ТОП 10:

Гендерные аспекты социальной работы с инвалидами



Вся система социальных, экономических и политических отношений имеет четко выраженную гендерную структуру, и это не может не отражаться на том, как реагируют отдельные мужчины и женщины или социально-демографические группы населения в ответ на такие явления, как радикальное реформирование политики социального обеспечения, занятости, рост бедности и расширение теневого рынка труда. Текущие процессы реформирования социальной политики оказывают существенное влияние на изменение социального положения отдельных социально уязвимых групп населения, в том числе инвалидов.

Социальное окружение, как правило, отказывает инвалидам в половой принадлежности. В то же время гендер выступает важнейшим фактором переживания человеком инвалидности. Данное положение подтверждается фактами из статистики Всемирной организации здравоохранения: женщины с инвалидностью составляют социальную группу с самым низким уровнем жизни; женщины и дети с инвалидностью часто подвергаются жестокому (физическому, сексуальному, эмоциональному) обращению; в странах третьего мира девочки с инвалидностью весьма незначительно представлены среди учащихся школ, а среди взрослых женщин-инвалидов практически 100 % безработных; специалисты, работающие с инвалидами, получают низкую зарплату, поэтому среди них преобладают женщины; академическое сообщество, включая представителей феминистских направлений, мало интересуется вопросами инвалидности, а в социальной политике по отношению к инвалидам игнорируются гендерные аспекты. Дискриминирующие социальные установки и гендерные стереотипы препятствуют полноправному участию детей-инвалидов и их семей, а также взрослых людей с инвалидностью в жизни современного общества.

Для перехода на инвалидность необходимы достаточно серьезные хронические заболевания или весьма тяжелые травмы, ведущие к утрате трудоспособности. Но даже если такие основания есть, они дают человеку только право получить инвалидность, но это отнюдь не означает, что он пожелает этим правом воспользоваться, особенно тогда, когда речь идет об инвалидности второй или третьей группы. Практика показывает, что женщины значительно чаще используют это право, чем мужчины.

Однако, когда речь идет о трудоспособных возрастах, мужская инвалидность значительно превышает женскую. Интенсивность первичной инвалидности у мужчин существенно выше, чем у женщин. В данном возрастном периоде хронические болезни играют не столь существенную роль, как в более старших возрастах, и важной причиной инвалидности являются травмы и отравления, уровень которых у мужчин несопоставимо выше, чем у женщин.

В стремлении оформить инвалидность не могут не проявляться гендерные различия, связанные с неформальными социальными нормами, регулирующими ролевое поведение мужчин и женщин. Для мужчины переход на инвалидность означает потерю роли основного кормильца семьи, которая, согласно традиционной морали, до сих пор сохранившейся в широких кругах населения, является основной обязанностью мужа и отца. Это для него тяжелый моральный удар, связанный с утратой авторитета в глазах жены, детей, родственников, друзей, соседей, сослуживцев – то есть всего социального окружения. Разумеется, никто не осудит этого человека, если его инвалидность очевидна для всех – например, если у него парализованы или ампутированы ноги. Но если это человек внешне здоров, то его уход с работы и переход на инвалидность превращает его в глазах окружающих в иждивенца. Поэтому мужчины трудоспособного возраста переходят на инвалидность, как правило, лишь тогда, когда состояние здоровья действительно не позволяет им работать.

Для женщин дело обстоит совсем иначе. Мораль не возлагает на них основную ответственность за материальное обеспечение семьи. Согласно традиционным социальным нормам, женщина, прежде всего, должна вести домашнее хозяйство и воспитывать детей и внуков. Эти социальные роли можно выполнять даже более успешно, будучи (или считаясь) инвалидом и находясь дома, чем тогда, когда каждый день надо ходить на работу. Поскольку зарплата у большинства женщин невелика, и, как правило, значительно меньше, чем у мужей, то и потеря в деньгах для семейного бюджета обычно менее существенна в тех случаях, когда на инвалидность уходит жена, а не муж.

Для многих женщин решение о переходе на инвалидность больше связано с семейными обстоятельствами, чем с состоянием здоровья.

В ряде исследований, посвященных проблемам гендерного анализа инвалидности, определяется противоречие между гендерно-чувствительной самоидентификацией инвалидов и сконструированной обществом гендерно-нейтральной идентичностью инвалидов.

