ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. — М., 1989. — С.205.



прежнего значения. Более того, она не хотела терпеть и далее власть Хаза-рии над греческими владениями в Крыму. Она способствовала росту внут­реннего недовольства хазарским правлением в Крыму, натравливала на Хазарию ее реальных и потенциальных противников. Несомненно, уже к 20-м годам X столетия Византия стала одним из основных врагов Хазарии.

Всевозможные враги Хазарии подтачивали устои государства, способ­ствуя процессу давно начавшегося внутреннего разложения. Основной во­енной силой, разгромившей Хазарию, была Русь, становившаяся на свои собственные ноги. В конце VIII — начале IX вв. поляне освободились из-под власти хазар. Поляне — одно из основных племен, составивших ядро буду­щего государства. Вокруг Киева началось мощное объединительное движе­ние, создавшее угрозу не только Хазарии, но и Византии. Не позже 839 г. новое государство заявило Западу о своем существовании • - при дворе Людовика Благочестивого появляются послы кагана Руси. Несмотря на разногласия в среде историков об этнической принадлежности этого кага­на, сам факт появления этого термина в европейских исторических источ­никах свидетельствовал о новой политической силе в Восточной Европе. Русь, как норвежско-славянская сила, предприняв в 860 г. поход на Кон­стантинополь, поставила в очень сложное положение и империю. Для им­перии это оказалось полной неожиданностью.

Хазария также оказалась неподготовленной к такому быстрому станов­лению нового государства. Она была готова удовлетворить любые требова­ния Руси. Не случайно русские купцы отныне стали свободно плавать в Каспийском море. Русские военные отряды превратили его в море своего разбойничьего промысла. Хазары без союзников не в состоянии бьши про­тивостоять столь наглому захвату русскими Каспийского моря, которое тогда называюсь Хазарским. Поскольку разбойничьи действия русов угро­жали и безопасности Волжского бассейна, в борьбе против русов оказались заинтересованными также булгары и буртасы. К 913/914 г. сложился вре­менный и очень неустойчивый союз хазар с этими народами. Благодаря организованности булгар удалось разгромить русов. Остатки вражеских сил ушли к верховьям Волги.

Было бы неправильно не считаться с фактом реального обретения Вол­жской Булгарией независимости. Проникновение ислама в Булгарию, а в дальнейшем и официальное принятие его в качестве официальной религии свидетельствовало об отходе этой страны от Хазарии. Булгария нашла но­вого покровителя в лице Багдадского халифата. Хазария оказалась неспо­собной противостоять становлению Волжской Булгарии как самостоятель­ной политической силы.

Основной причиной распада Хазарии и ее исчезновения с политичес­кой карты явилась ее лоскутность. Однако нельзя исключать и роль религи­озного фактора. В каганате неоднозначно взаимодействовали три религии: ислам, христианство и иудаизм. Если исламу и христианству оказывалась поддержка извне, то иудаизм остался без всякой помощи со стороны. Жалкое положение государственной религии стало постепенно соответ­ствовать состоянию самого государства. Безвластный каган и узурпатор Каган-бек находились в постоянном противоречии. Это привело к ослабле­нию центральной власти и укреплению власти местных правителей. А это, в свою очередь, способствовало проявлению агрессивности соседей: пле­мен и племенных объединений, коварной Византии, готовой проглотить все наследие Хазарии, молодых, быстрорастущих государств Волжской Булгарии и Руси.

Л.Н.Гумилев считает, что в закате Хазарского каганата немалую роль сыграло изменение природно-климатических условий. За VI—XV вв. уровень Каспийского моря поднялся на 18 м. В результате южные огромные густо­населенные территории оказались затопленными, что заставило хазар, по­кинув родину, переселиться на Дон и Среднюю Волгу41. Это очень сильно подорвало экономику страны и привело к ослаблению ее военной мощи. В 965 г. князь Святослав совершил поход на Хазарию. Нанесенный им удар по сути дела подвел черту под Хазарской державой. Как писал об этом М.И.Артамонов, в последующем хазары не только потеряли самостоятель­ность, растворившись в половецком «море», но и этническое своеобразие42. Нужно только уточнить, что растворились они не только среди половцев, но и среди булгар. А половцы сами растворялись в обшетюркском «море», поглотившем также и значительную часть угров.

91 Гумилев Л.Н. Люди и природа Великой степи//Вопросы истории. — 1987. — N° П. -С.70.

• Артамонов М.И. История хазар... — С.445.

