ТОП 10:

Глава 2. Всё, во что я верю - ложь



 

 

#include "стандартныйотказ отправ .h"

 

* * *

 

«Конечно, это моя вина. Здесь больше некому нести за что-либо ответственность».

 

 

- Давайте проясним ситуацию, - сказал Гарри. - Если ты, папа, действительно взлетишь, зная, что нет никаких скрытых верёвок, то это будет считаться достаточным доказательством существования магии. Ты не будешь отпираться и называть происходящее обычными фокусами. Так будет честно. Если подобная демонстрация уже сейчас кажется тебе недостаточной, то мы можем придумать другой эксперимент.

Отец Гарри, профессор Майкл Веррес-Эванс, закатил глаза:

- Да, Гарри.

- Теперь ты, мама. Твоя теория заключается в том, что профессор сможет сделать это. Но если ничего не произойдёт, то ты признаешь, что ошибалась. И не будешь говорить, что магия не работает, когда люди настроены скептически и тому подобное.

Заместитель директора Минерва МакГонагалл с удивлением смотрела на Гарри. Одетая в чёрную мантию и остроконечную шляпу - она выглядела как настоящая ведьма, но разговаривала официальным тоном с шотландским акцентом, что совсем не вязалось с её внешним видом. На первый взгляд казалось, что она вот-вот разразится злобным хохотом и начнёт варить из младенцев жуткое зелье, но весь этот эффект испарялся, стоило ей открыть рот.

- Так этого будет достаточно, мистер Поттер? - уточнила волшебница. - Можно начинать демонстрацию?

- Достаточно? Скорее всего, нет, - ответил Гарри, - но это точно поможет. Начинайте, заместитель директора.

- Можно просто «профессор», - сказала она, - Вингардиум Левиоса.

Гарри посмотрел на отца.

- Гм.

Тот посмотрел на него и повторил эхом:

- Гм.

Затем он перевёл взгляд на профессора МакГонагалл:

- Ладно, можете опустить меня вниз.

Майкл Веррес-Эванс медленно приземлился на пол.

Гарри взъерошил волосы. Может, дело было в том, что какая-то его часть заранее знала результат, но…

- Почему-то меня это не впечатлило, - сказал он. - Я думал, что моя реакция будет более драматичной, учитывая, что я стал свидетелем события бесконечно малой вероятности.

Он запнулся - мать, МакГонагалл и даже отец снова смотрели на него тем самым взглядом.

- Я имею в виду ситуацию, когда всё, во что веришь, оказывается ложью.

В самом деле, увиденное должно было потрясти его гораздо сильнее. Сейчас мозгу Гарри следовало бы перебирать все возможные гипотезы об устройстве вселенной, которые говорили бы о невозможности того, что только что случилось. А вместо этого его рассудок говорил: «Ладно, я видел, как профессор из Хогвартса махнула палочкой, и мой отец поднялся в воздух. И что тут такого?».

Ведьма с довольно-таки весёлым видом добродушно улыбнулась.

- Вы хотели бы продолжить демонстрацию, мистер Поттер?

- Это не обязательно, - ответил Гарри, - мы провели достаточно убедительный эксперимент. Но…

Он колебался. Хотелось увидеть больше. В конце концов, сейчас, учитывая обстоятельства, любопытство было правильным и уместным.

- Что ещё вы можете показать?

Профессор МакГонагалл превратилась в кошку.

Гарри отскочил назад так быстро, что споткнулся о стопку книг и звучно шмякнулся на пол. Не успев правильно выставить руки, он всем своим весом приземлился на плечо, и теперь оно болезненно ныло.

В тот же миг маленькая полосатая кошка вновь стала женщиной в чёрной мантии.

- Извините, мистер Поттер, - в её голосе звучало искреннее сочувствие, но губы едва заметно улыбались. - Я должна была вас предупредить.

Гарри еле дышал от потрясения:

- Как вы ЭТО сделали?!

- Это просто трансфигурация, - ответила МакГонагалл. - Трансформация анимага, если говорить точно.

- Вы превратились в кошку! В МАЛЕНЬКУЮ кошку! Вы нарушили закон сохранения энергии! Это не какое-то условное правило. Энергия выражается с помощью гамильтониана, а при нарушении закона сохранения теряется унитарность! Получается распространение сигналов быстрее скорости света! И кошки СЛОЖНЫЕ! Человеческий разум просто не в состоянии представить себе всю кошачью анатомию и всю кошачью биохимию, не говоря о неврологии . Как можно продолжать думать, используя мозг размером с кошачий?

