ТОП 10:

Предполагаемые возможности для будущего остеопатической концепции



Все выше сказанное имеет огромное значение для остеопатической профессии. Автор не претендует на извлечение урока для профессии, но считает интересным подчеркнуть важные факты и сделать предсказания, основанные на недавних научных и медицинских достижениях.

Понятно, что концепции, на которых основана остеопатия, и которые сделали из нее терапевтическую школу более полувека назад, привлекают к себе все больше и больше внимания со стороны других крупных школ медицинской мысли и практики. В этих школах ученые пришли к этим же концепциям благодаря терпеливому и глубокому исследованию фундаментальных механизмов. Они пришли к этим концепциям после опытов и исследований, отличающихся от тех, которые проводили остеопаты, и, несомненно, они их интерпретируют и применяют в отличающемся контексте.

Тем не менее, остеопатия заняла свое место в истории и в обществе, развивая и применяя эффективным образом систему диагностики и лечения, основанную на роли соматических структур в развитии патологии. Было продемонстрировано, хотя это и не признается другими школами, что на соматический элемент можно прямо и эффективно влиять и контролировать его через коррекцию вертебральных и паравертебральных структур, - то есть через обнаружение и коррекцию остеопатического повреждения. Будет достаточно одной иллюстрации. Соматические триггерные зоны, которые Ринзлер (Rinzler) и Тревелл обнаружили в мышцах грудной клетки при некоторых случаях коронарной недостаточности и некоторых мышечно-скелетных проблемах, внешне идентичны или, во всяком случае, всегда подобны тем зонам, которые остеопат обнаруживает при остеопатических повреждениях ребер. После исправления реберно-позвоночного сустава следует исчезновение этих точек, особенно гиперэстезических, которые находятся в большой зубчатой мышце и грудных мышцах, а также облегчение боли. Также важно помнить о том, что повреждение верхних ребер часто вызывают боли и другие субъективные феномены, типичные для грудной жабы. Коррекция этих повреждений дает длительное незамедлительное и полное облегчение.


Данная система диагностики и лечения, а также связанная с ней
концепция повреждения отличают остеопатию от всех других школ; ни
одна другая школа их не использует. Манипулятивная коррекция,
являющая "сердцем" её практики, отличает остеопатию от всех
других видов лечения. Однако мы должны признать, что ученые из
других практических школ в патологии уделяют все больше и больше
внимания феноменам, связанным с остеопатическим повреждением или
вызванным этим повреждением, и они прилагают специальные и
эффективные усилия для того, чтобы включить в свое лечение
прерывание этих соматических процессов.

Несмотря на то, что невозможно сделать точные предсказания, но можно
с уверенностью сказать, что если эти ученые продолжат свои
исследования, то будут открыты новые более усовершенствованные
формы лечения. Они "откроют" само остеопатическое повреждение и
прямые методы для его лечения, но более вероятно, наблюдая актуальную
эволюцию их работ, что они ограничат повреждение, занимаясь поиском
более эффективного способа предотвращения нарушений, которые оно
вызывает. Что касается наших собственных исследований, то мы
столкнулись с некоторыми многообещающими подходами, которые, как
мы надеемся, позволят нам развить новые формы остеопатического
лечения, в которых повреждение будет исцеляться простым
блокированием его эффектов на тело. Скорость, с которой будут
развиваться эти подходы, будет, в значительной, степени определяться
доступными ресурсами.

Можно с уверенностью сказать, что история и научный прогресс
приведут к тому, что в ближайшем будущем остеопатическая концепция,
так или иначе, станет важнейшей системой лечения в медицине. Мы
убеждены в том, что это так, чем бы ни занималась остеопатическая
профессия для принятия этой исторической роли.

