ТОП 10:

Которая ставит под сомнение наличие здравого смысла в суждениях автора книги А.А. Бушкова.



 

Любимый довод сторонников «обреченного дела» - о том, что Юг и Север США были регионами, различными до такой степени, что несовпадение менталитета и образа жизни сделала сецессию неизбежной.

Данный довод остается спорным на протяжении тех полутора сотен лет, что прошли с момента начала Гражданской войны в США. У данной теории есть очень влиятельные сторонники и очень влиятельные противники. Так что нам остается только присоединиться к тем специалистом, чьи доводы кажутся нам более убедительными.

И сразу позиционируемся - наши симпатии на стороне противников теории «различных наций», поскольку теория эта представляется нам абсолютно схоластичной, - в нее можно верить либо не верить, но доказать либо опровергнуть ее объективными данными практически невозможно.

Теория «различных этносов» аргументируется, главным образом, с позиций географического фактора и различия природно-климатических условий, которые сформировали различный антропологический тип северян и южан.

Вот среднестатистическое определение термина «нация», позаимствованное из Большого энциклопедического словаря: «Нация (от лат. natio - племя, народ) - историческая общность людей, складывающаяся в процессе формирования общности их территории, экономических связей, литературного языка, этнических особенностей культуры и характера. Складывается из различных племен и народностей (см. Этническая общность) Ряд современных ученых связывают нацию с определенным народом и включает в число ее сущностных принципов общность самосознания и социальной структуры; другие рассматривают нацию как общность принадлежности к определенному государству3».

Давайте попробуем выделить признаки, необходимые для идентификации группы населения как нации.

Язык. И у Севера, и у Юга язык был один - английский.

Религия. И Север, и Юг исповедовали христианство. Не просто христианство – католицизм. (?!?!?!) Можно, конечно, говорить о разнообразии конфессий, но данное разнообразие касалось обоих регионов - ни Север, ни Юг не были однородны по своим религиозным убеждениям. При этом надо иметь в виду, что формирование клерикального фона в США было очень и очень динамичным, и к моменту начала войны приверженцев протестантских направлений было на Юге больше, нежели на Севере. Причиной этого явилось резкое увеличение количества эмигрантов - с 1845 г. по 1860 г. в США въехало 4 136 175 иммигрантов, 38,9% которых были ирландцами4, то есть носителями католицизма.

Культура. Далее мы уделим данному вопросу больше времени и места, а пока скажем вкратце - понятие «южной культуры» вообще эфемерно и бездоказательно. Спричуэлсы пели как северяне, так и южане, песня «Лорена» была популярна по обе стороны линии фронта и роман Гарриэт Бичер-Стоу читали по всем Соединенным Штатам. Некие культурные особенности «южной нации», на которые указывают сторонники теории «различных наций» - не более чем экстраполяции национальных и культурных традиций этнических групп, проживающих в регионах. Однако данные признаки характерны как для жителей северных, так и южных штатов.

Национальная составляющая. Данный вопрос мы также более подробно будем разбирать далее, сейчас отметим лишь, что Юг был гораздо более закрытым регионом, где удельный вес население с английским происхождением был значительно выше, чем на Севере. Поэтому утверждения о том, что Юг был «плавильным котлом» нового этноса, не подтверждается статистическими данными.

Да, образ жизни Север и образ жизни Юга имел немалые отличия, возникшие как следствие экономических, географических и природно-климатически факторов, но данные различия, по нашему мнению, не могут быть отнесены к видовым признаком национальной самоидентификации. Подобные различия существуют абсолютно в любом государстве, и, с точки зрения сторонников «южной нации», Тверская область имеет основания утверждать о наличии нации тверичан с не меньшим основанием, что и жители южных штатов США.

В истории и этнографии существует масса примеров, когда своеобразные и даже уникальные природно-климатические и экономические характеристики регионов не только не порождали новых национальных групп, но и никогда не рассматривались как обоснованная причина сепаратизма.

Давайте попробуем обосновать данный тезис неизбитым примером.