Губы МакГонагалл улыбались уже более заметно:

- Магия.

- Магии недостаточно, чтобы делать такое. Вы должны быть богом!

МакГонагалл моргнула:

- В первый раз меня называют подобным образом.

Взгляд Гарри затуманился, его разум принялся подсчитывать причинённый ущерб. Вся идея единообразной вселенной с математически обоснованными законами, все представления физики пошли коту (точнее, кошке) под хвост.

Три тысячи лет люди по маленьким кусочкам складывали картину мира, узнавали, что музыка планет имеет ту же мелодию, что и падающее яблоко, искали истинные универсальные законы, для которых нет исключений и которые, принимая простую математическую форму, управляли даже малейшими частицами…. И ещё тот факт, что сознание находится в мозге, и что мозг состоит из нейронов, и что мозг равен личности…

А тут женщина превращается в кошку, только и всего.

Гарри хотел задать тысячу вопросов, но в итоге вырвался один:

- Что это за словосочетание Вингардиум Левиоса? Кто придумывает слова к этим заклинаниям, дети дошкольного возраста?

- Закончим на этом, мистер Поттер, - решительно остановила его МакГонагалл, но в её глазах читался с трудом удерживаемый смех. - Если вы хотите изучать магию, нам необходимо обговорить все детали вашего поступления в Хогвартс.

- Верно, - задумчиво ответил Гарри. Он собрался с мыслями. Несмотря на всё произошедшее, у него ещё оставался экспериментальный метод, и об этом стоило помнить. - Так как же мне попасть в Хогвартс?

Сдавленный смешок вырвался изо рта ведьмы, будто его выдернули клещами.

- Подожди, Гарри, - вмешался его отец. - Ты же знаешь, по каким причинам ты до сих пор не посещаешь школу. Что будем делать с ними?

МакГонагалл повернулась к Майклу:

- Какие причины? О чём вы говорите?

- У меня проблемы со сном, - сказал Гарри, беспомощно разводя руками. - В моём биологическом дне двадцать шесть часов, я каждый день ложусь спать на два часа позже. Десять вечера, двенадцать, два часа, четыре утра и так по кругу. Даже если я заставлю себя встать раньше, это не поможет - весь следующий день я буду не в своей тарелке. Поэтому я до сих пор не хожу в обычную школу.

- Это одна из причин, - уточнила его мать, награждённая за это свирепым взглядом Гарри.

- Хм-м, - протянула МакГонагалл. - Не сталкивалась с подобным прежде. Нужно будет спросить у мадам Помфри, знает ли она подходящее лекарство.

Её лицо смягчилось:

- Но не думаю, что это может быть препятствием. Так или иначе - выход будет найден, - она снова сдвинула брови. - Каковы же другие причины?

Гарри наградил родителей ещё одним свирепым взглядом:

- Я сознательно возражаю против идеи обязательного посещения школы, основываясь на перманентной неспособности системы школьного образования предоставить мне учителей и учебные пособия минимально приемлемого уровня.

Родители Гарри рассмеялись, как будто вдруг услышали отличную шутку.

- Ага, - сказал отец Гарри, сверкнув глазами, - теперь понятно, почему в третьем классе ты укусил свою учительницу математики.

- Она не знала, что такое логарифм!

- И, конечно, укусить её - весьма взрослый способ решения проблемы, - вторила мать.

Отец Гарри кивнул:

- Продуманная стратегия в отношении учителей, которые не понимают логарифмов.

- Мне было семь лет! Как долго вы ещё собираетесь вспоминать этот случай?

- Да, понятно, - с участием в голосе сказала мать. - Ты укусил одного учителя математики, и они теперь никогда тебе этого не забудут.

Гарри повернулся к МакГонагалл:

- Вот, видите, с чем мне приходится иметь дело?

- Извините, - сказала Петуния и выбежала за стеклянную дверь гостиной. Впрочем, её смех было слышно даже оттуда.

- Гм, значит так, - по какой-то причине МакГонагалл было непросто продолжить разговор. - Никакого кусания учителей в Хогвартсе. Это понятно, мистер Поттер?