Сами инвалиды не относятся к себе, как к бесформенным, бесполым существам. Многие из них ориентированы на создание отношений с представителями противоположного пола, построение семьи, рождение детей. Инвалиды, в первую очередь, воспринимают себя как личность, включенную в многообразие социальных отношений, в том числе и гендерных. Общество же через призму инвалидности не видит других признаков и характеристик личности. Если женщина имеет какие-либо физические увечья, то она воспринимается окружающими скорее не как женщина, а как представитель группы лиц с ограниченными возможностями. Приобретение инвалидности сопровождается потерей женщиной ее привлекательности, а в отношении мужчин инвалидность рассматривается как потеря «мужских» качеств: независимости, физической силы, способности зарабатывать деньги и обеспечивать семью.

Анализируя гендерные особенности инвалидности, следует говорить не только о различии интеллектуальных и физических характеристик мужчин и женщин, но и о том, что они часто связаны с дополнительными потребностями, например, возможностью вести независимую жизнь. Половая принадлежность инвалида предоставляет совершенно разные возможности мужчинам и женщинам.

По мнению ряда исследователей, инвалидность женщин – проблема еще более обостренная, чем инвалидность у мужчин. Мужчины, сопротивляясь стигме инвалидности, все же могут приобрести ожидаемый статус, которому будут соответствовать властные социальные роли, тогда как женщины во многих случаях лишены такой возможности. Стереотипные образы женственности и инвалидности как пассивности, соединяясь, лишь усиливают друг друга.

Женщины-инвалиды подвергаются множественной дискриминации как по половой принадлежности, так и из-за инвалидности. Примеры множественной дискриминации женщин-инвалидов можно произвести на примере возраста, этнического происхождения, сексуальной ориентации и социально-экономического положения. Женщины-инвалиды могут испытывать дискриминацию как в отношениях со здоровыми женщинами и мужчинами, так и в отношениях с мужчинами-инвалидами.

Женщины с инвалидностью под действием многих обстоятельств, работая даже в общественных организациях инвалидов, в меньшей степени участвуют в принятии решений, их истории редко представлены в примерах независимой жизни, среди них гораздо меньше руководителей организаций и на конференциях и собраниях по проблемам инвалидов, как правило, присутствуют мужчины. О женщинах-инвалидах мы можем судить преимущественно по западным источникам, поскольку в российском контексте их голоса и проблемы остаются неозвученными.

Женщины-инвалиды считаются неадекватными как для экономического производства (традиционно более подходящего для мужчин, чем для женщин), так и для традиционно женских репродуктивных и семейных ролей.

Женщины-инвалиды составляют контингент, чаще других подвергающийся дискриминации в социально-профессиональной сфере. Женщине, согласно существующим в обществе стереотипам, отводится главная роль в семье, но не за ее пределами.

Положение женщин на рынке труда в целом неблагоприятно, а существующих норм, не допускающих отказа в приеме на работу по признакам, которые не связаны с деловыми качествами работника, не достаточно, они не ограждают от дискриминации. Вместе с тем очевидно, что предусмотренные законами меры в отношении защиты инвалидов от дискриминации на рынке труда не работают, это отмечают как сами инвалиды, так и специалисты отделов социального обслуживания, работодатели и другие. Женщины-инвалиды предпочитают либо жить на пенсию по инвалидности, либо работать на дому, чаще всего находят работу по знакомству, а не по системе социальных гарантий. Молодые женщины-инвалиды вполне допускают вероятность того, что им придется столкнуться при трудоустройстве с дискриминацией не только по признаку инвалидности, но и по признаку пола.

Положение женщин-инвалидов на рынке труда усугубляется тем, что в силу своей дополнительной «семейной нагрузки», они являются менее привлекательными для работодателя. Данная дополнительная социальная функция закреплена в общественном сознании и усвоена большинством женщин. Кроме того, нередки случаи, когда женщина-инвалид является матерью-одиночкой, что еще больше увеличивает нагрузку на женщину в плане выполнения социально-бытовых функций.

