ТОП 10:

Здесь изложены проступки, за которые брата изгоняют из Дома навечно



544. Первый проступок, за который брата изгоняют из Дома навечно, есть симония, ибо брат, который вступил в Дом через симонию, не может спасти свою душу, и потерян для Дома, а тот, кто принимал его, лишится своей накидки. Ибо симония совершается подарком либо обещанием братьям Храма, либо кому иному, кто может помочь вступить в Дом.

545. Случилось так, что во время Магистра брата Армана де Перигор 216 нашлись достойные братья, которые спросили свою совесть и мудрых людей, и нашли, что они вступили [в Дом] через симонию 217.

Опечалились они в сердце своем, и предстали перед Магистром братом Арманом де Перигор, и поведали ему об этом в слезах и с великой печалью сердечной, и открыли ему все свои деяния. И названный Магистр был в великом огорчении, ибо были они достойными людьми, что вели жизнь порядочных, верных и чистых братьев. И Магистр созвал совет старейших и мудрейших людей Дома и тех, кто знал больше других об этом, и он повелел им во имя послушания не рассказывать ничего другим, но дать ему совет в доброй вере и к пользе Дома.

546. И они держали совет и рассудили, что те достойные люди были столь мудрыми и вели столь добронравную жизнь, что их изгнание нанесло бы великий вред и серьезный урон славе Дома. Они не пожелали разбирать это дело далее и послали к Папе 218 в Рим брата, который изложил тому все, и просили его дать полномочия архиепископу Цезарейскому 219, который был другом и советником Дома. Папа охотно сделал это и послал ему письма.

547. Когда же они были доставлены к Магистру, он взял письма и послал их архиепископу Цезарейскому 220 с братьями, которые были на личном совете у Магистра, и с ними названных братьев; и поставил одного Командором и дал ему право принимать братьев [в Дом] по их совету. И они пришли к архиепископу с братьями, которые вступили в Дом через симонию, и доставили ему письмо Папы, а оно гласило, что указанным братьям отпускается их грех в той форме, в какой он должен отпускаться 221, и братья посовещались вместе, и он сказал им, что им следует снять свои накидки.

548. И они вернули свои накидки тому, кто был их Командором. Он взял их, а архиепископ отпустил им их грехи, и Командор с другими братьями вошли в палату, и вели капитул. Туда пришли те братья, что лишились своих накидок, и просили общества Дома ради любви Господней и Богоматери; и Командор отослал их вовне и спросил совета у братьев, и они согласились с просьбой архиепископа, который просил их, и с просьбой братьев. И он принял их вновь братьями, как если бы они никогда не были ими.

549. Так было сделано потому, что они были братьями Дома долгое время, и были мудрыми и достойными людьми, и вели добрую и набожную жизнь, а один позднее стал Магистром Храма 222. Об этом слышал я от достойных людей в свое время, ибо знаю я об этом только от них. Если бы эти братья были плохого поведения, такая милость не была бы проявлена к ним. И так же поступили позднее с одним достойным человеком Дома по его добродетели.

550. Второй проступок - если брат раскроет тайны своего капитула другому брату Храма либо иному человеку, который не был на том капитуле 223. Если капитул обсуждает проступок, он может рассказать об этом, но не должен называть никого из братьев, ибо если он назовет того, кто просил о милости, либо того, кто судил этот проступок, он будет изгнан из Дома; но если брат умер либо изгнан из Дома, он может рассказывать об этом и называть его без опасений. Так же, когда капитул назначает бальи, они не должны рассказывать о них, либо говорить о том, с чем соглашается один и с чем другой, ибо это было бы раскрытием тайны капитула, и от этого могла бы произойти великая ненависть.

551. А также, когда они находятся на совете у Магистра, они должны быть осмотрительны, когда назначают бальи, но если [они] слышат, что достойный человек выносит установление на капитуле, его можно назвать, но не следует касаться проступка брата, который состоит в Доме. Но если капитулом сделано отступление от правил и Магистр узнал об этом каким-либо образом, Магистр не сказал на капитуле: "Я слышал, что сделано такое-то отступление от правил, и я приказываю, чтобы эти дела раскрыли". И так может быть сказано, но Магистр не должен приказывать поведать вне капитула чего-либо, что было сделано капитулом, но на капитуле он может приказать это, и другие так же могут рассказать об отступлении от правил, если оно было сделано.

