ТОП 10:

Иордан. О происхождении.. — С.95—96.



привести в движение такие толпы? Какая же ненависть воодушевила всех вооружиться друг против друга?» Этот вопрос, поставленный Иорданом, тем более важен, поскольку на стороне Атиллы сражались остроготы вож­дей-братьев Валамира, Теодомира и Видемера. Атилла любил их и во всем доверял. К Аттиле у братьев были такие же ответные чувства. На стороне гуннов сражались также и другие германские племена — гепиды во главе с их выдающимся вождем и одним из ближайших советников Аттилы Ардарихом. Таким образом, в этой битве одни германские племена воевали против других.

Римское войско возглавлял Ассиус. «Ассиус был красивым, сильным мужчиной, он не имел себе равного в верховой езде, стрельбе из лука, метании дротика. Он был дважды у хуннов: то, как заложник, то, как изгнанник. Свободно говорил на германском и тюркском языках, что рас­полагало к нему легионеров. Аттила и Ассиус были приятелями с детства, а на Каталунской равнине встретились как противники. Здесь две огромные армии выстроились для смертельной схватки. История не помнит скопле­ния в одном месте такого количества воинов. Грянул бой. Обе стороны несли большие потери, но обе горели желанием победить. Страшная резня длилась сутки. Напор Ассиуса удержали не союзники хуннов, а их богаты­ри, которых много полегло на поле боя. К вечеру второго дня римские легионеры попятились. Весь мир убедился - тюрки непобедимы»43.

Иордан был объективен, когда писал: в какой-то миг гунны пришли в смятение. В ходе такого великого сражения это весьма возможно. Однако не приходится сомневаться и в том, что Иордан преувеличивал. В то же время было бы удивительно, что такое крупное сражение происходило без драма­тических ситуаций. Аттила обратился к своему войску со следующей вооду­шевляющей речью: «После побед над таким множеством племен, после того, как весь мир - если вы устоите! — покорен, я считаю бесполезным побуждать вас словами, как не смыслящих, в чем дело. Пусть ищет этого либо новый вождь, либо неопытное войско. И не подобает мне говорить об общеизвестном, а вам нет нужды слушать. Что же иное привычно вам, кроме войны? Что храбрецу слаще стремления платить врагу своей же рукой? Насыщать дух мщением — это великий дар природы! Итак, быст­рые и легкие, нападем на врага, ибо всегда отважен тот, кто наносит удар. Презрите эти собравшиеся здесь разноязычные племена: признак страха -защищаться союзными силами. Смотрите! Вот уже до вашего натиска пора­жены враги ужасом: они ищут высот, занимают курганы и в позднем раскаянии молят об укреплениях в степи. Вам же известно, как легко оружие римлян: им тягостна не только первая рана, но сама пыль, когда идут они в боевом порядке и смыкают строй под черепахой щитов. Вы же боритесь. Воодушевленные упорством, как вам привычно, пренебрегите пока их строем, нападайте на аланов, обрушивайтесь на везеготов. Нам подлежит искать быстрой победы там, где сосредоточена битва. Когда пе­ресечены жилы, вскоре отпадают и члены, и тело не может стоять, если

Безертинов Р.Н. Татары, тюрки — потрясатели вселенной... — Т.1. — С.63.

вытащите из него кости. Пусть воспрянет дух ваш, пусть вскипит свой­ственная вам ярость! Теперь, гунны, употребите ваше разумение приме­нить оружие! Ранен ли кто — пусть добивается смерти противника, невре­дим ли - пусть насытится кровью врагов. Идущих к победе не настигают никакие стрелы, а идущих к смерти рок повергает и во имя мира. Наконец, к чему фортуна утвердила гуннов победителями стольких племен, если не для того, чтобы приготовить их к ликованию после этого боя?».

Неизвестно, была ли столь проникновенной речь Аттилы, однако она не могла не оказать воздействия на гуннов. Иначе, при явном превосход­стве сил врага, гунны должны были быть разгромлены. Хотя Иордан пи­шет, что римляне и везеготы одержали победу, но ушли с поля битвы только потому, что трагически погиб король Теодорид. При объезде соб­ственных войск он был сшиблен с коня и растоптан им же. Возможно, что это сыграло какую-то роль. Тем более что занявший королевский трон отца Торисмуд заколебался в вопросе продолжения битвы. Он вернулся домой, оставив гуннов. Однако вряд ли могло так случиться, ибо одержавшие победу не отступают, а добивают врага.

