ТОП 10:

КОМПЛИМЕНТ ТРЕБУЕТ НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТИ



 

 

Вы, должно быть, считаете, что, работая с журналистами, надо относиться к ним так же, как к представителям элиты. Разве не этого они хотят? Разве не ради похвалы и признания они терпят тумаки от начальства? Нет, увы.

Любви зрителей, слушателей или читателей журналистам мало. Она их не устраивает. Люди оказывают репортерам почтение просто потому, что те работают на Зверя. Иногда люди изображают уважение из страха или корысти.

Кому приятно, когда его ценят только за то, что в его власти карать и раздавать милости? Журналистов в большинстве случаев задабривают именно потому, что их впечатления становятся достоянием масс.

Репортерам необходимо признание, его жаждут все творческие люди. Однако похвала должна быть искренней. Мало сказать: «Я уважаю вас за то, что вы делаете», «Вы отличный профессионал» или: «Я вас узнал». Корреспонденты, операторы, редакторы, авторы текстов и продюсеры не нуждаются в банальной лести. Они хотят услышать, чем именно хороша их работа. Не узнав этого, они видят в вас очередного подхалима, желающего попасть в СМИ.

Следование принципу эго требует предварительной подготовки. Не просто смотрите, слушайте, читайте новости — анализируйте их. Обратите внимание на то, кто и что делает. Выясните, кто работает лучше всех. Вам предстоит сотрудничать с этими людьми (принцип ресурсов). Разумеется, невозможно уследить за каждым статистом и середнячком, поэтому определите, с какими репортерами и агентствами вы будете общаться, и внимательно наблюдайте за ними. Когда представится случай сказать комплимент, ваша любезность будет запоминающейся и эффективной. Вы удивитесь, узнав, как мало признания получают журналисты от своей аудитории. Искреннее восхищение, как правило, выражают на словах, поэтому впечатление быстро стирается. Если вы хотите по-настоящему растрогать журналиста, напишите ему письмо.

Поверьте, разница в эффекте колоссальная. Каждый раз, когда я получал письмо от восхищенного моим репортажем поклонника, я прочитывал его и убирал в особую папку. Если впоследствии автор послания встречался мне на жизненном пути, я его вспоминал. Это много значит, если учесть, что журналисты путают все на свете: имена, сюжеты, названия организаций и даже городов.

Если корреспондент или фотограф сделал хороший сюжет по вашему материалу, отправьте ему благодарственное письмо и не забудьте послать копию его непосредственному начальнику или продюсеру. Если вы отметили особенно удачный репортаж, пошлите его авторам письмо и выразите свое уважение. Со знакомыми журналистами можно общаться по электронной почте, но, когда дело серьезно, не пожалейте сил, чернил и бумаги. Делайте это не чаще двух раз в год. Как и каждый уважающий себя представитель высшего света, журналист с подозрением отнесется к человеку, расточающему похвалы слишком щедро.

Искаженная реальность, в которой живет репортер, делает его особенно восприимчивым к искренней похвале и одобрению. Видит бог, в информационном агентстве его хвалят не так уж часто. Будьте внимательны: вам не удастся сделать хороший комплимент, если вы не потратите время на его подготовку. Я уже говорил, что занятость опасна.

Если вам удалось наладить отношения с журналистом, берегите их и никогда ими не злоупотребляйте. Напоминаю, что у репортеров есть «богатый дядюшка-самодур».

 

 

МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ? У МЕНЯ?!

 

 

Если вы будете держаться надменно и оскорбительно, журналисты не преминут вам отомстить. Однако для большинства из нас страх перед эго Зверя — пустая трата времени. Я верю, что вы умны и предусмотрительны. Тактичные и уравновешенные люди, соблюдающие принципы СМИ, не должны бояться Зверя. Репортеры не атакуют случайных жертв. Им нравится уничтожать людей, которые, поддавшись голосу эго, делают потрясающие глупости.

Я так и вижу репортаж, где Клинтон заявляет: «Я не вступал в сексуальную связь с этой женщиной, с мисс Ле-вински». Пожалуй, господин президент слишком зазнался. Пять лет в качестве «тефлонового политика», к которому не пристает никакая грязь, заставили его недооценить могущество СМИ. Эта оплошность чуть не стала роковой для его политической карьеры.

