ТОП 10:

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АППАРАТ РОССИИ В ПЕРВЫЙ ГОД ВОЙНЫ. СОЗДАНИЕ ПЕРВЫХ ОБЩЕРОССИЙСКИХ БУРЖУАЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИИ



Россия вступила в войну 19 июля 1914 г. Первый год войны ха­рактеризуется приспособлением правительственного аппарата к вой­не. Это нашло выражение прежде всего в создании полевого военного аппарата с соответствующими изменениями в военных учреждениях в центре (Военное и Морское министерство) и на местах (военно-окружные управления). В первый год войны царизм пытался сосре­доточить в своих руках руководство всеми военно-хозяйственными делами с незначительным допуском буржуазной общественности лишь в военно-санитарное дело (земский и городской союзы).

С начала войны был создан полевой военный аппарат. Разработка нового положения о «Полевом управлении в военное вре­мя» началась еще осенью 1906 г. и проводилась в нескольких бюро­кратических комиссиях, но лишь за 3 дня до начала войны была утверждена царем.

Столь длительная разработка «Положения» объяснялась отсутст­вием в 1905—1909 гг. единого военного централизованного ведом­ства, отвлечением армии от ее непосредственных задач на выпол­нение полицейско-карательных функций, косностью большей части генералитета, отсутствием с их стороны заботы о современной подго­товке войск.

«Положение» определило устройство Ставки верховного главно­командующего и всего полевого аппарата на фронтах. Во главе всех

[295]

 

армий России закон ставил ответственного только перед царем вер­ховного главнокомандующего, при котором и сосредоточивался весь аппарат Ставки[221], Основной структурной частью в Ставке являлся штаб во главе с начальником. В штаб входили управления: генерал-квартирмейстера, дежурного генерала, начальника военных сообщений и военно-морское. Впоследствии аппарат Ставки возрастал: появилась Дипломатическая канцелярия по гражданскому управлению, Управ­ление авиации и воздухоплавания и др.

Комплектование руководства Ставки оказалось неудачным. Вер­ховным главнокомандующим был назначен дядя царя — посредствен­ный кавалерийский генерал великий князь Николай Николаевич, пло­хо разбиравшийся в современных принципах стратегии и тактики и не способный обеспечить взаимодействия родов войск. Начальником штаба при нем был назначен бездарный генерал Н. Н. Янушкевич.

Несколько армий, предназначенных для достижения одной страте­гической пели, составляли фронт. Во главе армий фронта стоял глав­нокомандующий, которому подчинялся большой полевой аппарат фронта (штаб управления). В самом начале войны было создано только два фронта: Северо-Западный и Юго-Западный. Осенью 1914 г. появляется Кавказский фронт. В 1915 — 1916 гг. число фронтов воз­растает до пяти. На каждом фронте действовало несколько армий, подразделявшихся на корпуса, корпуса делились на дивизии, диви­зии — на бригады, бригады — на полки и т. д. Фронты, армии, кор­пуса, дивизии имели своих командующих, штабы, отделы. Аппарат армии был довольно сложным.

Война вызвала изменения и в аппарате Военного министерства. С объявлением войны заработал мобилизационный аппарат. На осно­вании царского манифеста Главный штаб разослал приказ с соот­ветствующими указаниями согласно мобилизационному расписанию; управления воинских начальников известили запасных о мобилизации в армию; воинские присутствия произвели их медицинское освиде­тельствование; военно-окружные штабы стали формировать призван­ных в маршевые батальоны и т. д.

Война на первом этапе не вызвала изменений в высшем пра­вительственном аппарате. Однодневные заседания Государ­ственной думы и Государственного совета 26 июля прошли под зна­ком доверия правительству. Открывший чрезвычайное заседание Думы М. В. Родзянко произнес торжественную речь о «единении русского царя с верным ему народом»[222]. Его поддержали представители всех фракций, кроме социал-демократов. Огласив общую декларацию, раз­облачавшую политику правительства, осудившую войну, и противо­поставив ей международную солидарность трудящихся, большевист­ская и меньшевистская фракции покинули заседание Думы, не при­няв участия в утверждении военного бюджета.

[296]

 

Большевики выступали против войны не только в Государствен­ной думе. Они развернули подпольную работу, направленную на ор­ганизацию масс для борьбы против войны.