Гарри насупленно посмотрел на неё:

- Хорошо, я не стану никого кусать, пока меня самого не укусят.

Услышав это, профессор Майкл Веррес-Эванс тоже был вынужден покинуть комнату.

- Итак, - вздохнула МакГонагалл, дождавшись, пока родители Гарри возьмут себя в руки и вернутся. - Думаю, учитывая обстоятельства, стоит повременить с покупкой вам учебников. Займёмся этим за несколько дней до начала учебного года.

- Что? Почему? Ведь другие дети уже знакомы с магией! Я должен начинать готовиться прямо сейчас!

- Смею вас заверить, мистер Поттер, - ответила Профессор МакГонагалл, - в Хогвартсе вы сможете начать обучение с самых основ. К тому же, мистер Поттер, подозреваю, что если я оставлю вас на два месяца с вашими учебниками даже без волшебной палочки, то, вернувшись сюда, я найду лишь кратер, полный лилового дыма, опустевший город и полчища огненных зебр, терроризирующих остатки Англии.

Мать и отец Гарри согласно кивнули.

- Мама! Папа!

 

Глава 3. Сравнивая варианты реальности

 

 

Если Дж. К. Роулинг спросит вас об этом фанфике - вы ничего не знаете.

 

* * *

 

«Но тогда вопрос в том: кто?»

 

 

- Господи боже! - воскликнул бармен, уставившись на Гарри. - Это же… неужели?

Гарри придвинулся к барной стойке «Дырявого котла», находившейся на уровне его глаз. Вопрос, подобный этому , заслуживал наилучшего ответа:

- Я… неужели…возможно…точно не знаю…может, и нет…но тогда вопрос в том: кто?

- Господи благослови, - прошептал бармен, - Гарри Поттер, какая честь!

Гарри моргнул, но быстро вернул самообладание:

- Вы крайне наблюдательны, большинство людей не понимают этого так быстро…

- Достаточно, - сказала профессор МакГонагалл, её рука сжала плечо Гарри. - Том, не приставай к мальчику, он к этому не привык.

- Но это он? - встряла пожилая женщина. - Это Гарри Поттер?

Скрипнув креслом, она поднялась.

- Дорис, - остановила её МакГонагалл и обвела зал взглядом, смысл которого был понятен каждому.

- Я только хотела пожать ему руку, - прошептала женщина.

Она нагнулась и протянула Гарри морщинистую ладонь. Сбитый с толку и смущённый, как никогда в своей жизни, он осторожно пожал её. Слёзы из глаз женщины оросили их соединённые руки.

- Мой внук был аврором, - прошептала она. - Погиб в семьдесят девятом. Спасибо тебе, Гарри Поттер. Хвала небесам, что ты есть.

- Пожалуйста, - автоматически ответил Гарри, бросив в сторону МакГонагалл испуганный, умоляющий взгляд.

Все находившиеся в помещении люди уже поднимались с мест, когда профессор вдруг громко топнула ногой. Всякое движение в зале прекратилось.

- Мы торопимся, - чрезвычайно спокойно произнесла волшебница.

Никто не рискнул их задерживать.

- Профессор? - начал Гарри, как только они оказались снаружи. Он собирался выяснить, что произошло, но неожиданно даже для себя задал другой вопрос. - Кто был тот бледный человек в углу? Тот, с дёргающимся глазом?

- М? - удивилась МакГонагалл. Вероятно, она тоже не ожидала такого вопроса. - Его зовут профессор Квиррелл. В этом году он будет преподавать в Хогвартсе защиту от Тёмных искусств.

- У меня появилось странное ощущение, что мы с ним знакомы… - Гарри потёр лоб. - И что мне лучше не здороваться с ним за руку.

Это было похоже на воспоминание из далёкого прошлого, как будто он встретил кого-то, кто раньше был ему другом. До тех пор, пока не случилось что-то совершенно неправильное… Это было не совсем верное определение чувству, но Гарри не мог подобрать других слов.

- А об остальном расскажете?

МакГонагалл странно на него посмотрела:

- Мистер Поттер… вы знаете… что вам говорили о том… как погибли ваши родители?

Гарри невозмутимо ответил:

- Мои родители живы и в добром здравии, но они всегда отказывались рассказывать мне о том, как погибли мои биологические родители. Из чего я сделал вывод, что их смерть была не самой простой.