А Аттила двинулся к Риму. Римское посольство во главе с самим папой Львом, вышедшее навстречу, остановило его продвижение. Аттила потре­бовал, чтобы ему прислали сестру императора Валентиниана Гонорию, которая, видимо, сама тайно любила вождя гуннов и попросила вызволить из неволи, в которой ее держал брат-император. Можно полагать, что требование Аттилы было удовлетворено, ибо он не стал осаждать Рим.

Укрепившись в Паннонии, гунны господствовали и в Северном При­черноморье. Аттила держал под контролем и ситуацию, сложившуюся в Восточной Римской империи - Византии.

Из гуннских племен, обосновавшихся в Восточной Европе, наиболее значительными были акациры. Следуя традициям Рима, император Визан­тии Феодосии II попытался использовать их для борьбы против других гуннов. Однако, узнав об этом, Аттила расправился с вождями, готовив­шими измену. А во главе причерноморских племен в 448 г. он поставил своего сына Эллака. Есть предположение, что акациры — это хазары. Одна­ко убедительных аргументов в подтверждение этого еще никто не приводил. Тем не менее, акациры являлись теми племенами, которые не переселились в Паннонию. Следовательно, отождествление их с хазарами имеет под собой реальную почву. Здесь важно отметить и то, что акациры пережили разгром гуннского племенного союза и продолжили в новых условиях гуннские традиции. Известно, что в 417 г. армяне для борьбы против Ирана обратились за помощью к северокавказским гуннам. Однако армяне не оказались столь верными союзниками, чтобы на них можно было рассчи­тывать всерьез. Ища помощи у гуннов, они в то же время делали все, чтобы их ослабить. А между тем сами армяне благодаря гуннам смогли добиться определенных уступок от Ирана.

Что касается гуннов, то их граница с Ираном оставалась в Дербенте, который тогда называли «вратами гуннов». Если верить армянскому истори­ку, жившему до 480 г., то гунны здесь назывались «хайлындурами».

Однако «главной ордой» продолжали оставаться гунны, расположивши­еся в Паннонии во главе с Аттилой. Поэтому события на Кавказе имели лишь местное, а не общегуннское значение.

В то же время исследователи не без основания полагают, что гуннские племена, несмотря на свою раздробленность и разделявшее их большое расстояние, были способны на согласованные действия и выступать одно­временно как на кавказском, так и на дунайском направлениях. Поэтому без всяких сомнений можно считать, что Аттила был правителем всех гуннов.

Как ни могущественны были гунны, все же их господству в Европе после смерти Аттилы в 454 г. наступил конец. Умер великий полководец при весьма странных обстоятельствах в своей резиденции, вероятно, рас­положенной близ реки Тиссы. Он только что женился на красавице по имени Ильдико. Всю первую и последнюю после свадьбы ночь он провел с ней. «Ослабевший на свадьбе от великого ею наслаждения и отяжелен­ный вином и сном, он лежал, плавая в крови, которая обыкновенно шла у него из ноздрей, но теперь была задержана в своем обычном ходе и, изливаясь по смертоносному пути через горло, задушила его». Утром при­слуга, подозревая неладное, взломала дверь и увидела мертвого вождя и плачущую около него девушку.

Однако спрашивается: куда смотрела молодая жена? Почему она не обратилась к прислуге за помощью, а, наоборот, ей пришлось взломать дверь? Прямых доказательств убийства нет. Однако до этого случая уже было несколько попыток убийства Аттилы со стороны римлян. Одна из них, имевшая место в 448 г., была описана Приском. Тогда. Ближайший соратник восточноримского императора Феодосия евнух Хрисафий отпра­вил к Аттиле посольство с целью его убийства. Однако, благодаря чуткости гуннского вождя, цель не была достигнута. Поэтому очень даже могло быть так, что это очередная, удачно завершившаяся попытка убийства. Можно предположить, что сюжет в «Песне о Нибелунгах» о гибели Аттилы от рук своей жены - красавицы бургундки Кримгильды несет определенное ре­альное содержание. Однако, как бы там ни было, эта смерть в обеих римских империях была воспринята как дар божий.

