ТОП 10:

Общественный строй англосаксонских королевств



 

Источниками для суждения о том, что представляли собой социальные и экономические отношения англосаксонских королевств, служат прежде всего англосаксонские «Правды» (законы Кента, Уэссекса и др.). Большой интерес для характеристики общественных отношений англосаксонских королевств представляет «Сага о Беовульфе» — эпос, ядро которого возникло, очевидно, задолго до конца VII в. или, во всяком случае, не позднее конца VIII в. Сага проникнута языческим духом и отражает весьма архаичные отношения, свойственные германским племенам эпохи переселения их на Британские острова. Описание подвигов героя Беовульфа и его борьбы с чудовищем Гренделем и с драконом, описание дружины, ее пиров, обстановки, оружия — все это дает историку богатейший материал.

Германские завоеватели принесли в Британию соседскую общину — марку. На захваченной земле англы, саксы и юты ставили усадьбы, входящие в общины, которым и принадлежала земля. Земля давалась общинам при разделе ее после завоевания. Верховным распорядителем земли был король того или иного племени. Он делил и распределял землю от лица племени, за которым оставалось право собственности на землю. Король давал землю не только общинам, но и вождям, родовой знати, воинам.

Община распределяла землю для обработки между своими членами. Надел общинника — керла, человека свободного, составлял одну гайду. Величина гайды была различной в разных районах, но в среднем равнялась 48–50 гектарам. Структура англосаксонской общины была типичной структурой германской марки. Гайдовые наделы находились в наследственном пользовании общинников и не представляли собой цельных кусков земли; они состояли из многих полос, разбросанных по полям взятых под обработку конов (участков). Каждый кон делился на два или три поля (в зависимости от того, двухпольная или трехпольная система была принята в данной общине): озимое, яровое и поле под паром. В каждом поле каждого кона каждый общинник получал по одной полосе. Совокупность полос, данных общиннику, и составляла его пахотный надел. Землю пахали крестьяне тяжелым плугом, в который запрягали по две, а то и по три пары волов. Помимо пахотной земли, община имела так называемые общинные угодья: луга, пастбища, воды и леса. Они находились в совместном пользовании всех общинников.

Пахотные наделы подчинялись действию системы открытых полей, суть которой была в том, что после снятия урожая все поля становились общинным выгоном. Для того чтобы не страдали интересы общины, на всех полосах одного поля, принадлежавших разным общинникам (чересполосица), сеялось одно и то же и в одинаковые сроки (принудительный севооборот). Открытые поля, чересполосица и принудительный севооборот — это три обязательных признака общины. Так же, как и сама община, они сохранятся и после установления феодальных отношений и продержатся вплоть до эпохи первоначального накопления (XVI в.). Для VI–VIII вв. характерно равенство наделов. К концу периода этот порядок начинает нарушаться.

Если у керлов надел состоял из одной гайды, то представители родовой знати — эрлы имели поместья в сорок гайд, а королевские дружинники-гезиты (позднее тены) — не менее пяти гайд.

По англосаксонским «Правдам» за убийство человека убийца уплачивал вергельд, размеры которого соответствовали положению убитого. Система вергельдов дает представление о социальном строе англосаксонской эпохи. За убийство керла полагался вергельд в 200 шиллингов. Вергельды практически выплачивались скотом, причем за 3 шиллинга отдавали одну корову. Таким образом, за убитого керла платили 66 коров; за убийство эрла (крупного землевладельца) — 400 шиллингов, а с конца VII в. уже больше — 600 шиллингов; за королевского дружинника-гезита, владеющего землей, — 1200 шиллингов, а за дружинника, не владеющего землей, — 600 шиллингов. Помимо свободных крестьян-общинников англосаксонского происхождения — керлов, были крестьяне кельтского происхождения — леты, или уили. Они находились в зависимом состоянии и за них платили от 40 до 80 шиллингов. За убийство раба платили не вергельд, а штраф, который шел его господину. За убитого уиля вергельд шел господину и родовому союзу, к которому принадлежал уиль. Вергельд же за свободного делили между отцовским (2/3) и материнским (1/3) родом. Поскольку родовые связи во время завоевания оказались нарушенными, свободные образовывали союзы (гильдии) для совместной защиты. Члены гильдии в случае убийства собрата выступали как обвинители.

Основная масса крестьян — это свободные керлы. Они работали на общинных наделах, которые находились у них в наследственном владении. На землях эрлов и гезитов работали уили, получавшие за это от господина надел для прокормления. Рабы были преимущественно дворовыми слугами.

