ТОП 10:

Парень пытался что-то произнести, но выдавил лишь невнятное бубнение, выплюнув несколько крошек.



Он с трудом сфокусировал взгляд на том, кто дергал его. Это была его няня, Простушка. Некогда прекрасные золотистые волосы, которые ниспадали до пояса, теперь были сожжены. А левая часть лица и вовсе превратилась в нечто неясное, и напоминало восковую фигуру, передержавшую над огнем. Гораций видел, скольких сил стоило няне не кричать от боли и выполнять свой долг по спасению ее десятилетнего подопечного.

Сперва был небольшой щелчок неясно слышимый через гул пламени, после треск и деревянная балка поддерживающая потолок начала проседать. Гораций почувствовал, как Простушка сильно дернула его за руку и, подняв с пола, ринулась к окну.

-Мастер Гораций… Бегите как можно дальше… Прячьтесь… - Простушка шептала. - Бегите…

Он падал, но чувствовал облегчение: в легкие теперь не забивался дым. Перед глазами вырос его родовой замок, который красным заревом отражался на иссиня-черном, ночном небе. А напротив, в окне второго этажа, он видел няню. Она облегченно улыбалась, когда потолок обрушился на нее…

…Парень, лет двадцати пяти, резко встал в постели. По лбу и щекам, срываясь с подбородка на голую грудь, катились капли липкого пота. Рукой взъерошив черные волосы, он безуспешно пытался успокоить дыхание. Волосы кололи руку, и он полностью сосредоточился на этом ощущении.

В окно пробивались теплые лучи заходящего солнца, которые мерно и в такт раскачивающейся каюте, освещали постель. Гораций скинул ноги на пол и поднялся. Опиревшись рукой на стену, он выглянул в окно… Уже скоро…

Маневрируя между расставленными стульями, прихватив по пути початую бутылку эля, он прошел в ванную. Алкоголь обжег глотку и принес наконец необходимое спокойствие. Взгляд натолкнулся на собственное отражение в зеркале.

Ничем не примечательное лицо, небольшой шрам, шедший поперек губы, но он никак не уродовал его, даже придавал некую экстравагантность. Черные, как смоль, волосы, были взъерошены, и лишь одинокая прядь падала на лоб. Разрез глаз был слегка косой, а сами глаза были темные с металлическим отблеском. Не красавец, но и не урод. Это помогало ему сливаться с толпой.

Его душа была погребена под грудой шрамов. Множество рваных, колотых, резаных ран, переплетались причудливой вязью рубцов на груди, шее, животе. Он мягко пробежался пальцами по ним. Память услужливо подсовывала картины прошлого, добродушно напоминая как был получен каждый из них. Вон память от кинжала Бархат, а этот от меча Изверга, кусочком легкого он заплатил за то, что смел пререкаться с Пророком…

Сотни холодных игл впивалась в измученное лицо, когда он ополоснул его, набрав пригоршней, пахнущей лавандой, воды из ведра для умывания. Надо подниматься наверх. Сегодня готовит повариха, к которой он втерся в доверие, а значит, он сможет бесплатно чего-нибудь перекусить.

Обернувшись перед зеркалом, он в очередной раз осмотрел белые длинные шрамы на спине. Глядя на них, он физически слышал свист хлыста Шутника… Гораций потряс головой прогоняя наваждение и накинув рубаху запоясав ее в кожаные штаны, попутно, в очередной раз, приложившись к бутылке, поднялся наверх.

***

Всюду до куда хватало глаз были облака. Они были вокруг: сверху, снизу, с боков. Ветер то и дело путался в черных как смоль волосах молодого парня, а ароматы выпечки так и растекались по палубе дирижабля, вызывая обильное слюноотделение. До боли в суставах парень вцепился в шершавые перила и ловко юркнул на нижнюю палубу. Запахи усилились. Хитро окинув взглядом окружающих людей, коих тут было до чёрта, парень наметил наиболее удачный маршрут к поварихе.

-Кто это тут у нас?- Со смехом в глазах спросила полная женщина, доставая с печи свежую порцию булок. - Хочешь одну?

Парень улыбнулся и согласно закивал.
Коричнево-золотистая корка так и манила, обещая мгновения чистого наслаждения, пока тесто будет таять во рту. Обильно присыпанная пудра забивалась в ноздри, но парень уже блаженно прикрыл глаза, чувствуя как еще горячее тесто, слегка обжигая нёбо, дарит мириады нот оттенков вкуса.

-Ишь ты, какой шустрый! Никогда не видела, чтобы так наслаждались моей выпечкой- Всплеснув руками, и по-доброму засмеявшись, повариха подтолкнула парню вторую булку и добавила: - Мы уже на подлете к Ангелосу. Ты ведь там сходишь?