Удивительно, что, побывав на волосок от гибели, Клинтон не раскаялся. В последние часы президентства безупречный Билли вдруг простил миллиардера Марка Рича за неуплату налогов и амнистировал многих других преступников. Это не понравилось ни СМИ, ни американскому народу. Даже самые горячие сторонники президента вынуждены были признать, что он страдает манией величия и допускает грубые ошибки. Мания величия странная вещь; тот, кто подвержен ей больше всего, не догадывается об этом.

Билл Клинтон не первый президент, которого подвело эго. Когда Уильям Джефферсон был всего лишь участником антивоенных акций в Оксфорде, Ричард Никсон разрабатывал самую позорную операцию в истории Белого дома и Соединенных Штатов. Мания величия подсказывала Никсону, что он может использовать ФБР и ЦРУ в

 

собственных политических интересах. Завышенная самооценка позволила Никсону поставить «жучки» на телефоны репортеров и высокопоставленных сотрудников Белого дома. Эго убедило Никсона, что он может скрыть свои проступки, устроив прослушивание переговоров Демократической партии в отеле «Уотергейт».

Благодаря этому президент узнал, что высшее удовольствие для журналиста — выставить на всеобщее обозрение грешника, имевшего дерзость скрывать свои грязные дела. Зверь воспринимает обман как личное оскорбление. Ниже мы подробнее рассмотрим это явление.

Клинтон и Никсон на горьком опыте убедились, что к Зверю лучше относиться с уважением. Фамильярность перерастает в презрение, и те, кто регулярно общаются со СМИ, со временем становятся дерзкими. Эго заставляет их забыть об осторожности, и начинаются неприятности.

В прошлом профессиональный борец, Джесс Вентура искусно использовал СМИ, чтобы занять кресло губернатора Миннесоты. Избирателям нравились его разумный взгляд на политические вопросы и его программы для рабочих. Сказать, что Вентура был ходячим сборником афоризмов, значит не сказать ничего. Открытый и общительный кандидат от Республиканской партии стал любимцем Зверя. А потом СМИ постигло самое острое разочарование за последние годы. Вентура удивительно ловко использовал СМИ в собственных интересах, а потом успех ударил ему в голову.

Едва заняв пост губернатора, Вентура стал называть комнату для прессы в административном здании «крысиным подвалом». Он заявил медиа, что установит на своем «Линкольне» лучший амортизатор, чтобы спокойно давить репортеров. Вентура зашел так далеко, что пригласил журналистов на охоту и пообещал 100 шагов форы. Газета Nwesweek напечатала слова одного из корреспондентов, работавших в административном здании: «Если он думает, что мы задаем жесткие вопросы, пусть знает — это только начало».

Оказалось, что и губернатор только начал блистать. Семь месяцев спустя Playboy опубликовал интервью с ним. Вентура называл религию «придуманным костылем для слабоумных». Он заявлял, что Кеннеди убили по заказу военно-промышленного комплекса, потому что президент хотел вывести войска из Вьетнама. Он оскорблял полных людей, утверждая, что они «не могут отойти от стола». Завершало статью заявление, что недавний скандал — «много шума из ничего».

Ошибки, допущенные Вентурой, Никсоном и Клинтоном, выявляют одну закономерность. Как только вы начинаете думать, что потрясающе умны и можете безнаказанно оскорблять журналистов, готовьтесь к неприятностям. Это правило распространяется и на сильных мира сего, и на скромных пиарщиков.

 

ЖАЖДА ВЛАСТИ

 

 

Понятно, почему особенно часто принцип уважения к репортерам нарушают лидеры. Они жаждут власти. Они привыкли командовать. Они отдают приказы, и распоряжения выполняются. Лидерам трудно вести себя адекватно в ситуации, когда указания неуместны. Многие руководители теряют друзей и семью, потому что не могут не командовать даже за пределами офиса,

С этой проблемой сталкиваются лидеры всех уровней, но в политической среде она особенно остра. Давайте рассмотрим несколько примеров из жизни. Не будем называть имена, чтобы лишний раз не мучить проштрафившихся.

Однажды я освещал историю с казначеем

округа, чей профессионализм вызывал сомнения. Корреспондент одной из газет обнародовал некрасивые, если не криминальные, факты, связанные с казначейством. В ответ чиновник собрал пресс-конференцию. Он зачитал свое обращение и предложил присутствующим задавать вопросы.

Репортер, начавший всю эту историю, немедленно воспользовался приглашением. Казначей отказался отвечать и заявил, что не будет разговаривать с этим корреспондентом, так как в исходной статье он исказил факты.