 

Бокленд

 

В VIII в. из земли, принадлежащей племени (фолькленд), король начинает делать пожалования своим дружинникам. Эти пожалования оформляются грамотами, и пожалованная земля именуется боклендом. Первоначально по грамоте жаловались судебные и финансовые права над населением определенной территории, а затем к владельцу грамоты переходила и сама земля.

И с населения фолькленда, и с владельцев бокленда король требовал несения трех повинностей: военной, повинности чинить мосты и дороги и службы по поддержанию укрепленных пунктов.

 

Государственный строй

 

Дела общины (хозяйственные, административные, судебные определенных категорий) решались на сельском сходе. Административным лицом был староста.

Несколько общин объединялись в округа, называвшиеся сотнями. Дела сотни решались на народном собрании сотни, на котором главную роль играли (с IX в.) 12 старших тенов — наиболее почтенных и богатых представителей общин, входивших в эту сотню. Несколько сотен объединялись в графства, зачастую бывшие прежде самостоятельными королевствами, а затем утратившие свою независимость. Дела графства решались на народном собрании графства — фолькмоте. Особое значение имела судебная функция такого собрания. Графство возглавлял элдормен. Несколько графств составляли королевство. Во главе королевства стояли король и магнаты (уитаны), по временам собиравшиеся на совет уитанов (мудрых) — уитенагемот. Положение короля в начале VI в. было немногим выше положения эрла или военного вождя; даже вергельд за его убийство немногим превышал вергельд за убийство эрла. Но затем вергельд за короля повышается. В Мерсии в VII–VIII вв. он достигает 7200 шиллингов, а позднее за убийство короля уже полагается смертная казнь, что бесспорно свидетельствует о повышении статуса короля.

Все свободные саксы были воинами: они имели оружие и обязаны были служить в ополчении, которое называлось фирдом. Фирд играл очень большую роль даже на фоне постепенного возрастания роли королевских дружинников.

Королевские доходы были, по существу, доходами частного земельного магната. Только позднее к этим доходам прибавились «датские деньги» (налог для уплаты выкупа датчанам). Из семи англосаксонских королей в эпоху гептархии один король считался старшим и носил титул бретвальда. У бретвальда были значительные поместья в подчиненных (младших) королевствах; он также имел право получать дары от младших королей.

 

Жилища и одежда

 

Жили саксы в бревенчатых домах. Прямоугольный двор с хозяйственными постройками и дом были окружены бревенчатым палисадом. Центр дома — холл. В холле — очаг, около которого место хозяйки. Вдоль стен скамьи. Иногда стоял стол, а чаще на время трапезы вносили козлы и на них клали доски; по окончании трапезы их уносили. На небольшом возвышении во главе стола сидел хозяин дома. По бревенчатым стенам было развешано оружие и щиты. Такова была усадьба и эрла, и дружинника, и простого керла. Различие было только в размерах усадьбы, в количестве слуг, чаще всего рабов, в большем или меньшем богатстве утвари и оружия.

Иначе жило зависимое население кельтского происхождения. Их дома были слеплены из глины, крыты соломой или тростником, не имели окон.

Одежда сакса — туника, куртка, штаны, плащ. Иногда на изображениях того времени можно видеть людей и с голыми ногами. Женщины носили длинные рубашку, платье и плащ. Оружие — мечи, копья, лук со стрелами. Изображения одежды и оружия мы находим на рельефах, которыми украшены дошедшие до нас шкатулки, на миниатюрах старинных рукописей, на каменных крестах. Эти огромные каменные кресты, покрытые резьбой и руническими[2]надписями, встречаются на севере и в других районах Англии до сего времени; самые древние датируются VII в.

 

Норманны

 

С конца VIII в. на Британские острова начали совершать набеги даны — собственно датчане и норвежцы. Тех и других обычно называют норманнами. На англосаксонские королевства нападали в основном датчане, а на Ирландию и Шотландию — норвежцы. В 793 г. датчане разрушили монастырь в Линдисфарне. Монастырь этот славился как центр благочестия и учености. Его монахи были известны далеко за пределами Британии. Великолепные образцы рукописного искусства прославили Линдисфарнский монастырь. Особенно большой известностью пользуется уцелевшее Линдисфарнское евангелие с изумительными по тонкости работы и краскам миниатюрами и орнаментом.