Как может история дать остеопатии функцию важнейшей системы? Со времени своего рождения остеопатия постоянно боролась с концепцией "инородного агента" в заболевании. В действительности, открытия Пастера практически совпадают во времени с открытиями Стилла. Бактериологическая концепция болезни, которая утверждала, что болезнь "вызывается" тем или иным организмом, царила в мире (как и болезни), в то время как Стилл и некоторые его ученики терпеливо и героически боролись за то, чтобы остеопатическая концепция была признана. Это происходило в то время (вторая половина 19 века), когда медицинская наука практически не существовала в этой стране, и несмотря на то, что в


Европе были достигнуты большие успехи Пастером (Pasteur), Вирховым, Эрлихом (Ehrlich), Мечниковым, Мюллером (Mueller), Бернаром (Bernard) и т.д., ни один из практических результатов этих исследований ещё не был успешно применен в лечении.

Это было то время, когда инфекционные и заразные заболевания являлись
основной проблемой, и когда порог смертности был чрезвычайно высок
из-за болезней, вызванных «агентами-захватчиками».

Сегодня, благодаря значительному улучшению наших знаний об инфекционных агентах и способе их передачи, об иммунологии, превентивной медицине, химиотерапии, социальном контроле над заболеваниями, гигиене и т.д. инфекционные заболевания больше не являются основной проблемой в мире. На протяжении последних 40 лет мы наблюдали, что они одна за другой отступали перед этими достижениями прогресса вплоть до сегодняшнего дня, когда самые страшные из них были почти полностью побеждены. В 1900 году на первое место выходили туберкулез, пневмония и серьезные заболевания кишечника. Пневмококковая пневмония сегодня является исчезающим заболеванием; тифоидный жар уже практически не существует; туберкулез, кажется, тоже находится на этом же пути. В настоящее время главными убийцами являются хронические дегенеративные болезни, жертвы которых, в большей степени, -люди преклонного возраста.

Эти достижения вызвали значительное увеличение средней
продолжительности жизни. Пожилые люди представляют собой гораздо
более значительный слой населения, чем во время открытия остеопатии.
На протяжении последних 40 лет количество пожилых людей старше 60
лет удвоилось. Они составляют 10% всего населения, и ожидается, что их
количество удвоится в следующем поколении. Только с 1933 по 1946
средняя продолжительность жизни выросла от 58,2 до 64,2 лет.

Однако, несмотря на то, что процент людей старше 60 лет увеличился, в наше время 60-летний мужчина может прожить столько же, как и в 1900 году. Иначе говоря, жизни, которые удалось спасти от инфекционных болезней, обрываются почти в том же возрасте, что и раньше. Они обрываются из-за хронических дегенеративных заболеваний -заболеваний взрослого и пожилого возраста, функциональных нарушений. Большой процент взрослого и пожилого населения ведет очень ограниченное, непродуктивное существование, отягощенное дискомфортом и инвалидностью, вызванными этими заболеваниями. Как


заявил доктор Леонард А. Шел (Leonard A. Scheele): "Мы столкнулись с огромной индивидуальной и национальной проблемой, которую представляет собой болезнь для взрослого населения - самого продуктивного элемента нашего общества. Возможно, мы не сможем определить, что такое здоровье в зрелом возрасте до тех пор, пока мы не узнаем больше о хронических дегенеративных заболеваниях и не постараемся применить знания, полученные об этих болезнях ко всему населению в целом. Мы лишь начали исследовать основные причины смерти и заболевания у взрослого человека".

Хотя хронические и дегенеративные заболевания рассматриваются как заболевания взрослого или старческого возраста, мы забываем, что они часто начинаются в подростковом возрасте или в детстве. Подростки и дети сами слишком часто становятся жертвами этих хронических заболеваний и инвалидизирующих функциональных расстройств. На сегодняшний день именно эти болезни убивают людей и делают их инвалидами и являются самыми актуальными социальными проблемами.

В наше время только остеопатическая концепция обладает достаточно широкой и единой перспективой, на которой можно основать систему лечения, способного управлять всеми этими заболеваниями.

