ТОП 10:

Стул не должен быть колченогим



Герберт Бенсон

Чудо релаксации

 

Введение: 25-я годовщина со дня первого издания

 

В момент первого издания этой книги (1975) общество было раздираемо противоречиями, связанными с последствиями войны во Вьетнаме и глубокими изменениями в культуре, ее сопровождающими. Всего лишь за два года до этого после длительной дискуссии было узаконено право женщин на легальный аборт. До обнаружения СПИДа оставалось более шести лет. Первый «ребенок из пробирки» еще не родился. Двое калифорнийцев все еще работали в своем гараже над созданием «Apple», первого компьютера для массового производства. Идеи о создании факсовых аппаратов и сотовых телефонов только зарождались в умах их изобретателей.

Да, сегодняшний мир драматически отличается от того, в котором я представил на суд читателей свои соображения по поводу связи между разумом и телом, подробно изложенные в этой книге. 30 лет назад гарвардские врачи и ученые посчитали научной ересью предположения о том, что стресс вносит свой вклад в разрушение здоровья и скептически отнеслись к исследованиям влияния медитации на физиологию. Я оказался «белой вороной», решив заняться этими проблемами и доказать или опровергнуть мои предположения с помощью собственных медицинских исследований.

Сегодня мы считаем само собой разумеющимся наличие множественных и весьма тесных связей между духом и телом. Ученые активно исследуют зависимости между деятельностью мозга и ее физическими проявлениями.

Миллионы американцев используют технику релаксации (расслабления), растет количество групп йоги, спортсмены используют выражение «находиться в Зоне», люди стараются выделить тихий уголок в своем доме для медитации или молитвы.

Несмотря на такие значительные успехи, эта книга, которая переиздается спустя 25 лет после своего первого выхода, остается по-прежнему весьма актуальной. Учение о связи сознания и тела очень сильно продвинулось вперед, но вряд ли можно сказать, что оно существует на Западе «на равных» с другими медицинскими дисциплинами. За 25 лет наука дала много подтверждений взглядам, изложенным в этой книге, но общество с его традиционной медициной еще не вполне осознало преимущества самоисцеления организма, источник которого – тесная взаимосвязь между духом и телом.

За это время произошло множество изменений: в экономике идут процессы глобализации, постепенно исчезают барьеры между разными странами. Но взгляды общества на медицину остаются по преимуществу консервативными. Трудно отрешиться от старых привычек: мы надеемся на новейшие методы диагностики заболеваний, на «чудодейственные» пилюли, но отнюдь не на собственный здравый смысл. Мы привыкли считать, что проницательности хирурга будет достаточно, чтобы спасти нашу жизнь, а если нет, то будет совершено какое-нибудь следующее замечательное научное открытие, которое уж точно нам поможет. И хотя доказано, что при большинстве заболеваний «дух» и «тело» надо лечить одновременно, мы все еще гораздо больше склонны пойти к врачу за таблетками от болезни, чем попробовать использовать техники расслабления, снимающие стресс.

Результат эволюции – человеческое тело, изумительно надежное, дышащее и мыслящее, движущееся и способное накапливать опыт день за днем, год за годом. Оно продолжает функционировать, даже когда мы подвергаем его воздействию стресса, едим жирную пищу, пренебрегаем физическими упражнениями и полноценным ночным сном. Невероятно совершенным внутренним устройством снабдила нас природа.

И очень печально, что мы до сих пор гораздо больше полагаемся на внешние воздействия: прием лекарств, медицинские и хирургические процедуры – а не на наш собственный потенциал для самоисцеления. Мы больше верим лечению, за которое можно заплатить, человеку, с которым можно посоветоваться, будь то специалист по обычной или нетрадиционной медицине, – только не собственному сердцу и разуму, не нашим надеждам, убеждениям, хотя именно они поддерживают нашу жизнь изо дня в день.

 

С чего все начиналось

 

35 лет назад, когда я был молодым кардиологом, я заметил тенденцию появления у моих пациентов с высоким кровяным давлением слабых, но опасных симптомов начала болезни сердца. Однажды, выписывая рецепт, я обратил внимание, что они очень часто жалуются на слабость и головокружение. Это были побочные явления приема лекарств для понижения давления. То есть я их лечил – а они вместо улучшения самочувствия начинали страдать от других бед: побочного действия лекарств, которые я же и выписывал.

