ТОП 10:

В которой содержаться ехидные замечания по поводу содержания части 1 «Небо начинает хмуриться» главы 4 «Прежде чем перегореть ярче лампочка горит» книги А.А. Бушкова.



«В 1837 г. с Севера пришел очередной финансовый кризис. Банк Филадельфии, где хранились государственные вклады, заигрался - не платил государству процентов по вкладам, хотя обязан был, да вдобавок распоряжался этими вкладами, как заблагорассудится. С помощью хитроумных махинаций, на которые банкиры были большие мастера, в долговой кабале оказалось множество и южных плантаторов, и северных фермеров. Те и другие подняли страшный шум, требуя справедливости. В конце-концов тогдашний президент Джексон списал долги и северянам, и южанам, а государственные денежки изъял из Филадельфийского банка и поместил в более надежные. В результате всех этих пертурбаций банкротами оказалось немало северных биржевых спекулянтов - о горькой участи которых никто особенно и не сожалел…»

Один из самых фантасмагоричных отрывков из книги А.А. Бушкова, где переврано все от начала и до конца. Вместо банка Филадельфии следует писать Second Bank of the United States (2-й национальный банк США, который, да, территориально находился в Филадельфии). Данный банк прекратил свое существование в 1836 г., и, соответственно, к 1837 г. его уже не существовало. Э. Джексон переместил государственные активы из Центрального банка и поместил в другие в 1833 г., и это послужило одной из причин кризиса, а вовсе не методов борьбы с ним. Кризис, соответственно, произошел в период президентства не Джексона, а Мартина Ван Бурена. Причиной кризиса стали не какие-то там хитроумные махинации, а денежно-кредитная и банковская политика правительства…

А теперь подробнее.

Федеральная резервная система США, аналог российского Центрального банка, была создана только в 1913 г. (для сравнения - шведский Riksbank был основан в 1668 г., Банк Англии - в 1694 г., Французский банк - в 1800 г.), а до той поры банковская система Соединенных Штатов мучительно искала компромисс между принципом свободного предпринимательства и необходимостью государственного регулирования банковской деятельности.

Первый национальный банк США просуществовал с 1791 по 1811 гг. Когда в 1812 г. началась война с Англией, большинство частных банков оказались вовлеченными в интенсивное кредитование федерального правительства и штатов. Неизбежно связанная с этим и избыточная эмиссия заставила примерно три из каждых четырех банков обратиться в 1814 г. в правительства своих штатов за разрешением на приостановление денежных выплат.

Характерной особенностью и серьезной проблемой на всем протяжении истории американского банковского бизнеса вплоть до образования Банка Федерального резерва было отсутствие какой-либо системы взаимного погашения (клиринга) ценных бумаг, эмиссированных различными банками. Поскольку банки штата обычно не имели отделений в других штатах, а у многих даже не было и корреспондентов, то никакой системы аккумуляции банкнот с последующим появлением их к платежу не существовало. Эту функцию на первых порах, причем довольно успешно, взял на себя 1-й национальный банк США, а затем - учрежденный в 1816 г. при президенте Джеймсе Мэдисоне 2-й национальный банк США. Этому предшествовал разразившийся в 1813 г., в разгар войны, острый финансовый кризис, вызвавший общую отмену платежей звонкой монетой (за исключением банков Новой Англии). Новый министр финансов Джеймс Даллас предложил основать новый Центральный банк Соединенных Штатов. Банк, основанный при капитале в 35 000 000 долларов, начал функционировать в 1817 г. В том же году возобновились платежи звонкой монетой.

2-й национальный банк США был создан сроком на 20 лет и принадлежал, главным образом, частным инвесторам. Впрочем, банк достаточно быстро себя дискредитировал. Его первый председатель Уильям Джонс, близкий друг президента Джеймса Мэдисона, уделял основное внимание политике, пренебрегая финансовой стабилизацией. Джонс выдавал «политические» кредиты и не требовал их погашения. Деятельность филиалов банка (к моменту ликвидации банка их насчитывалось уже 25) не поддавались контролю, отчего вся банковская система США оказалась в ситуации полнейшего хаоса.