На сегодня остеопатическая концепция также является единой системой лечения, которая обладает превентивными возможностями в отношении заболеваний. У классической медицины пока нет ключа, адекватного метода и систематического подхода для профилактики этих заболеваний. Лечение пока ещё очень временное, симптоматическое и заместительное.Достаточно нескольких иллюстраций. Лечение сахарного диабета было значительно улучшено со времен открытия инсулина. Само заболевание (эндокринная недостаточность поджелудочной железы) рассматривается как самостоятельное установленное единство, однако профилактика этой недостаточности или даже лечение начальной стадии ее не получило никакого практического внимания. Не желая уменьшать важность и значение недавних достижений научных исследований, к сожалению, мы по-прежнему больше ничего не узнали о дегенеративных хронических заболеваниях и функциональных проблемах.

Что можно сказать в пользу того, что было сделано для профилактики сердечных заболеваний, коронарного тромбоза, гипертензии, периферических сосудистых заболеваний, болезней кожи, артрита, болезней почек, ревматизма, пептической язвы и всех эндокринных


расстройств? Можем ли мы ещё сказать, что в лечении этих заболеваний медицинская наука действительно прошла период от временного лечения симптомов к лечению конечной фазы патологического процесса? В действительности, мы почти всегда путаем проявления и причины болезни. Эндокринные болезни "вызваны" недостаточной или избыточной активностью той или иной железы; их лечат как последствие. Но какая группа факторов смогла привести к этой недостаточной или избыточной активности? Приписывание их к "нарушению равновесия нервной системы" или к недостаточной или избыточной активности другой железы является просто способом уйти от вопроса.

Успех остеопатии в лечении большинства из этих болезней и надежда их предупредить связаны с тремя факторами:

1 .Определение главного предрасполагающего фактора и первичного этиологического фактора в нарушениях, которые затрагивают все части тела.

2. Обнаружение их на самых первых этапах эволюции.

3. Коррекция их прежде, чем ущерб станет необратимым.

Иными словами, эти три фактора означают: правильное обнаружение и лечение остеопатического повреждения.

Однако для того, чтобы остеопат подготовился к своей будущей роли в

превентивной медицине, ему нужно узнать очень многое:

1. Эффективность остеопатии для профилактики и лечения различной патологии должна быть оценена на очень большом количестве пациентов. Нужно сравнить вероятность различных болезней, смертность, длительность заболевания, периода выздоровления и так далее у групп людей, получающих ине получающих остеопатическую помощь. В настоящее время уже доступны статистические данные по этим группам. Было бы сложно представить себе более поучительное и убедительное доказательство профилактической важности остеоаптического лечения, чем сравнение двух групп людей - в одной из которых дети получали остеопатическое лечение, а в другой - медикаментозное лечение до взрослого возраста.


Представители остеопатической профессии не достаточно точно проверили роль остеопатии при сложных типах патологии, известных еще со времен Стилла. Они не делали это с достаточным упорством, строгим контролем, достаточно объективными методами, точными и многочисленными опросами. Часто возникает желание просто прибегнуть к симптоматическому лечению.

2. Остеопатические концепции и техники должны быть развиты, чтобы
они могли эффективно применяться ко всему населению так же, как и
профилактическая медицина, которая сегодня одновременно защищает
миллионы людей от инфекционных заболеваний.

3. Остается ещё изучить многое о факторах, которые вызывают развитие
повреждения (структуральных, постуральных, врожденных, факторах
окружающей среды, наследственности, профессии, возраста, степени
активности и так далее).,

Разве для этого может существовать более показательный способ, чем исследования, проводимые на большом количестве детей, принадлежащих к различным возрастным группам, которые позволят нам определить вероятность различных типов повреждений по отношению к различным факторам? Это сделает возможным обучение широких масс профилактике повреждений.

4. Мы нуждаемся в методах обнаружения повреждения, которые были бы
точными и легко применяемыми, которые могли бы использоваться
самим населением, чтобы все смогли получить коррекцию, когда
повреждение ещё находится на ранней стадии.

5. Нам ещё очень много нужно узнать о самом повреждении и о тех
процессах, которые оно вызывает и поддерживает. Несомненно, время,
работа и навыки, необходимые для коррекции каждого повреждения,
устанавливают некие пределы для использования в широких кругах
остеопатического лечения, несмотря на то, что эта работа и навыки лежат
в основе огромного успеха остеопатии в отличии от других форм лечения.