Но для гуннов это было величайшей трагедией. Тот же Иордан так обрисовал картину почтения гуннов к своему усопшему вождю: «Среди степей в шелковом шатре поместили труп его, и это представляло порази­тельное и торжественное зрелище. Отборнейшие всадники всего гуннского племени объезжали кругом, наподобие цирковых ристаний, то место, где был положен; при этом они в погребальных песнопениях так поминали его подвиги: « Великий король гуннов Аттила, рожденный от отца своего Мундзука, господин сильнейших племен! Ты, который с неслыханным дотоле могуществом один владел скифским и германским царствами и, дабы не было отдано и остальное на разграбление, — умилостивленный молениями принял ежегодную дань. И со счастливым исходом совершив все это, скончался не от вражеской раны, не от коварства своих, но в радости и веселии, без чувства боли, когда племя пребывало целым и невредимым. Кто же примет это за кончину, когда никто не почитает ее отмщению».

Ночью труп Аттилы был тайно предан земле. Он был заключен в три гроба. Первый был сделан из золота, второй - из серебра, третий - из железа. Это означало, что он принял орнат обеих римских империй. С ним были положены оружие, добытое им в боях, драгоценности, сияющие многоцветным блеском камней, и украшения. Над его могилой в степи был возведен курган.

После смерти великого полководца положение гуннов резко изменилось. Против них восстали подчиненные им германские племена. Старший сын Аттилы Эллак пал в битве при Недао. Младшие сыновья Денгизих и Ирник отошли к Северо-Западному Причерноморью и там попытались восстано­вить свое господство над готами в Паннонии. Однако, потерпев пораже­ние, отступили в Скифию, расположенную вдоль Днепра, оттеснив оттуда акациров.

Раздоры и кровавая борьба за власть вконец измотали некогда мощные вооруженные силы гуннов. К реке Недао пришли для решающей схватки части этого некогда единого войска. «Туда сошлись разные племена, кото­рые Аттила держал в подчинении; отпадают друг от друга королевства с их племенами, единое тело обращается в разрозненные члены; однако они не сострадают страданию целого, но, по отсечению главы, неистовствуют друг против друга. И это сильнейшие племена, которые никогда не могли бы найти себе равных в бою, если бы не стали поражать себя взаимными ранами и самих же себя раздирать на части»44. Так описал Иордан суть того, что произошло. И был прав: не враги победили гуннов они уничтожили сами себя.

Бывшие ближайшие советники и соратники Аттилы из числа германс­ких племен также оказались в этой битве против его сыновей. Их возглавил король гепидов Ардарих, не пожелавший подчиняться наследникам Аттилы. В этой битве было убито почти 30 тысяч человек из числа гуннов и поддерживавших их племен. Уцелел лишь сын Атиллы Эллака. Говорили, что это был самый любимый сын великого полководца. И именно его хотел он видеть на престоле после себя. Эллак погиб позже как мужествен­ный воин. Остальные братья не смогли оказать сильного сопротивления Ардариху, и он погнал их на берега Понтийского (Черного) моря. Ардарих завоевал для гепидов гуннские земли на левом берегу Дуная, главным образом на Тиссе. Иордан с великим удовольствием писал: «Так отступили гунны, перед которыми, казалось, отступала вселенная... настолько губите­лен раскол, что разделенные низвергаются, тогда, как соединенными сила­ми они наводили ужас. Дело Ардариха, короля гепидов, принесло счастье разным племенам, против своей воли подчинявшимся владычеству гуннов, и подняло их души, давно пребывавшие в глубокой печали, к радости желанного освобождения»45.

' Иордан. О происхождении и деяниях готов... — С.111.

45 Там же.

После этого Денгизих один без Ирника предпринял еще одну попытку наступления на готов. И снова потерпел поражение. Тогда этот неугомон­ный отпрыск Аттилы начал войну против Восточно-Римской империи. Дело кончилось тем, что в 469 г. он был убит и голова его была доставлена римским полководцем Анагастом в Константинополь.

Ирник оказался не в состоянии прийти на помощь к брату, ибо был занят войной с сарагурами, теснившими гуннов с востока. Между тем сами сарагуры были вытеснены из своих земель другими гуннскими племенами - савирами, на которых в свою очередь давили авары. Сарагуры, в этни­ческом отношении не отличавшиеся от гуннов, предложили империи союз. В результате они были направлены Византией против Ирана. Такая актив­ная позиция Византии против Ирана была связана с тем, что со смертью Аттилы ее руки оказались развязанными.

Гепиды в скором времени оказались союзниками или, как говорили тогда, федератами империи. Император Византии Маркиан принял послов Ардариха с величайшей милостью и предоставил им для заселения лучшие земли. Такова была благодарность за услугу, оказанную империи. Таким образом, еще вчера казавшаяся непобедимой держава гуннов развалилась чуть ли не на глазах тех, кто был свидетелем триумфа Аттилы.