Добавим, что не в последнюю очередь, создание 2-го национального банка США было следствием уникальной экономической ситуации, сложившейся в стране после окончания войны с Англией. С одной стороны, в Соединенных Штатах ощутима была инфляция как следствие военных расходов и большого национального долга, с другой - имелись все предпосылки для бурного развития промышленности и сельского хозяйства, поскольку Европа, истощенная долгими годами наполеоновских войн, нуждалась в поставках сельскохозяйственной продукции. Неизбежным следствием данной ситуации стали разнообразные сделки с землей, зачастую - спекулятивные по своей сути.

Конъюнктура в данной области была столь высока, что банки охотно кредитовали торговые операции с землей, и практически каждый желающий мог получить банковскую ссуду, при том, что уставные капиталы банков в значительном числе случаев существовали либо чисто номинально, либо их не существовало вовсе. Дисбаланс между суммой выплаченных кредитов и фактическими капиталами банков заявил о себе в 1819 г.

2-й национальный банк не остался в стороне от этих операций, однако в 1818 г. его управляющие осознали, что кредитование сделок с землей становиться рискованным и потребовали у заемщиков возврата средств. Как следствие, объемы купли-продажи земли резко сократились. Кроме того, Европа, стабилизировав собственное сельское хозяйство, резко сократила экспорт американского зерна. Все это стало причиной «Паники 1819 года» - первым, пожалуй, серьезным финансовым кризисом в истории США.

Да, как и в случае с 1-м национальным банком США, часть капитала нового банка обеспечена федеральным правительством, а его счета использовались для хранения средств федерального казначейства. Утверждение автора «Неизвестной войны» о том, что «банк заигрался» тем более бессмысленно, что размещение вкладов правительства производилось при условии штрафа в размере 12% той суммы обязательств, которую банк был не в состоянии погасить.

Когда Эндрю Джексон занял пост президента страны, он усомнился в необходимости существования 2-го национального банка, а, ощутив противодействие со стороны его руководства и «попытку влиять на выборы общественных чиновников посредством его денег» принял решение об упразднении данного учреждения. В президентском послании 1832 г. Джексон рекомендовал конгрессу изъять из банка все вклады правительства. Не получив согласия конгресса на эту акцию, президент приказал сделать это министру финансов Льюису Маклину, но тот отказался исполнить данное распоряжение и был уволен с занимаемой должности. Следующий министр финансов Уильям Джон Дуэйн также стал в оппозицию президенту, и потому пробыл на своем посту менее 4 месяцев (с 29 мая по 22 сентября 1833 г.). Тогда министром финансов был назначен Роджер Б. Тейни (тот самый, кто стал впоследствии председателем Верховного суда США и под чьим патронажем было вынесено решение по делу Дреда Скотта). Тейни извлек вклады правительства из Центрального банка и разместившим их в филадельфийском банке Стивена Джерарда (который в какой-то мере являлся наследником 1-го национального банка). Эта акция вызвала финансовый кризис, продлившийся несколько лет. Сенат принял по этому поводу резолюцию, выражавшую порицание президенту, но палата представителей не пожелала присоединиться к ней. Излишне говорить о том, что лицензия банка, срок которой истекал в 1836 г., не была возобновлена, в результате чего это национальное учреждение преврати­лось в простой частный банк. Попытки политических противников Джексона, таких, как Генри Клей и Дэниэл Уэбстер, преодолеть президентское вето по вопросу существования банка, успехом не увенчались. 4 марта 1837 г. 8-м президентом США стал Мартин Ван Бурен, и именно на его плечи легла необходимость борьбы с финансовым кризисом.

Так в США наступила эра полной банковской свободы - вплоть до 1913 г. там отсутствовала организация, выполнявшая функции Центрального Банка. В период с 1862 по 1913 гг. за проведение государственной финансовой политики отвечали уполномоченные частные банки, а Конгресс США пытался издавать законы, которые, зачастую, лишь ухудшали ситуацию.