В соответствии с нашими современными знаниями, в будущем можно представить себе развитие более усовершенствованной, более общей и менее трудоемкой формы остеопатии; остеопатии, которая бы предупреждала или прерывала эффекты повреждений и которая бы предупреждала или уничтожала процессы, вызываемые повреждением -где бы ни находились повреждения и какими бы частыми они ни были.


Такая возможность является предметом исследований, и важно отметить, что неостеопатические учреждения начинают задумываться над этой проблемой.

Принимая во внимание достижения современного прогресса, было бы
ошибочно полагать, что остеопатическая концепция осталась
неизменной со времен её начала. Такое её рассмотрение было бы даже
фундаментальной ошибкой.Это не означает, что нужно отойти от
фундаментальных принципов Стилла, а скорее расширить, объяснить и
разработать их, подобно тому, как недавние успехи генетики и цитологии
сделали это для принципов Дарвина.

Сама концепция очень обогатилась и расширилась, формы её применения
стали более разнообразны, и её эффективность распространилась на
другие области. Но важнее всего помнить о том, что на сегодняшний день
остеопатическая концепция является иной по той простой причине, что у
нее появились новые роли в проблеме национального здравоохранения, и
что она существует в контексте, очень отличающемся (в социальном,
политическом, научном и экономическом планах) от концепции эпохи
Стилла. Живая, действующая концепция (а именно такой она и является)
не может оставаться неизменной, когда изменяется окружающий мир.
Остеопатическая концепция подготовила себе и продолжает готовить
новое и все более важное место в мире. Концепция и техники должны
продолжать эволюционизировать, приспосабливаться к миру и
действовать в новом контексте.


Выводы

Подводя итог всему выше изложенному, мы должны сформулировать
следующие задачи:

A) Необходимо практиковать остеопатию таким образом, чтобы не оставить никакого сомнения (особенно в уме пациента) в том, что
остеопатия отличается от других видов лечения.Нам удалось
клинически и экспериментально продемонстрировать, что
остеопатическое повреждение является самым важным
предрасполагающим и этиологическим фактором; следовательно, мы
задаем следующий вопрос: имеет ли остеопат моральное право отказаться
от единственного лечения, способного исправить это повреждение?
Конечно, можно задаться вопросом относительно мудрости или
мотивации остеопата, который отложит в сторону это превентивное и
такое мощное орудие, которым обладает только он один, в пользу
симптоматического и паллиативного лечения, исключительно потому что
оно более удобно и просто в применении. Также можно задаться вопросом: почему некоторые остеопаты могут оставить это орудие,
только чтобы не отличаться от других направлений медицины.

Б) Представители профессии должны утвердить программу исследований, важность и продуктивность которой будет достойна исторической роли изначимости остеопатической концепции. Это усилие необходимо, ибо оно даст новые знания и новые техники, которые подготовят остеопатию к её роли "центральной темы" в лечении и профилактике; остеопатия должна разработать меры, которые сделают её применимой в широком масштабе.Мы испытываем потребность в постоянно увеличивающихся данных.

B) Факультеты остеопатической медицины должны находиться среди
лучших медицинских учебных заведений в мире. Их выпускниками будут
врачи, способные принимать постоянно растущий вызов, бросаемый
здоровьем человека; врачи, которые благодаря своему образованию в
области научной остеопатии, постоянно будут предоставлять
информацию и данные, в которых мы нуждаемся;врачи, которые
найдут возможности применять достижения научного прогресса к
здоровью человечества; врачи, которые будут уметь обучать других
делать то же самое. В наших колледжах должны работать самые лучшие


врачи и ученые, которым будет дана возможность наилучшим образом делать свое дело. Преподаватели должны быть достаточно многочисленны, чтобы никто из них не был перегружен педагогическими или клиническими обязанностями, и каждый мог своими исследованиями содействовать улучшению знаний в этой области.