Глава IV.Государства булгар

Оседают руины. Седая Сном столетий полынь встает. Небо выше. Паломников стаю — Птиц бездомных несет небосвод.

Плач и стон... Тишина такая.

Что мерещится лет стрелы,

Конский топот вдсыи затихает,

Вьется облачко мертвой золы,

Я один. К валуну моя лодка

Прислонилась. Не звякает цепь.

Воздух Булгар, твой свет короткий —

Узкий месяц, руины, степь.

Равиль Файзуллин, «Великая Булгария».

Говорят, что первые упоминания о булгарах содержатся в «Истории Армении» Моисея Корейского, который писал свой труд, опираясь на работу сирийского автора Марс Абас Катина. Но она не дошла до нас. По этим данным, в середине II в. до н.э. болгары жили у подножия великих Кавказских гор, в долинах, в глубоких продольных ущельях от южной горы до устьев великой равнины. Но это утверждение ставится под сомнение многими учеными. Полагают, что Марс Абас Катин, живший в конце IV в., просто-напросто наложил современные ему знания на древ­нюю этническую карту полутысячелетней давности.

В 340-х годах болгарские племена в составе гуннского союза племен хлынули через Волгу на запад. Ворвавшись в Предкавказье, болгары, веро­ятно, не избежали столкновения с хазарами. Не сумев одолеть их, разроз­ненными группами ушли дальше. Большинство болгарских племен сразу же вступили в войну с аланами и после нескольких лет военных действий прорвались на запад, в бассейн реки Кубань. Во время войны с аланами часть болгар вынуждена была отступить, и заняла низовья реки Сулак в Дагестане, другая часть ушла.

Вероятнее всего булгары пришли в Восточную Европу в конце IV в. Их приход был связан с продвижением гуннов на восток. Во многих случаях слово «болгары» является синонимом слова «гунны». По утверждению Захария Ритора, этот языческий и варварский народ, обитавший за Каспийс­кими воротами, во время войны с готами в 480 году находился в союзнических отношениях с Византией. Однако в конце V в. этот союз был прерван. В 499 г. болтары вторглись во Фракию и опустошили ее. В 514—515 гт, гунны-болгары приняли участие в захвате византийского трона некоего авантюриста Виталиана. Они разгромили правительственную армию. Совер­шили поход на Армению и Малую Азию. Эти победы были ошеломляющи­ми. Поговаривали даже, что все это было сделано заклинаниями гуннских колдунов. Готский историк VI в. Иордан в книге «О происхождении и деяниях гетов» немало места отводит «воинственным» болгарам, расселяв­шимся над Понтийским морем. В этот период болгары неоднократно упо­минаются в качестве опасных врагов империи.

Более пристальное внимание историки уделяют болгарам/булгарам в VII в., когда они превращаются в главную военно-политическую силу Северного Кавказа. В это время возникает Великая Болгария, ставшая од­ним из преемников Тюркского каганата. Она объединила родственные пле­мена кутригур, утигур, оногур, сабир под единым именем булгары. Кстати, профессор А.Г.Мухамадиев считает, что многие названия, прини­маемые за наименования племен, на самом деле не что иное, как обозна­чения административных единиц, унаследованных с гуннских времен41. Возможно, это так. Как бы то ни было, эти племена оказались разрознен­ными. Утигуры находились под властью тюрков, а кутригуры связали свою судьбу с аварами и вместе с ними растворились в недрах Паннонии.

Исследователи считают, что основу Великой Булгарии и Хазарского каганата составили тюркские племена, проникшие на Кавказ до IV в., находившиеся в брачных связях с армянскими племенами. Часть этих тюр­ков имела свои города и вела оседлый образ жизни94.

В 619 г. во дворце императора в Константинополе появился некий гун­нский владетель с просьбой о настаатении в христианской вере. Просьба эта была выполнена: крещению подверглись архонты, копьеносцы и их жены. Самому же владетелю был пожалован сан патрикия и игемона. Он сам и его сопровождение были облагодетельствованы милостями и подар­ками. Остается неясным, о каком владетеле шла речь. Есть предположение, что это был Кубрат, основатель Великой Болгарии. Это вполне возможно, ибо в источнике не говорится о том, что крещению был, подвергнут и сам владетель. Кубрат воспитывался при императорском дворе в Константино­поле, естественно, был крещен. Здесь он усвоил многие политические и дипломатические приемы, научился плести интриги. Не исключено, что это помогло ему обрести независимость от каганата и превратить Великую Болгарию в значительную политическую силу Европы.