О чем думал чиновник? Он имел глупость надеяться, что репортеры проглотят обиду только потому, что он представитель власти и это его пресс-конференция? Высокомерие казначея усложнило его положение и сделало налги сюжеты намного интереснее.

Я тут же вскочил с места и повторил вопрос коллеги. Чиновник колебался, и тогда третий журналист выкрикнул: «Отвечайте!» Следующие полчаса были, наверное, худшими в жизни казначея. Мы с наслаждением придирались к каждому его слову. Оставив казначея в совершенно жалком состоянии, мы помчались в офисы строчить репортажи и убеждать редакторов и продюсеров, что из этого скандала получится тема дня. Мы здорово позабавились!

В другой раз представителя власти задержали за вождение в нетрезвом состоянии и превышение скорости, когда он пытался догнать свою любовницу. Жена чиновника в ночных гонках участия не принимала.

Несколько дней спустя он пытался провести закон, запрещающий фирмам округа даже пытаться получить лицензию на продажу алкоголя. Очевидно, что чиновник стремился внести путаницу в ясное дело и связать свое имя не только с алкогольным скандалом, но и с «положительным» событием.

План рухнул, когда председатель органа власти заявил, что рассмотрение проекта переносится на следующее заседание. Любитель пьяной езды и борец за доброе имя выплеснул ярость на репортеров,

 

собравшихся у выхода. Я дал ему выговориться, а потом поинтересовался, почему законопроект совпал по времени с его неприятностями.

Честное слово, я думал, что у него глаза вылезут из орбит. Он сорвался на крик и прямо в камеру предложил открыть бар в моем районе. Осчастливить меня больше он не мог при всем желании. На пленке запечатлелись отличные кадры. Я был страшно горд, что мне удалось вывести чиновника из себя.

Недавно я видел телерепортаж об очередном политическом лидере, нарушившем этику и принцип эго. Влиятельный законодатель консультировал крупную фирму, которая заключала с данным штатом сделки на десятки миллионов долларов. Юрист утверждал, что консультировал ее только по проектам, осуществлявшимся за пределами штата, поэтому конфликта между интересами общества и фирмы не было.

И что? Неужели он рассчитывал, что репортеры успокоятся и не поставят под вопрос этичность его коммерческой деятельности? Несмотря на заявления чиновника, что его занятия абсолютно правомерны, журналисты продолжали о них рассказывать.

В конце концов законодатель потерял терпение. Он сказал, что, сколько бы раз его ни спрашивали об одном и том же, он даст прежний ответ. Задыхаясь от ярости, с красным от злости лицом, он выкрикнул в камеру: «Конфликта нет! Конфликта нет! Конфликта нет!»

 

О, как сладок успех... Несдержанность чиновника стала главной темой вечерних новостей. Вскоре он был вынужден расторгнуть прибыльный контракт. А потом коллеги сместили его с позиции лидера, которую он занимал очень долго.

Попробуйте надеть на Зверя ошейник, и он вас укусит. Репортеры ненавидят, когда их пытаются контролировать. Они с удовольствием

 

расправляются с теми, кто навязывает им свое мнение и свои слова. Это касается как скандалов, так и хороших новостей. Спросите любого репортера, пытался ли кто-нибудь из лидеров жестко контролировать освещение приятного события? Вы услышите сдавленный рык и бесконечный перечень имен. Если кто-нибудь из политиков заставлял меня делать о нем сюжет, я прилагал все усилия, чтобы гордец не попал в СМИ.

Помогите журналисту, и он вас полюбит. Действуйте авторитарно, и он вас погубит.

 

 

ПУСТЫЕ СЛОВА

Для людей, занятых в частном секторе, проблема контроля эго — это не следствие привычки управлять. Руководители и менеджеры так заняты, что им некогда продумывать стратегию работы со СМИ для каждого конкретного эпизода. К сожалению, бизнесмены даже не приняли бы время в подарок. Они оставили бы нераскрытую коробку на столе и уверяли бы себя, что и так все успевают. Так им велит эго. Я надеюсь, что моя книга поможет вам не совершить данной ошибки.

Серьезнее всего заблуждаются директора. Редкий глава компании сознает влиятельность СМИ. Я уж не говорю о том, как бизнесмены работают с медиа. Ни один управляющий не посмеет сказать, что имидж компании в СМИ не является для него приоритетным. Такая ересь привела бы к расторжению контракта. Однако между тем, что руководители говорят о работе со СМИ и что они действительно предпринимают, существует большая разница.

