходило повсеместное отторжение официальной идеологии, формировались двойная психология и мораль, двойное мировоззрение. Эти процессы завершились на рубеже 90-х годов массовым крушением социалистических идеалов.

Культурная жизнь

Годы войны – особый период в развитии советской культуры. В эти годы произошла активизация ряда культурных архетипов, которые, обладая большим интегрирующим импульсом, помогли сплочению общества в единое целое. Для того чтобы выстоять в тяжелейшей войне, потребовалась опора на глубинные пласты культуры, сознания, которые стали своего рода спасательным кругом, позволившим обществу удержаться на плаву. Один из таких «спасательных кругов» – мощный патриотический подъем.

Если в 20-е–начале 30-х годов официальная пропаганда, а вслед за ней литература и искусство отрицали существование универсальных, не зависящих от классовой принадлежности черт национального характера, всячески подчеркивая, что советское общество начинает свою историю и культуру практически с чистого листа, то теперь они стремились показать, что советский народ является наследником героических традиций предков, носителем тех лучших качеств национального характера, которые складывались на протяжении всего предыдущего исторического развития.

Литература и искусство многое сделали для пропаганды патриотизма, исторических традиций защиты Отечества, тем более, что здесь все еще давали о себе знать последствия нигилистического отношения к историческому наследию. В сценарии А. Довженко «Украина в огне» есть примечательный в этом смысле эпизод. Старый Куприян Хуторной, потрясенный предательством сына, напоминает ему о долге перед Отечеством. Павло оправдывается: «Так про это ж разговор не был, обучали классам».

Не сознавая как следует всей значимости процесса освобождения от психологии исполнителя, «человека-винтика», литература военных лет тем не менее отразила его и способствовала ему. «Многие у нас привыкли к тому, что за них кто-то думает. Теперь не то время. Теперь каждый должен взять на свои плечи всю тяжесть ответственности…. Не говори, что кто-то за тебя думает. Не рассчитывай, что тебя спасет другой… Не уклоняйся от ответственности. Не уклоняйся от инициативы»,– писал в годы войны И. Эренбург.

Чувство ответственности рождало чувство собственной значимости, достоинства, а значит – чувство свободы. Поэтому, несмотря на все тяготы, потери и лишения, годы войны остались в памяти многих, прошедших через нее, как лучшие годы их жизни. Эти чувства также нашли отражение в целом ряде произведений литературы и искусства. О. Берггольц, например, писала в дни блокады Ленинграда:

В грязи, во мраке, в голоде, в печали,

Где смерть, как тень, тащилась по пятам,

Такими мы счастливыми бывали,

Такой свободой бурною дышали,

Что внуки позавидовали б нам.

Об этом позже писал и Б. Пастернак: «Война была благом. Люди вздохнули свободнее, всею грудью и бросились в горнило грозной борьбы, смертельной и спасительной».

Деятели культуры, таким образом, многое сделали для завоевания победы. Советские ученые внесли ценный вклад в развитие военной техники, в организацию работы военной промышленности, в освоение природных богатств восточных районов страны. В произведениях литературы и искусства выражалась общая коллективная воля к победе, дух сопротивления.

Если в 30-е годы процессы культурного развития в основном состояли в распространении вширь образования и технических знаний, то в годы войны, впервые после революции, происходит освоение более глубоких пластов культуры. Однако позитивные сдвиги в культурной жизни были прерваны после войны.

Во второй половине 40-х–начале 50-х годов власть провела ряд идеологических кампаний, в ходе которых насаждался национализм, подтверждался приоритет России во всех областях знаний и культуры. Русские были объявлены авторами всех научных открытий и изобретений, а русская музыка, живопись, архитектура, театр – лучшими в мире. Например, по поводу пленэрной живописи В. Иогансон, президент вновь созданной Академии художеств, писал: «Многие историки искусства зарождение пленэра неправильно приписывают французам. Прямо удивительно, как эти историки могли проглядеть художника-реалиста, всемирно известного гения живописи – русского художника Ливанова. Он первый вывел человека на природу…».

В эти годы усилилась изоляция советской культуры от мировой. В 1948-1949 гг. в Москве были закрыты Музей нового западного искусства и Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, в которых хранились коллекции произведений западного искусства. Объектами партийной критики стали литература, кинематограф, театр, т.е. сферы культуры, наиболее доступные широким массам. В 1946-1948 гг. последовала целая серия постановлений, в которых нападкам подверглись известные деятели культуры – М. Зощенко, А. Ахматова, Д. Шостакович, С. Эйзенштейн и др. Все они обвинялись в аполитичности, безыдейности, формализме, пропаганде буржуазной идеологии. Содержавшийся в этих постановлениях призыв к созданию высокоидейных художественных произведений на практике означал усиление жесткой регламентации как основного метода руководства художественным творчеством. Установка на шедевры в искусстве оборачивалась мелочной опекой над авторами.