Однако не исключен и другой вариант. Владетелем мог быть и дядя Кубрата. упомянутый в предыдущем изложении. - Моходу. Моходу — это прозвище, которое означает «черный богатырь». А настоящее имя этого человека — Органа. Кубрат по отцовской линии не принадлежал к Ашинам. Однако по матери, которая была родной сестрой Органы-Моходу, отно-

1 Мухамадиев А.Г. Древние монеты Поволжья.— Казань, 1990.— С.63. 94 Магомедов М.Г. Образование Хазарского каганата. — М., 1989. — С.27.

сился именно к этому роду, к ветви Дуло, противостоявшей в борьбе за власть в Тюркском каганате другой ветви Ашинов - Нушиби.

Независимо от того, кто в 619 г. явился в императорский дворец в Константинополь, Моходу-Органа или Кубрат, оба сыграли большую роль в становлении нового государства. Уже говорилось, что Моходу в 631 г. был убит. Поэтому основная роль в этом выпала Кубрату.

Период с 630 по 651 гг. для Западнотюркского каганата был заполнен сплошной гражданской войной между конфедерациями Дулу и Нушиби. На первых порах перевес имели Нушиби, опиравшиеся на богатые города Средней Азии и союз с Китаем. Затем чаша весов склонилась к Дуло, поддерживаемым восточнотюркютским царевичем Юйгу-шадом. Эта война была настолько ожесточенной, что ни одна из сторон не имела возможно­сти заниматься покорением отпадающих от каганата окраин. Кубрат как раз этим и воспользовался. В 635 г. он изгнал из Северного Причерноморья остатки авар и объединил под своей властью причерноморских и приазов­ских болгар, положив тем самым начало Великой Болгарии. При этом он проявил не только несомненные организаторские способности, но и выда­ющийся талант дипломата. Порой ему приходилось идти по лезвию ножа, поскольку он объединял вокруг себя различные племена, теряющие или уже потерявшие политические ориентиры в ходе распада т.н. Первого Тюр­кского каганата. Однако он смог сделать правильный выбор при определе­нии приоритетов внешней политики. Кубрат -- потомок одного из древних тюркских родов дуло, того рода, откуда, как указывается в «Именнике болгарских ханов», происходил и Аттила. Используя знание Константино­поля, быта и обычаев его владетелей, он до конца своих дней оставался верным Византии и был связан личной дружбой с императором Ираклием. После смерти последнего он поддерживал его детей и супругу Мартину в их взаимоотношениях с императорским двором.

Кубрат среди многих уроков истории усвоил, что только единство обес­печивает государству мощь и долголетие. Именно поэтому он наказал сво­им сыновьям «никоим образом не отделять друг от друга жилья, и чтобы они добрым расположением друг к другу охраняли свою власть»95.

Однако сыновья не вняли совету своего отца и, как это говорится в «Краткой истории» Никифора, вопреки его советам «по прошествии недо­лгого времени отделились друг от друга, и каждый из них отделил себе часть своего народа. Из них первый по имени Ваян, согласно приказу отца, остался на родной земле по сию пору. Второй, именуемый Котрагом, переправившись через Танаис, поселился напротив него; четвертый пере­шел реку Истр в Паннонию, которая находится под властью аваров, и поселился среди местных племен путем заключения союза; пятый же, обосновавшийся в Равенском Пентаполисе, стал подданным рамеев. Пос­ледний из них, третий брат, по имени Аспарух, перейдя реки Данапр и Данастр, поселился в местности около Истра, заняв удобную для поселе-

95 Багаутдинов Р.С., Богачев А.В., Зубов С.Э. Праболгары на Средней Волге... — С.13.

 


ния местность»1*6. Однако в науке выражается сомнение относительно исто­рической подлинности имен сыновей Кубрата. Достоверно лишь имя Аспа-руха. Поэтому стоит под вопросом, было ли у Кубрата пять сыновей.

Однако суть вопроса даже не в этом. Важен сам факт расселения после смерти Кубрата булгар в разные стороны. Остаются не выясненными также и обстоятельства расселения булгар. Одно бесспорно: Великая Болгария распалась и не смогла в полном объеме продолжить традиции Тюркского каганата.