Это меня обеспокоило. Было похоже, что, используя обычную методику лечения, я просто перенасыщаю организм пациентов лекарствами, обрекая тем самым людей на мучения от побочных эффектов препаратов, которые они должны принимать всю оставшуюся жизнь. Вскоре я заметил, что мои пациенты совсем не являются каким-то исключением из правил. Такие жалобы были обычными у большинства людей, которые лечились от повышенного давления.

Хорошо известно: давление, измеряемое в кабинете врача, часто оказывается выше, чем измеренное пациентом самостоятельно – дома или еще где-нибудь. Однако медицинская литература не могла удовлетворительно объяснить этот факт, да и никого из моих коллег это, казалось, не волновало.

Я полагал, что уровень давления у пациентов при измерении в кабинете оказывался выше настоящего из-за того, что они нервничали; возможно, существует какая-то связь между стрессом и высоким кровяным давлением. И хотя сегодня это кажется бесспорным и очевидным уже из самого названия болезни (по-английски «tension» означает «напряженное состояние», а «hypertension» – высокое кровяное давление – Прим. ред.) – никто, однако, не пытался исследовать взаимосвязь между стрессом и повышением кровяного давления, хотя гипертония является одной из основных причин смертности в нашей стране.

 

Разум, оторванный от тела

 

Коллеги считали меня эксцентричным: ведь нас учили, что разум и тело функционируют независимо друг от друга, это утверждал еще в XVII в. Рене Декарт, математик и философ. И западная наука никогда не подвергала картезианскую модель сомнению. За исключением такой сферы, как психосоматическая медицина, западная наука в 60-е годы не допускала возможности того, что телесные заболевания могут иметь корни в психической и эмоциональной сфере и что стресс способен отозваться заболеванием самых различных органов.

Тем не менее я продолжал исследовать эту тему. В то время я занимался исследовательской работой и работал кардиологом в лаборатории Торндайка Гарвардской медицинской школы при городском госпитале Бостона. Я прервал карьеру в клинике и вернулся в свою альма-матер, Гарвардскую медицинскую школу, чтобы начать исследовательскую деятельность в отделении физиологии. Под руководством моего учителя А. Клиффорда Бартера, которого ценили в Гарварде за его большой преподавательский опыт и научные изыскания в области физиологии, я начал заниматься изучением связи между стрессом и повышенным кровяным давлением.

Мы опробовали теорию на животных. Мы вознаграждали обезьян всякий раз, когда у них повышалось или понижалось давление, и подавали им сигнал цветными лампочками, если задание было выполнено правильно. В конце концов мы смогли научить обезьян регулировать свое давление в зависимости от цвета лампочек, которые перед ними загорались. Они управляли уровнем своего давления с помощью мозга. В 1969 году мы опубликовали результаты этих исследований в престижном «Американском журнале по физиологии».

 

Основные компоненты

 

Так как выброс в кровь гормонов активности происходит в ответ на любую стрессовую ситуацию, независимо от ее содержания, то я и мои коллеги предположили, что и релаксацию можно вызвать по-разному, не обязательно только через медитацию. В технике трансцендентальной медитации мы выделили четыре основных компонента, важных для получения расслабления:

• спокойная окружающая обстановка;

• психический механизм – звук, слово, фраза или молитва, повторяемые тихо, либо сосредоточение взгляда на каком-то предмете;

• состояние пассивности – не надо беспокоиться о том, насколько правильно вы выполняете упражнение, и просто отгонять посторонние мысли, мешающие сосредоточению;

• удобная поза.

Впоследствии мы обнаружили, что обязательными являются только второй и третий компоненты. Человек мог бежать «трусцой» по шумной улице и тем не менее расслабляться. Бегуну требовалось только сохранять мысленную сосредоточенность и быстро вновь возвращаться в это состояние, если что-то его отвлекло. Еще с древних времен последователи разных религий произносили или пели повторяющиеся слова молитв – это делается именно для достижения определенного состояния – расслабления. Очевидно, что те люди, которые не религиозны или не определились пока с выбором веры, также могут по определенной методике легко достичь нужного состояния. Действительно, релаксации можно достичь с помощью множества техник – используя йогу, ходьбу, плавание или греблю. При этом можно сидеть или стоять, петь или молчать – все это не имеет решающего значения.