Дискриминация в трудовой сфере во многом влияет на локализацию бедности в одних и тех же группах населения (женщины, инвалиды). Наличие в трудовом законодательстве таких норм, как запрет на работу в ночное время, на многие виды занятий; ограничение режима рабочего времени, в частности командировок, сверхурочных работ; ориентация законов на защиту права работницы-матери, а не родителя независимо от пола, а также комплекс ограничений и трудовых рекомендаций МСЭ снижают спрос на труд инвалидов, усиливают предпосылки для дискриминации женщин-инвалидов.

Сегрегация, существующая в сфере труда, социокультурные стереотипы и практики сказываются на профессиональной ориентации, системе профессионального обучения инвалидов. Права в области получения образования женщинами-инвалидами ограничиваются, во-первых, списком производств, профессий и работ с вредными и тяжелыми условиями труда, на которых запрещается применение труда женщин, во-вторых, перечнем условий труда и ограничений, утвержденных в индивидуальных трудовых рекомендациях медико-социальной экспертизы, в-третьих, дискриминацией инвалидов вообще и в первую очередь при приеме на работу. В настоящее время женщины-инвалиды ограничены в возможности выбора профессии и переподготовки. Сохраняется традиция, когда инвалидов ориентируют на «инвалидные» профессии, преимущественно связанные с надомным выполнением (швея, вязальщица, обувщик), девочек-инвалидов соответственно ориентируют либо на женские профессии, доступные инвалидам, либо на работу по дому, на выполнение семейных обязанностей.

Одной из острых проблем женщин-инвалидов является проблема репродуктивного здоровья, возможностей реализации прав женщин-инвалидов на материнство. В обществе сформировался стойкий стереотип, что женщины-инвалиды не могут иметь нормальную семью и воспитывать здоровых детей. Этот стереотип нередко подкрепляется тем, что сами женщины-инвалиды испытывают закомплексованность и даже обреченность, полагая, что они не могут быть объектом серьезного внимания со стороны мужчин. Социальные институты образования практически не занимаются воспитанием и подготовкой девушек-инвалидов к самостоятельной жизни, сексуальным отношениям, созданию своей семьи. Все это позволяет говорить о существовании латентной политики дискриминации в плане деторождения по отношению к данной категории женщин в нашем обществе.

Женщины-инвалиды часто становятся объектом сексуального домогательства и насилия. Особенно это касается тех, кто проживает в интернатах. В силу своих физических недостатков, психологической зависимости далеко не каждая девушка и женщина сможет дать отпор насильнику, поэтому сексуальное насилие проявляется как посягательство на личную свободу.

Проанализировав основные факторы, влияющие на формирование социального статуса женщины-инвалида, можно сказать, что большинство из них связано с семейной жизнью. Данное обстоятельство отражает общие тенденции стереотипизации гендерных ролей в обществе, а соответственно не может не быть предметом пристального анализа и учета в процессе формирования социальной политики государства.

Характеризуя особенности мужской инвалидности, необходимо, в первую очередь, сказать о сложности сочетания категорий инвалидности и маскулинности (мужественности) как совокупности элементов мужской модели поведения, одобряемой и принимаемой обществом. Стереотипные представления о мужественности и инвалидности в рамках медикалистской модели отношения к инвалидам вступают в противоречия, поскольку мужественность предполагает силу, физически развитое тело, эмоциональную сдержанность, активность и самостоятельность, а инвалидность – слабость, телесную немощность, пассивность и зависимость.

Кроме того, нередкой является ситуация, характеризующая низкий по сравнению со здоровым мужчиной социальный статус мужчины-инвалида, который остается более высоким по отношению к отдельным категориям даже здоровых женщин.

Мужчины с инвалидностью являются более конкурентоспособной группой на рынке труда, чем женщины-инвалиды. Им в ряде случаев гораздо легче трудоустроиться, у них больше шансов получить работу, соответствующую их профессиональному уровню.

В вопросах создания семьи и рождения детей общество также более лояльно относится к мужчинам-инвалидам. У них есть все основания планировать брак и семейные взаимоотношения не только с женщинами-инвалидами, но и женщинами, не относящимися к этой категории. Это объясняется значительным превышением количества женского населения над мужским. Вступая в брак со здоровой партнершей, мужчины с инвалидностью преследуют две основные группы задач: повышение собственного социального статуса и решение вопросов социально-бытового обслуживания.