Волжска-Камская Булгария

Обращает на себя внимание, что в сообщениях о рас­селении булгар после распада Великой Булгарии Кубрат-хана нет упоми­нания об их перемещении на Среднюю Волгу. Археологические раскопки тем не менее говорят о том, что состоялось их масштабное переселение. В книге «Праболгары на Средней Волге» содержатся данные многочислен­ных археологических раскопок, доказывающих, что булгары переселились на Среднюю Волгу не во второй половине VIII—IX вв., а в третьей четверти VII в.97. Археологи доказывают, что состоялось переселение из Нижнего Приазовья. Причем немаловажно указать на то, что данные архе­ологических раскопок, и в том числе антропологические анализы, доказы­вают, что метисация пробулгарского населения началась еще до этого. А на Средней Волге она продолжалась в немалой мере за счет различных пле­менных групп тюрков. Так, А.А.Хохлов пришел к выводу о «резком поли­морфизме черепов на уровне больших рас». Монголоидный и европеоидный черепа, по мнению И.Р.Газимзянова, говорят о вероятности «различных генетических истоков данных групп населения»98. Иранские исследователи Мохаммадташ Имамихон и Ихсан Ишраги пишут так: «Булгары в 482 г., в период правления императора Зенона, отделились от гуннов и предприня­ли акт переселения. Предположительно в конце VI в. они вступили в район Этиля. В этом районе булгары столкнулись с некоторыми тюркскими груп­пами, остатками бывших гуннов, например с суварами, а также тюркизи-рованными финно-угорами и местными уграми»1*9. Это совпадает с данны­ми авторов «Праболгары на Средней Волге».

Еще до принятия ислама булгары жили в городах и селах. В то время как их соседи обитали в юртах, землянках и шалашах, они, так же как и гунны, строили бревенчатые дома. «Булгары строили дома, укладывая бревно на бревно и закрепляя их деревянными гвоздями», - отмечали арабские

'• Багаутдинов Р.С., Богачев А.В.. Зубов С.Э. Праболгары на Средней Волге...—С. 13. 91 Там же.— С.35. ; Там же.-С.168-169.

1)4 Мохаммадташ Имамихон, Ихсан Ишраги, Северокасиийский бассейн в иранских ис­точниках.,. — С.73.

авторы10". Абу-Абдулах Гарнати, побывавший в Булгаре в 1135 г., рассказы­вает, что «Булгар большой город, дома которого из соснового, а стена из дубового дерева»101.

Г.Губайдуллин, как и некоторые другие авторы, первых булгарских ха­нов связывает с именем легендарного Аттилы. Он приводит сказание о том, как после смерти великого полководца его любимый сын Арнияк (по-булгарски Ирник) остановился с войском в степях Восточной Европы. Возможно, что он и был первым правителем Волжской Булгарии. Однако это только предположение. О первых булгарских ханах известно совсем немного. В Волжской Булгарии, как и в других государствах, продолживших традиции Тюркского каганата, правили Ашины. Об этом свидетельствуют захоронения, относящиеся как к домонгольскому, так и к золотоордынскому периодам. В булгарских захоронениях обнаружено немало изделий с руническими знаками «А», подтверждающими их принадлежность к правя­щему роду. Аналогичный знак применялся в качестве родовой тамги рода волка (по-монгольски чинэ). Это слово являлось названием тюркского пле­мени чинос. Каганский род Ашинов связан с племенем чинос, который, по легенде, своим происхождением обязан волку. В Волжской Булгарии этот знак был тамгой как княжеского рода, так и основной группы булгар-ского населения"12. На эти княжеские тамги, появлявшиеся на многих ре­месленных изделиях, обратил внимание также и Г.М.Давлетшин10-1.

Первым ханом, известным исследователям, был Тукый хан, скончав­шийся в 630 г. Есть предположение, что сыном Тукый хана был Айдар (Алмыш). Однако это вряд ли именно тот Айдар, при котором Волжская Булгария приняла ислам в качестве официальной религии. Ибо Тукый хан как об этом пишет Марджани, умер в 630 г., а Айдар правил страной в начале X вв.

О начале проникновения ислама в булгарскую среду имеется немало сведений. Возможно, что некоторые из них соответствуют истине. А неко­торые заслуживают обоснованной критики. Нет оснований для сомнения в том, что в Булгарию проникали исламские проповедники. Автор XII столе­тия Абу-Абдалах Гарнати писал, что в 9 г. хиджры пророк Мухаммед послал в Булгар трех своих сподвижников, которые будто бы чудесным образом исцелили больную дочь хана и оставались в Булгаре три года, строили там мечети и распространяли ислам. Один из этих сподвижников остался в Булгаре и женился на исцеленной дочери хана Туй-бике104. Одна­ко сомнительно, чтобы один из них доставил письмо пророка Мухаммеда, написанное на тюркском языке, как сообщают некоторые арабские авторы.