Подобная политика привела к значительному сокращению количества новых фильмов и спектаклей – в 1951 г. было выпущено на экран всего девять художественных фильмов. Каждый фильм или спектакль принимался и обсуждался по частям, авторы должны были постоянно переделывать свои произведения в соответствии с указаниями вышестоящих инстанций. Произведения, которые выходили за рамки реализма как бытового правдоподобия, не доходили до читателей и зрителей. Из одного произведения в другое кочевали расхожие сюжеты о конфликте новатора с консерватором, о превращении отсталого колхоза в передовой, причем выход из трудностей всегда связывался с приходом нового руководителя или перевоспитанием старого. Даже горячий поборник социалистического реализма М.А. Шолохов вынужден был признать в 1954 г. на II съезде писателей, что «нашим бедствием остается серый поток бесцветной посредственной литературы». Однако и в эти годы создавались талантливые произведения, среди них – книги А. Твардовского, В. Гроссмана, К. Паустовского, фильмы А. Довженко и С. Герасимова, картины П. Корина, П. Кончаловского и многое другое.

Вторая половина 50-х–начало 60-х годов – время духовного обновления. Общественная жизнь была очень бурной, страсти кипели, дискуссии по самым разным вопросам проходили одна за другой. Приметами времени стали поэтические вечера в Политехническом музее, открытие театра «Современник», первые выставки западных художников, учреждение международных кинофестиваля и конкурса им. П.И. Чайковского. Начали издаваться новые литературные журналы. Признанным кумиром читающей публики на протяжении 60-х годов был «Новый мир», возглавляемый А. Твардовским. После долгого перерыва увидели свет произведения А. Ахматовой, М. Зощенко, М. Булгакова. Стали исполняться почти забытые произведения западноевропейских и русских композиторов конца XIX–начала XX в. На художественных выставках появились извлеченные из запасников картины 20–30-х годов. Была восстановлена экспозиция Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

Перемены в жизни страны служили импульсом для художественного осмысления событий недавнего прошлого. Большой общественный резонанс получили рассказ А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича», фильмы «Тишина» (реж. В. Басов), «Чистое небо» (реж. Г. Чухрай), в которых впервые затрагивалась тема репрессий. Значительным вкладом в восстановление исторической правды, в исследование духовного мира человека стала «лейтенантская проза» – произведения о Великой Отечественной войне, созданные писателями-фронтовиками Ю. Бондаревым, В. Быковым, В. Астафьевым, К. Воробьевым, В. Богомоловым, Г. Баклановым и др.

Особым вниманием читателей пользовались появившиеся в это время многочисленные публикации воспоминаний, мемуаров, писем и дневников, которые также помогали разрушать мифы официальной истории.

Большую остроту приобрела проблема взаимоотношений художника и власти, свободы творчества. О праве художника, писателя быть искренним, субъективным, отстаивать свою точку зрения писали К. Паустовский, О. Берггольц, И. Эренбург, Л. Чуковская. Они считали, что даже в рамках одного художественного метода должна существовать свобода формотворчества, что нельзя социалистический реализм отождествлять со славословием политическому режиму.

Однако позиции партийного руководства по вопросам культуры были противоречивы. На первых порах правдивое изображение в литературе и искусстве недавнего прошлого, поиски новых выразительных форм получили официальную поддержку и одобрение, но вскоре появились партийные документы, подтверждающие незыблемость основных положений официальной идеологии. В 1962–1963 гг. состоялся ряд встреч Н. Хрущева с представителями творческой интеллигенции, на которых он осудил поиски в области новых художественных форм, указал на недопустимость идеологического плюрализма.

По-прежнему выход в свет книги, премьера спектакля, фильма зависели от большого числа инстанций. Попытки художников с нравственно-этических позиций осмыслить отдельные эпизоды революции и гражданской войны, правдиво рассказать о 30– 40-х годах, о жизни деревни, обращение к национальным корням, исторической судьбе русского народа предопределяли трудный путь произведения к массовой аудитории. Так, были отправлены «на полку» или выпущены в ограниченном количестве копий такие фильмы, как «Застава Ильича» М. Хуциева, «Интервенция» Г. Полоки, «Андрей Рублев», «Сталкер», «Зеркало» А. Тарковского, «Цвет граната» С. Параджанова и др. С трудом пробивались к зрителю спектакли А. Эфроса, Ю. Любимова. Запрещались и закрывались выставки художников-нонконформистов – О. Рабина, Э. Булатова, И. Кабакова, О. Целкова, Л. Кропивницкого, М. Шемякина, В. Комара, А. Меламида, Э. Неизвестного и др. В 1966 г. состоялся процесс над писателями Ю. Даниэлем и А. Синявским. Будущий лауреат Нобелевской премии, поэт И. Бродский был осужден за тунеядство. Началась волна вынужденной эмиграции творческой интеллигенции. Среди вынужденных эмигрантов – И. Бродский, М. Ростропович, Г. Вишневская, А. Солженицын.