После смерти короля Оффы (796) набеги датчан участились. Они колонизовали Шетландские и Фаррерские острова, которые очень скоро стали их базой. Датчане в основном искали в своих набегах богатую добычу, а наиболее богатой была в те времена Ирландия. Поэтому именно она стала в начале IX в. основным объектом нападений этих морских разбойников. Когда же Ирландия перестала давать добычу, норманны направились на юг Франции, а в 30-х годах IX в. начали совершать набеги и на Англию. Набеги сопровождались пожарами и убийствами. Норманны грабили нещадно города, монастыри и села, захватывали в плен людей, обращая их в рабство. Повсеместно они восстанавливали языческую веру и истребляли христианское духовенство. Весть о приближении норманнов вызывала панику, жители, бросая все, спасались бегством.

В Мерсии в это время шли жестокие усобицы. В Уэссексе же установилась твердая власть Экберта (825–839). До 825 г. о нем сохранилось мало сведений. В 825 г. Экберт начал борьбу с Мерсией и, одержав победу при Элландуне, отобрал у Мерсии весь южный берег Темзы. Вскоре против Мерсии подняла восстание Восточная Англия, и могущество Мерсии пошатнулось. В 829 г. Мерсия покорилась Экберту, рассчитывая на связь с континентом через кентские порты и Лондон. Экберт еще раньше присоединил к своим владениям Кент. Может быть, в победе Уэссекса сыграла роль и реорганизация ополчения (фирда). Всего же вероятнее, что Мерсия подчинилась Уэссексу, рассчитывая, что найдет в лице Экберта сильную власть, которая сможет дать отпор датским набегам.

В 30-х годах IX в. норманны активизировались и в 836 г. даже прогнали Экберта с поля боя при Гармоуте. Экберту все же удалось нанести норманнам поражение на следующий год при Хенгистдуне, но его преемнику королю Уэссекса Этельвульфу пришлось вести отчаянную борьбу, отбивая нападения норманнов. В 842 г. норманны устроили «большую резню» в Лондоне и Рочестере. Лондон был сожжен. Франкский хронист пишет, что норманны оставили в Лондоне только те дома, которые заплатили выкуп. В 850–851 гг. большая армия датчан перезимовала в Англии, на острове Танет. На следующий год король Уэссекса Этельвульф одержал победу над ними в битве при Аклее. До 866 г. было относительно спокойно, если не считать двух рейдов норманнов — в 854 и 860 гг. Но в 866 г. (началось вторжение в сентябре 865 г.) «великая армия язычников пришла в землю англов» и осталась на зиму в Восточной Англии. На этот раз норманны были на конях. Они заключили с королем Восточной Англии мир, а осенью 866 г. двинулись дальше. Это нашествие норманнов имело не меньшее значение, чем последующее датское завоевание X в. В 866 г. норманны пошли на север к Йорку. В Нортумбрии они быстро одержали победу, так как там шли усобицы. «Армия совершала набеги и повсюду было кровопролитие и горе. Они разрушали церкви и монастыри огнем и мечом. Уходя, оставляли голые стены без крыш». Завоеватели опустошили Дейру и пограничные области с Берницией.

В 867 г. под ударами датчан окончательно пала Нортумбрия, в 868 г. они напали на Мерсию. Король Этельред пошел навстречу датчанам и заключил с ними мир. После этого датчане отправились на Восточную Англию и покорили ее. Короля Эдмунда они убили стрелами, а их предводитель Гутрум занял его престол. Мерсия стала платить дань и признала верховенство завоевателей. В этих условиях королевству Уэссекс надо было вести борьбу уже не за власть, а за существование.

Успехи датчан зависели от многих причин: это и усобицы между англосаксонскими королевствами, и внутренние неурядицы в этих королевствах и, наконец, чисто военное превосходство датчан, выражавшееся в том, что у них было лучше оружие. В Скандинавии было много железа и завоеватели имели в изобилии боевые топоры, длинные мечи, железные шлемы, щиты, кольчуги. Они приплывали к берегам Британии на длинных многовесельных судах, вмещавших до ста человек. По суше они передвигались на конях, которых привозили с собой. Захватывая определенную территорию, они сразу же строили на ней форты, окруженные частоколом.

У англов и саксов основным оружием были дротики. Мечи у них были более короткие, а латы кожаные. Флот англосаксов был ничтожен по сравнению с флотом датчан.

Таким образом, к концу 60-х годов IX в. значительная часть англосаксонской территории уже была в руках завоевателей и само существование такого королевства, как Уэссекс, оказалось под угрозой.

 

 

Англосаксонские королевства в VI–IX вв.

 

 

Глава III

Правление Альфреда







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-24; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.51.69 (0.009 с.)