С учетом вышеизложенного становится ясно, до какой степени беспомощны комментарии А.А. Бушкова к данному событию американской истории. А уж заявление о «списании долгов» вовсе делает их похожими на сочинение первокурсника, собравшего в одной фразе все известные ему экономические термины.

«10 мая 1849 г. в Нью-Йорке вспыхнул ирландский бунт (ирландцев в основном за гроши использовали как неквалифицированную рабочую силу на прокладке дорог и каналов). Толпа атаковала модный среди богачей оперный театр «Астро-Плейс» и забросала его камнями с криками «Сожжем проклятое логово аристократии!» Полиция оказалась бессильной, вызвали народное ополчение, которое стреляло в толпу. Около двухсот человек были убиты или получили ранения».

Нет, всякое, конечно, бывает, и опечатки в книгах - дело житейское, но, блин, надо же и меру знать. Не знаем уж, кому как, но книга, требующая проверки правильности написания имен собственных, нас сильно настораживает.

«Астро-Плейс» - это, на самом деле, оперный нью-йоркский театр «Астор-Плейс» (Astor Place Theatre), основанный в 1831 г. А вот причина беспорядков 10 мая 1849 г. до такой степени далека от тех, что приводит автор «Неизвестной войны», что читателям впору задуматься над защитой прав потребителя…

Причины бунта 10 мая 1849 г., одного из самых кровавых событий в истории Нью-Йорка, лежат в банальном соперничестве двух известнейших театральных актеров своего времени - англичанина Уильяма Чарльза Макреди (1793-1873) и американца Эдвина Форреста (1806-1872).

В свое время они были друзьями - Макреди помогал организовать Форресту его гастроли в Великобритании, и даже познакомил с его будущей супругой Кэтрин Синклер. Со временем, однако, меж бывшими друзьями выросла прочная стена неприязни, основанной на профессиональном соперничестве двух чрезвычайно амбициозных людей. Антагонизм подогревался также сугубо человеческим фактором - Форрест, первый американец, получивший международное признание с недельным заработком в 2000 $, считал, что Макреди виновен в том, что его гастроли в Великобритании в 1848 г. получили сдержанные отзывы критиков.

Ответный гастрольный тур Макреди в США начался в 1848 г. триумфом на сцене того же театра «Астор-Плейс». Макреди благодарил публику за оказанный ему лестный прием.

В течение тура Макреди по Соединенным Штатам, Форрест сознательно подогревал антагонизм, исполняя те же самые роли, что и англичанин, в конкурирующих театрах, а также рассылая провокационные письма в прессу. Когда Макреди вернулся в Нью-Йорк для завершения турне, Форрест вознамерился дать собственный спектакль из того же репертуара, что и конкурент, - 7 мая 1849 г. все три ведущих театра в городе давали «Макбета»: Форрест появился в Бродвейском театре, Макреди в «Астор-Плейс», а Томас Хамблин - в театре Бауэри.

Разумеется, гастрольный тур в США и успех Макреди на сцене были для Форреста личным вызовом, и он обратился за помощью к представителям партии «коренных американцев», а именно, к капитану Исайе Рейндерсу, представителю Таммани-холла в 6-м округе Нью-Йорка.

Исайя Рейндерс был влиятельным функционером Таммани-холла, который успешно сочетал деятельность представителя демократической партии Нью-Йорка и лидера организованной преступности Пяти углов.

Будучи ирландцем по происхождению, Рейндерс, разумеется, не мог не воспользоваться случаем хотя бы в малом отомстить англичанам. Впрочем, данная акция имела своей конечной целью не только указать подданному Соединенного королевства, что в Нью-Йорке ему не рады, но и обозначить конкретную точку приложения националистических настроений, которые были базовым условием политической программы Таммани-холла и которое позволяло манипулировать значительным ирландским населением города.

7 мая 1849 г. У.Ч. Макреди собирался выступить на сцене «Астор-Плейс» в роли Макбета, но был изгнан с подмостков - толпа выкрикивала оскорбительные для англичанина лозунги и кидала в него яйцами, картофелем, пустыми бутылками, старой обувью и медными монетами.

