ТОП 10:

Глава IX. Становление Татарстана



§ 1 «Даешь Тапгаро-Башкирскую республику!»

Татаро-Башкирский вариант национальной государствен­ности всегда находил определенное понимание в общественных кругах. По сути своей даже проект «Идель-Урал» имел в виду создание совместной республики двух близких друг к другу народов. Галимджан Ибрагимов, хорошо знавший татаро-башкирские взаимоотношения, еще в августе 1917 г. выдвигал главное условие для реализации совместной автономии. А в сентябре на страницах газеты «Ирек» («Свобода»), выходившей в Уфе. опубликовал статью «Башкирский вопрос». Он писал: «До сих пор движе­ние под лозунгом «Башкортстан» не принималось всерьез... Будет ли счи­таться с ним будущее Учредительное собрание -- это тоже другой вопрос. Но мы, хочется нам этого или нет, рано или поздно вынуждены будем признать это мощное течение»21*7. Для писателя-демократа самое главное во взаимоотношениях татар и башкир -- взаимное доверие. Причем он более снисходителен к башкирам, как к народу более «слабому» и малочислен­ному. Он прямо заявлял, что идея культурно-национальной автономии, которую провозгласили татары во время летних мусульманских съездов, оттолкнула башкир от татар и движению за башкирскую территориальную автономию дала более целеустремленный характер. Поэтому он выдвигает идею создания совместной национально-территориальной автономии.

23 марта в газете «Правда» появилась статья «О Татаро-Башкирской республике», подписанная Джугашвили-Сталиным, М.Вахитовым, Ш.Ма-натовым, Г.Ибрагимовым. В ней содержатся следующие заслуживающие] внимания положения. Статья начинается так: «Со времени 3-го Съезда Советов, провозгласившего федеративный строй Российской Республики,! прошло уже два месяца, а окраины все еще заняты утверждением Совет-] ской власти на местах, до сих пор не высказались ясно и определенно о конкретных формах федерирования. Если не считать Украину, зверски тер-[ заемую теперь цивилизованными насильниками, да Крыма и Донской об­ласти, уже высказывавшихся за федеративные связи с Россией, Татаро-Башкирия является, кажется, единственной областью, революционные организации которой определенно начертили план федерирования с Со­ветской Россией. Мы имеем в виду ту метко очерченную общую схему

Ирек. — 1917, 4 сент.


организации Татаро-Башкирского штата, о которой говорят теперь все и которую разработали влиятельнейшие организации татаро-башкир». Далее говорилось, что Народный Комиссариат по делам национальностей разра­ботал Положение о Татаро-Башкирской Республике, «идя навстречу поже­ланиям Татаро-Башкирских революционных масс и исходя из решения 3-го Съезда Советов, провозгласившего Россию Федерацией Советских Ре-ггублик». Выражалась уверенность, что Учредительный съезд этой республи­ки «не за горами» и что формы и детали положения о республике, которые будут разработаны Учредительным съездом, будут утверждены ЦИК и Совнаркомом РСФСР. В заключение сообщалось, что аналогичные «Поло­жения» «вырабатываются Народным Комиссариатом по делам националь­ностей для азербайджанских татар, грузин, армян, киргиз, сарто-текиниев и других народов России». Революционные организации этих народов дол­жны были сообщить «свои конкретные планы федерации».

Еще в условиях борьбы с проектом «Идель-Урал» на страницах газеты «Известия» в номере от 22 марта был опубликован декрет о создании Татаро-Башкирской республики. Он состоял всего из четырех пунктов. В первом пункте говорилось, что территория Южного Урала и Среднего Поволжья объявляется Татаро-Башки рекой республикой в составе Россий­ской Федерации. Во втором пункте было написано, что при определении границ используется проект, разработанный «башкирскими и татарскими революционными организациями». Указывалось, что в республику входит вся Уфимская губерния, башкирская часть Оренбургской губернии, а так­же прилегающие районы Пермской, Вятской, Симбирской и Самарской губерний. Хотя проект был разработан татаро-башкирскими революцион­ными органами, он не учитывал существования уже провозглашенной Башкирской республики. Мулланур Вахитов -- главный инициатор совме­стной автономии двух народов, под руководством которого было разрабо­тано положение о республике, верил, что трудящиеся татары и башкиры горячо поддержат совместную республику. Третий пункт положения, хотя и констатировал наличие Башкирской республики, исходил из того, что взаимоотношения Башкирской республики и новой Татаро-Башкирской республики должны быть определены на Учредительном съезде. Последний четвертый пункт документа возлагал на Комиссариат по делам мусульман создание комиссии по созыву Учредительного съезда.