Все вышесказанное позволяет говорить об относительно более высоком социальном статусе мужчины-инвалида по сравнению с женщиной-инвалидом. Так или иначе, но в жизненном сценарии мужчины с инвалидностью присутствует гораздо больше возможностей решения проблем, возникающих в традиционно считающейся мужской профессионально-трудовой сфере, чем у женщины-инвалида – в приписываемой ей обществом в качестве приоритетной – семейной сфере.

Таким образом, противоречие между гендерно-чувствительной самоидентификацией инвалидов и гендерно-нейтральной позицией по отношению к ним со стороны общества актуализирует необходимость использования гендерного подхода в социальной работе с инвалидами, который позволит обеспечить решение следующих задач:

- расширение информационной базы о проблеме инвалидности на основе гендерного анализа, учитывающего значительные факторы женской и мужской инвалидности;

- согласование интересов различных секторов социальной защиты при проведении программ и мер социальной интервенции;

- преодоление проблемы непропорционального негативного или позитивного воздействия на женщин и мужчин с инвалидностью программ, политического курса и законодательных мер;

- расширение базовых знаний и навыков работы в учреждениях социальной защиты и социального обслуживания.

Социальные работники в своей деятельности должны учитывать, что инвалидность и пол в совокупности, а не по отдельности воздействуют на положение индивида в обществе и определенным образом оформляют его или ее жизненные шансы.

В пакет документов, регулирующих проблемы инвалидности, входят ратифицированные Российской Федерацией международные декларации, федеральные законы, постановления правительства, указы президента и иные нормативные документы, а также региональные законы и постановления, акцентирующие некоторые стороны проблемы инвалидности.

Большинство документов Российской Федерации стремится к гендерно-нейтральному характеру, который минимизирует гендерные различия. Существует точка зрения, согласно которой равенство рассматривается как одинаковое обращение со всеми, независимо от личных особенностей и обстоятельств. Такая точка зрения исходит из убеждения в том, что все люди должны быть равны, и, следовательно, справедливо одинаковое отношение ко всем. Анализ проблемы равенства показывает, что абсолютное равенство невозможно, форм социальной организации людей на основе полного равенства никогда не существовало, стремление демократий к равенству целесообразно рассматривать как движение к социальной справедливости. Если гендерно-нейтральное законодательство старается минимизировать различные физические, социальные, экономические характеристики и жизненный опыт женщин и мужчин, и особых групп женщин и мужчин, таких как инвалиды, это вряд ли означает снятие всех проблем дискриминации по признаку пола или инвалидности. Кроме того, как показывает практика, рассмотрение каждой категории нуждающихся в социальной поддержке и защите людей отдельно (например, дети-инвалиды), ведет к формированию более эффективных специфических, адресных мер помощи.

Основные направления государственной политики в сфере социальной защиты инвалидов определены Федеральным законодательством, которое гарантирует дополнитель­ные льготы и услуги инвалидам и содержит немногочисленные оговорки на градации внутри группы инвалидов на основе установленной группы инвалид­ности. Женщины-инвалиды и мужчины-инвалиды не обозначаются в отдельные категории и пользуются теми правами, которые влечет группа инвалидности. В соответствии с Федеральным законом «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 2 августа 1995 года был утвержден федеральный перечень от 25 ноября 1995 года гарантированных государством социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания. Как показывает его содержательный анализ, документ не включает никаких положений, связанных с полом и особыми потребностям женщин- и мужчин-инвалидов.

Закон «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» (1995) в части 3 «Основные принципы деятельности в сфере социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов» регулирует деятельность в сфере социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов и строится на принципах: соблюдения прав человека и гражданина; предоставления государственных гарантий в сфере социального обслуживания; обеспечения равных возможностей в получении социальных услуг и их доступности для граждан пожилого возраста и инвалидов и ряда других. Статья 4 настоящего закона гарантирует соблюдение прав граждан пожилого возраста и инвалидов в сфере социального обслуживания и возможность получения социальных услуг на основе принципа социальной справедливости независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств. Названные положения федерального закона построены на основе соответствующих пунктов Декларации прав человека ООН, Декларации ООН о правах инвалидов и пунктов Конституции РФ и направлены на предотвращение всех форм дискриминации, в том числе по половому признаку в сфере соблюдения социальных гарантий инвалидам и гражданам пожилого возраста.