Макреди намеревался тут же прекратить гастроли, но несколько авторитетных городских старейшин, таких, как Вашингтон Ирвинг, Джон Джекоб Астор, Герман Мелвилл, убедили его повторить попытку 10 мая.

Узнав об этом, Рейндерс и его люди немедленно стали распространять по городу листовки, превозносивших Форреста как «американского трагика» и поносившие как англичан вообще, так и Макреди в частности. Лейтмотивом агитационной кампании Рейндерса были, как нетрудно догадаться, эксплуатация негативного отношения ирландцев к Великобритании и персонификация Форреста как «истинного американца», а Макреди - как символ британской аристократии.

Театр «Астор-плейс» располагался на Лафайет-стрит, дом 434. К 22.00 10 мая 1849 г. все пространство от Бродвея до 3-й авеню заполнила агрессивно настроенная толпа числом от 10 000 до 20 000 человек. Как только Макреди появился на сцене, его встретили сначала протестующими криками, а затем - стульями, которые публика бросала в актера.

Будучи человеком чопорным и амбициозным, Макреди даже в таких условиях отыграл первый акт трагедии, заявив антрепренерам, предлагавшим ему покинуть сцену, следующее: «Аудитория заплатила так много, и закон заставляет меня давать представление; они имели бы причину для бунта, если бы я не сделал этого должным образом». Он, разумеется, не знал, что Рейндерс закупил большую часть билетов и раздал их сторонникам Форреста.

Толпа снаружи все увеличивалась, оттирала полицейские кордоны и, в конце концов, стала бросать обломки кирпичей и булыжников, собранных на соседней стройке и выломанных из мостовой, в здание театра, а после даже попытались его поджечь. К месту событий был вызван 7-й полк национальной гвардии (то есть те формирования, которые автор «Неизвестной войны» именует попросту «народным ополчением»). Им удалось оттеснить людей с 8-й улицы, но, в итоге, полк оказался зажат в узком пространстве между зданием «Астор-Плейс» и многочисленной и агрессивной толпой. Увещевания не помогали, и тогда последовал приказ открыть огонь. Первый залп был дан над головами толпы, но это не охладило ее напора, и тогда последовала два прицельных залпа.

Макреди был тайно ввезен из театра и уже двумя часами спустя убыл на поезде в Бостон, а оттуда - в Англию. Он никогда больше не бывал в США. 26 февраля 1851 г. он дал свой последний спектакль в лондонском театре Друри-лейн, а после, вплоть до самой своей смерти 27 апреля 1873 г., проживал в покое и достатке. Его родной сын, Невилл Макреди, стал генералом, принявшим участие в англо-бурской и Первой мировой войнах. Известный голливудский актер второго плана периода 30-х - 60-х («Тора! Тора! Тора!», «Тарас Бульба», «Семь дней в мае», «Большие гонки») Джордж Макреди обоснованно, как полагают историки, называл себя внуком У.Ч. Макреди.

Не подозревая о его отъезде, толпа людей в течение нескольких дней осаждала здание отеля «Нью-Йорк», где Макреди останавливался. Беспорядки в городе продолжались около недели, и властям пришлось даже разместить артиллерию в узловых точках города.

Итогом столкновения при «Астор-Плейс» стали 31 убитый горожанин (цифры, разумеется, варьируются от 21 до 31) и около сотни раненных среди солдат, полицейских и гражданских жителей. 86 человек было арестовано за подстрекательство к мятежу. Общественное мнение было обескуражено человеческими жертвами, сопоставимыми с потерями, понесенными в сражениях американской истории (пресса писала о том, что количество жертв беспорядков 10 мая 1849 г. впятеро больше, чем количество жертв Бостонской резни). Виновниками трагедии называли демократов, прессу, Форреста, городские власти. «Астор-Плейс», овеянный дурной славой, вяло просуществовал в качестве театра несколько сезонов, а в 1854 г. здание было преобразовано в библиотеку и лекционный зал.

Из всего вышеизложенного следует нелестный для автора «Неизвестной войны» вывод - бунт при «Астор-Плейс» имел в своей основе не классовую, а националистическую подоплеку, а лозунги «Сожжем проклятое логово аристократии!» адресованы были не американским, а английским ее представителям.