Третья задача, несомненно, является самой важной из трех, ибо выполнение двух других, так же как и выполнение задач, касающихся законодательства, организации и связей с общественностью, будет зависеть от её выполнения. Остеопатическая профессия достигла того уровня развития, на котором её эволюция, начиная с настоящего момента, будет прямо зависеть от достижений прогресса и эффективности её программ обучения и исследований.

Для остеопата эти задачи должны стоять на повестке дня.

Важно помнить о том, что научный мир и человечество в целом безразличны к той борьбе, которую ведет остеопатия со своими противниками;они даже безразличны к проблеме её выживания и эволюции как отдельной профессии. Тем не менее, они не безразличны к проблеме борьбы правды против лжи, особенно если она касается здоровья и благополучия человечества. Факторы, которые сделают возможным постоянное и быстрое развитие остеопатии вплоть до полной реализации её потенциала, будут теми же самыми, которые в то же время, вызовут её всемирное признание как формы основного и независимого лечения. Мы снова упомянем о данных исследований (неоспоримых и солидных фактах), которые не допускают никакого альтернативного заключения. Мы исходим не из мнений, цитат и отдельных показательных случаев, и даже не из доверия, а из научного материала, которому можно полностью доверять.

История и общество бросили остеопатии вызов и дали большое преимущество - максимальное развитие потенциала остеопатии на службе человечества. Полвека её славного существования хорошо подготовило эту профессию к тому, чтобы принять этот вызов. Будущее остеопатической профессии (а не выживание ее концепции, которое, кажется, уже определено) будет определяться в зависимости от того: примут или нет представители профессии этот вызов, и каким образом они это сделают. Хорошие мысли никогда не умирают; обычно человечество выделяет им почетное место.Если представители этой профессии не осознают это историческое преимущество, если они не примут этот вызов, это, несомненно, сделают другие. Перефразируя


афоризм Сэра Уильяма Ослера (William Osier), мы говорим, что в науке доверие оказывается человеку, который убеждает мир, а не тому, который первым открыл идею.История остеопатии свидетельствует о том, что, однажды приняв вызов, она всегда достойно держит удар.


Выражение благодарности

Автору хочется особо подчеркнуть, что данную статью он смог написать благодаря сотрудничеству со всей командой Кирксвилля. Доктор Денслоу (инициатор нашей программы исследований) и доктор Вильбур В. Кол (Wilbur V. Cole) внесли значительный вклад в профессию, и нужно оказать им особое почтение. При подготовке данной статьи автор использовал многие мысли из статьи своего коллеги доктора Дрюкера и так же беседы с ним об этих проблемах. Также автор очень много узнал от своих коллег из Кирксвилля, которые любезно уделили ему свое время и поделились своими мыслями и опытом в ходе семинаров, посвященных остеопатическому повреждению. Мы благодарим Комитет Исследователей Американской Остеопатической Ассоциации и Национальный Институт Здравоохранения, а также службу Общественного здравоохранения США за их помощь во время работы в лабораториях Кирксвилля.


 

 

Подход к патологическим

процессам

И. Корр, доктор философии

Кафедра физиологии

Колледж остеопатической медицины

Кирксвилль


На протяжении первых лет своего существования остеопатическая профессия развивалась и на практике применила концепцию здоровья и болезни, которой не существовало в медицинской практике того времени, и которая отделилась от других после того, как ее сформулировал Стилл. С тех пор прошло три четверти века, и нам кажется необходимым приступить к переоценке принципов, благодаря которым остеопатия остается отдельной формой лечения. Кроме того, нужно понять: почему

ЭТИ ПРИНЦИПЫ НЕ БЫЛИ ПРИНЯТЫ ОСНОВНОЙ ШКОЛОЙ

Исходя из этого принципа, моя цель в данной статье - сравнить с фундаментальной точки зрения две эти основные медицинские школы, существующие в наше время. Мне кажется, что в данный момент будет правильно описать подход и потенциал каждой из них по отношению к самым неотложным проблемам здравоохранения, поражающим человечество. Я сделаю это в свете самых последних достижений прогресса этих двух школ и в свете опыта и мысли многих ученых; мне бы хотелось выразить особую благодарность нашему президенту Джоржу Нортапу за прекрасное резюме, сделанное им для этих двух школ. Я позаимствовал не только его идеи, но и некоторые из его формул.