- Похвальная верность, - произнесла МакГонагалл, понижая голос. - Хотя меня немного задевает то, как вы говорите об этом. Лили и Джеймс были моими друзьями.

Гарри вдруг стало стыдно, и он отвернулся.

- Простите, - тихо сказал мальчик, - но у меня есть мама и папа. И я знаю, что почувствую себя несчастным, если буду сравнивать то, что существует в реальности с… с чем-то идеальным, созданным моим воображением.

- Удивительно мудро с вашей стороны, - ответила МакГонагалл. - Но ваши биологические родители погибли, защищая вас.

Защищая меня?

Что-то ёкнуло в сердце Гарри.

- Что… Как это случилось?

МакГонагалл вздохнула. Её волшебная палочка коснулась лба мальчика, и у него на мгновение потемнело в глазах.

- Это для маскировки, - пояснила свои действия МакГонагалл, - чтобы сцена в трактире не повторилась до тех пор, пока вы не будете готовы.

Затем она направила палочку в сторону кирпичной кладки и постучала по ней три раза…

…Дыра в стене стремительно разрасталась, образуя большую арку; за ней открывался вид на длинные ряды магазинов с рекламными плакатами, на которых красовались котлы и драконья печень.

Гарри даже не повёл бровью - после превращения в кошку это было сущим пустяком.

Волшебница и мальчик двинулись вперёд, в мир волшебства.

Голова Гарри непрерывно крутилась во все стороны. Это было всё равно, что перелистывать справочник магических вещей во второй редакции настольной игры «Подземелья и Драконы» (он не играл в настольные игры, но это не мешало ему с удовольствием читать книги правил).

На улице бойко шла торговля Прыгающими Ботинками («Сделано из настоящего Флаббера!»), ножами с бонусом +3, вилками +2, ложками +4. Продавались очки, перекрашивающие в зелёный цвет всё, на что сквозь них смотрели, и роскошные кресла со встроенной системой катапультирования.

Гарри старался не пропустить ни одной вещи на прилавках, на случай, если ему вдруг попадётся какой-то из трёх компонентов, необходимых при создании замкнутого цикла для получения бесконечного числа заклинаний желания .

Вдруг Гарри заметил кое-что, заставившее его сильно отклониться от совместного с МакГонагалл курса и направиться прямиком в магазин из синего кирпича с орнаментом из бронзы на витринах. Очнулся он лишь когда МакГонагалл встала на его пути.

- Мистер Поттер? - окликнула она.

Гарри пришёл в себя.

- Простите! На секунду я забыл, что иду с вами, а не со своей семьёй, - Гарри показал на окно магазина, в котором ярко блестели буквы, составляя название: «Несравненные книги Бигбэма». - У нас есть семейное правило: проходя мимо незнакомого книжного магазина, обязательно нужно зайти внутрь и осмотреться.

- Самое когтевранское правило из тех, что мне приходилось слышать.

- Что?

- Неважно. Мистер Поттер, в первую очередь, нам необходимо посетить Гринготтс, банк волшебного мира. Там находится родовое хранилище вашей биологической семьи с наследством, которое ваши биологические родители вам завещали. Вам нужны деньги, чтобы купить школьные принадлежности, - она вздохнула. - Полагаю, некоторую сумму можно будет потратить и на книги. Впрочем, советую воздержаться - в Хогвартсе собрана большая библиотека книг о магии. Кроме того, в башне, в которой, как я подозреваю, вы будете жить, есть своя весьма обширная библиотека. Учитывая это, практически любая купленная сейчас книга окажется лишь бесполезным дубликатом.

Гарри кивнул, и они пошли дальше.

- Не поймите меня неправильно, всё это прекрасная уловка, чтобы отвлечь моё внимание, - сказал Гарри, продолжая смотреть по сторонам, - вероятно, лучшая из всех, что были использованы на мне, но не думайте, что я забыл о нашем разговоре.

Профессор МакГонагалл вздохнула:

- Ваши родители, ваша мать уж точно, поступили весьма мудро, не рассказывая вам правды.

- Вы хотите, чтобы я продолжал пребывать в блаженном неведении? Мне кажется в вашем плане есть определённый изъян, профессор МакГонагалл.