«Чтобы лучше понимать происходившее, следует подробно ознакомиться с такой важной деталью, как «Миссурийский компромисс»… …В начале XIX в. Соединенные Штаты состояли из 16 штатов - восьми рабовладельческих и восьми «свободных» (то есть неграми там не торговали, но преспокойно имели их в собственности). Соответственно, и в Сенате сохранялось равновесие: 16 сенаторов от Юга и столько же от Севера. Когда впоследствии стали создавать новые штаты, был принят «Миссурийский компромисс», сохранявший то самое равновесие: на каждый вновь принятый в Союз рабовладельческий штат должен приходиться один свободный, и наоборот. Эта не особенно сложная система уберегала от конфликтов чуть ли не полсотни лет… …Потом положение изменилось. Когда принимали «компромисс», огромные территории на западе были еще неосвоенными, и никто не предполагал, что туда в скором времени хлынет поток поселенцев. Но именно так и произошло. Федеральное правительство в конце концов «компромисс» отменило и вместо него приняло «Закон Дугласа», по которому теперь каждый новый штат мог решать, будет он рабовладельческим или свободным».

Да уж, с подачи автора узнаешь такое, чего не знал ранее и не узнаешь больше никогда и нигде…

Так вот, Миссурийский компромисс - это достигнутое в 1820 г. соглашение между членами конгресса США, в соответствии с которым штат Миссури был принят в Союз как рабовладельческий, а штат Мэн как свободный. В результате Миссурийского компромисса область рабовладения расширилась: рабство запрещалось только севернее 36° 30' северной широты (чуть ниже линии Мейсона-Диксона) и западнее реки Миссисипи. Было решено в дальнейшем принимать в Союз по 2 штата, один из которых должен быть свободным, а другой - рабовладельческим. Данное соглашение, безусловно, более выгодно было для Юга, нежели для Севера, и, по сути дела, положило начало политическому расколу государства. Томас Джефферсон назвал размежевание страны по 36-й параллели «похоронным звоном по Союзу».

Так что суть Миссурийского компромисса А.А. Бушков изложил как-то чересчур сдержанно…

А вот что касается «Закона Дугласа», о котором пишет автор «Неизвестной войны», то, сказать откровенно, мы теряемся в догадках - сам А.А. Бушков понимает, что речь идет о билле Канзас-Небраска?..

Судя по контексту, боимся, не понимает…

Именно билль Канзас-Небраска (Kansas-Nebraska Act), автором которого был сенатор Стивен А. Даглас, принятый 30 мая 1854 г., отменил Миссурийский компромисс (хотя есть теория казуистического свойства, согласно которой Миссурийский компромисс был отменен серией законов, получивших название Компромисса 1850 г.).

Но подробнее о билле Канзас-Небраска нам предстоит побеседовать в следующей главе, ибо именно там о ней пытается рассказать читателям А.А. Бушков, не ведая, кажется, что это и есть тот самый «закон Дугласа».

«В 1850 г. случилось еще одно событие, углубившее раскол между Севером и Югом: на Севере была основана новая, Республиканская партия».

В переводе на язык достоверных исторических фактов: Республиканская партия США была основана 28 февраля 1854 г. в г. Рипон, штат Висконсин.

«А в 1851 г. разразился очередной биржевой кризис, вызванный опять-таки чисто северными проблемами. У железнодорожных компаний была милая привычка: едва получив жирные субсидии от правительства, объявлять о своем банкротстве - а прочие акционерные общества преспокойно выпускали поддельные акции и торговали ими на бирже (речь шла о миллионах долларов). Банкиры, как обычно, вносили свой вклад. Снова скачок цен, инфляция, снова народ прячет золото и серебро, а фунт хлеба стоит фунт бумажных долларов…».

На такие заявления очень хочется изобрести какой-нибудь неологизм, потому что не одно известное нам слово не способно описать абсурд данного пассажа от автора «Неизвестной войны».