В настоящее время в нашей стране принята и реализуется Федеральная программа «Социальная поддержка инвалидов на 2006-2010 годы», направленная на решение проблем инвалидности и разработанная в целях реализации Закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федера­ции» (1995) и усиления социальной поддержки инвалидов. Содержательный анализ данной программы показывает отсутствие постановки проблемы о социальном положении женщин-инвалидов.В то же время наличие в ее содержании подпрограммы «Социальная поддержка и реабилитация инвалидов вследствие боевых действий и военной травмы» свидетельствует о более пристальном внимании государства к отдельной категории инвалидов, которую в большинстве своем составляют мужчины с инвалидностью. Кроме того, данная проблематика рассматривалась и ранее в рамках Федеральной целевой программы «Социальная защита инвалидов военной службы на период 1997-2000гг.» (была продлена до 2001г.) Эти обстоятельства позволяют сделать вывод о наличии косвенной дискриминации в отношении женщин-инвалидов.

Положение женщин-инвалидов в Российской Федерации регламентируется двойным законодательством – о социальной защите инвалидов и общим законодательством по правам женщин. Следует отметить, что государственные программные документы не акцентируют категорию «женщина-инвалид», социальное положение которой в части соблюдения льгот и гарантий в большей степени предопределено группой инвалидности. Несмотря на усиление внимания государства, в том числе на уровне законотворчества, к некоторым категориям женщин (женщины-предприниматели, женщины детородного возраста, женщины, подвергшиеся насилию), женщины с инвалидностью по-прежнему не осознаются как отдельная группа, нуждающаяся в мерах дополнительной поддержки в части соблюдения прав и гарантий, предупреждения и устранения дискриминационных практик. Женщины-инвалиды зачастую сталкиваются с формами дискриминации, которые могут быть обусловлены или усилены как статусом инвалидности, так и статусом женщины.

В Российской Федерации одним из немногочисленных документов, сфокусированных на регулировании положения женщин, является Постановление Правительства РФ «О концепции улучшения положения женщин в Российской Федерации» от 8 января 1996г. № 6, принятое во исполнение Указа Президента РФ «О национальном плане действий по улучшению положения женщин и повышению их роли в обществе до 2000 года» от 18 июня 1996г. № 932. В текстах этих документов содержится декларация признания всестороннего участия женщин на основе равенства с мужчинами во всех сферах жизни общества, что имеет приоритетное значение для стабильного социального и экономического развития страны.

Содержательный анализ Национального плана действий по улучшению положения женщин и повышению их роли в обществе до 2000 года, претендовавший на максимальный охват наиболее проблемных общественных сфер и уязвимых категорий женщин, показывает, что категория «женщина-инвалид» упоминается единственный раз в контексте организации и проведения культурно-спортивных фестивалей, задача подготовки которых, а, следовательно, и задача концентрации внимания на данной категории женщин возложена на Российский совет спортивного общества «Спартак». В пункте о разработке и внедрении стандартов Минздрава России для оказания лечебно- профилактической помощи девочкам и женщинам с учетом возраста, состояния здоровья и уровня оказания медицинской помощи, обязательного медицинского страхования, акцент сделан на физиологических особенностях, а не социальном статусе, социальном здоровье.

Определение социально-правовых гарантий и положения женщин-инвалидов можно найти в законодательных актах различных областей и сфер общественной жизни.

Права женщин-инвалидов в репродуктивной сфере определяются совокупностью законов, регулирующих проблемы инвалидности, и основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года. Права женщин на искусственное прерывание беременности регулируются Приказом Минздрава РФ «Об утверждении переч­ня медицинских показаний для искусственного прерывания беременности» от 28 декабря 1993г. № 302 и Перечнем социальных показаний для искусственного прерывания беременности, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 8 мая 1996г. № 567. В соответствии со статьей 36 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года, искусственное прерывание беременности по социальным показаниям проводится по желанию женщины при сроке беременности до 22 недель. Перечень медицинских показаний для прерывания беременности содержит список диагностических показаний для прерывания беременности, в числе которых психические расстройства, умственная отсталость, болезни нервной системы, физиологические и психические состояния. Верхнюю строчку списка социальных показаний для прерывания беременности занимает наличие инвалидности I-II групп у мужа, а также наличие в семье ребенка-инвалида.