'"" Фахретдинон Р. Болгар вэ Казан тереклэре. — Казань, 1993, — С.28.

"!| Шпилевский СМ. Древние города и другие булгарско-татарские памятники в Казанс­кой губернии.— Казань, 1877.— С.10.

'"- Кокорина Н.А. Об одной группе знаков на керамике Волжской Булгарии//Ранние булгары в Восточной Европе. — Казань, 1989. — С.92—93.

'"- Давлетшин Г.М. Волжская Булгария: духовная культура. Домонгольский период. X - нач, X1I1 вв.- Казань, 1990.- С.121.

104 Шпилевский С.М. Древние города... — С.26.

Хотя Шигабутдин Марджани склонен верить этому утверждению, тем не менее он не приводит сколь-либо убедительных доводов в его пользу. Возможно, в данном изложении не столь важна достоверность какого-то отдельного факта. Важно установление тенденции проникновения ислама в Поволжье с момента его зарождения как мировой религии. В этом отноше­нии важны данные, содержащиеся в сочинении Абу Апи Ахмед ибн-Омар Ибн-Русте «Ал-Алак ан-нафиса», написанном в 903—913 гг., т.е. до офи­циального принятия ислама в Волжской Булгарии в качестве государствен­ной религии. Он писал: «Болгары — народ земледельческий и возделывает всякого рода зерновой хлеб, как-то: пшеницу, ячмень, просо и другие. Большая часть их исповедует ислам, и есть в селениях мечети и начальные учшшша с муэдзинами и имамами»105.

/По вполне установленным данным, булгары приняли ислам при халифе Ал-Муктадире. Ссылаясь на Шамсущина ад-Димашки, Риза Фахретдинов написал следующие строки: «Булгары жили в едином государстве. Они все мусульмане, стали ими при Муктадире. Их царь послал к Муктадиру просьбу прислать ученых для обучения правилам ислама. Халиф удовлетворил его просьбу. После этого из Булгарии приезжает группа людей для совершения хаджа. Им оказывается помощь животными и жильем».

Впрочем, как бы там ни было, именно при Айдаре (А1мыше) Волжс­кая Булгария приняла ислам../И вот как это происходило.

Айдар хан переписывался с предводителем сакалибов при дворе багдад­ского халифа - Назиром, или Навиром, который, предположительно, был выходцем из Булгара. Письмо Айдара, принявшего окончательное решение о принятии ислама в качестве государственной религии, Ал-Муктадиру было передано именно им. Получив его, багдадский халиф направил в Волжскую Булгарию посольство. В составе посольства были Саусан ал-Раси, Текин ал-Турки и Парс ал-Сакалиби и секретарь посоль­ства Ахмед ибн Фадлан. Халиф ал-Муктадир в вопросах войны и безопас­ности полностью полагался на сакалибов и тюрков. Особенностью делега­ции было то, что трое из высокопоставленных сановников в его составе сами были выходцами из Волжского региона или же имели к нему непос­редственное отношение. Посол Саусан ал-Раси в свое время участвовал в заговоре против халифа и его от трона отделял только один день. Его корни были связаны с берегами Волги. Текин ал-Турки был купцом и торговал железом. Он был заинтересован в связях между халифатом и Булгарией, где производилось много оружия. Приводя эти факты, совре­менный арабский историк Адель Совслам Мохаммед Гамаледдин ссылается на Абу ал-Райхан Бируни, писавшего о нововведениях сакалибов в произ­водстве мечей, и персидского автора Ал-Гардизи, указывавшего на коли­чество оружия во владениях булгар и фактах их участия во многих войнах и сражениях. Короче, волжский регион для членов посольства был извес­тной землей. Как отмечает профессор Анас Халидов, /разнообразные кон­такты, установившиеся между Булгаром и Багдадом в конце IX - - начале

шГасырлар авазы - Эхо веков.— 1995.— Май.— С.60.

Э-312

X вв. не могли возникнуть на пустом месте. Халифат в это время, по мнению ученого, находился в значительной мере под властью тюрков. Тюрки интегри­ровались в исламском обществе в качестве его интеллектуалов в религиозно-правовой мысли, науке, литературе, как чиновники, простые горожане, торговцы и воины. Тюркские отряды впервые пришли в Ирак в составе аббасидского войска из Хорасана в середине VIII в., а при халифе Мутасиме (833—842) составили костяк халифской гвардии. «Тюрки стали опорой для; ислама и зашитой для халифов», «тюрки стали обладателями власти и всего мира», - цитирует арабских авторов Халидов. Исследователь допускает воз­можность поэтических преувеличений арабских авторов. Однако факт тесных, связен между Багдадом и Булгаром вполне очевиден"*'.