552. Ибо случилось так в Шато Пелерин, что брат Пьер де Монтегю 224, кто был Магистром, наказал братьев и отправился в Акру, а братья в замке подняли их с земли. И когда Магистр узнал это, он вернулся и созвал капитул, и обвинил всех братьев в том, что они согласились поднять братьев с земли, и присудил, что совершили они серьезный проступок, так как не имели права поднимать их, ибо они были наказаны Магистром.

553. Третье - если брат убьет христианина или христианку, либо вызовет их смерть, он будет изгнан из Дома.

554. Ибо случилось в Антиохии, что брат по имени Парис и два других брата с ним убили нескольких христианских купцов; и это узнали другие, и их спросили, почему они совершили такое, а те ответили, что грех толкнул их на это. Командор заставил их просить о милости, и их приговор был отложен; проступок судили перед конвентом и приговорили их к изгнанию из Дома, и возили их по Антиохии, Триполи, Тиру 225 и Акре, оглашая: "Смотрите, вот правосудие, свершаемое Домом над отступниками", и их заточили 226 навсегда в Шато Пелерин, и они умерли там. А потом в Акре подобный случай произошел с другим братом.

555. Четвертое есть кража, которая понимается по-разному: тот, кто крадет, является вором, либо тот, кто покидает замок либо укрепление, днем либо ночью, любым иным путем, кроме предписанных ворот, которые открыты, и не должен он уходить ни над, ни под ними.

Либо тот, кто крадет ключи, либо подделывает их, чтобы открыть ворота: он тоже считается вором, ибо никто из братьев не должен открывать ворота иначе, кроме как заведено в Доме. Если же Командор просит брата сержанта, который находится под его началом, показать все вещи, за которые тот отвечает, брат должен показать их или сказать, где они находятся, а если он не сделает этого и утаит сумму более четырех денье, он будет изгнан за это из Дома.

556. Ибо случилось в Шато Бланка 227, что брату, который отвечал за овчарню, приказал Командор показать все вещи, которые находились в его ведении, и брат показал ему все, кроме кувшина с маслом, и сказал, что у него больше ничего нет. А Командор знал о том кувшине и обвинил брата. И брат не мог отрицать того, и признался, и был изгнан из Дома.

557. Если кто-либо из братьев из гнева либо ярости покинет Дом и возьмет вещи, которые он не должен брать, он изгоняется из Дома, ибо он есть вор. И все братья Храма, которые покидают Дом, должны знать, что они не должны брать двух предметов одного рода. И они не должны брать ни золота, ни серебра, не уводить коня и не забирать оружия, то есть, ни шлема, ни кольчуги, ни кольчужных чулок, ни арбалета, ни меча, ни кинжала, ни сюрко, ни гамбизона, ни палицы, ни копья, ни турецкого оружия, говоря кратко, любой, кто возьмет что-либо, что относится к оружию, будет за это изгнан из Дома.

558. Вещи, которые дозволено брать: туника и гарнаш с мехом, или туника и рубаха, и одна пара штанов, и одна пара чулок, и одна пара башмаков либо чулок без обуви, полотняная шапка, чепец, пояс, нож, которым режут хлеб, и все эти вещи должны включать то, что он одевает на первый час. Он может надеть плащ либо походный плащ, но должен вернуть, если ему скажут об этом, и если он не вернет их, то будет изгнан из Дома, а если ему не скажут, он должен вернуть их позже, ибо если он оставил их себе более чем на две ночи, просили ли его их вернуть или нет, он будет изгнан из Дома. Ибо те испорченные братья, что покидали Дом и брали свои накидки, и носили их по тавернам и притонам, и в других злачных местах, и закладывали их и продавали их скверным людям, принесли Дому великий позор и бесчестье, и по этой причине конвент и достойные люди Дома установили, что плащи ценнее, чем башмаки либо кинжал, либо палица, потому что за каждую из этих вещей взявший ее будет изгнан из Дома.

