ТОП 10:

СМК и публичная сфера в концепции Хабермаса



Одним из авторов, который внес серьезный вклад в разработку проблемы социальной роли медиа является современный немецкий философ и социолог Юрген Хабермас. Сосредоточим внимание на его работе «Структурная трансформация публичной сферы. Исследование категории буржуазного общества», увидевшей свет в 1962 году"118. Именно здесь автор рассматривает особенности взаимосвязей медиа и общества, причем важная роль в подходе отводится историко-социологическому анализу.

В фокусе анализа работы является появление, развитие и упа-

117 Миллс, Райт. Инертное общество. В кн.: Властвующая элита. М.: "Иностранная литература". 1959. С. 415-430.

118 Данная работа Хабермаса была опубликована на английском языке в 1989 г. (Habermas, J. The Structural Transformation of Public Sphere. An Inquiry into Category of Bourgeois Society. Polity Press. 1989.)


СМК и гражданское общество: концептуальный аспект 127


док того, что автор определяет как «публичная сфера» общества. Хабермас понимает публичную сферу как некоторое пространство, обеспечивающее возможность ассоциациям граждан обсуждать и влиять на решение актуальных проблем их жизни, прежде всего социально-политического порядка. Важно учитывать, что публичная сфера рассматривается скорее как идеальная модель. Причем в плане степени соответствия реальности идеалу Хабермас выделяет два основных этапа эволюции буржуазной публичной сферы: раннего капитализма и современности.

Феномен публичной сферы является производным от конкретных исторических условий развития капитализма 17-18 вв. в Англии, Германии. Франции. Ключевыми в этой связи являются введенные автором понятия «частного» и «публичного», которое необходимы для уяснения сути взаимоотношений между обществом, государством и медиа в конкретный исторический период.

Обращение к греческому городу-государству, как некоторому идеалу демократического участия, позволяет соотнести с ним то, что имело место в средние века и позднее — в связи с появлением и развитием капиталистических отношений. Хабермас отмечает, что в античности сфера полиса, которая была общей для всех граждан, являлась строго отграниченной от сферы частной деятельности индивида119. Именно в этом смысле можно говорить о публичной сфере как демократическом пространстве «прозрачном» для всех, что, среди прочего, обеспечивало независимость и равенство граждан при принятии важных решений120.

Для периода средних веков характерным было отсутствие разделения публичного и частного. Публичная власть (в лице королей, церкви, дворянства) простиралась всюду и была фактически недифференцированной с областью частной жизни. Однако постепенная трансформация феодальных отношений при-

 


119 Habermas, J. The Structural Transformation of Public Sphere. An Inquiry into Category of Bourgeois Society. Polity Press. 1989.

120 При этом не стоит забывать об ограниченности доступа к публичной сфере того времени: им не обладали женщины, рабы, а также все "нерезиденты" города-государства.



Медиа в современном обществе


вела к тому, что элементы публичного и частного начали приобретать все более отчетливые границы. Это было связано с развитием национальных государств, парламентской демократии, торговли, появлением средних классов121.

Развитие публичной сферы в 17-19 вв. Хабермас связывает с появлением и усилением страты буржуазии, состоящей из образованных и обладающих достаточной собственностью индивидов. Буржуазная публичная сфера может рассматриваться как область в которой частные индивиды собирались в качестве публики для участия в дебатах. Их предметом являлись общие правила управления сферой товарного обмена и рабочей силы, которая основана на частных принципах, но имеет публичное значение122. Активность в публичной сфере осуществлялась, среди прочего, посредством обмена мнениями в интеллектуальных журналах, памфлетах, газетах. Неотъемлемой чертой являлось также зарождение таких институтов публичной сферы, как салоны, клубы, кофейные дома. Характерно, что центрами публичной жизни стали большие города.