Конечно, он слышал о Черной Чуме. Болезнь, которая имела сто процентный летальный исход, но как она передавалась или как ей можно было заразиться - было неизвестно. Жертв этой болезни зафиксировано немного, недостаточно для того, чтобы организовать в городе карантин.

-У меня туго сейчас с кредитами….- Произнес Гораций.

Повариха радостно всплеснула руками:

-Об этом не беспокойся. Семья Эйхарт, одни из самых знаменитых благодетелей. Они помогут тебе… Соглашайся, что ты теряешь.

Глава 2: Семья Эйхарт

«Со временем, я начала понимать, что все что окружает людей: цели, идеи, принадлежность к определенным кругам- второстепенно. Все меняется, уходит и приходит. Остается только семья. Всегда и везде. И каждый должен служить своей семье, делать все ради ее благополучия и процветания.»

«Из личного дневника Саманты Эйхарт»

Гораций смотрел на проплывающий мимо пейзаж. Ангелос он видел впервые. По сути, город представлял собой десятки островов, одни по меньше, другие побольше, парящих в воздухе. Связаны они были между собой сетью мостов. Самый крупный, центральный остров, был осью и одновременно центральной площадью города. К нему примыкали с десяток островов по меньше, по большей части торговые точки. А от них уже отходили жилые острова. Сейчас они ехали к самому дальнему, но отнюдь не к самому маленькому острову.

-Что привело тебя в Ангелос, Гораций?- Спросил Ричард.

Парень нехотя оторвал взгляд от окна. Мужчина смотрел на него с добросердечной улыбкой. Женщина, отложив книгу, так же взглянула на него, но как-то отрешенно, ей явно не хотелось участвовать в разговоре, но она была вынуждена соблюдать правила приличия. А вот девушка, напротив, смотрела на Горация с изрядной толикой любопытства.

-Желание увидеть мир.- Улыбнулся парень.

-Ааа, молодость.-Протянул мужчина искоса взглянув на дочь.- А как же твои родственники?

-Я сирота.- тихо ответил Гораций, вновь бросив взгляд в окно. Солнце нехотя пряталось, насылая на Ангелос полумрак ночи. Кое-где уже начали проявляться на небе звезды, пока еще едва различимые, но уже скоро они воссияют. Тоже самое было и со звуками, которые стихали, что после наполнить окружающее новой мелодией.

-Соболезную…- замялся в смущении Ричард.

-Ничего, я уже свыкся. Это было довольно давно.- успокоил парень и кинув очередной взгляд на Саманту спросил:- А чем вы занимаетесь?

-О! Мы входим в состав дюжины семей руководителей городом.- Радостно ухватившись за новую тему, звонко произнесла Саманта.- Хотим привести Ангелос к процветанию.

Замок был огромен, три каменных этажа, около полусотни ярдов в длину, вокруг зеленые поля ухоженных лужаек, по которым туда-сюда сновала редкая прислуга. Гораций насчитал не более дюжины человек, включая дворецкого и самих хозяинов дома.

-Рад снова вас видеть, хозяин Ричард, леди Оливия, леди Саманта,- поклонился седой дворецкий и взглянув на Горация добавил:- и неизвестный господин.

-Это Гораций, Октавий.- Представил его прислуге Саманта.- Он наш гость на некоторое время.

-У вас есть багаж… Мастер Гораций?- спросил Октавий.

В такой комнате, Горацию еще ни разу не доводилось бывать. Огромная кровать-балдахин, столик, шкаф. Воздух наполнял аромат редких благовоний. Мягко шагая по ворсистому ковру, с печатью рукодельников из Санд-сити, он вышел на балкон. Уже стемнело, и на небе, огромным желтым диском, сияла луна.

-Ни разу не видел ее такой огромной.- восторженно произнес он.- И у тебя каждый день такой вид?

-Нет.- рассмеялась Саманта.- У меня лучше. Моя комната на третьем этаже.

Легкий звон бокалов, вино мягко наполнило их до краев. Девушка грациозна подошла к парню и подала один из бокалов. Парень благодарно его принял и продолжая рассматривать окрестности спросил:

-Вон тот сарай, что за он?

Глава 3: Отряд М.Р.А.К.