Недостаток подготовки объясняется тремя причинами. Во-первых,

директор свято верит, что общение с журналистами не входит в его обязанности. Для этого он нанял специалистов по пиару и маркетингу. Во-вторых, директор убежден, что, если ему понадобится выступить в СМИ, подчиненные проведут короткий брифинг и введут его в курс дела. В-третьих, общение с прессой для директора привычная необходимость. Он занятой человек, у него много срочной работы, но он давал массу интервью и делал это успешно. На самом деле зря он так уверен в себе.

Директор является лицом компании. Пиарщики и эксперты по маркетингу работают за сценой и общаются с журналистами нижнего или среднего уровня. Общение с представителями ведущих СМИ ложится на плечи высшего менеджмента. Тех, кто со мной не согласен, я спрашиваю: что может быть важнее для руководителя, чем забота о репутации фирмы? Многие это понимают, но не многие утруждаются работой с масс-медиа. Она заключается в исследовании рынка, специальной подготовке и постоянном участии в пиар-кампаниях.

Эта книга убедила вас, что работа с журналистами не похожа на другие задачи, которые вам приходится выполнять. Поведение Зверя определяется уникальным набором его недостатков и мотиваций, поэтому успешное общение с ним требует соблюдения определенных правил. Большинство принципов масс-медиа противоречат нашей интуиции, поэтому их часто нарушают. В итоге люди недовольны своим появлением в СМИ, хотя журналисты не хотели им навредить.

У репортера есть вопросы, у вас есть ответы — масса ответов. Это нарушение принципа простоты. Репортер звонит и просит интервью, вы даете его — здесь и сейчас. Нарушен принцип подготовки. Вы даете репортеру подробные, информативные ответы. Сами того не сознавая, вы нарушаете принципы эмоциональности, простоты, неординарности, доступности и повторения. Репортаж публикуется или выходит в эфир, вы рвете на себе волосы и ругаете Зверя за некомпетентность, хотя сами во всем виноваты.

 

Это убеждает руководителей, что интеллект, харизма и опыт покорят Зверя и позволят избежать его нападения. Эго лжет. Ума и харизмы недостаточно, чтобы выходить к СМИ. Не путайте опыт и мастерство.

 

ВЫ ДОЛЖНЫ ЭТО ЗНАТЬ

 

 

Я взялся писать эту книгу именно из-за принципа эго. Конечно, мое собственное эго тоже сыграло свою роль, но сейчас речь не обо мне, а о вас. Последние несколько лет я веду тренинги по принципам работы со СМИ и огорчаюсь из-за одной детали. Те, кто больше всего нуждаются в помощи, не хотят ее принимать. Чтение книги - отличный способ получить помощь так, чтобы об этом никто не узнал.

Я приглашал на тренинги всех, у кого есть желание и наличность, но руководители и высший менеджмент посещали меня не часто. Будучи ответственными лицами, они либо считали, что уже все постигли, либо боялись признаться в своем незнании.

Тренинги для отдельных организаций не решали проблемы. Большие начальники были слишком заняты, чтобы присутствовать: перед началом тренинга у них появлялись неотложные дела, и в лучшем случае они пару раз заглядывали в зал во время занятия.

Некоторые боссы нанимали меня для индивидуальных занятий. Они действительно стремились освоить принципы СМИ, но тоже отменяли или переносили наши встречи из-за «более важных дел». Обижался ли я? Нет. Это боссы рисковали, не имея надлежащих знаний, но общаясь со Зверем. Их эго могло быть серьезно уязвлено. Ричарда Никсона Зверь не пощадил.

 

Есть еще одна группа людей, позволяющих своему эго встать на пути образования. Это специалисты по маркетингу и связям с общественностью. Если вы принадлежите к одной из этих славных профессий, я понимаю, почему вам так страшно записаться на тренинг. Кто рискнет сказать боссу, что нуждается в тренинге по собственной специальности? Я бы даже не заикнулся об этом, ведь иначе босс усомнится в моей компетентности. Он проворчит: «Разве вы этого не знаете?»

Дело в том, что пиаром называют широкий спектр занятий — от написания статей до непосредственного общения с репортерами, внутренних контактов, подготовки мероприятий и сотен других задач. В связи с разнообразием дел мало кто из специалистов имеет достаточный опыт в сфере работы со СМИ. Мы говорили, что репортеры и редакторы часто жалуются на пиарщиков (см. «Принцип ресурсов»). Пиарщики сбивают их с толку и совершенно запутывают. Огромное количество людей, занимающихся пиаром, не имеет специального образования. Мало кто из пиарщиков работал на Зверя, хотя и карьера журналиста не гарантирует умелого общения со СМИ.