Комиссариат уже 28 марта 1918 г. разослал телеграммы Уфимскому, Казанскому и Оренбургскому Советам, а также их мусульманским комис­сариатам с установлением следующего представительства в комиссии по реализации декрета: Казанский Совет -- 1 чел., Казанский мусульманский комиссариат 1, Уфимский башкирский комиссариат - 1, Уфимский татарский комиссариат 1, Оренбургский Совет 1, Оренбургский башкирский комиссариат 1, Уфимская чувашская организация 1. Таким образом, оргкомиссия по реализации Татаро -Ваш к и рекой республи­ки состояла из 8 человек. И она должна была развернуть работу 10 апреля.

Комиссия собралась не в полном составе. Тем не менее она приступила к работе и между ее членами не было принципиальных возражений по


созданию республики. При этом необходимо учитывать, что Советское правительство, поручив реализацию Татаро-Башкирской республики Ко­миссариату по делам мусульман внутренней России, преобразованному в Татаро-Башкирский комиссариат, до поры до времени само не занимаюсь созданием республики. В апреле комиссариат получил уведомление от Нарком-наца о том, что «согласно постаноштению Коллегии от 21 апреля Народ­ный Комиссариат совместно с Вами должен приступить немедленно к созыву совещания по организации Учредительного съезда Татаро-Башкир­ской республики». И уже 23 апреля за подписями В.И.Ленина и И.В.Стали­на была отправлена телеграмма Советам Казани, Уфы, Самары, Симбир­ска, Оренбурга, Перми, Вятки и их мусульманским комиссариатам о не­обходимости обеспечения явки делегатов в Москву в установленный срок.

10 мая 1918 г. состоялась конференция по созыву Учредительного съезда. На ней выступил Сталин, заявивший, что Советское правительство стоит за автономию, построенную на началах уважения прав народов и в кото­рой хозяевами были бы рабочие и крестьяне. На конференции были по­ставлены задачи по определению границ и компетенции автономии. В ходе обсуждения выступили М.Вахитов, К.Якубов, Г.Ибрагимов, которые все­цело поддержали проект Татаро-Башки рекой республики.

24 марта 1918 г. состоялось совещание по созыву Учредительного съезда, где выявились и противоположные мнения по вопросу о Татаро-Башкирс­кой республике. Против Татаро-Башкирской республики выступили К.Гра-сис, Г.Шамигулов, И.Тунтул, Ф.Сыромолотов и др. Эти выступления были осуждены, и совещание приняло постановление из 10 пунктов. В нем] говорилось, что к выборам необходимо привлечь «только оформленные Совдепы семи прямо или косвенно заинтересованных губерний». Было определено, что губернским Советам предоставляется право на три, а уездным Советам на два голоса и Национальным комиссариатам при Со­ветах по одному голосу при утверждении их кандидатур соответствующими Советами. Интересным моментом являлось указание на возможность рас­ширения территории Татаро-Башкирской республики за счет включения в нее «прилегающих мелких народностей (чуваши, мари, пр.)». Предполага­лось, что «организуется усиленное представительство на съезд Совдепов этой территории» путем выбора делегатов на уездных и волостных съездах. Количество депутатов должно было определиться комиссией по созыву съезда, работавшей при Народном Комиссариате по делам национально­стей. Срок созыва съезда должен был определить Наркомнац по соглаше­нию с местными Советами. Местом съезда был определен город Уфа. В Постановлении был указан также состав комиссии из семи представителей: от Народного Комиссариата по делам национальностей по предложению Сталина выбирается М.Вахитов, от Центрального Татаро-Башкирского комиссариата — А.Янбаев, от башкир -- Г.Давлетшин, от татар -- К.Яку­бов, от чувашей - - Елменев, от мари - - Мухин, от русских - - Егошин.