Вскоре (5 ноября 1914 г.) члены большевистской фракции были арестованы, после двухмесячного следствия судимы особым присут­ствием Петроградской судебной палаты с участием сословных засе­дателей и 13 февраля 1915 г. приговорены по части I статьи 102 Уголовного уложения на пожизненную ссылку в Туруханский край.

В июле— августе 1914 г. по инициативе буржуазии и обуржуа­зившихся помещиков были созданы общероссийские организации: Всероссийский земский и Всероссийский город­ской союзы, которые получили первоначально скромные права в области военно-санитарного дела.

Созданный на съезде представителей земств 30 июля Всероссий­ский земский союз объединил земские учреждения 41 губернии. Его высшим органом являлся съезд уполномоченных земств (по два упол­номоченных от каждой земской губернии: от губернского земского собрания и губернской земской управы). Между съездами делами союза ведал Главный комитет из десяти членов во главе с главноуполномоченным. Первым главноуполномоченным был тесно связан­ный с буржуазными кругами помещик князь Г. Е. Львов. Роль мест­ных органов союза выполняли чаще всего губернские земские управы[223].

Всероссийский городской союз был организован на совещании го­родских голов 8—9 августа 1914 г. Он состоял из съезда уполномо­ченных от органов городского «самоуправления», Главного комитета из десяти членов, областных, городских и фронтовых комитетов. Главноуполномоченным этого союза был городской голова Москвы крупный капиталист М. В. Челноков, а его товарищами — А. И. Гуч­ков и М. И. Терещенко.

В ходе войны эти союзы стали расширять свою компетенцию от заведования военно-санитарным делом до снабжения армии всем не­обходимым.

В структуре главных комитетов этих союзов появляются такие от­делы, как заготовительный, продовольственный, эвакуационный, са­нитарный, врачебно-питательных пунктов и т. д. Руководящая роль в союзах принадлежала буржуазии и связанным с капиталистиче­ской деятельностью помещикам, заинтересованным в обогащении на военно-хозяйственных делах. Несмотря на скромные хозяйственно-административные функции союзов, их создание и дальнейшее рас­ширение их прав свидетельствовали о возраставшем значении буржуазии в государственности Россия.

Внешне первый год войны вызвал на почве шовинистических на­строений сплочение господствующих классов вокруг трона, известную стабилизацию абсолютизма в России. Государственная дума после единственного заседания 26 июля была созвана только в конце 1915 г.

[297]

 

(27—29 января), а потом не собиралась до лета 1915 г. Это давало возможность правительству широко использовать 87 ст. Основных за­конов. Законы военного времени открывали широкий простор для деятельности органов администрации, полиции, жандармерии и цен­зуры, облегчали и упрощали судопроизводство. Относительно ста­бильным был и состав «кабинета» министров самодержавного монар­ха — все основные министерские посты занимали лица, назначенные еще до войны.

Отсутствие «законодательных» палат, интенсивная деятельность самого правительства, более суровые порядки в стране создавали ви­димость возвращения всей государственности России к порядкам и временам до первой русской революции. Но это была только види­мость государственного единства и благополучия. Самодержавная мо­нархия и ее государственный аппарат продолжали разлагаться. При дворе хозяйничал и распоряжался Г. Распутин; его влияние значи­тельно возросло, что окончательно компрометировало царский режим.

Советы Распутина по всем вопросам внутренней и внешней по­литики воспринимались как беспрекословные указания[224]. Даже его пьяные разгулы не могли поколебать к нему доверия царской четы. Товарищ министра внутренних дел и командир корпуса жандармов

B. Ф. Джунковский, подготовивший и предоставивший царю в августе 1915 г. доклад о скандальных кутежах и похождениях Распутина, был отстранен со своего поста; его место занял ставленник Распутина C. П. Белецкий.

При Распутине и императрице Александре Федоровне сложился влиятельный кружок, в который входили придворное лицо — фрей­лина двора А. А. Вырубова, авантюристы — князь М. М. Андронников, доктор «тибетской медицины» П. А. Бадмаев, директор правле­ния русско-французского банка Д. Л. Рубинштейн, банкир И. П. Манус, бывший агент Департамента полиции И. Ф. Манасевич-Мануилов и др.

Уже в начале 1915 г. это германофильское окружение императ­рицы делает первые попытки тайных сношений с Германией и Австро-Венгрией[225].

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.88 (0.006 с.)