Опыт работы в масс-медиа иногда только мешает. Перепрыгивая через забор, разделяющий журналистику и пиар, можно упасть и больно удариться.

Если вы журналист, люди сами приходят к вам. Желая получить драгоценную известность, они обращаются с вами уважительно. Вы можете быть резки и неприветливы, и коллеги вас не осудят, а похвалят за прямоту. Вы можете допустить фактическую ошибку, и она сойдет вам с рук.

Вы перешли в пиар, и роли изменились. Вы теперь на месте людей, которые буквально ползали у вас в ногах. Это дается нелегко. Нужно отказаться от давних привычек, приобрести новые навыки, такие, как

умение смиренно просить. Думать, что, поработав журналистом, вы станете хорошим пиарщиком, так же смешно, как полагать, что, побывав клиентом магазина, вы станете хорошим управляющим. Меняя профессию, вы набьете немало шишек. Я это испытал на собственной шкуре.

 

 

ВПЕРЕД, КОВБОЙ!

 

 

Чтобы правильно использовать принцип эго, возьмите пример с ковбоя. Он приобретает уверенность в результате усердных тренировок и тщательной подготовки. Не стоит недооценивать Зверя, которого вы собираетесь оседлать. Относитесь к нему с величайшим почтением.

Для начала обуздайте собственное эго. Если вы примете эти меры предосторожности, Зверь будет к вам добр и пощадит вас даже в случае вашей ошибки. Проявите дерзость и самоуверенность, и Зверь вас растопчет.

Для многих вполне достаточно первых десяти принципов, позволяющих успешно, эффективно и без риска работать со СМИ. Не все собираются показывать чудеса храбрости и вступать в противоборство со Зверем. Большинству достаточно просто научиться управлять спокойным созданием, которое кусается лишь в крайних случаях. У него нет причин бросаться на тех, кто не делает глупостей. Однако Зверь предрасположен атаковать определенные группы людей. Кроме того, у него есть любимчики, которых он отчаянно защищает. Вскоре мы выясним, к какому из полюсов вы ближе.

ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ

У ЗВЕРЯ ВСЕ НОГИ ЛЕВЫЕ

 

В основу журналистики положен принцип объективности. Репортеры призваны информировать публику о событиях, ничего не добавляя и не утаивая. Они должны излагать все как есть, вне зависимости от собственных политических и культурных взглядов, а также жизненной позиции. Это замечательный идеал. Он пока не достигнут.

Большинство СМИ имеют либеральный уклон. На это у них четыре причины: две фундаментального характера и две — практического.

Во-первых, глупо надеяться, что люди смогут полностью отстраниться от своих убеждений. Это невозможно. Объективность — идеал, к которому нужно стремиться, но полная объективность недостижима.

Во-вторых (см. «Природа Зверя»), мы говорили о том, что основная масса журналистов проявляет либеральные склонности. Соответственно они выбирают для репортажей сюжеты, которые значимы, с их точки зрения, и освещают их в соответствии со своим мироощущением. Уклон в левизну так силен, что, как я подозреваю, у Зверя обе ноги левые.

В-третьих, стремление к объективности часто входит в противоречие с не менее важной задачей СМИ — защищать слабых и атаковать благополучных. Зверем владеет навязчивая идея найти и утешить обиженных. В своем желании помочь униженным и оскорбленным Зверь выделил целые группы несчастных, нуждающихся в его участии.

В-четвертых, и это самое важное, либеральные истории, как правило, отвечают всем принципам СМИ. Стонущие, жалкие и агрессивные находятся в выгодном положении, потому что их высказывания неординарны, эмоциональны и просты. Тот, кто в массовом сознании воспринимается как благополучный, должен потрудиться, чтобы защитить свое мнение. Обычно он не располагает сюжетом, построенным по принципам НЭП.

Вам предстоит понять, какой смысл СМИ вкладывают в понятие «справедливость». Зверя клонит влево, и в левом кармане он прячет огромный камень. Я говорю о Манхэттене.

 

УМ И СЕРДЦЕ ЗВЕРЯ

 

 

Если Вашингтон является политическим центром планеты, то Манхэттен — это квинтэссенция того, что мы называем масс-медиа. В крошечной географической точке работают 10 000 журналистов; это ничто по сравнению с количеством репортеров в остальной части Америки и тем более в мире. Однако именно Манхэттен задает тон в журналистике. Лос-Анджелес, Мехико, Токио, Лондон, Париж и Сидней всего лишь пажи при своем короле. В Манхэттене находятся офисы всей медиаэли-ты, получившей свой титул уже в 1986 году. Здесь базируются крупнейшие информационные агентства и издания: Fox News Times, Associated Press, Wall Streer Journal, New York Times и многие другие. Я назвал лишь нескольких гигантов.