559. Но из-за этого они никоим образом не нарушают первый закон, что, если кто-либо проводит две ночи за пределами [Дома], как сказано выше, он может вновь обрести свою накидку через один год и один день. Те, кто решают, что он изгоняется из Дома, если он пришел после первого часа или прислал свой плащ, идут против первого закона, который никто не может нарушать, если конвент не отменит его; а также те, кто принимает такое решение через один день либо после вечерни. Но, по нашему пониманию, после двух ночей и всего следующего дня до вечера, когда прошел час повечерия, если кто-либо возвращается, либо присылает свой плащ, он может быть приговорен к изгнанию из Дома, ибо тогда можно сказать, что он удерживал его две ночи и один полный день. И его совесть может быть спасена, и первый закон не нарушен; но так как этот проступок не разъясняется, и никогда не был определен, каждый дает свое понимание его. И я не говорил о нашем, более того, я не берусь давать другое правило, ибо я никогда не слышал его ясно и точно сказанным; но я слышал, что старейшие в Доме рассказывали то, о чем я сказал выше; но каждый должен следовать своей совести.

560. Случилось однажды, что брат по имени Хью ушел из Дома в Акре и вернул все вещи, которые он должен был вернуть, кроме плаща, который он хранил у себя две ночи, и на следующий день вернул его; а вскоре после того он раскаялся и пришел просить о милости у ворот, как это заведено в Доме; и братья приговорили его к изгнанию. И некоторые из братьев вновь говорили, что не следует изгонять [его] из Дома из-за плаща, ибо он не хранил его долее, чем столько, сколько он хранил его. Но они не сказали определенно, сколь долго он мог хранить его.

И он был признан виновным, ибо никто не знал определенно, когда он вернул его, и из-за этого большинство в конвенте согласились, что, так как он хранил его долее, чем должен был, и прошло две ночи, и они не знали, когда он вернул его, он не может вновь быть принят в Дом. Да будет известно, что те, кто рассматривали такие случаи, часто сожалели о своих решениях. И если решение изменяется, то это не закон, которого следует придерживаться, и его придерживаться не следует, но если Магистр и конвент установят что-либо, то этого следует придерживаться.

561. Случилось однажды, что один брат покинул Дом в Шато Пелерин, и вернул все снаряжение, а после вернулся просить о милости у ворот, и Магистр задал свой вопрос, и нашлись братья, которые сказали, что он взял кое-какие вещи, и что они знали об этом, и так как их не нашли, он был изгнан из Дома. И каждому брату верят, если он говорит против брата, который покинул Дом, когда он говорит, что потерял свое снаряжение по вине того, кто покинул Дом.

562. Случилось однажды, что один брат ушел из Дома в Альбе 228 и отправился в Крак 229, и по дороге потерял свой лук, а один сержант нашел его и вернул своему Командору; а тот брат говорил, что, когда уезжал, оставил меч на своем месте, но Командор не нашел его; затем тот брат вернулся и просил о милости, и его приговор был рассмотрен перед Магистром и конвентом, и он предстал перед Генеральным Капитулом, и просил о милости. И братья решили, что из-за того, что меч был потерян для Дома, и лук был потерян, ибо не он вернул его Дому; и за каждый из этих проступков он приговаривался к изгнанию из Дома.

563. Случилось однажды, что один капеллан отправился морем из Триполи и заболел, и умер, до того как прибыл в Бейрут, и когда Командор узнал об этом, он отправился туда, чтобы найти его и захоронить. И Командор взял старые одежды и одел его в них, а затем открыл сумки брата капеллана и взял некоторые одежды взамен; а после отправил Магистру все вещи, кроме одного меча. Позже этому брату сказали, что он не мог так делать, и он был устыжен и молил Магистра о милости. А так как он знал мало об обычаях Дома и совершил это не по злому умыслу, и от этого не произошло никакого вреда, Магистр просил достойных людей, что были там, не судить его. Ибо, если бы этот проступок судили, тот брат был бы изгнан из Дома, ибо, когда брат капеллан умирает в землях по эту сторону моря, все его книги, одежды и драгоценности должны быть отправлены Магистру, кроме его дневной одежды, ночной одежды и оружия, которые должны передаваться, куда полагается, а если он умирает за морем, они должны передаваться в руки Командора, под чьим началом находился покойный.