Была установлена следующая норма на Учредительный съезд: Казанская губерния -- 55 делегатов, Уфимская -- 59, Оренбургская -- 19, Вятская -9, Самарская -- 8, Пермская — 4. Данное представительство было опреде-


лено на основе данных Г.Шарафа, которые он в свое время подготовил для штата Идель-Урал.

По личному распоряжению В.ИЛенина правительство выделило для работы Центрального Татаро-Башкирского комиссариата 90 180 рублей. Были все основания, чтобы верить в искренность намерений Советского правительства по созданию Татаро-Башкирской республики. 3 июля 1918 г. оно приняло обращение к трудящимся татарам и башкирам, в котором, в частности, говорилось: «Не разъединяйтесь! Татары и башкиры, крепите единство, дружно сохраняйте священное красное знамя! Мы хорошо зна­ем, что у нас имеются некоторые различия в географическом, а также в бытовом отношениях. Но эти различия не должны служить препятствием для создания... республики и нашего единства. Всеми силами постараемся понять друг друга».

Созданием совместной республики недовольство проявляли не только такие принципиальные противники национальной автономии, как Б.Эль-цин, Б.Сыромолотов и особенно К.Грасис. Были таковые и из числа самих татар и башкир. Однако совсем по другой причине. Они были не против совместной государственности двух народов, а видели в проекте Татаро-Башкирской республики попытку подменить принцип самоопределения прав народов сверху. Так, газета «Алтай» возражала против этого проекта пото­му, что она сбивала проект Идель-Уральского штата. Газета «Курултай» полагала, что эта идея есть не что иное, как обман татар и башкир.

Проект Татаро-Башкирской республики был объявлен с учетом настро­ений масс, склонявшихся к идее совместной автономии. Об этом свиде­тельствуют собрания мусульманских рабочих в Уфе 27 апреля и 2 мая. 2 июня в Казани состоялся многочисленный митинг рабочих, солдат и ин­теллигенции, на котором был сформулирован текст телеграммы в адрес Советского правительства и Центрального Татаро-Башкирского Комисса­риата. В телеграмме выражалась уверенность, что Советское правительство окажет помошь «в деле создания и укрепления рождаемой самой револю­цией Татаро-Башкирской социалистической республики». Подобная теле­грамма была составлена и в Чистополе, где крестьянский и учительский съезд заявил, что декрет о создании республики «вполне отвечает соответ­ствующим народным чаяниям и является фактом великой исторической важности».

13 июня состоялось заседание представителей мари, чувашей, удмуртов, крещеных татар и эстов в количестве 164 человек. Выступившие от имени чувашей Петров, крещеных татар - - Ф.Купцов, от мари - Гаврилов и другие признали проект Татаро-Башкире кой республики неприемлемым, ибо в нем были недостаточно учтены интересы «малых» народов2*1*.

Работа по примирению интересов продолжалась, поскольку сама идея Татаро-Башкирской республики не отвергалась.

2 июля 1919 г. в Казани состоялось совещание ответственных партийных работников татар, башкир, чувашей, мари, кряшен и вотяков по татаро-

т Хайрутдинов Р. Г. Трудное возрождение. — Казань, 1992. — С. 123—124.