*В числе наиболее важных целей обращения царя булгар к Аббасидскому халифату было усиление его военно-политической власти в регионе. Но он! знал, что халиф не сможет напрямую помочь ему в этом деле, что армияi халифа не сможет дойти до его страны «из-за большого расстояния и обширных территорий, разделяющих его от халифа», как указал Ибн-Фадлан. Булгарский царь понимал, что политическая власть не всесильна: без поддержки определенными средствами безопасности и в результате написал халифу письмо, «прося его построить крепость, где он сможет найти укрытие от инакомыслящих царей, своих противников». Так написа­но современными арабскими авторами, базировавшимися на многочислен-] ных данных, доселе неизвестных нашим исследователям107.

Посольство отправилось из Багдада 21 июня 921 г. через Среднюю Азию и прибыло в Великий Булгар 12 мая 922 г. Сочинение Ибн-Фадлана этом путешествии стало бесценным источником по изучению истории Волжской Булгарии и народов, населявших весь путь прохождения посольства.

В данном случае интерес для нас представляет история пребывания iioco.ii.ciна в Волжской Булгарии. За сутки до прибытия посольства в город К хан послал навстречу ему четырех князей, а также своих братьев и сыновей. Они встретили гостей, держа в руках хлеб, соль, мясо и просо.

Недалеко от города посольство было встречено самим ханом. Вот как I описывает эту сцену Ибн-Фадлан: «Увидев нас, он сошел с лошади и пал I ниц, поклоняясь и благодаря великого и могучего Аллаха. В руке у него I были дирхемы, и он рассыпал их на нас. Он повелел поставить юрты, и мы I поселились в них»10*1. Церемония оглашения письма халифа была торже-1 ственной. Было развернуто два знамени, привезенных посольством, оседла-1

106 Халидов А. Тюрки в столице халифата (IX в.у/Международные связи, торговые пуги|
и города Среднего Поволжья IX-XIII веков. Материалы международного симпозиума. Ка­
зань, 8-10 сентября 1998. - Казань. 1999. - С.8-9.

107 Адель Совелам, Мохаммед Гамаледдин. Заметки о путешествии Ибн-Фадлана и осно­
вании Казани//Международные связи, торговые пути и города Среднего Поволжья IX -
XIII веков. Материалы Международного симпозиума. Казань, 8—10 сентября !998. — Казань,
1999. - С47.

т Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу//На стыке континентов и цивилизаций. — М, I 1996. - С.28.

на лошадь, присланная Айдару халифом. Эльтабара (правителя булгар) одели в черную одежду высших сановников халифа и надели на его голову черный тюрбан. Затем все присутствовавшие заслушали письмо халифа, прочитанное Ибн-Фадланом. После завершения чтения все так дружно воскликнули: «Аллах акбар!», что, говоря словами самого Ибн-Фадлана, «задрожала земля». После этого окружающие эльтабара люди рассыпали на него дирхемы. Потом Ибн-Фадлан представил парю и царице подарки: благовония, одежды, жемчуга. Затем накинул на царицу почетный халат, после чего женщины рассыпали на нее дирхемы. На этом церемония завер­шилась. После нее состоялся торжественный прием в честь знаменательно­го события. Сам эльтабар сидел в центре на троне, покрытом византийской парчой. Рядом сидела жена. Приближенные князья устроились справа, гос­тей усадили слева. Сыновья расположились перед ним. После трапезы все присутствовавшие выпили из бокалов медовый напиток — суджу и разош­лись. Последующие дни были посвящены обучению жителей Великого Бул­гара основам ислама. Преемники Айдара (Алъмуша), принявшего имя Габ-дуллы, продолжили им заложенные традиции.