И если кто-либо из братьев возьмет что-нибудь из перечисленных вещей, его сочтут вором.

564. Если кто-либо из братьев вскроет замок, который не находится в его распоряжении, и возьмет что-нибудь без разрешения того, кто за это отвечает, и его признают виновным в том, что он взял эти вещи, его могут счесть вором.

565. Если кто-либо из братьев польстится на вещи в суме другого, и брат, кому они принадлежат, заявит, что потерял то, что было в суме, и сможет обвинить того, кто взял вещи из сумы, и доказать, что потерянные вещи были в суме, того могут счесть вором.

566. Если кто-либо из братьев умрет, и в его сумах либо в снаряжении найдут золото либо серебро, а он был братом конвента, либо он поместил их вне Дома, либо спрятал их без разрешения того, кто может его дать, и не признался в этом при смерти своему Командору либо другому брату, его не похоронят на кладбище, но выкинут собакам, а если он уже похоронен, то его выкопают и выкинут, что совершалось с несколькими.

567. Пятое есть сговор; ибо сговор совершается двумя или более братьями. Если два брата сговорились и избили брата, либо обвинили его ложно, и их признали виновными в совершении этого по соглашению, это будет считаться сговором, и они будут изгнаны из Дома.

568. Шестое - если брат покинет Дом и уйдет к сарацинам, он будет изгнан из Дома.

569. Случилось однажды, что брат по имени Роджер Немец был взят в плен под Гадрой 230, и сарацины велели ему отречься, и заставили его поднять палец и произнести клятву 231, и поместили его в тюрьму с другими братьями, и он просил о милости перед братьями и говорил, что не знает, в чем его заставили дать клятву. И его приговор был отложен до решения Магистра и конвента, и перед ними он просил о милости на Генеральном Капитуле, и был изгнан из Дома за свой проступок.

570. Случилось однажды в Сафете 232, что брат, работавший в кузнице, ушел из замка со всем своим снаряжением, намереваясь покинуть Дом, и провел ночь в казале немцев 233, в котором было много сарацин, а на следующий день он раскаялся и пошел в Акру, и на следующий день после первого часа пришел прямо в Дом Ордена, и на первом же капитуле просил о милости за совершенное. И братья приговорили его к лишению накидки, а некоторые достойные люди говорили о том, что он провел ночь с сарацинами, и если бы казаль не был бы под началом христиан и бальи не были бы христианами, его бы изгнали из Дома.

571. Седьмое - если кто-либо из братьев верует неправедно и не исповедует веру Иисуса Христа.

572. Восьмое - если кто-либо из братьев совершает что-либо против природы и против закона Господа нашего, он будет изгнан из Дома.

573. В Шато Пелерин были братья, которые занимались непристойным грехом и ласкали друг друга в своих кельях по ночам; так что те, кто знали об этом, и другие, кто пострадал от этого, сообщили Магистру и нескольким достойным людям Дома. И Магистр послушал совета, что это дело не должно выноситься на капитул, ибо то было слишком оскорбительное деяние, но тех братьев следует вызвать в Акру; и когда они прибыли, Магистр поместил достойного человека в палату, а других вместе с собой в палату, где они были, и заставил тех снять свои накидки и заковал их в железо. А один брат по имени Лукас сбежал ночью и ушел к сарацинам. Другие же два были сосланы в Шато Пелерин, и один, как показалось, пытался бежать, так что он умер, а другой оставался в тюрьме долгое время.

574. Девятое - если брат оставляет свое знамя и бежит из страха перед сарацинами, его изгоняют из Дома. А наши старейшие также говорят, что если братьев посылают по службе Дому, и тот, кто посылает их, дает им Командора рыцарей, который не несет знамени, и кто- либо из братьев бросает своего Командора и бежит из страха перед сарацинами, его изгоняют из Дома за это. А другие братья говорят, что тот, кто бросает своего Командора, хотя бы и без знамени, бросил бы и знамя, поэтому его можно приговорить к изгнанию из Дома.