Прежде всего, я хочу сказать, что довольно трудно сравнивать эти школы
(аллопатическую и остеопатическую) по той причине, что одной из них
нельзя дать определения. Аллопатическая медицина не может быть
определена, так как она не руководствуется фундаментальными и
едиными принципами. Остеопатия же, напротив, руководствуется
некоторыми очень точными общими принципами, благодаря
которым она может быть действительно определена как
последовательная система.

Валлопатии отсутствует объединяющий принцип, на котором может быть основана последовательная система. Основной причиной является то место, которое она уделяет этиологии в своем образе мысли. Эдвард Стиглиц (Edward J. Steiglitz), красноречивый гериатр, сказал: "Концепция специфической этиологии, изложенная Кошем (Koch) в его постулатах, которой слепо следовали поколения бактериологов и клиницистов, затормозила на долгие годы прогресс этиологического анализа". Аллопатия связывает заболевание с патогенным агентом; для нее болезнь вызывается действием данного патогенного агента и является характерной для него. Иными словами, болезней или разновидностей болезней столько, сколько "этиологии". Естественно, при таком восприятии вещей терапевтическое внимание врача сосредоточено, в


основном, и даже исключительно, на этиологическом агенте или его эффектах.

Перед патогенным агентом аллопатия имеет только одну терапевтическую альтернативу:

Во-первых, по возможности устранить патогенный агент или блокировать его действие и верить в то, что при помощи некоторых поддерживающих мер нарушения, вызванные этим агентом, так или иначе, исчезнут; во-вторых, из-за невозможности выявить или устранить патогенный агент использовать другие агенты или меры, имеющие тенденцию обратить вспять патогенный процесс, вызванный данным агентом. -

Основное значение слова "аллопатия" - имеющая «другой» или противоположный" эффект. Как мы покажем позже, эта точка зрения кажется пережитком старых времен, когда господствовали болезни экзогенного происхождения, которыми являются инфекционные болезни и этиологией которых являются микробы и другие «захватчики». Задача врача состоит в том, чтобы воспрепятствовать доступу микроба в тело человека, либо устранить его и его эффекты как можно раньше после вторжения.

Этот подход имеет два практических неизбежных последствия. Первое заключается в том, что изучаются различия, существующие между болезнями, а не их сходства и общие черты. Это подтверждает тот факт, что дифференцальный анализ является одной из самых уважаемых дисциплин в аллопатии. Мы должны признать, что по своей сущности дифференцальный анализ часто является лишь поиском "этикеток", которые пытаются нацепить на различные группы признаков и симптомов (эффектов), на основе их врач пытается установить этиологию заболеваний.

Мне посчастливилось участвовать в многочисленных клинических конференциях, на которых очень детально изучаются симптомы и анамнезы с единственной целью - найти название для "болезни". В большинстве случаев сами клиницисты путаются с терапевтической точки зрения до тех пор, пока кто-нибудь не найдет удовлетворительную "этикетку", и тогда все вздыхают с облегчением. К сожалению, как мы покажем далее, очень малое количество больных, из приходящих к врачу в наше время, может вписаться в определенные классические рамки. Также, к сожалению, люди ошибочно полагают, что врач


ничего не стоит, если он не дает впечатляющее название тому, что у человека "не в порядке".

Вторым главным последствием аллопатического подхода является то, что он слишком занимается финальными результатами. Это подразумевается в следующем утверждении: "Стратегия аллопатической практики состоит в производстве эффектов, противоположных эффектам этиологического агента".К сожалению, при большинстве болезней, о которых я говорю в данной статье, когда эффекты проявляются в виде признаков и симптомов, патологический процесс уже очень сильно продвинулся вперед и иногда слишком сильно, для того, чтобы его можно было полностью устранить. Это ограничивает функцию врача аллопата до трех вещей:

1) облегчить (то есть уменьшить интенсивность или количество
симптомов у пациента)

2) приспособить (помочь пациенту адаптироваться, по возможности, к
"ущербу", причиненному патологическим процессом),

3) устранить «ущерб».