К факторам риска относятся также социальные показания к прерыванию беременности, а именно: смерть мужа во время беременности, пребывание женщины или ее мужа в местах лишения свободы, женщина или ее муж, признанные в установленном порядке безработными, наличие решения суда о лишении или ограничении родительских прав, многодетность (число детей 3 и более) и другими. Необходимо отметить, что речь идет о социальных показаниях к прерыванию беременности, что никоим образом не сопряжено с медицинскими противопоказаниями и не связано с возможными негативными последствиями для плода.

Распад системы государственного заказа и экономический кризис, сокращение числа рабочих мест, сокращение или банкротство специализированных предприятий, использующих труд инвалидов, обострили для многих женщин-инвалидов проблему занятости.

Основным законом, регулирующим трудовые отношения в РФ, является принятый в 2001 году Трудовой кодекс. Современный кодекс представляет собой документ, содержащий как пункты, ориентированные на нейтрализацию всех форм дискриминации в трудовой сфере, так и рассматривает особенности регулирования труда отдельных категорий населения. Статья 2 Трудового кодекса РФ декларирует запрещение принудительного труда и дискриминации в сфере труда, равенство прав и возможностей работников, обеспечение равенства возможностей работников без всякой дискриминации на продвижение по работе. Статья 3 кодекса запрещает дискриминацию в сфере труда: «Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения... а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника». Инвалидность как таковая не оговаривается в данном документе как причина дискриминации, ее можно отнести лишь к «другим обстоятельствам».

Следует отметить, что вопросы положения инвалидов в сфере труда отдельно в документе не рассматриваются. Вместе с тем факты дискриминации работающих инвалидов многочисленны.

Новый трудовой кодекс содержит раздел, посвященный особенностям регулирования труда отдельных категорий граждан, в том числе женщин и лиц с семейными обязанностями. Женская занятость в большей степени попадает в фокус особого рассмотрения в связи с физической тяжестью работ, репродуктивной и родительской функциями женщины.

Индивидуальные особенности женщины не оговариваются в статьях кодекса, лишь статья 259 ссылается на необходимость учитывать медицинские рекомендации при направлении работниц в служебные командировки, привлечении к сверхурочной работе и работе в ночное время. Необходимо отметить, что новая редакция данной статьи кодекса стала более дипломатичной, сняты скрытые возможности дискриминации. Так, в старой редакции статья 162 запрещала ночные, сверхурочные работы и направления в командировки беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет. В новом Трудовом кодексе статья оговаривает, что направление в служебные командировки, привлечение к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и праздничные дни для женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет допускается только с их письменного согласия. Кодекс оговаривает дополнительные гарантии сокращенного рабочего времени или дополнительных выходных дней для отдельных категорий граждан, в частности для женщин, работающих в сельской местности. К работе в ночное время не допускаются беременные женщины, инвалиды и лица, не достигшие 18-летнего возраста. Однако в предыдущей редакции КЗоТ предусматривал привлечение инвалидов к ночным работам с их письменного согласия и в случае, если это не противоречит медицинским рекомендациям.

Закон запрещает отказывать женщинам в приеме на работу и снижать им заработную плату по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей. Мотивы, связанные с инвалидностью или иными особенностями женщины, в законе не оговариваются.

В Законе РФ от 19 апреля 1991 года «О занятости населения в Российской Федерации» перечислены категории граждан, которые в вопросах занятости особо нуждаются в социальной защите, поскольку больше других испытывают трудности в поисках работы. К их числу, прежде всего, относятся инвалиды. Дополнительные гарантии занятости для отдельных категорий населения определены в статье 13 данного закона. В частности содействие улучшению положения женщин-инвалидов на рынке труда предполагается осуществлять с помощью разработки и внедрения дополнительных мер и целевых программ.