Нельзя не согласиться со следующими словами Мурада Аджи: «Непобе­димого Аттилу победили не римское войско, не объединенная армия Ев­ропы - собственное величие. Тяжелейшее это бремя. Оно раздавило Атти­лу, он забрал мир у своего народа! После смерти полководца осталось сто восемьдесят четыре сына, девочек не считали. Могли ли претенденты на трон отца сидеть спокойно, имея в жилах кровь Аттилы? Конечно, нет. Начались жесточайшие междоусобицы... Тюрки дрались сами с собой. Пока не надели на себя ошейник раба»46. Такова роль выдающейся личности истории.

Кто бы и как бы ни оценивал личность Аттилы, он навсегда вошел в историю как великий полководец. Он стал персонажем многих легенд. Сре­ди них особенно значительны германский эпос «Песнь о Нибелунгах», где Аттила выведен под именем Этцеля, скандинавский эпос "Эдда" и неко­торые другие саги, в которых он выступает под именем Атли.

Однако последствия гуннского господства еще долго давали о себе знать. Тем более что продвижение тюркских племен с востока продолжалось очень долго. Так, в 539—540 гг. «разлившиеся» от Адриатического моря до Константинополя гунны переправились через Малую Азию и, по словам Прокопия, вывезли оттуда 120 тысяч пленных47. К тому же различные гуннские племена не переставали участвовать в сложных взаимоотношениях между Ираном и Византией. Эти самые крупные державы того периода, как бы соревнуясь друг с другом, изощрялись, привлекая на свою сторону различные гуннские племена. Противопоставляли их, сталкивали лбами, извлекая при этом для себя огромные политические дивиденды.

 

46 Аджи М. Европа, тюрки, Великая Степь... — С.23.

47 Цит. по: Артамонов М.И. История хазар... — С.81.

Прав был М.И.Артамонов, когда писал следующие строки: «Гуннское нашествие коренным образом изменило облик южной части Восточной Европы. В степной полосе преобладающее положение заняли тюркоязычные племена, истребившие или инкорпорировавшие и ассимилировавшие ее старое ираноязычное население. Не менее серьезные изменения произошли и в лесостепной зоне современной Украины, где до этого обитали гето-фракийские, славянские и германские племена; они были начисто смете­ны пришельцами»48. В этих словах почти все, правда. Разве что за исключе­нием того утверждения, что только гунны - пришельцы. Пришельцами были и те племена, которые перечислены Артамоновым. Остается лишь спорным, кто первым обосновался на этих территориях. А.Н.Бернштам в своей работе «Очерк истории гуннов» пришел к выводу о том, что походы гуннов сыграли положительную роль в уничтожении античных рабовла­дельческих отношений и способствовали рождению феодальных социаль­но-экономических отношений49. Хотя этот вывод и оспаривается современ­ными исследователями, его нельзя считать беспочвенным. Во всяком слу­чае, гунны ускорили многие социально-экономические процессы, которые при ином стечении обстоятельств могли иметь совершенно иной исход. Впрочем, об этом говорит и дальнейшая история тюркско-татарской госу­дарственности, изложение которой будет продолжено в следующей части.

8 Артамонов М.И. История хазар... — С.41. 49 Бернштам А.Н. Очерк истории гуннов... — С.216.

 

Гпава II. Тюркский каганат

...Но сверху Небеса, а снизу Мать-Земля сказали тюркам: «Вы не смейте погибать! Да не исчезнет род — да будет жив народ!» — так Небо и Земля их обязали быть...

Из «Большой надписи в честь Кюль-тегина»