башкирскому вопросу. Присутствовали М.Султан-Галиев, Ялымов, И.Каза­ков, Г.Баимбетов, М.Брундуков, от чувашей Краснов и Эльмен, от мари -- Мухин, от кряшен -- Зубков, от вотяков -- Иванов. После обсуж­дения вопроса совещание постановило: «Принимая во внимание, что 1. татаро-башкирекий вопрос является назревшим вопросом Советской влас-! ти; 2. разрешение татаро-башкирского вопроса в форме создания татаро-башкирской территориальной советской республики вполне обеспечивает социально-экономические и политические интересы и других мелких на­родностей среднего Поволжья, как чувашей, мари (черемисы), кряшен и др., предоставляя им возможность широкого активного участия в строи­тельстве Советской власти, - - совещание признает необходимым: а) осу­ществить декрет Центральной Советской власти о Татаро-Башкирской рес­публике; б) выяснить этот вопрос в Центре поручается тт.Султан-Галиеву и Мухину»289. Документ был подписан Султан-Галисвым и Мухиным.

В процитированном нами архивном деле имеется также копия неподпи­санного воззвания к народам, населяющим территорию Татаро-Башки ре­кой республики. Оно начинается так: «Товарищи, близок час полного осуществления ваших национальных чаяний. Ваше культурное возрожде-1 ние, национальная автономия, ваше освобождение от классового и межна­ционального ига в ваших руках...». Далее говорится, что комиссия по созы-| ву Учредительного съезда Татаро-Башкирской республики уже заканчивает подготовительные работы по созыву этого съезда, что скоро должны состо­яться уездные и районные съезды для выборов делегатов. Препятствия на пути к реализации республики в документе не указываются. Однако доста-^ точный намек на них содержится в следующих словах документа: «TosapiH щи, кому непонятно то чувство негодования и глубокого презрения к тем! которые стремятся вырвать из ваших рук свободу, препятствуют Вашем! самоопределению...». Об интернациональном характере будущей республи-1 ки гласят следующие строки «Воззвания»: «Пусть сердце каждого русского, мусульманина, чувашина и мари обольется кровью мести к контрреволю­ционным мятежникам, приспешникам и прихлебателям буржуазии»390.

Уместно отметить, что идею Татаро-Башкирской республики поддержт вали и руководители Коллегии по осуществлению Урало-Волжского Штат та, которые дали телеграмму на имя Комиссариата по делам мусульман Внутренней России, где выразили желание войти с ним в контакт. 1 отдельной телеграмме из Казани С.Атнагулов и С.Габидуллин отметили большие заслуги Комиссариата по делам мусульман Внутренней России t разработке проекта Татаро-Башкирской республики2'". В свою очередь Myj сульманский комиссариат привлек к работе Комиссии по реализации ТатаН ро-Башкирской республики члена КУВШ Галимджана Шарафа.

И тем не менее работа по созданию Татаро-Башки рекой республики встретила серьезные препятствия.

-w Архив КГБ РТ, ф.109. д.400, л.447.

290 Там же.-Л.448.

241 Хайрутлшшв Р.Г. Трудное возрождение... — С.114.


Столкновения выявились на съезде Коммунистических организаций на­родов Востока.

13 декабря 1919 г. состоялось заседание Политбюро ЦК ВКП{6), которое приняло специальное решение о Татаро-Башкирской республике. В нем говорилось: «Ввиду того, что значительная часть Всероссийского съезда коммунистических организаций народов Востока и, в частности, все пред­ставители коммунистов Башкирии против создания Татаро- Башкире ко и республики, таковой не создавать и декрет Народного комиссариата по национальным делам от 22 марта 1918 года о Татаро-Башкирской Советс­кой республике отменить. Предложить членам партии не вести в дальней­шем агитацию за Татаро-Башкирскую республику».

Заслуживают внимания следующие строки постановления: «Вопрос о Татарской республике обсуждать особо, если об этом поступит заявление со стороны коммунистов-татар».