Идеологический диктат, ограничение свободы творчества, отказ от политики реформ привели в 70-80-х годах к углублению конфликта между властью и интеллигенцией, к возникновению духовной оппозиции режиму. Одним из ее проявлений стало движение диссидентов. Основные требования движения – соблюдение прав человека, свобода слова, творчества, свобода совести. В нем приняли активное участие академик А. Сахаров, генерал П. Григоренко, писательница Л. Чуковская и многие другие деятели культуры.

В литературе 70-80-х годов наиболее значительным явлением стали произведения, в которых нашли отражения сложные процессы этих лет– духовная разобщенность и трагизм повседневного существования, лишенного высокого смысла, раздвоение сознания, неспособность человека к поступку, появление новых «лишних людей». Среди них: «Предварительные итоги» и «Другая жизнь» Ю. Трифонова, «Пушкинский дом» А. Битова, «Сандро из Чегема» Ф. Искандера, «Печальный детектив» В. Астафьева, рассказы В. Шукшина. В связи с запретами ряд значительных произведений 70–80-х годов был опубликован за рубежом – «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицына, «Верный Руслан» Г. Владимова, «Москва–Петушки» Вен. Ерофеева и др.

Появление с конца 60-х годов многочисленных произведений, не соответствовавших канонам социалистического реализма, не только означало возникновение нового пласта в художественной культуре («неофициального искусства», искусства «катакомб», «андеграунда»), но и свидетельствовало о серьезном кризисе официального искусства.

Нарастание кризисных явлений в различных сферах общественной жизни позволяет сделать вывод, что к середине 80-х годов советская система исчерпала возможности своего развития в рамках социалистической ориентации. Правящая элита в лице партноменклатуры превратилась в закрытую, оторванную от народа касту, потеряла способность находить адекватные ответы на вызовы времени. Совокупность негативных процессов стала индикатором системного кризиса. Его глубинное основание составляло тотальное отчуждение советского человека от власти и участия в управлении, от правдивой информации об общественных процессах, от личной безопасности и т.д. На этой основе сложилось отчуждение труда от потребностей индивидов и законных форм его осуществления, а в итоге – отчуждение общества от саморазвития, кризис и распад СССР.

Контрольные вопросы

 

1. Какие основные этапы прошло в своем развитии советское общество?

2. Какие общественные противоречия обусловили Февральскую и Октябрьскую революции 1917 г.?

3. Каковы были итоги социально-экономических и политических преобразований 20-30-х годов?

4. Каковы были основные тенденции развития советского общества в 50–80-е годы? Какие процессы привели к его системному кризису на рубеже 80–90-х годов?

5. Каковы типологические черты и особенности советской культуры? Можно ли использовать для ее характеристики понятие «массовая культура»?

6. Какое место заняло культурное наследие прошлого в культуре советского общества?

7. Назовите основные, на ваш взгляд, черты личности советского человека.

8. Проанализируйте взаимоотношения власти и интеллигенции в советском обществе. Какие причины обусловили противостояние власти и интеллигенции в 70–80-е годы? Почему диссидентское движение не получило широкой общественной поддержки?

9. Назовите наиболее значительные, на ваш взгляд, произведения советской культуры и искусства.

10. Какое место занимает советская культура в истории отечественной культуры?

Библиография

 

О с н о в н а я

 

1. Боффа Дж. История Советского Союза: В 2 т. М.: Международные отношения, 1990.

2. История России: XX век. / Под ред. В.П.Дмитренко. М.: ACT, 1996.

3. История России. 1917-1995: В 4 т. М.: МИК; АГАР, 1996.

4. Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. Теоретический очерк.М.: Наука, 1994.

5. Согрин В. Политическая история современной России. 1985–1994. М.: Прогресс-Академия, 1994.

 

Д о п о л н и т е л ь н а я

 

6. Глебкин В. Ритуал в советской культуре. М.: Янус-К, 1998.

7. Глезер А.Современное русское искусство. М.; Париж; Нью-Йорк: Третья волна, 1993.

8. Голомшток И. Тоталитарное искусство. М.: Галарт, 1994.

9. Ионов И. Российская цивилизация и истоки ее кризиса. М.: Интерпракс, 1994.

10. Русская идея: Сб. статей. М.: Республика, 1992.

11. Советская историография. М.: Российский гуманитарный университет, 1996.

Глава 15

РОССИЯ В 90-е ГОДЫ







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.026 с.)