Начало каганата

Тюркская общность начала интенсивно формироваться в гуннский период. Тюрки, по мнению авторов «Истории человечества», -«обломки великого гуннского народа, численность которых снова посте­пенно возрастала»50. Согласно сведениям китайской династийной хроники Суй-шу, «предками туцзюэ были смешанные Ху Пиньляна. Их родовое проз­вание было Ашина». На этом основании ученые считают, что речь идет о происхождении тюрок от хуннских племен, переселившихся на территорию Пиньляна и Хэси во II в. до н.э. Массовое переселение хуннских племен в район Хэси произошло в 265 г. Одновременно шел процесс ассимиляции с хуннами местных кочевых племен. Исследователи допускают, что среди них могли быть и иранские племена51. Этим в немалой степени была обеспечена непрерывность исторического процесса. Многочисленные родственные племе­на, ведущие одинаковый образ жизни, говорящие на близких друг другу диалектах, вынуждены были совместно защищать свой образ жизни, незави­симость и создать единое государство. «В восточногуннском племенном союзе происходил процесс дальнейшего формирования тюркских языков. Я имею в виду процесс объединения многочисленных тюркских диалектов и наречий, прежде всего Центральной Азии, Южной Сибири и на Востоке Средней Азии, т.е на территориях, которые были охвачены воздействием гуннского племенного союза. Несомненно, что тюркоязычным был и правящий или, точнее, правящие гуннские роды типа Хуянь, Лань, Сюйбу и другие, из которых происходили гуннские князья (шаньюи). В связи с тюркоязычностью

50 История человечества. — Т.П. — С. 147.

51 Худяков Ю.С. Генезис древнетюркской культуры//Россия и Восток. Археология и этническая история. — Омск, 1997. — С.59.

Э-312

правящего рода была обеспечена «победа» тюркских языков среди этих племен, объединенных к тому же известной общностью экономики (пре­обладание кочевого скотоводства)»52. Так писал А.Н.Бернштам, и был прав.

Традиции гуннов были продолжены и в последующий период в Европе народами, являвшимися их прямыми наследниками - многочисленными тюркскими племенами. А в Азии — теми тюрками, которые развили древ-негуннские начала. Н.Я.Бичурин, ссылаясь на китайских и других восточ­ных авторов, писал, что в 92 г. хунны потерпели поражение от монголов и родственных хуннам сяньбийцев. В 460 г. группа племен во главе с родом Ашина переселилась в Гаочан, где попала в зависимость от жужаней. После 460 г. тюрки Ашина были переселены на Алтай. Здесь они и приобрели свое название «тюрки». Однозначного объяснения этого слова нет. По мнению Н.Я.Бичурина, эта этимология связана с внешним видом Алтайских гор, напоминающих шлем,, что на монгольском языке звучит как «тюрк». Мах­муд Кашгари же считает, что слово «тюрк» означает «войско». Такое назва­ние тюрки получили якобы от самого Аллаха, которому приписывают слова: «Воистину у меня есть войско, я назвал его тюрок и поселил на востоке». Они в совершенстве овладели добычей и обработкой железа. Они вплоть до 552 г. вместо уплаты дани добывали железо жужаньскому хану. Тюрки усилились в 530 г. В 552 г. Бумын провозгласил себя Иль-ханом, т.е. правителем страны53.

Древние тюрки оставили глубокий след в истории Евразии. Несмотря на это, они и в настоящее время еще остаются сравнительно малоизученными. Об уровне представлений о древних тюрках свидетельствует следующий отрывок из работ немецких авторов начала века. «Владычество жуан-жуанов в Монголии было сломано тюрками (тю-кю), народом, который, замеча­тельное дело, впервые достиг государственного устройства на Алтае. Тюр­ки, конечно, ни в коем случае не принадлежали к древним носителям культуры енисейского происхождения на Алтае; это быди настоящие нома­ды монгольского происхождения на Алтае: вероятно, один из обломков великого гуннского народа, численность и значение которого постепенно возрастали. Но несомненно, что металлические богатства Атгая были могу­чим средством, которым они сумели воспользоваться совершенно незави­симо от того, сами ли они занимались их добычей и обработкой или предоставляли эту работу своим искони обитавшим там подданным. То, что при возникновении войны с тюрками жуан-жуаны прозвали их «свои­ми кузнецами», могло быть умышленной насмешкой и не совсем соответ­ствовало действительности» К

А вот современные представления о древних тюрках: «Из высококаче­ственного железа алтайские кузнецы изготовляли однолезвийные ножи, тесла-топоры, стремена, удила, мечи, сабли с малым изгибом и массив­ным клинком, наконечники копий и стрел, а также железные котлы двух

52 Бернштам А.Н. Очерк истории гуннов... " Бичурин Н.Я. Собрание... - С.226-227. 4 История человечества. — Т.Н.— С.147.

- С.9.

типов: круглые - подвесные и стоячие --на конической ножке». Добыча и обработка металлов в эту эпоху производились также на территории современной Тувы, причем добывалось не только железо, но и золото, серебро, олово и медь. Академик А.П.Окладников доказал, что «сыродут­ное железо курыканов содержало 99,4% чистого металла и потому было весьма ковким и прочным. Они делали наконечники стрел и копий, ножи. Чинили даже лопнувшие котлы55.