575. Если братьев посылают по службе Дома без Командора, и они видят, что им могут угрожать сарацины, они могут избрать одного среди себя Командором, и должны слушаться его и держаться возле него в битве, как если бы тот был Командором.

576. Ибо случилось однажды, когда в этой стране были татары 234, по совету достойных людей Магистр послал двенадцать братьев в Иерусалим, а четверо из них покинули город и не остались там.

Магистр узнал об опасности, в которой находились братья, и послал письмо Командору и другим братьям, чтобы они отступили до Яффы 235, дабы не попасть в руки татар. Командор рыцарей не пожелал поступить так, тогда четверо братьев пришли к Командору и сказали ему, чтобы он делал то, что повелел ему Магистр в своем письме, а тот ответил, что он не уйдет без братьев Госпиталя, которые присоединились к нему. И эти четыре брата просили Командора, чтобы он приказал им остаться с ним, а Командор сказал, что не сделает этого. Тогда брат, который был старшим среди них, сказал, что они могут ехать, так как Магистр повелел им ехать, и что они не должны бояться суда Дома, ибо их нельзя судить за то, что они не выполнили этого [приказа]; эти четверо вернулись и предстали перед Магистром, и просили о милости за свой проступок.

577. И некоторые говорили, что их следует изгнать из Дома, потому что они оставили своего Командора и знамя в опасности. А братья говорили, что письмо Магистра приказывало Командору и всем братьям, чтобы они вернулись, и Командор не пожелал приказать им остаться, и по этой причине старший из них сказал, что они могут вернуться, не нанося вреда Дому, ибо, если бы письмо не было послано, и это решение не было бы принято, их можно было бы изгнать из Дома. И один из четырех братьев сказал, что у него было разрешение вернуться, когда он пожелает, и Магистр заступился за него, а других присудили лишить накидок, потому что они не дождались своего Командора. А тот, кто принял то решение, был осужден на один день.

578. Если Господь призовет к себе одного из Командоров провинций, тот, кто остается на его месте, должен взять все его имущество, посоветовавшись с достойными людьми Дома, что окружают его, и запечатать сумы печатями Командоров, которые присутствуют. А печать умершего Командора должна быть положена внутрь, ибо сумы следует послать Магистру, а все прочие драгоценности, золото и серебро следует положить в сундук Командора и запечатать, как и сумы, и он должен сообщить Магистру, что выполняет его приказ, ибо все перечисленные вещи должны быть переданы в руки Магистра без всякого изъятия. Но лошади, дневная одежда, ночная одежда и оружие остаются в распоряжении Командора, и он распоряжается ими по своему усмотрению; а если он оставит себе что-либо еще, его могут изгнать из Дома.

579. Если же он был Визитатором от имени Магистра и конвента, как это им полагалось делать, и Господь призвал его, когда он за морем, его сумы следует взять таким же образом и положить внутрь его печать и все его небольшие драгоценности, и их следует запечатать печатью Командора и других Командоров и отослать Магистру. А все прочие вещи, золото и серебро, или то, что было в его походном алтаре, все это следует собрать вместе и отослать Магистру в Левант, и даже лошадей. Ибо все эти вещи принадлежат Магистру и конвенту, кроме дневной и ночной одежды, которую следует раздать ради любви Господней.

580. Случилось однажды, что брат по имени Мартин Санчес был Командором Португалии и умер, прежде чем попал в свой бальяж. Тот, кто был поставлен на его место, взял некоторые из вещей, которые он послал туда, и раздал их в пользу Храма; а тот брат был в нашем Доме недолгое время и не знал о запрете. Когда же Магистр узнал об этом, он послал за тем братом и заставил его просить о милости, и так как тот не знал обычай Дома, Магистр держал совет с многими достойными людьми Дома, и они не пожелали судить его, как могли бы, ибо он не знал хорошо законы Дома.

581. Когда же Господь призывает к себе одного из Командоров провинций, тот не может поставить на свое место кого-либо из братьев, но может сделать это только при жизни. А когда Господь призовет его к себе, тот, кого он поставил на свое место, должен послать за Командорами провинции и сообщить им о смерти их Командора. И они должны приехать и избрать одного из своего круга, кто угоден им, когда они соберутся в подходящем месте, которое он им укажет, в определенный день. Тот же, кто находился на месте Командора, должен подтвердить им желание старого Командора, и тому, кто занимает место Великого Командора, пока Магистр не даст свое повеление; и он должен сообщить Магистру о смерти своего Командора и должен отослать его вещи, как сказано выше.