Вопрос о создании Татаро-Башкирской республики этим документом был предрешен. Хотя многие, в том числе и коммунисты, которым было запрещено вести агитацию за создание совместной республики, не счита­ли, что этим все закончено. Они понимали, что только условия граждан­ской войны толкали Советскую власть на признание автономии Башкирии. И в том, что это произошло, большую роль сыграл Мирсаид Султан-Галиев. Народный Комиссариат по делам национальностей уполномочил вести переговоры с башкирами, войска которых тогда воевали на стороне Колчака против Советской власти. Задача заключалась в том, чтобы выве­сти эти войска на сторону Красной Армии. Приехав в Уфу, от имени Революционного Военного Совета 5-й армии Султан-Галиев начал перего­воры. Руководством к действию для него являлась телеграмма Ленина, гласившая, что «представители Советской власти не должны отталкивать башкир». Взамен перехода своих войск на сторону Красной Армии башкиры требовали признания их республики. Дело осложнилось тем, что башкирс­кие войска начали переходить на сторону Советской власти в районе 1-й армии, где их сразу же начали разоружать. Узнав об этом, Колчак отдал приказ об аресте башкирского правительства. К тому же начали проявлять недовольство своим правительством и башкирские войска, говоря: «Вы обманули нас». Однако дело завершилось тем, что переговоры были пере­несены в Центр. В результате Башкирия была объявлена республикой.

Этим был нанесен первый серьезный удар идее Татаро-Башкирской республики. Вторым возможным ударом могло быть превращение Малой Башкирии в Большую, план которой был в договоре 3.Валили и М.Кула-ева, стоявших во главе башкирских правительства и войска. Задача заклю­чалась в создании Татаро-Башкирской республики без включения в нее признанной Башкирской республики. А вопрос о вхождении Малой Баш­кирии в состав этой республики мог быть решен Учредительным собрани­ем этой республики. В резолюции II съезда Коммунистических организаций народов Востока эта позиция была выражена так: «объявление Малой Башкирии автономной советской республикой совершенно не аннулирует Положения Наркомнаца о Татаро-Башкирской Советской республике и не


разрешает в окончательной форме татаро-башкирского вопроса в его це­лом, так как эта республика включает в себя лишь треть всех имеющихся в Советской республике башкир». «Вопрос о включении в Татаро-Башкир­скую республику автономной Малой Башкирии оставить на разрешение пролетариата самой Малой Башкирии»292. Предстаатяет интерес совещание ответственных партийных работников-мусульман города Казани по вопросу об образовании республики и созыва Всероссийского мусульманского съез­да 12 октября 1919 г. Микдат Брундуков сообщил на нем, что на после- i днем заседании Центрмусвоенколлегии коммунистическая фракция создала комиссию в составе Арифа Енбаева, Шамиля Усманова и Микдата Брун-дукова.

Последнему было поручено составление доклада по татаро-башкирско­му вопросу. Эта комиссия выявила, что, наряду с течениями татаро-баш­кирского и обще мусульманского единства, существует и течение, направ­ленное на создание отдельной татарской автономии. Брундуков отметил, что Башкирия не желает слияния с татарами, и поэтому давить на нее 1 нельзя, ибо тогда можно «потерять и Башкирию, и ее войско», и сделал вывод: «Рано или поздно Башкирия вынуждена будет слиться с нами». Так I был четко определен курс на отдельную от Малой Башкирии республику. I Как видно, перспектива создания объединенной государственности не была снята в полном объеме и еще очень долго давала о себе знать.

В работе этого совещания, в частности, в выступлениях Ш.Усманова, М.Брундукова, И.Фирдевса, проявлялась явная тенденция создания респуб-1 лики путем самоопределения, а не как результат подписания декрета Совет-1 ского правительства. Ш.Усманов предлагач решить этот вопрос на II Всерос­сийском съезде Коммунистических организаций народов Востока. Причем он I считал, что существующий состав Центрального бюро Коммунистических I организаций народов Востока бездеятелен и провалил всю работу, и поэтому на съезде должен быть избран состав, способный решить проблему.

Было бы неправильно считать, что среди самих татар не было против-] ников Татаро-Башки рекой республики. Сторонники и противники объеди­ненной государственности столкнулись на II Всероссийском съезде Комму-] нистических организаций народов Востока.