В Хакасии, составлявшей тогда ядро Кыргызского каганата, железо добы­валось во многих местах. Почти во всех сосновых лесах встречаются остатки древних железоплавилен. Так же, как и на Алтае, здесь выделывались орудия труда и оружие - мечи и кинжалы, а также детали конской сбруи.

«Тюркюты выступили на арену мировой истории как народ, впервые освоивший в Центральной Азии промышленную добычу железа и благода­ря этому поставивший себя в независимое положение по отношению к Китаю и Тибету, откуда до этого времени кочевники получали железное оружие, необходимое для успеха их военных предприятий. Железо и рань­ше было известно кочевникам, но только тюркюты ввели его в массовое употребление. Посол византийского императора Земарх, увидев тюркютов, предлагающих ему железо для продажи, был чрезвычайно удивлен и запо­дозрил, что это делается нарочно, чтобы дезориентировать его, ибо обык­новенно говорят, что у них трудно доставать железо. Развитие металлургии позволило тюркютским ханам перевооружить свою армию и создать отбор­ные ударные части из латной кавалерии». Исследователи, продолжившие эту мысль Л.Н.Гумилева, на основе комплексного исследования террито­рии юга Алтая пришли к выводу о том, что население гунно-тюркекого происхождения, проживавшее на территории современной Тувы, Северной Монголии и распространившееся на обширной территории Саяно-Алтая и Синьцзяна, «обладало мошнейшим для своего времени экономическим потенциалом», включавшим брон золите иное производство и скотоводство57. Вполне естественно, что столь мощная для своего времени экономика требовала обширных знаний, развития науки и культуры.

В первой дошедшей до нас тюркской книге «Наука быть счастливым», которая написана Юсуфом Баласугунским, обозначены жизненные ориен­тиры, не потерявшие своего смысла и сегодня. Это, по сути, наука управ­ления государством. В ней названы основные требования, предъявляемые подданными к хану, его визирям, послам и т.д. О том, какое место уделя­лось просвещению у тюрков, свидетельствуют следующие слова этого по­эта: «Владыка, чье могущество в законах, не может править без людей ученых». Вообще эта книга обращена к правителям, в которой автор дает им советы, «как надо строить рать, вступая в войны, как отличить нич­тожных от достойных»™. В то же время книга воссоздает стремление людей

s Окладников А.П, История Якутской АССР... — С.295.

,Sh Гумилев Л.Н. Древние тюрки. — М., 1993. — С,65—66.

' Россия и Восток: Археология и этническая история... — С.6—9.

58 БаласагунскиЙ Ю. Наука быть счастливым/Пере вод Н.Гребнева. — М., 1971.

того времени к добру и справедливости. «Путь правды - вот правления основа», - писал ее автор. К качествам правителя предъявляются особые требования: «Несправедливость хана, лживость власти — причина неудач и всех несчастий». Уже тогда обращалось внимание на то, что власть должна служить народу. Автор этой книги неоднократно и в разных формах писал об этом. «Будь милосерден к своему народу, с усердием служи ему в угоду» - такое требование предъявлялось к тому, «кто избран богом всеблагим»59. Автор определяет и критерии визирей. Он полагает, что хан должен на это место подбирать такого, кто «чужд коварства, спеси и лжи», кто умеет «с любым из подданных вступать в обшенье», «должен быть умней других людей» и «сильней своих страстей». Посол должен быть, прежде всего, ум­ным и образованным. А это позволит ему быть «не чуждым уловок и словом ловок». Человеку, отправляющемуся в чужую страну, по мнению автора книги, надо уметь и звезды считать, и стихи писать, в шахматы и кости играть, быть обученным искусству врачевания и знахарства. Особое место в книге уделено этикету и выбору слов при общении, умению не только говорить, но и, когда надо, молчать. Представляет интерес и сле­дующее предостережение: «Пусть тем мужам, кто любит пить вино, посла­ми стать не суждено»14*. Словом, в книге содержится целая наука диплома­тического искусства.

Какими были правители Тюркского каганата, умели ли они управлять государством? Это были умные люди, хорошо знавшие, что нужно госу­дарству, чтобы оно было прочным, чтобы его народу жилось хорошо, чтобы его уважали все соседи. Но это еще не значит, что действительно было так. И это не свидетельствует о том, что правители каганата соответ­ствовали предъявляемым к ним требованиям.