Реализация равных прав на образование и повышение квалификации мужчин и женщин должна находить свое конкретное воплощение в программах профессиональной ориентации, профессионального обучения и переподготовки. В настоящее время женщины-инвалиды ограничены в возможности выбора профессии и переподготовки.

Подавляющее число программ обучения, предлагаемых службой занятости, это курсы переобучения традиционным «женским» профессиям, как правило, не требующим высокой квалификации и уровня образования, таким, как швея, парикмахер, пекарь и другие. Обеспечение равных возможностей для реализации права занятости и образования требует, чтобы система профессиональной ориентации девушек-инвалидов и переподготовки женщин-инвалидов учитывала интересы и требования развивающегося рынка труда, а так же интересы и требования женщин с инвалидностью. Программы занятости населения не обременены вопросами содействия занятости женщин-инвалидов. Сами женщины зачастую не знают и не верят в возможность получения новой профессии или повышения квалификации. Одни просто говорят о том, что инвалидов нигде не берут и устроиться на работу одинаково трудно и женщинам и мужчинам с инвалидностью, иные не пытались никогда устраиваться на работу и изначально были ориентированы на домашний или надомный труд, а выбор профессии был предопределен сложившей структурой образования и обучения инвалидов.

В настоящее время женщины-инвалиды по-прежнему не активно вовлекаются службами занятости и иными подобными структурами в процесс повышения квалификации, сами инвалиды не знают о существовании каких-либо общественных ресурсов помощи.

Женские общественные движения и объединения в последнее время набирают силу, это отчасти подтверждает поиск веб-ресурсов и Интернет-ссылок, который показывает достаточно разветвленную сеть женских общественных организаций. Существует достаточное количество общественных организаций для отдельных категорий женщин (женщина-предприниматель, женщина-политик). Однако общественных организации или групп взаимопомощи женщин-инвалидов практически нет в реальном пространстве. Электронные ресурсы по проблеме женской инвалидности достаточно скудны, но все же встречаются небольшие информационные сайты о деятельности единичных общественных объединений женщин-инвалидов.

В социальной защите мужчин с инвалидностью гендерная специфика прослеживается, прежде всего, в вопросах социальной адаптации, социально-психологической реабилитации ветеранов военных действий. Основными документом, регламентирующим отношения в данной сфере является ФЗ «О ветеранах» от 12.01.1995г. (с дополнениями и изменениями), а также ряд нормативных документов, принятых в целях реализации положений данного закона. Поддержка данной категории осуществляется и в рамках деятельности Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане, а также созданных при активном участии представителей данной организации специализированных реабилитационных центрах в ряде регионов России.

Таким образом, анализ законодательства по вопросам инвалидности позволяет сделать ряд выводов. Выделение категорий «мужчины-инвалиды» и «женщины-инвалиды» не прослеживается ни на уровне общественного осознания, ни на уровне законотворчества и администрирования. Гендерный подход к проблеме инвалидности на законодательном уровне не применяется. Высшие и местные органы власти, очевидно руководствуясь провозглашенными Конституцией и статьями международных документов принципами равенства, не считают целесообразным дифференциацию проблем инвалидности по гендерным признакам.

Закон РФ «О социальной защите инвалидов в РФ» (1995)является гендерно-нейтральным. С одной стороны, это говорит о соответствии международным законодательным нормам, недискриминационном характере данного закона. С другой стороны, это свидетельствует о неразвитости дифференцированного подхода к вопросам инвалидности с учетом гендерного аспекта и идет в разрез с международными тенденциями по учету гендерного компонента для обеспечения равных возможностей в различных социальных сферах для мужчин и женщин.

Между тем определение женщин- и мужчин-инвалидов как категорий с особыми потребностями и жизненными практиками приводит к более эффективной адресной социальной политике, способствует более адекватному решению социальных проблем. Однако лишь в Концепции социокультурной политики в отношении инвалидов (1997) гендерная политика определена как составляющая «социокультурной политики» в отношении данной категории нуждающихся в дополнительной государственной поддержке. К сожалению, данный документ носит скорее декларативный характер, поскольку не сопровождается механизмами реализации основных положений. В этой связи необходимо подчеркнуть необходимость разработки и исполнения региональных целевых программ, направленных на преодоление всех форм дискриминации по гендерным и медико-социальным признакам.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.74.227 (0.016 с.)