По мере того как я и мои коллеги продолжали изучать релаксацию, мы убедились, что стресс – выделение в кровь адреналина и норадреналина – приносит гораздо больший вред здоровью, чем это раньше считалось. Релаксация же оказалась эффективной не только для лечения высокого давления, но и для лечения головных болей, сердечной аритмии, предменструального синдрома, повышенной тревожности, легкой и средней степени депрессии.

Мы начали обучать своих пациентов вызывать расслабление, причем старались, чтобы они вкладывали в это какой-то свой смысл. То есть дополнительно к многократному повторению слова «один», как предлагается в данной книге, люди различных исповеданий могли произносить каждый свои молитвы. Неверующих людей просили сконцентрировать свое внимание на словах, которые бы имели для них особое значение, таких как «любовь», «мир» или «спокойствие».

Мы убедились, что фразы, приходящие из детства, имеют над людьми особую власть, вызывая чувство покоя и безопасности. Таким образом мы пришли к заключению, что абсолютно все люди, используя свою собственную систему ценностей или свою веру, могут достичь состояния расслабления.

 

Как достичь расслабления

 

В моей последней книге «Вечное исцеление: сила веры и физиология» (Scribner, 1996) я и Марк Старк привели обновленные инструкции для вызывания реакции расслабления. После более чем двадцатилетнего изучения замечательных физиологических возможностей нашего организма мы пришли к выводу, что два основных шага для достижения релаксации таковы:

повторение слова, звука, фразы, молитвы или определенного мышечного движения;

пассивное игнорирование повседневных мыслей, неизбежно проникающих в сознание, продолжение своего занятия.

Вот основная техника, которой я обучаю пациентов и которой сам пользуюсь на протяжении многих лет:

выберите слово, короткую фразу или молитву, важные для вас;

усядьтесь, поудобнее;

закройте глаза;

расслабьте мышцы, начиная со ступней и поднимаясь к икрам, бедрам, животу, плечам, голове и шее;

дышите медленно и естественно и негромко произносите на выдохе выбранное слово или фразу;

настройтесь на пассивное отношение. Не беспокойтесь о том, насколько правильно вы выполняете упражнение. Если в голову будут приходить посторонние мысли, просто скажите себе: «Ну и ладно», – и спокойно вернитесь к своему занятию;

продолжайте это занятие в течение 10-20 минут;

не прекращайте его внезапно, продолжайте спокойно сидеть хотя бы еще пару минут, позволяя вашим мыслям постепенно вернуться к вам. Затем откройте глаза и сидите еще некоторое время, не вставая;

делайте это упражнение один или два раза в день, лучше всего перед завтраком или перед ужином.

Вы можете также вызвать состояние релаксации, делая утреннюю зарядку. Если вы бегаете «трусцой» или гуляете, концентрируйтесь на ритме ваших шагов: «левая, правая, левая, правая», отгоняя другие мысли. Безусловно, глаза у вас должны быть открыты! Точно так же пловцы могут следить за ритмом своих гребков, велосипедисты – за вращением колес, танцоры – за тактом музыки, остальные люди – за ритмом своего дыхания.

 

Бестселлер

 

Книга о расслаблении завоевала расположение читателей с невероятной быстротой. Всего за несколько недель она поднялась на вершину списка бестселлеров «Нью-Йорк Таймс» и оставалась там в течение многих месяцев. Было продано почти четыре миллиона экземпляров этой книги, описывающей, как с помощью простой и доступной методики можно улучшить свое здоровье. Она была переведена на 13 языков. Именно эту книгу врачи чаще всего рекомендуют своим пациентам. Сейчас книга переиздается в тридцать восьмой раз.