«Настоящий разведчик смотрит в замочную скважину беспристрастным взглядом»
«Корректор»

Пробуждение было не лучшим на его памяти. Неудачное движение головой отозвалось дикой болью. Попытки приложить руки к голове так же небыли успешными, Гораций почувствовал туго затянутую веревку вокруг кистей. Глаза не хотели открываться, что-то мешало им. Он с силой зажмурился и резко открыл. Запекшаяся кровь треснула, и он смог осмотреться. Видимо когда он потерял сознание, то хорошенько приложился головой, где-то в районе лба, если судить по ощущениям кома боли, который скакал внутри черепа. А после еще пару минут пролежал в собственной крови, которая запеклась у него на глазах.

Руки у него были привязаны толстой, с его большой палец, веревкой к подлокотникам стула, в которое его услужливо усадили, предварительно привязав его лодыжки к ножкам. Вокруг царил мягкий полумрак, так как свет давала единственная свеча, стоявшая на столе возле него. Помещение, которое оно освещало, было не большим. По левую руку от него, в двух метрах от земли, вверх ногами, на крюках висели четыре тела: трое мужчин и одна женщина. Все они были голыми и их кожа была покрыта темными пятнами- симптомы Черной Чумы. В окно, которое было дальше на высоте двух человеческих ростов, было открытое окно, в которое пробивался лунный свет. Может закричать и попросить о помощи?

-Тебя всеравно никто не услышит.- Произнес голос справа.

Гораций поерзал в стуле.

-Остаются вопросы: что это за тела тут воняют и как передается твой вирус?- он снова, словно ему что-то зачесалось, поерзал в стуле и услышал заветный хруст на грани слуха. Он нашел слабое место в ножке стула, теперь ему нужно только определить в какую сторону ему придать усилие и нагрузку.

Острый укол в кисть. Дикая боль в голове. И остатки стула впивающиеся в его седалищную мыщцу. Следующие действия Гораций произвел на автомате не замечая боли: приподняв ученого, который еще не до конца осознал что происходит, ногой на расстояние удара, ударил куском ножки стула, вогнав его в горло Ричарду. Кровь брызнула фонтаном заливая все вокруг и тот, в слабых попытках сохранить жизнь, пытался прикрыть бьющий фонтан крови рукой. Резко поднявшись, Гораций вогнал кол глубже и перебил спинной мозг. Тело ученого осело на пол.

-Во-вторых: тут не я жертвой был.

-Ремень.- Произнесли сбоку от него.

Глубокий вдох, подбородок на грудь и медленный выдох. Сердце замедлилось. Это должно помочь снизить скорость циркуляции крови. Стянув с пояса ремень, Гораций, перетянул его на предплечье. Надеюсь яд не проник дальше, подумал он высматривая что-нибудь острое, попутно отсасывая из раны яд и сплевывая. Скальпель лежавший на столе ученого, в его руке, сделал точный и достаточно глубокий надрез в месте укола. Кровь теплым потоком начала стекать на пол.

-Кровопускание!- в голосе незнакомца послышалась усмешка.- Если рука покроется темными пятнами, я советую тебе, сразу ее отрезать.

-Ты из отряда Корректора?- Спросил парень, прислушиваясь к шуму на улице. Сперва неразличимый шум, сейчас и вовсе затих. Но на его вопрос никто не ответил, незнакомец исчез также, как и появился.

Первый был огромен, под семь футов ростом и более сотни киллограм. Его кожанный нагрудник был весь в крови, лунные блики отражались от блестящей лысины. Мель или Мельница, как называли его в отряде. Главный по силовым операциям.

Второй был две головы ниже, с седыми волосами на висках и залихвацкими усами, которые так любили носить выходцы северных земель. Корректор- глава отряда Моментального Реагирования в Агрессивных Конфликтах или проще М.Р.А.К.

-Гораций!- воскликнул он, осторожно приобняв.- Все как по нотам.

-Что на нее нашло?- Кивнул парень в сторону девушки.

Мель рассмеялся.

-Как только ты сошел с дирижабля, мы сразу «повели» тебя и поняли, что ты ухватил цель.- протянул лысый бурдюк, от которого несло алкоголем Горацию.- Устроили наблюдательный пост неподалеку. Мы полагали, что они не будут так быстро и нагло действовать… Вобщем Эми первая дежурила и увидела сцену на балконе с дочкой Ричарда.

-То как она меня опаила?- с надеждой спросил Гораций.

-Неа.- Лукаво усмехнулся Мель.- Ту, как та тебя соблазняла.

-Я полагаю Саманта мертва?- хотя зачем этот вопрос, ответ он и так знал.- А что у вас за новенький, со шляпой?

Он с трудом сфокусировал взгляд на том, кто дергал его. Это была его няня, Простушка. Некогда прекрасные золотистые волосы, которые ниспадали до пояса, теперь были сожжены. А левая часть лица и вовсе превратилась в нечто неясное, и напоминало восковую фигуру, передержавшую над огнем. Гораций видел, скольких сил стоило няне не кричать от боли и выполнять свой долг по спасению ее десятилетнего подопечного.