§ 2. Ашины

Именно с этим родом связано возникновение Тюркс­кого каганата. И не только Тюркского каганата, но и последующих госу­дарств тюрков: Хазарского каганата, Великой Булгарии, Волжске-Каме кой Булгарии. Легенда о происхождении тюрков интересна и романтична. Сами тюрки считают, что их праматерью была волчица. Праотцом стал мальчик из племени, истребленного врагами. Рассказывают, что волчица выкормила мальчика, унесла в горы Тянь-Шань и спрятала в пещере. От волчицы и этого мальчика родилось десять сыновей. Выйдя из пещеры, мальчики женились на девушках из ближайшего к их горам Турфанского оазиса, расположенного в Восточном Туркестане. По местным обычаям дети, рож­денные здесь, получали родовые имена своих матерей. Один из внуков

J Баласагунский Ю. Наука быть счастливым. —С.70. "° Там же. - С.82-83.

волчицы получил имя Ашин. В согдийском и .сакском языках это имя означало оттенок синего цвета. Через 200 лет Йоллыг-тегин перевел это имя основателя царского рода тюрков на их родной язык «кек» как «небес­но-синий», «небесный». У Н.Я.Бичурина со ссылкой на китайские источ­ники написано, что-то был «человек с великими способностями, и он признан был государем»*1'. Говорят, что он, в память о своем происхожде­нии, над воротами своими выставил знамя с волчьей головой. Так излага­ется происхождение царского рода тюрков известным востоковедом С.Г.Кляш-торным62. Есть и несколько иные точки зрения на происхождение тюрков и рода Ашина. Одна из них представлена иеромонахом Никоном со ссылкой на китайскую летопись «Суй-Шу». По ней род Ашина - монгольского происхождения, и он на южные склоны Алтая из Западного Шэнси пере­брался, спасаясь от своих врагов. Здесь люди этого рода, благодаря высокой культуре и организованности, заняли руководящее положение, став во главе союза племен, получившего название тю-кю/тюркю. Есть и иные точки зрения. Однако в них во всех много общего. Разница лишь в деталях.

Раньше тюрки, среди которых были племена «утыз татар» и «тугу3 татар», жили далеко на западе от китайской границы. В год барса, в 534 г., их вождем стал Бумын, унаследовавший от отца титул «великий ябгу», т.е. «великий князь». Формально он считался вассалом жужаньского кагана и посылал в его ставку дань железом из своих алтайских рудников и плави­лен. Постепенно он полностью вышел из-под власти своего сюзерена и продвинул владения тюрков далеко на восток. Тюрки на первых порах вели себя мирно и на китайских рынках меняли лошадей на зерно и шелк. Поскольку пограничные чиновники не поощряли торговлю, начались на­беги тюрков на китайские земли. Тогда в 545 г, китайское правительство решило отправить посольство к Бумыну. Это означало признание междуна­родного статуса государства тюрков. Китайский историограф так описал это событие: «Тюрки поздравляли друг друга и говорили: "Теперь наше государство будет процветать! Ведь к нам приехал посол великого царства»64. На следующий год в Чаньань прибыло ответное тюркское посольство, и таким образом был создан военный союз. В китайских источниках есть эпи­зод, рассказывающий о том, что Бумын-каган, полагаясь на свое могуще­ство, просил жужаньского хана Анахуаня о браке с его дочерью. Разгневан­ный хан Анахуань посла! в ответ своего посланца с ругательным словом: «Ты мой плавильщик, как же ты осмелился сделать такое предложение?». В ответ на это Бумын приказал убить посланца. Затем в 552 г. он пошел войной на жужаньцев и завоевал их земли. Анахуань покончил жизнь самоубийством.

Бумын был поднят на белой кошме и провозглашен каганом Тюркского эля. В древнетюркских памятниках высечены следующие строки, возвестив-

J hl Бичурин Н.Я. Собрание... — С.221.

ьг Кляшторный С. Формирование древнетюркской государственности от племенного союза до первого Тюркского каганата//Панорама-форум. — Казань. 1997.— №2.— С.120.

J h' Иеромонах Никон. Начало христианства на Руси//Вопросы истории.— 1990.— № 6.— С.70.