Уральская горнозаводская цивилизация, феномен которой подробно исследован в книге А.В. Иванова «Message: Чусовая». Уникальнейший пример цивилизационных особенностей отдельно взятого региона. «Это действительно была держава в державе: угрюмые, нелюдимые заводы среди крутых гор, среди непролазных лесных дебрей где-то на околице империи… «Горнозаводскую цивилизацию» по заслугам отделяют от общероссийского контекста, потому что здесь были свои владыки и свои законы, свои деньги и своя стража, свои категории населения и свой смысл жизни… …Горнозаводская культура оказалась немыслимым сплавом православной крестьянской культуры с принципами позитивистской философии индустриальной цивилизации Европы. Этот сплав «легировался» добавленной в него потаенной культурой раскольников, маргинальной субкультурой каторжников и беглых, обрывками диковатых верований вогулов5».

Добавим также о невероятном национальном разнообразии Уральского региона, где сошлись представители славянских, тюркских и финно-угорских этнических групп. И формироваться оно стало раньше, нежели корабли плимутской экспедиции прибыли к берегам Америки.

Слышали вы когда-либо о такой национальности, как «уралец»? Достаточно всех выше перечисленных признаков для того, чтобы выделить Урал из общегосударственного контекста Российской Федерации, объявить жителей Свердловской области или Пермского края новой нацией?

При этом мы говорим о регионе с разительными отличиями от жизненного уклада страны в целом (ну где еще можно было обнаружить административно-территориальные единицы с официальным статусом «горного города»?)

И потому наше твердое убеждение - идея о различии Севера и Юга США является искусственной, и ее ценность состоит лишь в том, что данная теория снимает множество неудобных вопросов относительно причин Гражданской войны в США.

Попутно выскажем свою точку зрения по вопросам, которые неизбежно возникаю, лишь только речь заходит о довоенном Юге.

 

Удивительно - и, вместе с тем, закономерно - что наиболее рьяные «пожиратели огня» на Юге были выходцами с севера. Доктор Томас Купер, видный противник высоких тарифов, ирландский иммигрант, в начале своей карьеры был радикальным джефферсонианцем в Филадельфии, затем он переехал на Юг и стал президентом университета Южной Каролины. Джон Слайделл родился в Нью-Йорке, окончил Колумбийский университет и лишь в возрасте 25 лет перебрался в Новый Орлеан. Губернатор Южной Каролины, Джеймс Генри Хэммонд, который призывал к ее отделению от Союза до 1836 г., являлся сыном выходца из Массачусетса. Роберт Барнуэлл Ретт, один из самых известных противников Союза, также был жителем Южной Каролины, имевшим предков из Массачусетса. Пьер Суле был изгнанным оттуда французом. Уильям Лаундес Янси из Алабамы вырос в сожженном районе Нью-Йорка, ставшего колыбелью американского аболиционизма. Журналист Дж. Дюбуа родился в Южной Каролине, будучи сыном неудачника из Нью-Джерси. Данный феномен отмечен и исследован в статье Джона Мюррина «Война, революция и формирование нации: Американская революция в сопоставлении с Гражданской войной».

Так уж сложилось исторически, что Юг оказался типичным примером монокультурной хозяйственной зоны: все штаты т.н. «нижнего Юга» (Миссисипи, Луизиана, Джорджия, Алабама) строили свою экономику на чрезвычайно рентабельной разработке и продаже хлопка (в меньшей степени также табака, кукурузы, риса, сахарного тростника и зерновых).

Разработка хлопковой монополии стала счастьем и проклятьем Юга: она формировала экономическую базу региона, но именно она же и препятствовала дальнейшему его развитию. Высочайшая рентабельность и относительная простота процесса разработки хлопковых плантаций, подкрепленная новациями НТР, вроде хлопкового джина, четко определила сферу экономических интересов южан. Следствием явилось формирование класса плантаторов-землевладельцев, представлявших собой нечто среднее между патрициями-латифундистами Древнего Рима и российской земельной аристократией (политик и публицист из Алабамы Дэниэл Хандли удачно окрестил данный класс «демократической олигархией»). Прибыли, получаемые от торговли хлопком, позволяли Югу обходиться без развитой и структурированной экономики.