Начнем с того, что о биржевом кризисе 1851 г. не знает никто, помимо самого А.А. Бушкова. Упоминание о выпуске поддельных акций наводит на мысль, что автор «Неизвестной войны» имел в виду события 1866-1868 гг., получившие название «войны Эри», а также последовавшего в 1873 г. биржевого краха (про данные события разговор у нас еще предстоит, хотя и не скоро) - но к 50-м годам 19 века все эти события никакого отношения не имеют. Все прочие события, приведенные в процитированном выше отрывке, прокомментировать просто невозможно, поскольку, с одной стороны, в описании мошеннических действий железнодорожных компаний по версии А.А. Бушкова отсутствует хотя бы какая-либо маломальская конкретика, а во-вторых потому, что заявления автора бессмысленны по определению - что значит выпускать поддельные акции? А.А. Бушков вообще имеет представление, что такое уставной капитал организаций, эмиссия ценных бумаг и каков вообще смысл содержится в выпуске акций? То же самое относится и «милой привычке» банкротиться - автор «Неизвестной войны», похоже, не понимает, что банкротство не есть идеальный способ «освоить» правительственные субсидии. Не говоря уже про такие, ей богу, незначительные мелочи, как обеспечение государственных контрактов…

«Как уже неоднократно подчеркивалось, «прогрессивный» Север рабами торговать перестал, но по-прежнему считал их «имуществом». Классический случай - приговор по делу Дреда Скотта… …Скотт был рабом некоего южанина, который вывез его в «свободный» штат Иллинойс. Скотт, очевидно, питавший иллюзии в отношении северной свободы, подал в суд, требуя предоставить ему свободу - на том основании, что проживает он не на рабовладельческом Юге, а на свободном Севере… …Верховный суд США вскоре объявил свой приговор: «Негры есть низшие существа по сравнению с белыми, они не являются и не могут стать частью американского народа, у них нет никаких прав, которые белый человек был бы обязан уважать». В приписке Скотту было разъяснено, что, где бы он ни обитал, он является имуществом… …Вот так себя держал «прогрессивный» Север».

Такова авторская версия дела Дреда Скотта.

Даже для «Неизвестной войны», богатой на клинические открытия и неизлечимые выводы, подобное заявление выглядит сущим прорывом за пределы реальности…

Состав Верховного суда, вынесшего решение по делу Дреда Скотта, был таков: Роджер Б. Тейни (председатель), а также Джон Маклин, Джеймс Мур Уэйн, Джон Картон, Питер Вивиан Дэниэл, Сэмюэл Нелсон, Роберт К. Грайер, Бенджамен Р. Кертис, Джон А. Кэмпбелл.

Как известно, решение по делу Дреда Скотта было принято 6 марта 1857 г. большинством голосов при особом мнении членов Верховного суда Маклина и Кертиса.

Опровергать выводы А.А. Бушкова, анекдотичные по своему смыслу, надобно начать с того факта, что в 1857 г. США были еще единым государством, где южане на равных представительствовали во всех государственных учреждениях.

И не только не равных - из 16 первых президентов 11 были южанами, в период от президентства Э. Джексона до А. Линкольна южане 24 года контролировали сенат, 22 года - Палату представителей, 26 лет - Верховный суд. По состоянию на 1860 г. соотношение высших должностных лиц правительства составляло 543 южанина против 386 северян.

Создание Республиканской партии было до некоторой степени ответной реакцией и способом противодействия многолетней гегемонии Юга в правительстве США.

Как известно, по Конституции США председатель Верховного суда и его члены назначаются на должность пожизненно при условии их «безупречного поведения».

5-й председатель Верховного суда США, Роджер Брук Тейни (Тэни) занимал свой пост в течение 28 лет - с 1836 по 1864 гг., вплоть до своей смерти в весьма преклонном возрасте 87 лет.

Выходец из семьи богатых мэрилендских плантаторов, к тому же католиков, Верховный судья США Тейни был ночным кошмаром республиканской администрации. Сторонник теории суверенитета штатов, судья Тейни в 1852 г. вынес решение, признававшее незаконными любые акты, ограничивающие права рабовладельцев, 1857 г. ознаменовался решением по делу Дреда Скотта, а уже в годы войны председатель Верховного суда США испортил Линкольну немало крови с делом Джона Мерримена.