582. Ибо случилось однажды, что брат Гвильме Фуке был Командором Испании и заболел; во время болезни он назначил брата Адама на свое место. А затем иные сказали ему, что он поступил неправильно, не оставив на своем месте брата Раймонда де Люнеля, и он сказал: "Именем Господа, я оставляю его на своем месте, после чего умер". А когда он умер, брат Адам сказал, что он занимает место Командора, и брат Раймонд де Люнель сказал, что это место - его, и они спорили об этом; и братья Кастилии и Леона поддержали брата Адама, а братья Португалии - брата Раймонда де Люнеля, и каждая сторона созвала свой капитул, и назначили бальи, и каждый из них распоряжался так, как мог распоряжаться брат, находящийся на месте Командора.

583. И они сообщили Магистру о том, что произошло. Магистр же послал в Испанию Командора и повелел этим двум братьям прибыть к нему; и они прибыли и просили о милости перед Магистром и конвентом за свой проступок. А Магистр и конвент решили, чтобы этих двух братьев изгнали из Дома, но их приговор был отложен, так как это были достойные люди, которые вели порядочную и набожную жизнь, и так как ранее подобного не случалось. Затем произошла битва при Гадре между христианами и сарацинами, и наши люди были у Аскалона 236. И Магистр созвал братьев после заутрени, и просил их решить судьбу тех двух достойных людей, и они взяли это на себя охотно и простили тем их проступки. Но да будет известно, что они были изгнаны из Дома согласно нашим законам, потому что они распоряжались властью, как не должны были, согласно тому, что сказано выше. И достойные люди Дома сказали, что это могло считаться сговором всех тех, кто поддерживал их.

584. Десятое - если кто-либо из братьев, вступивший в Дом как мирянин, будет возведен в сан без разрешения того, кто может дать его, его могут изгнать из Дома. А если он был возведен в сан иподиакона или выше, и скрыл это, давая клятву, и был признан виновным в этом, он может быть изгнан из Дома.

585. Ибо случилось однажды так, что Командор Франции послал по эту сторону моря брата, который был в его бальяже и был возведен в сан иподиакона, и тот прибыл на Генеральный Капитул, что было в Цезарее. И были там брат Гвиро де Брайес и брат Гюго де Монло, и многие другие старейшие, и его приговорили к изгнанию из Дома, потому что он был возведен в сан без разрешения.

586. За все названные выше проступки брата могут изгнать из Дома, а есть также и другие. Случилось однажды, что у нас был брат-рыцарь, и нашлись братья из его страны, которые сказали, что он не был ни сыном рыцаря, ни из рыцарского рода, и эти слова были столь серьезны для Дома, что следовало рассудить их на капитуле 237. Те же братья сказали, что если бы он был здесь, его бы признали виновным, так, что братья решили послать за ним, ибо он был в Антиохии. И Магистр послал за ним, и когда он прибыл и пришел на первый капитул, на котором он присутствовал, то встал и сказал перед Магистром, что слышал слова, что говорили о нем. Магистр приказал тем, кто говорил те слова, встать, и они встали, и его признали виновным в том, что его отец не был ни рыцарем, ни рыцарского рода. И с него сняли его белый плащ и дали ему коричневый плащ, и он стал братом капелланом.

А тот, кто принял его в братья, был за морем, и когда он прибыл, он просил о милости за то, что сделал это, и сказал, что поступил так по приказу Командора Пуату, который уже умер, и это было истинно. А если бы он не нашел свидетелей, что поступил так по приказу, его бы лишили накидки, хотя он был достойным человеком и хорошо показал себя в своем бальяже, ибо никто не должен давать накидку тому, кому не следует носить ее, и никто из сержантов не должен носить белый плащ. А если такое случится с Магистром, с ним можно поступить так же, как это было сделано и сказано выше.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.012 с.)