 

ЛЕВАЯ НОГА

 

 

Для атаки 11 сентября 2001 года террористы выбрали Манхэттен. Эта мишень очевидна. Как вселить больший ужас в сердца жителей свободного мира, если не атаковать центр медиавселенной?

Следующий удар также был нанесен по ведущим информационным службам. Именно туда в первую очередь были отправлены конверты с вирусами сибирской язвы. Страх Зверя стал нашим страхом и перерос в панику.

Через месяц после обнаружения первого конверта умерли всего четыре человека и заразились совсем немногие. Их болезнь поразила только кожу и была вполне излечима. Несмотря на крошечное число жертв, об угрозе заражения было сделано больше репортажей, чем о войне в Афганистане, которая унесла жизни множества американских солдат. Даже новости о работах на месте Всемирного торгового центра отошли на второй план.

Крупные агентства были особенно возмущены тем, что террористы выбрали их своей целью. По заявлению Тома Брокоу из NBC, его ярость была так велика, что он не мог найти приличных слов. Питер Дженнингс из AВС высказался примерно так же. Любопытно, что никто из сотрудников СМИ не заболел, и все же Брокоу и Дженнингс кипели от злости больше, чем когда рухнули башни-близнецы и под обломками погибли тысячи людей.

Безусловно, трагедия с сибирской язвой важна, как и любые события, связанные с биологическим оружием. Однако ее значимость не идет ни в какое сравнение с терактом 11 сентября или борьбой с террористами. Ажиотаж вокруг конвертов объясняется тем, что журналисты тоже люди. Они рассказывают о том, что их волнует и что к ним ближе.

Сосредоточение влиятельных СМИ в одном районе приводит к тому, что журналисты живут в своем обособленном мире и рассказывают именно о нем. Они приезжают в Манхэттен с определенным набором убеждений и моральных ценностей. Здесь их взгляд на мир меняется, Нью-Йорк представляется им центром вселенной, а у этого города заметный левый уклон. Он больше тяготеет к либералам, чем к консерваторам. СМИ не только отстаивают мнение либералов, но и уделяют больше внимания интересующим их проблемам: правам сексуальных меньшинств, расизму, абортам и прочему.

Яркий пример этого — история 13-летнего Джесса Деркхайзинга. В сентябре 1999 года мальчика похитили, накачали наркотиками, изнасиловали, пытали и зверски убили двое гомосексуалистов. В СМИ об этом не сказали ни слова. Примерно тогда же и при похожих обстоятельствах был убит студент университета Вайоминга Мэтью Шепард. На сей раз роли распределились прямо противоположным образом: жертвой был гомосексуалист, убийцами — люди нормальной ориентации. Об этой трагедии СМИ кричали во весь голос.

Washington Post разместила на первой странице статью, в которой сравнивала два убийства и их освещение в прессе. Потом об этом же заговорил гость известного ток-шоу, представитель исследовательской организации Media Research Center. Было решено, что масс-медиа в очередной раз продемонстрировали свой либеральный уклон. Поразительный контраст между оглаской, которую получили убийства, стал темой многочисленных статей в Интернете и бесед на радио. Тем не менее СNN и New York Times больше года умалчивали о преступлении, совершенном «голубыми».

Первым о нем решился рассказать известный репортер-гомосексуалист Эндрю Салливан, В апреле 2001 года ЛВС показала два длинных сюжета о деле Деркхайзинга, рассказав и об убийстве, и о причинах молчания. Салливан заявил: «По-моему, ясно, что масс-медиа умолчали об истории, чтобы не разжигать неприязнь к "голубым"».

Аарон Браун подытожил, что рассказ об убийстве Деркхайзинга не затронул бы острых проблем — статуса сексуальных меньшинств и дискриминации. Соответственно, сюжет получился бы неинтересным. Браун высказался так: «Это прозвучит цинично, но множество убийств, совершенных людьми стандартной и нестандартной ориентации, не попадают в СМИ именно потому, что кажутся медиаэлите банальными, понятными и скучными».