Позиция Верховного судьи до такой степени ограничивала возможности исполнительной власти и, в широком смысле слова, республиканского большинства, что, судя по не­которым данным, Линкольн всерьез подумывал о его импичменте (а по очередной конспирологической версии - и вовсе собирался арестовать Тейни).

Смерть Роджера Тейни сенатор Чарльз Самнер назвал «победой, дарованной нам Провидением». В 1865 г. Конгресс отказался устанавливать бюст пятого Верховного судьи рядом с четырьмя предшественниками.

Роджер Б. Тейни ушел в могилу с незапятнанной репутацией неподкупного судьи и талантливого администратора. Очевидно, что его решения продиктованы были, в первую очередь, его личностным пониманием закона и права. Что, впрочем, не объясняет его позиции по делу Дреда Скотта, которое, увы, было субъективным и базировалось в меньшей степени на понимании закона, а в большей - на жизненном опыте мэрилендского аристократа и принципе утилитарности права как способа обеспечения интересов определенной социальной группы.

Как и многие выдающиеся люди своей эпохи, Тейни мучительно не мог найти баланса между правовым статусом рабовладения и его моральным аспектом. Своих собственных рабов Р.Б. Тейни не только освободил, но и назначил пенсии тем из них, кто был достаточно (?) пожилым для работы. В 1819 г., выступая в качестве защитника методистского священника, обвиняемого в подстрекании рабов к бунту, Тейни назвал рабовладение несмываемым пятном на национальном характере американцев. Есть точка зрения, согласно которой его решения по делу Дреда Скотта - попытка создать некий правовой барьер, который сделал бы движение аболиционистов бессмысленным и, тем самым, снял поляризацию в противостоянии сторонников и противников рабства. Результат был, увы, прямо противоположным.

Все вышесказанное свидетельствует о том, что почтенный Роджер Б. Тейни никак не может быть отнесен к типичным северянам, которым А.А. Бушков пеняет на решение по делу Дреда Скотта.

Что касается прочих членов Верховного суда, поддержавших позицию председателя, то северян среди них было всего двое - Сэмюэл Нелсон из Хеброна, штат Нью-Йорк, и Роберт Купер Грайер из Пенсильвании. Еще двое северян, Джон Маклин из Нью-Джерси и Бенджамен Роббинс Кертис из Массачусетса, с общим решением не согласились. Прочие же члены Верховного суда были южанами - Джеймс Мур Уэйн и Джон А. Кэмпбелл родом из Джорджии, а Джон Картон и Питер Вивиан Дэниэл - из Вирджинии.

В заключение - про «приписку» Верховного суда лично для Дреда Скотта. Речь идет о комментариях к решению, сделанных Р.Б. Тейни, и комментарии эти в оригинале звучат так: «It is difficult at this day to realize the state of public opinion in regard to that unfortunate race which prevailed in the civilized and enlightened portions of the world at the time of the Declaration of Independence, and when the Constitution of the United States was framed and adopted; but the public history of every European nation displays it in a manner too plain to be mistaken. They had for more than a century before been regarded as beings of an inferior order, and altogether unfit to associate with the white race, either in social or political relations, and so far unfit that they had no rights which the white man was bound to respect and that the negro might justly and lawfully be reduced to slavery for his benefit».

Перевод: «В настоящее время трудно осознать состояние общественного мнения в отношении этой несчастной расы (имеются в виду чернокожие. - Н.Ч., А.К.), господствовавшего в цивилизованных и просвещенных частях света во времена принятия Декларации Независимости и составления и принятия Конституции США, но история каждой европейской нации показывает это состояние слишком явно, чтобы ошибиться. В течение предшествующего столетия они рассматривались как существа низшего порядка, в целом неспособные взаимодействовать с белой расой в области социальной или политической, причем неспособные в такой степени, что у них не было прав, которые белый человек был бы обязан уважать и что негры могли быть законным образом к его выгоде обращаемы в рабство».

Согласитесь, автор «Неизвестной войны» имел в виду нечто совершенно иное…

 

Глава 13,







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.023 с.)