- Полагаю, это бессмысленно, учитывая, что каждый встречный может вам всё рассказать.

И она поведала ему о Том-Кого-Нельзя-Называть, Тёмном Лорде, Волдеморте.

- Волдеморт? - прошептал Гарри. Имя могло бы показаться забавным, но оно таковым не являлось. От него веяло холодом, беспощадностью и чистым разумом, господствующим над бренной плотью. По спине Гарри побежали мурашки. Он решил, что лучше и безопаснее будет использовать фразы-заменители, вроде: Сам-Знаешь-Кто.

Тёмный Лорд бешеным волком свирепствовал по всей магической Британии, разрывая и раздирая привычную канву жизни её обитателей. Другие страны, стиснув зубы, не вмешивались из-за равнодушного эгоизма, либо просто боялись, что первая из них, выступившая против Тёмного Лорда, станет следующей целью его террора.

Эффект свидетеля, - подумал Гарри, вспоминая эксперимент Латана и Дарли, доказавших, что в случае эпилептического припадка вы вернее получите помощь, если рядом с вами будет один человек, нежели трое. - Размывание ответственности: каждый думает, что кто-то другой начнёт действовать первым.

Вокруг Тёмного Лорда собралась армия Пожирателей Смерти, они были слабее его, но брали числом.

Их сила была не только в палочках: за масками ордена скрывалось богатство, политическая власть и секреты шантажа, парализующие любые попытки общества защитить себя.

Старый уважаемый журналист, Йерми Виббл, призывавший к повышению налогов и введению воинской обязанности, заявлял, что абсурдно всем бояться нескольких. Его кожа, только его кожа, была найдена прибитой к стене в его кабинете рядом с кожей его жены и двух дочерей. Все хотели решительных действий, но мало кто осмеливался сопротивляться в открытую. Тех, кто выделялся из толпы, ожидала схожая судьба.

Среди них оказались Джеймс и Лили Поттер. По своей природе они были героями и первыми бы полезли в бой и, вероятно, умерли бы с волшебными палочками в руках, ни о чем не сожалея. Но у них был малютка-сын, Гарри Поттер, и ради его благополучия они вели себя осторожно.

Слёзы показались в глазах Гарри. Он в гневе, а, может, с отчаяния, вытер их.

Я совсем не знал этих людей, сейчас они не мои родители, бессмысленно так сильно грустить из-за них…

Когда Гарри перестал плакать, уткнувшись в мантию МакГонагалл, он посмотрел вверх и почувствовал себя немного лучше, увидев слёзы и в её глазах.

- Так что же произошло? - голос Гарри дрожал.

- Тёмный Лорд пришёл в Годрикову Лощину, - тихо сказала МакГонагалл, - вас должны были спрятать, но вас предали. Тёмный Лорд убил Джеймса, затем Лили, а потом подошёл к вашей колыбели. Он бросил в вас Смертельное проклятие. На этом всё и кончилось. Это проклятие формируется из чистой ненависти и бьёт прямо в душу, отделяя её от тела. Его нельзя блокировать. Единственный способ защиты - уклониться. Но вы смогли выжить. Вы единственный, кто когда-либо смог выжить. Смертельное проклятие отразилось и попало в Тёмного Лорда, оставив от него лишь кучку пепла и шрам на вашем лбу. Так закончилась эпоха террора - мы стали свободны. Вот почему, Гарри Поттер, люди хотят увидеть этот шрам и пожать вам руку.

Приступ плача выжал из Гарри все слёзы.

(Где-то в глубине его сознания возникло едва заметное ощущение, будто в этой истории что-то было не так. Обычно Гарри был способен замечать мельчайшие логические несоответствия, но в данный момент его отвлекли - таково печальное правило: когда это больше всего необходимо, вы чаще всего забываете о вашей способности мыслить здраво).

Гарри отстранился от МакГонагалл.

- Мне нужно всё обдумать, - сказал он, не поднимая головы и стараясь вернуть контроль над своим голосом. - Да, вы можете продолжать называть их моими родителями, если хотите. Не обязательно добавлять «биологические». У меня могут быть две матери и два отца.

МакГонагалл промолчала.

Они шли, не разговаривая, пока впереди не показалось большое белое здание с широкими, обитыми бронзой дверями.

- Гринготтс, - объявила МакГонагалл.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.209.47 (0.019 с.)