Наличие публичной сферы, по Хабермасу, обеспечивало то, что у общества (буржуазного) появилась легальная платформа общения с государством. Причем базой для этого общения явились рационально-критические дебаты, в основании которых ле-

121Применительно к задачам данного текста основные составляющие областей частного и публичного правомерно характеризовать следующим образом. Область частного включает в себя частные предприятия рыночной экономики, с одной стороны, и формально и неформально регулируемые отношения сферы семьи, с другой. Область публичного охватывает широкий спектр государственных и квази-государственных институтов в области политики и социальных отношений, а также государственных предприятий в экономической сфере. Между сферами частного и публичного находятся многочисленные образования, относящиеся к собственно публичной сфере общества. Речь идет о политических партиях и движениях, профсоюзах, всевозможных общественных ассоциациях, группах давления, а также предприятиях, управляемых на кооперативных началах. Подробнее см.: Thompson, J. The Media and Modernity. A Social Theory of the Media. Standford University Press. 1995. PP. 122-123

122 Habermas, J. The Structural Transformation of Public Sphere. An Inquiry into Category of Bourgeois Society. Polity Press. 1989. Р. 56.


СМК и гражданское общество: концептуальный аспект 129


жали принципы общедоступности, отсутствия привилегий, правил рациональной дискуссии. Характерно, что обмен мнениями проходил в рамках публичной сферы между равными индивидами. Речь идет о том, что различия в величине собственности и конкурентные отношения на рынке оставались в рамках частной сферы и не влияли на позиции сторон. Также это служило предпосылкой того, что свободные критические дебаты, соревнование аргументов в конечном итоге могли привести к согласию по обсуждаемым вопросам и решениям, принимаемым в интересах всего общества.

Нельзя не сказать и о другой фундаментальной предпосылке формирования публичной сферы. Хабермас указывает на важность законодательно закрепленных основных прав и свобод личности. Выделяются несколько групп базовых прав, обеспечивающих функционирование публичной сферы123. К первой группе относятся права, непосредственно обеспечивающие участие в рационально-критических дебатах: свобода слова, прессы, собраний и ассоциаций. Сюда же следует отнести нормы, касающиеся возможности реализации собственно политических прав индивидов в публичной сфере — право направления петиций, равных возможностей в выборах и т.д. Вторая группа связана с правовыми нормами, обеспечивающими личные свободы, неприкосновенность жилища и т.д. К третьей группе относятся права, касающиеся активности индивидов-владельцев частной собственности в сфере гражданского общества (равенство перед законом, неприкосновенность частной собственности).

Наличие публичной сферы стало предпосылкой к определенным изменениям внутри политической системы. Так, атмосфера критических дебатов, формировавшаяся, среди прочего, посредством независимых периодических изданий, предъявляла новые требования и ограничения к сложившимся ранее парламентским процедурам. Представительные органы становились более открытыми, их деятельность оказывалась более конструктивной в плане организации обратной связи по отношению к различным общественным группам.

123 Habermas, J. The Structural Transformation of Public Sphere. An Inquiry into Category of Bourgeois Society. Polity Press. 1989.Р. 83.


130


Медиа в современном обществе


По мере развития буржуазной публичной сферы постепенно вызревали тенденции, которые привели к ее качественным трансформациям. С одной стороны, это было связано с развитием капитализма как такового, переходом его в индустриальную фазу, что, в свою очередь, предполагало формирование массового рынка товаров и услуг. Причем сами элементы публичной сферы — салоны, кафе, газеты начали приобретать статус капиталистических предприятий. Изменились задачи их функционирования. Так, если раньше газеты прежде всего обеспечивали пространство диалога и критических дебатов граждан, то теперь на первый план вышли цели собственника медиа по максимизации прибыли.

С другой стороны, усилилась интервенционистская роль государства. Нарастание противоречий системы капиталистического производства приводили к попытками государства минимизировать негативные последствия посредством тех или иных методов регулирования. Важнейшими игроками на политической арене теперь становятся, наряду с государством, мощные организации и группы давления.

Также следует выделить тенденцию к усилению массовости, как в области тиражирования, распространения информации, так и ее потребления. Причем данная тенденция неразрывно связана с зарождением и развитием общества потребления как такового. В этой связи обратим внимание на два обстоятельства, имеющих непосредственное отношение к проблеме трансформации публичной сферы.