Это отражается в аллопатическом отношении к хирургии.
Приспособление или устранение "ущерба", причиненного патологическим
процессом, рассматриваются как восстановление или удаление
"оскорбляющего" органа вместо "оскорбляемого", как если бы этот орган
являлся причиной заболевания, а не жертвой длительного
патологического процесса.

Теперь сравним это со стратегией остеопатии. С остеопатической точки
зрения болезнь никоим образом не является синонимом характеристики
или определения патогенного агента. Более того, болезни имеют гораздо
больше общих черт, чем черт, свойственных каждой из них. На самом
деле все болезни человечества имеют одну самую важную общую
характеристику - это сам человек.

Исходя из этого, мы не можем утверждать, что болезнь вызвана только
действием данного патогенного агента; скорее она является реакцией
человека на раздражитель патогенного агента. В действительности, не
всегда очевидно: является агент патогенным или нет? И очень часто
именно тип реакции организма позволяет это узнать. Раздражитель,
который рассматривается как совершенно нормальный одним человеком,
может вызвать ненормальную реакцию у другого.


Каким сложным ни был бы человеческий организм, его реакции на воздействия ограничены. Его реакции скорее определяются его собственной природой, чем природой патогенного агента. Именно поэтому, с остеопатической точки зрения, задача врача заключается в том, чтобы понять реакции людей в целом и своего пациента в частности, и на основе этого направить его реакции в благоприятном направлении и не дать им пойти в неблагоприятном. Поп (Pope) справедливо утверждал, что "настоящим исследованием для человека является человек", следовательно, также верно и то, что "изучение болезней является изучением человека».

Я должен предупредить, что, пытаясь раскрыть характеристики остеопатии, я нигде не упомянул о манипулятивной терапии. Кажется, что манипуляция является одним из лучших методов лечения, доступных в наши дни, который может направить в благоприятном направлении различные типы реакций на вредные раздражители и сделать человека менее уязвимым.Однако ее нужно рассматривать только как один из элементов остеопатического лечения, так как только все аспекты жизни человека определяют и обуславливают его реакции.Следовательно, остеопатия является не только видом лечения, но также и очень открытой философией, управляющая мыслью и действием в проблемах здоровья и болезни.

Теперь сравним потенциал этих двух подходов перед самыми насущными
проблемами нашего времени.

На протяжении последних 40 лет в структуре заболеваемости произошли большие изменения. Эти изменения в возникновении болезней, которые нас поражают, сопровождались параллельными изменениями в области демографии. Управление самыми жестокими заразными заболеваниями благодаря прогрессу общественной гигиены, профилактической медицины, иммунологии и антибиотиков вызвало очень заметное увеличение средней продолжительности жизни.

Таким образом, мы можем сказать, что теперь население быстро стареет.
На протяжении последних 40 лет число пожилых людей старше 65 лет
увеличивалось в два раза быстрее, чем все население. Количество людей
старше 65 лет увеличилось в четыре раза с начала века, тогда как объем
всего населения лишь удвоился. Бюро переписи населения США
предполагает, что в 1980 году примерно 40% населения будет старше 45
лет, и более 20 миллионов людей - старше 65 лет.


Однако эти достижения прогресса омрачены огромной данью, которую дегенеративные заболевания заставляют людей платить и особенно тех, кто принадлежит к слою населения, который так быстро растет. Сегодня медицина столкнулась с новой волной заболеваний, которые поражают и истощают человечество, они связаны, в основном, со взрослым возрастом. Можно сказать, что люди не "подхватывают" эти болезни, а "развивают" их. Это скорее "эндогенные" болезни, которые мы развиваем в себе, чем "экзогенные", привнесенные извне. Это те болезни, которые, в основном, называют "нарушениями" - сердечные и почечные нарушения, желудочные нарушения и нарушения желчного пузыря.