Почему же идея, описанная в этой книге, оказалась такой революционной? До наступления XX века врачи могли предложить своим пациентам не так уж много лекарств, научно разработанных и подтвержденных, поэтому им приходилось полагаться практически только на собственное «чутье». Постепенно западная наука узнавала все больше о человеческом организме, и положение начало улучшаться, особенно после того, как в середине XIX века было открыто существование бактерий. Потом пришел черед открытия инсулина и пенициллина в 20-х и 30-х годах XX века, вакцины Солка в 50-х (полиомиелитная вакцина, включающая инактивированный вирус, репродуцированный в культуре ткани почек обезьяны – Прим. перев.) , затем последовал всплеск новых открытий в 60-х годах, которые проложили дорогу высоким технологиям медицины 90-х. В то время, когда впервые была опубликована книга о достижении релаксации, врачи и пациенты еще не задумывались о том, что можно заниматься профилактикой заболеваний. Если у пациента была какая-нибудь серьезная рана или болезнь, ему оставалось полагаться на собственные ресурсы организма и на то, что «все в руках Божьих». Потом мы стали лучше понимать происхождение бактерий и вирусов, и вместе с другими новыми методами, которые начали использоваться в медицине, – лекарствами, хирургическими операциями, рентгеноскопией и другими инновациями – это позволяло достаточно успешно выявлять и решать проблемы со здоровьем.

Казалось, что в наше время, когда с помощью таблеток стало возможным победить такие болезни, как пневмония и туберкулез, и когда с появлением анестезии хирургические операции стали применяться гораздо шире, нет необходимости в медицинских исследованиях, изучающих связь духа и тела. В 1975 году медицина почти полностью отказалась от преимуществ третьей составляющей – самовнушения, рассуждая примерно так: «Зачем самому беспокоиться и пытаться что-то сделать, когда у нас есть такие замечательные пилюли и разные медицинские процедуры?» Люди попали в полную зависимость от лекарств и хирургического вмешательства, несмотря на то, что часто эти способы лечения оказывались неэффективными, не говоря уже о том, что они вызывали большое количество побочных эффектов и требовали материальных затрат.

В результате это сказывалось на отношениях между врачами и пациентами. Врачи считали, что все, что нужно их пациентам, – это медикаментозное лечение. Но пациенты постепенно стали ощущать, что использование одних лишь только лекарств становится неэффективным, и начали возражать против обезличенности такого подхода. В конце концов врачи часто сводили медицинские проблемы к результатам анализов и присваиванию им латинских названий, а у пациента видели «желчный пузырь», но не его самого. Новейшие методы исследования и медикаментозного лечения, да еще в обстановке постоянного повышения цен, постепенно разрушали сложившиеся за века отношения «врач – пациент», когда доктор всегда сначала долго и обстоятельно беседовал с пациентом, чтобы понять, в чем кроется причина его заболевания.

 

Начало взаимопонимания

 

Именно в такое время – когда стало модным полностью полагаться на новые технологии, когда постоянно росли цены за медицинское обслуживание, а взаимоотношения «врач – пациент» медленно ухудшались – в это время и была впервые опубликована книга «Релаксация, побеждающая стресс». Во многих отношениях эта книга перебросила мостик через пропасть взаимного непонимания. Основываясь на результатах научных исследований, которые уже были опубликованы мной и моими коллегами в нескольких медицинских журналах, в этой книге в простой и доступной форме была изложена теория взаимосвязи сознания и тела, которая была понятна как врачам, так и их пациентам. Наша теория предполагает, что сознание и тело вовсе не так диаметрально противоположны, как это считалось ранее в западной культуре.

Книга стала первым шагом к наведению «моста через пропасть». Теперь появился шанс сознательно объединить науку и повседневный человеческий опыт, «западный» и «восточный» подходы к лечению. «Мост через пропасть» теперь был переброшен. Однако действительный прогресс – пересмотр перспектив в традиционной медицине – происходил гораздо медленнее, чем я надеялся. То, что работа, проделанная мной и моими коллегами, помогла многим людям, приносило мне большое удовлетворение. С другой стороны, она могла бы принести еще гораздо больше пользы, так как можно было бы получить больший терапевтический эффект и при этом снизить затраты на лечение, но только в том случае, если бы официальная медицинская общественность приняла наше открытие с тем же энтузиазмом, как и широкая публика.

 

Признание широкой публики

 

в 1975 году, когда книга только что вышла, я поехал из Бостона, где я жил, по делам в Нью-Йорк. Как же я был изумлен, когда увидел кучу экземпляров своей книги на главном прилавке одного из книжных магазинов на Пятой Авеню и меня в первый раз попросили подписать ее на память.