Юг стал примером удивительного в своей парадоксальности региона; вся его экономика, политика и идеология строились на противоречиях. Экономика Юга, порожденная торговым капиталом и ориентированная на мировой капиталистический рынок, работала ради производства товара, т.е. была по своей природе товарной, но использовала ради получения сверхприбылей труд рабов. Южане участвовали в войне за независимость, автором Декларации независимости стал вирджинский аристократ Томас Джефферсон, на Юге были приняты одни из первых демократических конституций штатов в США, провозгласивших всеобщее избирательное право для белых мужчин без имущественного ценза (Кентукки, Теннеси), однако ориентация на демократические ценности странным образом соседствовала у южан с консерватизмом в вопросах, касающихся жизненного уклада и формирования экономической базы. Патернализм и, в целом, гуманное отношение к рабам имело в своей основе не этические принципы, а меркантильный интерес.

Уникальный характер конфликта между Севером и Югом США сообщен ему в первую очередь уникальностью всего южного социума в целом. Аграрная цивилизация Юга пребывала в благостной стагнации. Конъюнктура внешнего рынка оставалась стабильной на протяжении уже нескольких десятилетий. Система плантационного хозяйствования была налажена и не требовала значительного вложения сил и средств. В таких условиях образ жизни среднестатистического плантатора приобретал все признаки, характерные для земельной аристократии - гипертрофированное чувство чести, увлечение войной и военными навыками, привязанность к семье и, разумеется, негативное отношение к индустриальной цивилизации, каковая выглядела в глазах южан неким дестабилизирующим фактором.

Имея в своем распоряжении мощнейший экономический ресурс в виде чрезвычайно рентабельных хлопковых угодий, выходцы с Юга практически монополизировали политику и военную службу в США первой половины 19 века.

А.А. Бушков любит цитировать Марка Твена. Последуем его примеру.

Вот что пишет Сэмюэл Л. Клементс в своей книге «Жизнь на Миссисипи»: «Здесь, на Юге подлинная, здоровая цивилизация XIX века странно перепутана и переплетена с мнимой цивилизацией вальтер-скоттовского средневековья, и наряду со здравым смыслом, прогрессивными идеями и прогрессивным строительством вы встречаете дуэли, напыщенную речь и худосочный романтизм бессмысленного прошлого, которое давно умерло и должно быть, хоть из сострадания, похоронено... Это сэр Вальтер еще до войны сделал каждого южного джентльмена майором, или полковником, или генералом, или судьей, и это он научил таких людей ценить свои мишурные титулы. Именно он... внушил почтительное отношение к чинам и кастам, научил ими гордиться радоваться им ...К созданию довоенного типа южанина сэр Вальтер настолько приложил руку, что его можно в значительной мере считать ответственным и за войну».

Таким образом, южане самопровозгласили себя избранной нацией, являющейся духовным наследником европейской аристократии.

Мы готовы к критике собственной точки зрения, но у нас сложилось стойкое убеждение, что Юг был, по своей сути, государством фантомным, сформированным не вокруг общности экономических интересов, даже не вокруг идеи, а вокруг всеобщей иллюзии собственной избранности и исключительности.

Забегая вперед хотим пояснить, что большинство южан проблема законности сецессии ничуть не волновала, поскольку они рассматривали ее как свое священное право безотносительно к существованию иных точек зрения по данному предмету.

Позволим себе процитировать выдержку из статьи Т.В. Алентьевой «Сецессия глазами южан»: «Большинство сторонников сецессии уверяли, что она будет исключительно мирной, поскольку Север не будет воевать и не готов к вооруженному отпору. Редакторы газеты «Charleston Mercury», отец и сын Ретты, считали северян недостойными даже пре­зрения. Их забавляло даже предположение, что сецессия может привести к войне: «Что народ подобный северянам, занятый судебными тяжбами, и выколачиванием денег, сможет подняться и провести военную кампанию по завоеванию 8 млн. единственных людей на континенте, которые по своему образованию и привычкам являются военными, - это одна из нелепостей, которые могут распространять только профессиональные паникеры». Ретт-старший уверял своих читателей, что «Сецессия - это мирное и легко осуществимое средство избавления от невыносимой тирании». По его мнению, янки были жалкой, малодушной, трусливой расой, «от природы и в силу образования годной только на, чтобы перерабатывать мускатные орехи». И если бы произошло невероятное, и «Север объявил войну, - доказывала «Charleston Mercury», - Юг все равно был бы непобедим». Хотя южане и занимались исключительно сельским хозяйством, у них нашлись бы средства для ведения войны, поскольку они по своему складу характера воины, и их воинственный дух помог бы им».

 

Глава 2,







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.009 с.)