Сам того не сознавая, Браун сформулировал закон функционирования СМИ. Либеральные наклонности медиа-элиты настолько сильны, что традиционный взгляд на мир отвергается. За ним не признается право на существование, его просто не замечают.

Левый уклон во взглядах СМИ довольно ярко проявляется в религиозных вопросах. По данным исследовательского центра Rew, в середине 1990-х годов 60% американцев считали, что личные убеждения журналистов мешают им освещать такие темы, как семья и религия. Критику признали справедливой 40% опрошенных журналистов. По данным параллельного исследования, почти половина аудитории американских СМИ полагает, что репортажи о религии худшего качества, чем остальные. Респондентов также спросили, не считают ли они, что журналисты настроены против религии. 56% ответили утвердительно, и 46% журналистов признали свои предубеждения.

Неудовлетворительное качество репортажей на религиозные темы объясняется очевидным фактом. В штате масс-медиа нет людей, которые хорошо разбираются в данном вопросе. Невозможно за день постичь доктрину христиан, иудеев, мусульман, буддистов и других верующих. Больше того, люди склонны думать, что они разбираются в том или ином вопросе своей или чужой веры, но иногда заблуждаются.

Грамотно рассказать о религии может только специалист, а информационные агентства не нанимают таких людей. Ни в одной из ведущих телерадиокомпаний нет эксперта по религиозным вопросам. Пегги Вемейер из ЛВС была исключением, но в октябре 2001 года компания отказалась продлить ее контракт.

Информационные агентства не готовы профессионально рассказать о религии, поэтому они стараются избежать этой темы. Специалисты из Media Research Center подсчитали, что религиозные события занимают меньше 1% эфира информационных программ.

Не все, но подавляющее большинство СМИ склонны к либерализму. Масс-медиа перекраивают свой эфир по меркам Манхэттена. Если преступника ждет смертная казнь, журналисты будут рассказывать о его родственниках и переживаниях, но не покажут семьи пострадавших. Освещая дебаты о свободном ношении оружия, они замалчивают или высмеивают опасения, что оружие может быть использовано незаконно. Либеральный уклон СМИ заметен в репортажах об абортах, экологии и межрасовых конфликтах.

 

 

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ СМИ

 

 

Левизна взглядов медиаэлиты подтверждается множеством фактов. В политических вопросах уклон влево еще значительнее, причем он оказывает влияние на позицию государственных деятелей. Мы не будем углубляться в детали, позвольте мне лишь привести некоторые статистические данные и примеры из жизни.

Ведущему информационных программ СВ8 Дэну Разеру никак не удается скрыть свой либерализм. Весной 2001 года он выступил на мероприятии, организованном Демократической партией для сбора средств. Разер подвергся яростным нападкам со стороны консервативных СМИ и раскаялся: «Я поступил необдуманно. Мне не стоило появляться на этом мероприятии».

Давая интервью Биллу О'Рилли, Разер ответил на вопрос о президенте Клинтоне: «Я думаю, он честный человек... По-моему, можно быть честным и лгать о чем угодно». Журналист открыто восхищался политическими действиями первой леди и ее талантом «нравиться толпе». Он не одинок на СВS. Другим корреспондентам также нелегко изображать объективность.

Брайан Гамбел — еще один либерал, который ничего не может с собой поделать. Оператор СВ8 случайно заснял, как после беседы с консерватором из организации по защите семьи Гамбел бормочет: «Идиот!»

В другой раз свои либеральные взгляды продемонстрировала коллега Гамбела по программе — Джейн Клей-сон (а может быть, это взгляды продюсера). Она спросила конгрессмена из Оклахомы (республиканца): «Вам, как афроамериканцу, не противно поддерживать Дика Чени, голосовавшего против освобождения Нельсона Манделы?» Это был коварный вопрос, потому что Чени, кстати, как и большинство демократов, голосовал не против освобождения, а против поддержанного коммунистами Африканского национального конгресса.

Если вы хотите получить дополнительную информацию о либеральных пристрастиях медиа, прочтите книгу откровений Бернарда Голдберга «Убеждения: как СМИ передергивают факты; взгляд изнутри СВS» (Bernard Goldberg. Bias: ACBS Insidez Exposes How the Media Distort the News). К большому огорчению бывших коллег, 28-летний ветеран СВS вываливает ворох грязного белья на всеобщее обозрение.