Билл Адлер – агент, который представлял интересы таких известных авторов, как Ховард Косэлл, позвонил мне с предложением, чтобы моя исследовательская работа стала основой для новой книги. Однако ни он, ни я не могли даже предположить, какой будет реакция общества на публикацию моей книги. Появление ее стало толчком к возникновению целой массы изданий книг на эту тему, созданных Берни Сигалом, Норманом Козинсом, Дипаком Чопра, Эндрю Вейлом, Дином Орнишем и др.; все они также стали бестселлерами.

Огромную роль в популяризации моей книги сыграло то, что я дал интервью журналистке Барбаре Волтерс, которое появилось в передаче «Доброе утро, Америка» на телеканале Эй-би-ми. Я помню, как после передачи я сидел позади сцены, перебирая бумаги с описанием методики, которые я специально отложил для миссис Волтерс, чтобы научить ее технике релаксации. Мне было очень важно, как воспримут мою работу гарвардские «светила», поэтому внимание средств массовой информации теперь смущало и беспокоило меня.

Мне также не приходило в голову, что благодаря появлению на общенациональном телевидении моя жизнь сильно изменится. Я не мог даже предположить, что люди, которые прочитали мою книгу, станут ее преданными поклонниками и ревностными пропагандистами. Эта книга помогала людям, страдающим повышенным давлением, облегчала боль тех, кто страдал мигренями, уменьшала другие виды боли, и у людей появлялось больше причин благодарить Господа. Незнакомые люди благодарили меня за то благотворное влияние, которое оказала книга на их жизнь, и приглашали в гости, как если бы я был их близким другом.

Я рассчитывал на объективную научную проверку теории со стороны моих коллег, так как понимал, что это вызвало значительный переворот в медицине – впервые влияние сознания было исследовано учеными так же тщательно, как возможности нового лекарства или новой процедуры. Я надеялся, что модель «трех опор» будет принята обществом. Я верил в то, что лекарства, хирургия и самовнушение будут равноправными составляющими в лечении человека и будут использоваться в равной степени в зависимости от показаний для каждого конкретного случая. Я даже не мог себе представить, что это изменение медицинской практики окажется совсем нелегким делом.

 

Это только эффект плацебо

 

Аргумент, наиболее часто используемый противниками наших исследований, сводился к тому, что получаемая релаксация была всего-навсего эффектом плацебо. Другими словами, критики теории утверждали, что те изменения в физиологии, которые я и мои коллеги наблюдали, являлись лишь плодом нашего (и наших пациентов) самоубеждения. То есть пациенты настолько сильно верили в то, что смогут сами понизить у себя давление, что им это действительно удавалось. Иными словами, вера пациентов была единственным фактором успеха. Людям становилось лучше только оттого, что они воображали, что им должно стать лучше.

В этом много правды. Ученые уже давно знали о том, что когда сами пациенты верят в то, что они выздоровеют – например, они думают, что получают лекарство, в то время как вместо лекарств им давали таблетки-пустышки (плацебо) – более 30% пациентов действительно испытывают улучшение состояния. Выборочные контрольные опыты были впервые проведены после Второй мировой войны, когда появилось множество новых лекарств и их нужно было исследовать. Именно тогда стал известен эффект плацебо, «путавший карты» в истинной картине экспериментов, и тогда же он стал считаться «паршивой овцой» в общем медицинском «стаде». Я и мои коллеги с пренебрежением относились к эффекту плацебо, поэтому мы усердно работали над тем, чтобы доказать, что достижение релаксации было действительным изменением физиологического состояния. Я прочел сотни научных работ, посвященных эффекту плацебо.

Вместе с другими исследователями я установил, что успех достижения релаксации не имел отношения к эффекту плацебо. Расслабление достигается безотносительно к тому, верит в него человек или нет. Действительно, когда человек полностью концентрируется и потом возвращается к этой концентрации, если она была прервана, в организме происходят предсказуемые изменения, измеримые и воспроизводимые, соответствующие критериям научности в медицине. А вот эффект плацебо невозможно ни предсказать, ни воспроизвести.