Шигабутдин Марджани называет следующую преемственность ханов. После смерти Габдуллы страной стал править его сын Ягфар. Именно при нем был совершен успешный поход булгар на Константинополь. Этого хана сменил его внук Ахмед. О нем известно, что, совершая хадж, он побывап в Багдаде, где ведомство халифата одарило его многочисленными дарами. Однако ханом Габдулла был всего 6 лет. После его смерти с 949 г. в течение 20 лет государством управлял его сын Талиб- Сохранились монеты, отчека­ненные от его имени. Талиба на троне сменил его сын Муэмин, который находился у шшсти до 977 г. После Муэмина,, видимо, в наследовании престола произошел какой-то сбой. Во всяком случае, есть предположение, что после него ханом стал представитель дунайских булгар Шамгун. Если это так, то можно предположить, что Волжская и Дунайская Болгарии находились в контакте. А вопрос о том, какие они были, остается откры­тым. Сколько лет находился у власти Шамгун, также неизвестно. Известно только то, что после него ханом стал Хайдар. Его линия была продолжена последовательной сменой отца сыном по следующей схеме: Мухаммед -Сагит Барадж Ибрагим - Салим Ильхамшч. Ильхам был тем военным предводителем, чьи войска в 1223 г. разгромили монголов.

Арабы о булгарах писали так: «Они, как один просвещенный и сильный народ, проживают в городах и селах. Выращивают хлеб, занимаются тор­говлей»"". Риза Фахретдинов, который приводит эти слова, добаатяет, что булгары сеяли пшеницу, ячмень и другие растения и проводили длинные зимы в полной обеспеченности. Однако их1 любимым занятием являлась торгойтя. По его словам, по развитию торгоати Волжская Булгария стояла на третьем месте в мире, после Греции и Ирана.

"" Путешествие...-С.149-150.

ll!l uut. по: Фахретдинов Р. Болгар вэ Казан тереклэре...

- С.28.

Официальное принятие ислама в качестве государственной религии ук­репило связи Волжской Булгарии с мусульманским Востоком. Кроме офи­циальных отношений с правителями халифата и других мусульманских стран, стало систематическим совершение хаджа жителями Булгара.

Багдадский историк Абуль-Хасан бин ал-Хусаин бин Гали ал-Масгуди ал-Багдади, описывавший события 40-х годов X в., отмечал, что царь Булгара и его дети являются мусульманами. Один из них совершил хадж. В Багдаде халиф одарил его всевозможной одеждой и знаменами.

Ислам укрепил государственность Волжской Булгарии и дал огромный толчок для развития просвещения и науки. Города стали приобретать му­сульманский облик. Повсюду строились мечети. В Булгаре и Суваре были построены соборные мечети внушительных размеров. С.М.Соловьев писал: «...Издавна утвердился здесь торговый и промышленный народ — болгары; издавна, когда еще русский славянин не начинал строить на Оке церквей христианских, не занимал еще этих мест... болгарин слушал уже Коран на берегах Волги и Камы»1". Профессор Г.А.Федоров-Давыдов отмечал, что для окружавших ее племен и народов город Булгар был центром, из | которого исходило сильное культурное и техническое влияние. Прогрессив- ' ную роль принятия ислама Волжской Булгарией отметил также известный историк А.П.Смирнов. Он писал: «Принятие ислама булгарами имело для их государства большое значение, так как приобщило значительный круг населения к мусульманской культуре, яатявшейся в то время передовой культурой Востока. Вместе с тем эта религия, как более отвечавшая новому социальному строю, феодапьным отношениям, должна была сыграть неко­торую прогрессивную роль в тех условиях.

^в X веке, в период наибольшего расцвета, Булгарское государство, являвшееся центром связей с Востоком, сумело обеспечить безопасность караванного пути в восточные страны, и тогда особенно интенсивно рас­цвела у булгар торговля. Все источники, письменные и археологические, рисуют нам город Булгар как центр транзитной торговли, в который сте­кались товары с востока, из Византии, с севера, с запада и от русских. Но основные торговые связи у булгар были с Востоком. Несомненно, что Арабский халифат, оказавший поддержку булгарскому царю Альмушу в борьбе против врагов, приобрел в его лице торгового агента, а арабские купцы получили возможность широко действовать в пределах царства.

Включение булгар в систему халифата объясняется в значительной мере интересами торговли. И не случайно на эту сторону жизни обращают большое внимание арабские путешественники. Как видно, историк, писав­ший в условиях тоталитаризма, смог осторожно, но очень четко обозначить значение принятия ислама Волжской Булгарией в качестве официальной религии.

Поскольку принятие ислама было осуществлено по инициативе главы государства и он лично покровительствовал росту ремесла, градрстрои-

111 Соловьев С.М. Сочинения. — Кн.Ill: История России с древнейших времен. — Т.5-6. - М., 1989. - С.461.