Сперва был небольшой щелчок неясно слышимый через гул пламени, после треск и деревянная балка поддерживающая потолок начала проседать. Гораций почувствовал, как Простушка сильно дернула его за руку и, подняв с пола, ринулась к окну.

-Мастер Гораций… Бегите как можно дальше… Прячьтесь… - Простушка шептала. - Бегите…

Он падал, но чувствовал облегчение: в легкие теперь не забивался дым. Перед глазами вырос его родовой замок, который красным заревом отражался на иссиня-черном, ночном небе. А напротив, в окне второго этажа, он видел няню. Она облегченно улыбалась, когда потолок обрушился на нее…

…Парень, лет двадцати пяти, резко встал в постели. По лбу и щекам, срываясь с подбородка на голую грудь, катились капли липкого пота. Рукой взъерошив черные волосы, он безуспешно пытался успокоить дыхание. Волосы кололи руку, и он полностью сосредоточился на этом ощущении.

В окно пробивались теплые лучи заходящего солнца, которые мерно и в такт раскачивающейся каюте, освещали постель. Гораций скинул ноги на пол и поднялся. Опиревшись рукой на стену, он выглянул в окно… Уже скоро…

Маневрируя между расставленными стульями, прихватив по пути початую бутылку эля, он прошел в ванную. Алкоголь обжег глотку и принес наконец необходимое спокойствие. Взгляд натолкнулся на собственное отражение в зеркале.

Ничем не примечательное лицо, небольшой шрам, шедший поперек губы, но он никак не уродовал его, даже придавал некую экстравагантность. Черные, как смоль, волосы, были взъерошены, и лишь одинокая прядь падала на лоб. Разрез глаз был слегка косой, а сами глаза были темные с металлическим отблеском. Не красавец, но и не урод. Это помогало ему сливаться с толпой.

Его душа была погребена под грудой шрамов. Множество рваных, колотых, резаных ран, переплетались причудливой вязью рубцов на груди, шее, животе. Он мягко пробежался пальцами по ним. Память услужливо подсовывала картины прошлого, добродушно напоминая как был получен каждый из них. Вон память от кинжала Бархат, а этот от меча Изверга, кусочком легкого он заплатил за то, что смел пререкаться с Пророком…

Сотни холодных игл впивалась в измученное лицо, когда он ополоснул его, набрав пригоршней, пахнущей лавандой, воды из ведра для умывания. Надо подниматься наверх. Сегодня готовит повариха, к которой он втерся в доверие, а значит, он сможет бесплатно чего-нибудь перекусить.

Обернувшись перед зеркалом, он в очередной раз осмотрел белые длинные шрамы на спине. Глядя на них, он физически слышал свист хлыста Шутника… Гораций потряс головой прогоняя наваждение и накинув рубаху запоясав ее в кожаные штаны, попутно, в очередной раз, приложившись к бутылке, поднялся наверх.

***

Всюду до куда хватало глаз были облака. Они были вокруг: сверху, снизу, с боков. Ветер то и дело путался в черных как смоль волосах молодого парня, а ароматы выпечки так и растекались по палубе дирижабля, вызывая обильное слюноотделение. До боли в суставах парень вцепился в шершавые перила и ловко юркнул на нижнюю палубу. Запахи усилились. Хитро окинув взглядом окружающих людей, коих тут было до чёрта, парень наметил наиболее удачный маршрут к поварихе.

-Кто это тут у нас?- Со смехом в глазах спросила полная женщина, доставая с печи свежую порцию булок. - Хочешь одну?

Парень улыбнулся и согласно закивал.
Коричнево-золотистая корка так и манила, обещая мгновения чистого наслаждения, пока тесто будет таять во рту. Обильно присыпанная пудра забивалась в ноздри, но парень уже блаженно прикрыл глаза, чувствуя как еще горячее тесто, слегка обжигая нёбо, дарит мириады нот оттенков вкуса.

-Ишь ты, какой шустрый! Никогда не видела, чтобы так наслаждались моей выпечкой- Всплеснув руками, и по-доброму засмеявшись, повариха подтолкнула парню вторую булку и добавила: - Мы уже на подлете к Ангелосу. Ты ведь там сходишь?

Парень пытался что-то произнести, но выдавил лишь невнятное бубнение, выплюнув несколько крошек.

-Тише-тише, Гораций, ты жуй хорошенько, а то подавишься ненароком.- Повариха осмотрела его странным взглядом.- Ты ведь из Дримса?







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.6 (0.016 с.)