Однако во время своих исследований мы обнаружили, что эффект плацебо оправдывается в 50-90% случаев, то есть срабатывает в два-три раза чаще, чем ему следовало бы; это было изложено в научном отчете моего Гарвардского учителя, Генри К. Бичера. В 1975 году я и мои коллеги опубликовали статью на эту тему в «Журнале Американской Медицинской Ассоциации» и в 1979 году – в «Новом Английском Медицинском Журнале». По иронии судьбы, тот самый эффект плацебо, который я так старательно отделял от достижения релаксации, оказался для медицины довольно ценным приемом.

Исследователи довольно долго считали, что эффект плацебо работает только в 30% случаев, как это было сказано у доктора Бичера. Наши исследования показали, что он заслуживает величайшего внимания. Действительно, в ходе эволюции мы приобрели в виде него врожденную способность к самоисцелению – ресурс, который может быть эффективным во многих случаях. Чтобы отделить этот эффект от негативного отношения, которое ранее сложилось по отношению к нему в медицине, я предложил переименовать его в «ощущение здоровья», которое как раз и возникает только благодаря вере.

 

Фактор веры

 

Основываясь на своей практике, я могу сказать, что веру, а для многих людей это означает «религиозные верования», нельзя отделять от процесса лечения, как это принято считать в традиционной медицине. Вера является стержнем жизни пациентов и потенциальным стержнем их здоровья.

80% моих пациентов выбрали в качестве средства для достижения релаксации именно молитву. По этой причине я оказался в забавной ситуации – представьте, что значит для ученого-исследователя учить пациентов молиться! То есть никоим образом не преследуя религиозных целей, я был вынужден это делать. Сила веры у пациентов была такой же различной, как их возраст и медицинские условия, но тем не менее все они демонстрировали, какую большую роль играет вера в процессе лечения.

«Ощущение здоровья» (я имею в виду эффект плацебо) можно было использовать, чтобы увеличить эффективность релаксации. Я назвал совместное влияние этих двух факторов «фактором веры», более подробно это рассмотрено в моих последующих книгах «По ту сторону релаксации» и «Вечное исцеление: сила веры и ее биология».

Известный своей благотворительностью Лоуренс С. Рокфеллер заинтересовался тем, какую роль может оказывать вера, особенно религиозная вера, на различные виды лечения. Он спонсировал наши семинары для духовенства различных конфессий. Священники рассказывали впоследствии о «факторе веры» своим прихожанам, чтобы верующие могли потом использовать эти знания для улучшения своего здоровья с помощью эффекта релаксации и эффекта плацебо. Знаменитый инвестор сэр Джон Темплтон пригласил меня стать советником в его фонде, где я столкнулся со многими учеными, священнослужителями, историками и теми, кто планировал, как в будущем будет развиваться этот фонд, – и все они занимались изучением влияния религиозной веры. Я чувствую себя глубоко обязанным по отношению к этим людям, чья поддержка укрепила мою уверенность в огромном значении веры для лечения человека.

В нашей культуре существует боязнь смешения церкви и государства, науки и религии. Я и мои коллеги попытались избежать этого противоречия, предлагая своим пациентам свободный выбор. Обучая их нашей методике, мы всегда спрашивали, какой подход они предпочитают: светский или религиозный. Мы давали своим пациентам возможность превратить их глубокую религиозную веру в основу для нашей методики, и наоборот, мы никогда не принуждали к этому тех пациентов, которые не считали себя религиозными людьми. Мы предоставляли пациентам полную свободу, давая им возможность самостоятельно выбрать, какой подход использовать для лечения. И пациенты оказывались гораздо более склонны к регулярному выполнению упражнений, если могли сами выбирать тот способ, который им больше подходил.

 

Следующие пятнадцать лет

 

Множество различных организаций, начиная с церкви и заканчивая различными корпорациями и профессиональными ассоциациями, начали активно просить нас поделиться информацией, которая была довольно разрозненной и существовала в виде отдельных статей в научных журналах, лекций, практических семинаров и которую мы описали в своих последующих книгах. Интерес к тому, насколько с помощью сознания можно повлиять на здоровье, был настолько велик, что нас постоянно просили о новых встречах. Мы были просто не в состоянии с такой интенсивностью разрабатывать программы одновременно для врачей, священников и школьных преподавателей. Тысячи пациентов обращались за помощью в наши клиники.