1 Кляшторный С.Г. Формирование древнетюркской государственности... — С.118,

шие миру о новом государстве: «Когда вверху возникло Голубое небо, а вниз Бурая земля, между ними обоими возник род людской. И воссели над людьми мои пращуры — Бумын-каган, Истеми каган. Воссев на царство, они учредили, Эль /государство/ и установили Терю [Закон] народа тюрков... Имеющю головы они заставили склонить головы, имеющих колени они заставили прекло­нить колени! На восток, и на запад расселяли они свой народ. Они быль мудрые каганы, они были мужественные каганы»"*.

Мир с четырех углов врагами полон был. Тогда Бумын-каган и Истеми-каган. Пошли войной на всех, кто тюркам жить мешал. И покорили всех, и усмирили всех,

- так гласят надписи VII в. на камнях, обнаруженных на Енисее66.

Начиная с Бумына, древний титул «шаньюй» был заменен титуло% «хан». Супруга хана вместо янчжы стала называться хатун. Это не был с отказом от древнехуннских традиций. Китайские источники указывают hi то, что эти традиции сохранились. Вот какие там имеются строки: «Обыча! тукюесцев: распускают волосы, левую полу наверху носят; живут в палата; и войлочных юртах, переходят с места на место, смотря по достатку i траве и воде; занимаются скотоводством и звериною ловлею; питаются мясом, пьют кумыс; носят меховое и шерстяное одеяние. Мало честности и стыда; не знают ни приличия, ни справедливости, подобно древним хунну». Указывается, что они пьют кумыс, поют песни, стоя друг проти! друга, считают за честь умереть в бою и за стыд — в постели. «Обыкновения их вообще сходны с хуннускими»67, - подчеркивается в источниках Интересно, что описание некоторых обычаев племен хуннского пеоиода китайских источниках полностью совпадает с обычаями тюрков. Так же как и ухуаньцы из дома Татар-хана, тюрки женились на своих мачехах невестках и тетках, вход в свои жилища делали с востока, не имели постоянного местопребывания, но каждый имел свой участок земли. В китайских источниках проявляется явное стремление представить тюрков как дикарей, которые не имели даже письменности и количество требуемых людей, лошадей и скота считали по зарубкам. В то же время в этихж источниках говорится, что «буквы письма их походят на буквы народа Ху". Следовательно, был древнетюркский алфавит. Китайцы же за письменность признавали только свои иероглифы. Конечно, завоеватель, а именно таковым воспринималось китайцами только что возникшее могущественно государство тюрков, не мог быть охарактеризован с хорошей стороны. Однако образ жизни и обычаи тюрков в китайских источниках отражены более или менее правильно.

Через год после женитьбы на китайской принцессе Бумын умер. Его брат Истеми-каган продолжил начатое им дело, предприняв успешны завоевательные походы на запад, в Среднюю Азию, на Волгу, на Север

''* Кляшторный С.Г. Формирование древнетюркской государственности... ' Поэзия древних тюрков VI—XII веков. — М., 1993. — С.28. ь1 Бичурин Н.Я. Собрание... — С. 231.

ный Кавказ. Сыновья Бумына, сначала Муган-каган, затем Таспар-каган, утвердили свое господство в Центральной Азии и Южной Сибири. Как говорилось в надписях в честь Кюль-тегина, «отважнейший каган отважно­го заменял, мудрейший принимал от мудрого свой трон и те, кто доводил законы до людей, все были, как один, отважны и мудры». Успешная деятельность первых каганов привела к тому, что существовавшие в то время два севере китайских государства полностью подпали под подчинение только что созданного могущественного государства тюрков.

Тюркский каганат по масштабам превосходил хуннскую державу и объе­динил степи от Ляохэ до Дона. До 745 г. престол занимал двадцать один хан. Все они были из рода Ашина.

В 568 г. тюркский посол Маннах прибыл в Константинополь, где состо­ялась его встреча с императором Юстинианом U. Состоялись переговоры о транзитной торговле и военном союзе, которые были продолжены уже в тюркской ставке, Таким образом, очень быстро Тюркский каганат превра­тился в мировую державу. Он установил военные, экономические и поли­тические контакты с Византией, Ираном, Китаем и поставил под свой контроль торговый путь, связывавший Дальний Восток со странами Сре­диземноморья.

Появившаяся на политической карте мировая империя расширялась ускоряющимися темпами. 576 г. был годом наибольшей территориальной экспансии. К тому времени территория империи простиралась от Маньчжу­рии до Боспора, от верховьев Енисея до Амударьи.

Выдающийся факт появления могущественного государства привел к огромным изменениям в тюркском обществе. Изменилась его политическая структура.

Управление государством







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.88 (0.023 с.)