тельства и торговли, в стране резко возросла роль верховной власти, осу­ществлявшейся эльтабаром. Глава государства на всей его территории обла­дал всей полнотой власти. Однако он был прост в обращении и доступен. По улицам и на базаре он ходил без всякого сопровождения. Власть осуще­ствлялась через институт феодальной дружины. Она, по словам И.Л.Измай­лова, была не только военной силой, но и формой организации господ­ствующего класса11-. В дружине, кроме чисто военных людей, был круг лиц, который выполнял административно-судебные функции. В X—XI вв. этому кругу лиц переходит функция сбора налогов и пошлин.

Своеобразно складывались взаимоотношения с русами и русскими кня­жествами. Дело в том, что булгары четко различали русов-варягов, которых Ибн-Фадлан из-за их нечистоплотности и агрессивности назвал отврати­тельнейшими созданиями Аллаха. Начиная с первого киевского князя Вла­димира, славяне стали называться русскими.

С русами-варягами булгары находились в далеко не простых отношениях. Ал-Масгуди приводит факты, в своей основе подтвержденные М.И.Арта­моновым, когда в 912 г. булгары, с целью нанесения военного поражения русам-варягам, на 500 лодках через реку Хазар вышли в море. Это должно было стать местью русам за их насилие над мусульманскими женщинами и детьми и акцией освобождения пленных, уведенных этими разбойниками. В лодках, по данным Ал-Масгуди, было по 500 человек. Артамонов же считает, что в них сидело по 200 человек. Однако в том и другом случае это была довольно внушительная сила. Хотя булгары и заключили соглаше­ние с хазарами о пропуске войска через свою территорию, хазары сообщи­ли об этом русам. Ш. Марджани считает, что этот факт свидетельствует о том, что хазары уже настолько ослабли, что сами были не в силах остано­вить булгар. И поэтому воспользовались представившейся возможностью расправиться со своими врагами -- булгарами с помощью русов113.

Русы встретили булгар, выстроившись на берегу. Схватка продолжалась три дня и закончилась полным разгромом русов. С их стороны было унич­тожено 30 тысяч человек. Немногим более 5 тысяч спаслись бегством. По­ражение русов было в той или иной мере и поражением хазар.

По-другому складывались отношения булгар с их славянскими соседя­ми, которые позднее стали называться русскими. По данным Гайнетдина Ахмерова, до прихода татар в Европу между булгарами и русскими про­изошло 16 войн. После захвата Булгара монголами между булгарами и русскими имело место 12 военных столкновений"4. Профессор А.Г.Мухама-диев, ссылаясь на Никоновскую летопись, собщает, что во время похода , русских князей на булгарские земли в 1376 г. казанцы стреляли со стен крепости «а инии з града гром пущаху страшаще русские полки». Устра­шенные москвичи заимствовали это грозное оружие у казанцев и приме-

п.: Измайлов И.Л. Вооружение и военное дело населения Волжской Булгарии X — начала XI11 вв. - Казань-Магадан, 1997. - C.I39.

"'Марджани Ш. Мостафадел-ахбар... — С.131.

"4Ахмеров Г. Избранные труды. История Булгарии. История Казани. Этнические группы и традиции татар. — Казань, 1998. — С51—53.

нили его в 1382 г. во время осады города Тохтамышем"5. Конечно, эти войны скорее напоминали характер местных вооруженных стычек, чем крупномасштабные военные операции. Они хотя и не укрепляли дружбу, но и не меняли традиционных, в целом добрососедских, отношений. Тогда такие взаимоотношения считались вполне нормальными и не вызывали каких-либо значительных дипломатических осложнений. Главным во взаи­моотношениях соседей был экономический взаимообмен.

По словам современников, булгарский царь мог выставить 50-тысячное войско. Указанный багдадский историк Ал-Масгуди пишет о булгарах как о великом, бесстрашном, не ведающем страха народе. По его словам, один булгарский воин мог противостоять одной-двум сотням вражеских воинов. Речь, надо полагать, не могла идти о всех воинах. Имелись в виду богаты­ри, которые в средние века во многом определяли исход сражений. «Жите­ли Кунстантини, -- писал этот автор, -- защищены в настоящее время от булгар благодаря лишь своим укрепленным стенам. Точно так же все наро­ды этого края защищаются от них крепостями и укреплениями,..»116. Весьма возможно, что речь шла о совместных походах волжских и дунайских булгар. Однако то, что имелись в виду прежде всего волжские булгары, не вызывает сомнений, ибо автор писал, что их царь мусульманин и стал таковым при халифе Муктадире.





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.66.86 (0.024 с.)