С другой стороны, в течение последующих 15 лет академическая медицина отвергала наши открытия. Книга, которую я опубликовал, уже помогла тогда многим людям, но тем не менее я и мои коллеги чувствовали, что необходимо изменить сам образ мыслей западной науки. Широкая популярность, которой пользовалась наша методика, запятнала ее в глазах академических кругов и препятствовала серьезному отношению к ней. Насколько я знаю, до тех пор среди ученых факультета Гарвардской медицинской школы никогда не было авторов бестселлера. Мне было торжественно сказано, что «гарвардские ученые не пишут популярных книг».

И до сих пор многие ученые, которые написали популярные книги, вынуждены покидать официальную науку Но я остался в Гарварде, потому что мне очень нравилась уникальная интеллектуальная обстановка, которая там сложилась. Кроме того, я чувствовал, что должен попытаться изменить отношение официальной медицины, а сделать это было возможно, только оставаясь в академической науке. Гарвард и другие ведущие медицинские исследовательские институты страны строго охраняли академическую науку от всяких инноваций, не обращая внимания на то, насколько сильным был интерес общества к исследованиям взаимосвязи между сознанием и телом. Бесспорный престиж и репутация Гарвардского университета могли обеспечить нашей методике дальнейшее будущее, а не только преходящую славу «бестселлера».

 

Альтернативная медицина

 

Приверженцы альтернативной медицины очень хотели видеть меня в своих рядах, так как полагали, что благодаря совместной нашей работе их признает официальная наука. Многие люди вообще путали наше открытие с альтернативной медициной, полагая, что любой иной подход, кроме традиционных таблеток и медицинских процедур, является «альтернативным». Другие считали, что можно доверять только официальной медицине и никакой другой. Несмотря на то что лечебный эффект нашей релаксации был научно доказан, он все-таки не соответствовал традиционной для западного общества модели лечения – «пилюли и процедуры».

На протяжении всей моей карьеры я активно сопротивлялся тому, чтобы нашу методику путали с альтернативной медициной, и делал это по нескольким причинам.

Первое: наши открытия основывались и четко подчинялись жестким стандартам западной медицины. Я настаивал на том, что лечение или методика перестают быть «альтернативными» в тот момент, когда им удается обеспечить себя научными доказательствами и когда они опубликованы в авторитетных медицинских журналах. Альтернативные способы лечения, такие как травы и гомеопатия, нельзя считать «альтернативными» начиная с того момента, как они были научно обоснованы и соответствовали трем стандартам научной медицины: их можно было измерить, предсказать результаты и повторно воспроизвести.

Второе: главное достоинство нашей методики расслабления и эффекта плацебо в том, что их «назначает» сам пациент. Сила их воздействия заключается в нас самих. В этом – революционность нашего подхода и его отличие как от традиционной, так и от нетрадиционной медицины. В конце концов, альтернативная медицина тоже в большой степени основана на использовании таблеток и процедур, как и обычная традиционная. Такие способы лечения навязываются организму снаружи, а не вызываются изнутри. Я верю в то, что медицина, основанная на связи духа и тела, будет принята сторонниками как традиционной, так и альтернативной медицины.

Третье: альтернативная медицина вводит людей в дополнительные расходы, в то время как методика расслабления их, наоборот, уменьшает. Исследование показало, что, когда используется методика лечения, основанная на связи сознания и тела, пациенты гораздо реже обращаются к обычным врачам. Таким образом, общество каждый год экономит миллиарды долларов просто потому, что в медицине начали применяться методики, основанные на взаимосвязи «душа-тело». Можно было бы сэкономить еще многие миллиарды, если бы пациентов не вынуждали пользоваться услугами еще и альтернативной медицины.

Я думаю, что пациенты обращаются к альтернативной медицине, когда чувствуют, что две первые составляющие традиционной медицины – таблетки и процедуры – им не помогают. В среднем обычные доктора тратят сегодня 7-8 минут на прием, в то время как представители альтернативной медицины на каждого пациента тратят около 30 минут.