Я говорю о хронических дегенеративных заболеваниях: сердечно­сосудистых, почечных, суставных, метаболических и эндокринных проблемах и т.д. Вероятность этих заболеваний значительна, они могут сделать инвалидами столько людей, что главный хирург Службы Общественного здравоохранения США назвал их первостепенными болезнями нашего времени. В этой стране насчитывается 25 миллионов человек, которые стали их жертвами; от них страдает один человек из 6: таким образом, этой проблемой затронута почти каждая семья. Несмотря на то, что, в основном, они связаны со взрослым возрастом, но и среди молодых людей также встречается много их жертв.

Таким образом, человек спасен от преждевременной смерти, вызванной инфекционными заболеваниями, только, чтобы позднее впасть в состояние нищеты и инвалидности, в которое его приведут дегенеративные болезни. Как утверждал Стиглиц (Stieglitz), человеку и коллективу гораздо тяжелее нести груз хронических болезней, чем груз стремительных смертоносных болезней.Как для него самого и его семьи, так и для общества, менее драматично, когда человек умирает быстро, чем когда он на протяжении нескольких лет остается инвалидом". Медицина оказалась безоружной перед этими болезнями. Это подтверждается одним фактом: хотя за последние 40 лет процентное количество людей старше 60 лет удвоилось, сегодня человек 60-ти лет имеет ту же продолжительность жизни, что и человек 60-лет в 1900 году. В качестве резюме можно сказать, что победа над серьезными инфекционными заболеваниями, благодаря прогрессу клинических наук, поставила человечество перед проблемами, по меньшей мере, столь же серьезными, но для которых пока ещё не найдено никакого решения.

Каков же подход аллопатической медицины к этому "огромному" грузу, которым являются эти болезни? Это груз в индивидуальном и национальном масштабе, ибо он поражает взрослое население - самый


продуктивный элемент нашего общества. Это тот же подход, о котором мы говорили выше. Ориентация, которую приняли его исследования, показывает, что аллопатическая профессия продолжает искать отдельные причины для отдельных болезней. Итак, принимая во внимание современное незнание специфических этиологических механизмов, которые поддерживают эти болезни; незнание, которое препятствует любому фундаментальному действию, медицинская профессия с ее «специфической манерой думать» может только заниматься облегчением симптомов, иными словами, воздействовать только на внешние проявление патологии.

В своем введении к конференции, которую он недавно провел по хроническим заболеваниям, Стиглиц заявил: «Во всех наших научных докладах мы опускаем один жизненно важный вопрос - профилактику длительных заболеваний; в этой области никто не может предложить что-либо существенное». Далее он продолжает: «Лечить хроническую болезнь после того, как пациент стал инвалидом - это то же, что закрывать дверь конюшни, когда лошадь уже украли».

Именно поэтому аллопатическая медицина занимается только
проявлениями заболеваний различной этиологии. На самом деле,
занимаясь поисками отдельных причин, она часто путает причину со
следствием. Так, например, она говорит нам, что сахарный диабет
"вызван" недостаточностью поджелудочной железы, когда на самом деле
эта недостаточность и вызванные ею симптомы являются последним
звеном длинной цепи этиологических процессов. Приведем более
недавний пример - ревматоидный полиартрит был приписан к
метаболическим нарушениям с недостаточностью надпочечников, тогда
как сама эта недостаточность является результатом сложного
патологического процесса, который (как и для многих других
хронических болезней) мог начаться задолго до появления симптомов.
Практика, основанная исключительно на инверсии эффектов и
игнорирующая причины, этиологические факторы, по сути, является
практикой, основанной на выгадывании времени.

Если кровяное давление повышено, то нужно дать пациенту что-нибудь, чтобы его понизить; если плохой аппетит, то его нужно стимулировать; если имеется избыточный вес, то его нужно уменьшить. Если одна из эндокринных желез пациента гиперактивна, то нужно ее «отравить», удалить ее часть или всю ее полностью, или же дать медикамент, который «убирает» эффекты гормона, который она секретирует; если у пациента недостаток гормона, то нужно дать ему этого гормона или стимулировать







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.29.190 (0.018 с.)