Я мог бы привести еще массу цитат и примеров, но так ли это необходимо? Если я вас не убедил, обдумайте результаты опроса, проведенного в 1992 году среди репортеров и руководителей вашингтонских СМИ. 89% голосовали за демократа Билла Клинтона, и только 7% за Джорджа Буша-старшего. За восемь лет процент демократов среди сотрудников СМИ не изменился. В 2000 году журнал о прессе Editor & Publisher пришел к выводу, что «2/3 опрошенных, говорящих о предвзятости СМИ, считают, что масс-медиа поддерживают Гора».

Даже политолог Демократической партии Чарльз Кук не стал отрицать, что СМИ всецело на стороне Альберта Гора. «Когда рейтинг Гора понизился, журналисты забили тревогу. Они нашпиговали репортажи собственными политическими взглядами и убеждениями. Это было нелицеприятное зрелище».

Больной темой для медиаэлиты является снижение налогов. Только послушайте, что журналисты кричат о налоговой политике Буша-младшего. Заметим, что Национальный союз налогоплательщиков признал сегодняшние изменения незначительными по сравнению со снижением, проведенным Рейганом и Кеннеди. Больше того, экономисты-консерваторы одобряют решение Буша. В 2001 году Джонатан Алтер из Newsweek назвал план президента «самым безответственным законопроектом за последние годы». Он заявил, что любой экономист сочтет безответственным решение уменьшить налоги. Маргарет Карлсон из Time назвала снижение налогов откровенной глупостью: «Единственное, чем можно объяснить снижение налогов, — это низкий коэффициент умственного развития президента».

Все крупные компании были предвзяты. Media Research Center проанализировал все сюжеты о снижении налогов, вышедшие в вечерних новостях АВС, NВС и СВS с 20 января по 31 марта 2001 года. Исследователи заключили, что мнение либералов (снижение налогов «колоссальное» или «огромное») цитировалось в 5 раз чаще, чем мнение консерваторов (снижение незаметно для бюджета страны). Анализ показал, что ведущие новостей 30 раз выразили личное отношение к проекту, назвав снижение «серьезным» или «очень серьезным». Лидировал Дэн Разер. По сообщению агентства, ни один ведущий не назвал снижение умеренным или незначительным. Не был упомянут и тот факт, что 5% американцев выплачивают в казну больше 50% всей суммы налоговых поступлений.

Как я уже говорил, не все СМИ проявляют либеральные склонности. Большинство ток-шоу на радио ведут консерваторы. Среди них королем является Раш Лимбо. Его программы ежедневно занимают три часа эфирного времени 600 радиостанций во всех штатах и на Гуаме. Летом 2001 года Лимбо внезапно потерял слух, и скоро он вынужден будет оставить работу, но его место займут другие. Убежденный консерватор д-р Лаура Шлезингер уже пользуется авторитетом. Однако ее попытка покорить телевидение провалилась, и ниже я расскажу вам почему.

Многие радиостанции транслируют ток-шоу Лимбо и Шлезингер, занимая остаток времени выступлениями местных консерваторов и журналистов, разделяющих правые взгляды. Однако радио не закрыто для либералов. У них есть своя станция, известная как NРR.

Все знают о предвзятости масс-медиа и их любви к либералам, но СМИ делают вид, что ничего такого не существует. Вы тоже можете не считаться с их предпочтениями. В конце концов, бог с ней, с элитой, вы же работаете на местном уровне. У местных информационных агентств нет либеральных симпатий. Или есть?

 

НЕОСОЗНАННЫЙ ЛИБЕРАЛИЗМ

 

 

Я с уверенностью заявляю, что немногие из сотрудников местных СМИ стремятся навязать обществу либеральные взгляды. Тем, кто взял на себя эту миссию, не часто выпадает случай поднять свое знамя. Американские репортеры региональных масс-медиа большую часть времени посвящают локальным событиям, у которых нет идеологической нагрузки. Кроме того, журналисты скромных СМИ недолюбливают лидирующие агентства. Они следят за репортажами медиагигантов и осуждающе качают головами.

Особенно резко настроены издатели газет. Их чувства выплеснулись в марте 2001 года, когда практически весь номер журнала Columbia Journalism Review был посвящен тому, каким образом Манхэттен диктует свою позицию всем информационным бюро США. Через десятки статей красной нитью проходила мысль о том, что СМИ со штаб-квартирой в Нью-Йорке видят и рисуют искаженную картину мира.

Сандра Миме Роу из Орегона писала: «Многое из того, что мы читаем, чему доверяем и на что полагаемся, исходит от Нью-йоркских медиаправителей. Однако в культурном плане они порой так далеки от американского народа, что для н







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-25; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.167.166 (0.026 с.)