Во-первых, доминирование массовых средств коммуникации . объективно связано с тем, что место гражданина в пространстве дебатов публичной сферы начинают заменять посредники в форме медиа. Причем вместо обеспечения условий для рационально-критических дебатов медиа фактически манипулируют общественным мнением. Отнюдь не случайно, что современный политический процесс стал невозможен без изощренных форм ПР и рекламы, зачастую оставляющих гражданам лишь возможность пассивного наблюдения за происходящим.

Во-вторых, развитие массового рынка товаров и услуг оказалось сопряженным с размыванием сложившихся ранее границ частного и публичного. Продукты коммерческой культуры, одновременно предполагают исключительно ее частное потреб-


СМК и гражданское общество: концептуальный аспект



ление — в смысле отсутствия последующих коллективных дебатов и обсуждений. Тем самым, общественность все более преобразуется в атомизированную публику, социальные связи ослабляются, граждане становятся зрителями.

Последнее объективно связано и с другим моментом. Транслируемые образцы массовой культуры ориентированы на завоевание все более широких рынков. Это, в свою очередь, предполагает обеспечение массового интереса посредством распространения упрощенных, тривиальных культурных продуктов. Согласно Хабермасу, здесь можно выделить две противоречивые тенденции. С одной стороны, дифференциация рынка приводит к развитию сегментов, направленных на хорошо образованных потребителей сложной культурной продукции. С другой стороны, массовая культурная продукция предполагает невзыскательные вкусы, простоту потребления, ориентированную в первую очередь на отдых и удовольствия.

Таким образом, за счет распространения материалов массовой культуры реализуются определенные идеологические функции — индивидов "переводят" в деполитизированное состояние, где вопросы стоявшие в центре рационально-критических дебатов публичной сферы кажутся лишенными значимости.

В целом современное состояние публичной сферы Хабермас определяет как "рефеодализацию"124. Публичная сфера все более становится похожей на политический театр, где зрителям предлагаются заранее взвешенные и удобные для осмысления варианты происходящего. Граждане при этом являются не более чем потребителями, а политики — звездами шоу-бизнеса.

Заключение

Исходным для понимания интерпретации роли массовой коммуникации в рамках либерального теоретизирования являются идеи, связанные с необходимостью защиты интересов и свобод граждан. В целом концепция свободы печати является выражением идеи того, что эффективное функционирование прессы воз-

124 Тем самым, автором делается акцент на том, что для современного ему общества вновь становится свойственным отсутствие разделения публичного и частного. Это было характерно для феодального периода.



Медиа в современном обществе


можно только при условии некоторого свободного пространства информационного обмена — свободного рынка идей.

Вместе с тем, деятельность современных медиа оказывается сопряженной с весьма неоднозначными тенденциями. Суть концептуальной полемики Дьюи с Липпманном заключалась прежде всего в разнице взглядов на роль СМК в жизни общества: если первый отводил медиа роль транслятора экспертного знания инертной массе потребителей-наблюдателей; то второй считал, что медиа должны способствовать созданию в обществе возможностей для активного диалога граждан.

Пониманию отношений "средства массовой коммуникации — гражданское общество" способствует концепция трансформации публичной сферы, предложенная Хабермасом. Современная практика должна учитывать как сложность нынешних коммуникационных реалий, так и возможность критического анализа и обсуждения в СМК, которая, хотя бы в потенциальном плане, должна быть доступна гражданам.

 


ЛЕКЦИЯ 8.

МЕДИА В СИСТЕМЕ ОТНОШЕНИЙ "РЫНОК — ГОСУДАРСТВО — ОБЩЕСТВО"

Структура отношений собственности в средствах массовой коммуникации является одним из ключевых вопросов для понимания природы и особенностей их функционирования. Форма собственности может быть частной, государственной или общественной. Это предполагает свою логику обладания и распоряжения ресурсами и, так или иначе, определяет некоторые общие приоритеты и цели.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.125.162 (0.012 с.)