О том, какое значение придавалось этому съезду, говорит факт приема] Лениным делегатов съезда 21 ноября, т.е. накануне его открытия. Ленин пытался убедить делегатов в целесообразности создания отдельных респуб­лик как для татар, так и для башкир. На следующий день он выступил па съезде и также уделил внимание татаро-башкирским взаимоотношениям.] На заседании 28 ноября 1919 г. председательствовал С.Саид-Галиев. Доклад! по тата ро-башкире кому вопросу сделал М. Султан-Галиев. Содокладчиком выступал М.Брундуков. В числе противников республики докладчик назвал К.Грасиса, Ю.Шамигулова и постарался обосновать создание Татаро-Баш­кирской республики без Малой Башкирии, которая, по его словам, «если хочет, может присоединиться к Татаро-Башки рекой республике». С крити-|

иг Султан-Галиев М. Избранные труды. — Казань, 1998. — С.250—251.


кой доклада выступил Галимджан Ибрагимов. Он заявил, что «Султан-Галиев пытался доказать, что вопрос назрел и съезду осталось только сказать свой определенный взгляд, что с завтрашнего дня надо объявить республику». Однако, заключил Ибрагимов, докладчик «не дал той незыб­лемой положительной основы, чтобы, положа руку на сердце, сказали бы, что этот вопрос назрел и необходимо объявить республику».

Подверг критике он и содоклад Брундукова, который представил карту будущей республики. В какой-то мере ему помогал и председательствующий Сахибгарей Саид-Галиев, что возмутило Файзрахмана Султанбекова, и он с места крикнул: «Вы, товарищ председатель, не диктаторствуйте!». Обста­новка обострялась. Противник Татаро-Башкирской республики Садриев заявил, что «у нас нет ни Лениных, ни Троцких, поэтому республики не надо», а Ю.Шамигулов уверял, что за этой идеей «массы не пойдут». Возражая им обоим, делегат из Архангельска Яруллин говорил, что не только в Поволжье и на Урале, но даже рабочие-татары в Архангельске «требовали создания республики».

В конечном счете победила точка зрения М.Султан-Галиева и его сто­ронников. Было решено вопрос о включении в состав Татаро-Башкире кой республики Малой Башкирии оставить на рассмотрение пролетариата. По соглашению с ЦК РКП(б) на съезде был избран Ревком, которому пору­чалось создание республики и созыв Учредительного съезда. Это означало, что на съезде восторжествовала точка зрения сторонников самоопределе­ния татарского народа. По словам Х.Габидуллина, против Татаро-Башкир­ской республики голосовал лишь один Саид-Галиев.

Созыв съезда был запланирован на 25 ноября. Совещание нашло нуж­ным создать следующие органы: 1. Народный татарский комиссариат по военным делам; 2. Народный комиссариат по делам татар внутренней Рос­сии; 3. Народный татарский комиссариат просвещения и 4. Возглавляющий орган - - татарский ревком.

4 ноября того же года Казанская губернская конференция коммунис­тов-мусульман приняла проект резолюции по вопросу образования респуб­лики. Исходным пунктом постановки вопроса в документе считались реше­ния VIII съезда РКП(б) и Конституция РСФСР, а также съезды Советов. В нем говорилось, что изменение границ Казанской, Уфимской и приле­гающих к ним губерний должно осуществляться согласно проекту, разра­ботанному комиссией, избранной совещанием ответственных работников-мусульман 12 октября. Основываясь на Советской Конституции, предпола­галось образовать Татарскую республику как автономную часть РСФСР. Осуществить проект поручалось Ревкому, которому передавалась вся власть в пределах Татарской республики. Предусматривалось создание при Ревкоме военного комиссариата и комиссариата народного образования для всех народностей, населяющих территорию РСФСР, а также, по мере необхо­димости, других комиссариатов. Не терялась надежда в будущем и на объе­диненную республику двух народов: «Исходя из общности культуры и языка татар и башкир, конференция, в случае желания башкир, привет­ствует образование единой Татаро-Башкирской республики».


Органы Ч К так рьяно следили за действиями татарских активна ок. настолько им не доверяли, что на каждое собрание засылали своих агенюн. Таковой был обнаружен и на губернской конференции мусульман, по поводу которой заведующий секретно-оперативным отделом Ч К сказал; «Что там эти татары делают, может быть, республику хотят создать?».







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.214.179 (0.014 с.)