К тому же многим альтернативная медицина нравится тем, что она использует индивидуальный подход. Мы полагаем, что каждый, кто сталкивается с какой-либо медицинской проблемой, проходит определенный путь. Прежде чем начать развивать и использовать защитный механизм собственного организма, пациенты обращаются то к одному «целителю», то к другому, пьют лекарство за лекарством, принимают процедуру за процедурой – сначала традиционные, потом уже нетрадиционные.

По правде говоря, и обычная, и альтернативная медицина очень часто используют тот же эффект плацебо. Если пациент верит, что аспирин облегчит его головную боль, это ему действительно помогает, причем точно таким же образом, как ему бы помогли лечебные травы, если бы он верил в их действие.

Главное различие между альтернативной и традиционной медициной в том, что большинство обычных лекарств лечат только те заболевания, для которых они предназначены, независимо от того, верите вы в их действие или нет. Нет необходимости «верить» в пенициллин для того, чтобы он сработал. Так же, как трансплантант для катаракты восстановит ваше зрение независимо от того, как вы к этому относитесь. В этом суть разницы между очевидными результатами обычной медицины и недоказуемыми результатами альтернативной. Первая помогает без влияния эффекта плацебо, вторая – нет.

Национальный институт здоровья и созданный при нем Центр нетрадиционной и альтернативной медицины сейчас исследуют не изучавшиеся ранее методики, применяемые в нетрадиционной медицине. Я одобряю такие исследования, но я гораздо больше верю в дальнейшее развитие и использование тех невероятно мощных ресурсов, заложенных внутри каждого из нас, которыми каждый может управлять самостоятельно.

 

Четкая линия

 

Как вы можете видеть, я шел своим курсом. Многие принимали мою теорию, другие, чье мнение я также очень ценил, ее отвергали. Мне приходилось одновременно выступать в двух ролях: как представителю традиционной науки и как исследователю и глашатаю новой и весьма спорной области в медицине. Несмотря на то что проблема взаимосвязи духа и тела меня очень глубоко интересовала, я прекрасно понимал, что было не слишком-то мудро посвятить все свое время исследованию такой «сомнительной» темы. Поэтому, занимаясь этими исследованиями, я одновременно продолжал работать кардиологом, возглавлял многие медицинские семинары и комитеты. И так продолжалось до 1988 года, когда я со своими коллегами основал Медицинский институт связи сознания и тела при госпитале Диконесс. Только тогда я наконец смог всю свою энергию направить на то дело, которое действительно любил.

Моя «двойная» жизнь позволяла мне публиковать результаты исследований в уважаемых научных журналах. Кроме того, мне также поручали писать книги для широкой публики, чтобы даже неспециалисты имели доступ к информации о нашей новой методике.

Кроме того, в течение многих лет я не мог пользоваться тем, что описывал в своих книгах. То есть я не использовал расслабление с той отдачей для организма, которой мог бы достичь. Я боялся, что если я сам буду постоянно заниматься по своей методике, меня могут обвинить в необъективности или в «упертости». Только когда у меня с возрастом постепенно появились различные боли, я сказал себе: «Ну все, достаточно», – и сам начал следовать тем советам, которые я давал другим людям в течение 20 лет.

Тем не менее я продолжал пользоваться всеми тремя составляющими частями медицины, когда это было необходимо. Несколько лет назад со мной произошел несчастный случай, когда я неосторожно встал на шаткий стул, чтобы снять защитный фильтр с кондиционера на своей кухне. Стул выскользнул, отшвырнув меня прямо на край обеденного стола. Я сломал пять ребер. У меня было пробито легкое, поэтому грудная полость наполнилась кровью и жидкостью, и мне стало трудно дышать. Если бы внутреннее кровотечение не удалось остановить, давление привело бы к тому, что могло бы отказать второе легкое, и я бы умер.

К счастью, моя жена вовремя позвонила по 911, и меня отвезли в ближайшую больницу. Мне поставили диагноз и вставили в грудь специальную трубку-дренаж, чтобы отвести кровь и жидкость. Легкое расправилось, и моя жизнь была вне опасности. Никакая мысленная медитация мне в данном случае не помогла бы, здесь нужна была именно помощь хирурга. Эту процедуру, как и многие другие, которые избавляют людей от мучений и вырывают из лап смерти, ничем заменить нельзя.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.188.251 (0.021 с.)