ТОП 10:

ПОСЛАНИЕ ПРОРОКА, да благословит его Аллах и приветствует, ИРАКЛИЮ, ИМПЕРАТОРУ РУМА (ВИЗАНТИИ)



В этом послании говорилось следующее:

«Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного! От Мухаммада, раба Аллаха и Его посланника, Ираклию, государю Рума.

Мир тому, кто следует правильным путём.

Прими Ислам, и ты будешь спасен, прими Ислам, и Аллах дарует тебе двойную награду, а если ты откажешься, то понесешь на себе бремя греха своего и своих подданных! О люди Писания! Придите к слову единому для нас и для вас, и давайте скажем, что не будем мы поклоняться никому, кроме Аллаха, и что никого не будем придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ помимо Аллаха».[74]

Это послание повёз Дахийа ибн Халифа, которому было велено вручить его правителю Бусры, с тем чтобы тот передал его императору. Что же касается самого императора, то он пешком шёл от Хомса до Иерусалима, делая это в знак благодарности Всевышнему Аллаху за то, что Он даровал ему победу над войсками Персии.

Получив послание Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, он велел своим людям привести к нему кого-нибудь из арабов, кто знал бы посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Они нашли Абу Суфйана, находившегося в Иерусалиме с торговым караваном курайшитов, привели его вместе с другими мекканцами к Ираклию, который принял их в присутствии знатных людей Рума. Сначала император спросил курайшитов, есть среди них родственники Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и если есть, то кто из них приходится ему самым близким родственником. Когда ему сообщили, что в самом близком родстве с ним из числа присутствующих находится Абу Суфйан, Ираклий велел ему подойти поближе и сесть, в то время как другие продолжали стоять позади. Им Ираклий сказал: «Я буду задавать ему вопросы об этом человеке (то есть, о Пророке, да благословит его Аллах и приветствует), а если он солжёт, то вы дадите мне знать», и Абу Суфйан постыдился говорить неправду.

Ираклий спросил Абу Суфйана:

– Каково его происхождение?

Абу Суфйан ответил:

– Он благородного происхождения.

Ираклий спросил:

– А говорил ли кто-нибудь из вас нечто подобное когда-нибудь раньше?

Он ответил:

– Нет.

Ираклий спросил:

– А кто следует за ним, знатные люди или простые?

Он ответил:

– Скорее простые.

Ираклий спросил:

– Число их увеличивается или уменьшается?

Он ответил:

– Скорее увеличивается.

Ираклий спросил:

– А отрекается ли кто-нибудь от его религии из-за недовольства ею после того, как начинает исповедовать её?

Он ответил:

– Нет.

Ираклий спросил:

– Приходилось ли вам обвинять его во лжи до того, как он начал говорить то, что говорит сейчас?

Он ответил:

– Нет.

Ираклий спросил:

– Не отличается ли он вероломством?

Он ответил:

– Нет.

Тут Абу Суфйан вставил нечто такое, что могло дать пищу для сомнений, сказав:

– Однако мы уже давно не встречались с ним и не знаем, чем он занимается.

Потом Ираклий спросил:

– Приходилось ли вам сражаться с ним?

Он ответил:

– Да.

Ираклий спросил:

– И каков же был исход ваших сражений?

Он ответил:

– Война переменчива: он побеждает нас, и мы побеждаем его.

Ираклий спросил:

– Что он велит вам?

Он ответил:

– Он говорит: «Поклоняйтесь Аллаху, и ничего не приравнивайте к Нему и откажитесь от того, что говорили ваши предки!», и ещё он велит нам совершать Намазы, быть правдивыми и воздержанными и поддерживать родственные связи.

Закончив задавать Абу Суфйану эти вопросы, Ираклий сказал:

«Ты упомянул о том, что он благородного происхождения, но такими же были и те, кого Господь посылал к людям до него.

И ты упомянул о том, что никто из вас до него не говорил ничего подобного, и тогда я сказал себе, что если бы это было не так, то я решил бы, что он повторяет то, что до него говорили другие.

И ты упомянул о том, что не было среди предков его владык, и я сказал себе, что если бы являлся он потомком владык, то это означало бы, что он стремится вернуть себе то, что принадлежало его предкам.

И ты упомянул о том, что вам не приходилось обвинять его во лжи, и мне стало ясно, что он никогда не клеветал на людей и не возводил ложь на Аллаха.

И ты упомянул о том, что за ним следуют простые люди, но именно такие и становятся последователями посланников Господа.

И ты упомянул о том, что число их увеличивается, но так и должны обстоять дела истинной веры, пока не достигнут они успешного завершения.

И ты упомянул о том, что никто из последователей его не отрекается от этой религии, но так и бывает, когда сердца охватывает радость веры.

И ты упомянул о том, что несвойственно ему вероломство, но таковыми и являются посланники Господа.

И ты упомянул о том, что он велит вам поклоняться Аллаху и ничего не придавать Ему в сотоварищи, и запрещает вам поклоняться идолам и велит вам совершать Намазы и быть правдивыми и воздержанными. Но если то, что ты говоришь, верно, это значит, что он непременно завладеет тем, что ныне принадлежит мне. Я знал, что будет пророк из числа иноземцев, но не думал, что он один из вас. И если бы я знал, что сумею добраться до него[75], то постарался бы встретиться с ним, а если бы встретился, то непременно омыл бы ноги его!»

А потом он велел дать ему послание Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и ему прочитали его, после чего среди его приближенных поднялся большой шум, и Абу Суфйана вместе с другими курайшитами вывели оттуда, и он сказал своим товарищам: «Ибн Абу Кабша стал важным человеком, ибо, поистине, боится его даже владыка Рума!» И Абу Суфйан не переставал бояться, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, победит, пока Аллах не привёл его к Исламу.

Ираклий пожаловал Дахийе ибн Халифе аль-Кальби деньги и почётную одежду, а сам вернулся в Хомс. Там он пригласил в цитадель знатных людей Рума, приказал запереть за ними ворота и сказал: «Если вы хотите добиться успеха, встать на путь истинный и укрепить вашу веру, то последуйте за этим пророком!» Услышав эти слова, они кинулись к воротам, но увидели, что они заперты. Что же касается Ираклия, то он увидел, что они никогда не согласятся с ним, и велел: «Верните их ко мне!», а когда их привели, он обратился к ним с такими словами: «Поистине, сказав это, я лишь хотел проверить вашу приверженность вашей религии и убедился в ее силе», и тогда они пали перед ним ниц, оставшись довольными им.

Из всего вышеупомянутого следует, что император Византии не только знал о Пророке, да благословит его Аллах и приветствует, но и признавал истинность его пророческой миссии. Однако он слишком любил власть, и поэтому не принял Ислам, и это привело к тому, что он, как и сказал об этом посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, понёс на себе бремя не только собственных грехов, но и бремя грехов своих подданных.

Что же касается Дахийи ибн Халифы, то на обратном пути в Медину его дочиста ограбили люди из племени бану Джузам, и поэтому он ничего не привез с собой из того, что было ему подарено. Когда Дахийа вернулся в Медину и сообщил об этом посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, он послал к джузамитам пятьсот воинов под командованием Зайда ибн Харисы, которые внезапно напали на них, перебили часть мужчин, захватили тысячу верблюдов и пять тысяч овец и увели с собой сто женщин и детей. Узнав об этом, один из вождей этого племени Зайд ибн Рифа‘а аль-Джузами, принявший Ислам вместе со своими людьми и помогавший Дахийе по мере сил во время нападения на него других джузамитов, поспешил в Медину, и посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вернул ему захваченную добычу и пленных.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.005 с.)