ТОП 10:

Понятия «дипломатия», «внешняя политика», «геополитика». Основные источники.



Особенности Вестфальской геополитической эпохи.

Вестфальский мир обозначает два мирных соглашения на латыни — Оснабрюкское и Мюнстерское, подписанные 15 мая и 24 октября 1648 года соответственно. Они завершили Тридцатилетнюю войну в Священной Римской империи.

Геополит. эпоха, начало которой положила Вестфальская система м/н отношений, отражала новые – по сравнению со средневековьем реалии. Великие географические открытия не только изменили представления европейцев о мире, но и превратили европейскую историю в мировую: появляются колонии и начинается борьба за раздел мира.

В результате Реформации и особенно Тридцатилетней войны, которая политически закрепила итоги религиозных реформ, произошел фактический распад Священной Римской империи и начался процесс формирования национальных гос-в. Те, кто преуспел на этом пуги (Франция, Англия, Испания, Швеция), и стали главными центрами силы в Европе. Возникавшие национальные гос-ва утверждали новый принцип границ, которые начинали проводиться но естественно–географическому и языковому признакам. Во внешней политике на смену династическому принципу постепенно приходит национально–гос-венный.

Эти принципы сформировали глобальное геополит. поле, в рамках которого проходила борьба гл. центров силы на протяжении 150 лет – до тех пор, пока устоявшаяся сист. мир. пол-ки не была взорвана Фр. революцией и последовавшей за ней Наполеоновской военной эпопеей. В рамках этого поля, конечно, беспрестанно происходили различные изменения, но все они носили внутрисистемный хар-р.

Так, с течением времени укрепили свои позиции Англия и Франция. Постепенно захирели первые колониальные державы – Испания и Португалия. После поражения и Северной войне закатилась звезда Швеции. Медленно, но верно усиливалась Пруссия, добившаяся к концу XVII века сущ. роли в мир. пол-ке. Раздираемая внутренними противоречиями, угасла Польша. Наконец, к концу XVIII века важнейшим центром силы и полноправной мир. державой стала Россия.

М/у тем, к XVII в. в Европе сформировалась и окрепла новая соц. сила – буржуазия, начавшая предъявлять свои претензии на власть. Фр. революция взорвала соц. порядок в крупнейшей европейской державе, а вместе с ним и все прежнее мироустройство. История королей окончательно превратилась в историю народов. Франция, ведомая Наполеоном Бонапартом, попыталась установить мир. гегемонию.

С точки зрения геополитической, Наполеон применил две методики достижения своей цели. Первоначально он попытался лишить Англию, которую видел в качестве своего главного противника, господства на морях, т.е. использовать контроль над морск. пространствами как плацдарм для сокрушит. удара но противнику. Ради достижения этой цели и был предпринят его египетский поход, закончившийся, как известно, неудачей в 1801 году. Но окончательно замысел Наполеона превратить Францию в ядро океанского геополит. блока был похоронен после поражения фр. флота в Трафальгарском морском сражении 21 октября 1805 года.

Эта неудача заставила Наполеона поменять стратегию и предпринять попытку утвердится в Европе в качестве ведущей континентальной державы и, опираясь на господство над территорией суши, задушить Англию блокадой. На это была направлена вся система специальных воен., эк. и полит. мероприятий Франции в 1804–1814 годах. Здесь, однако. Наполеон столкнулся с Россией и проиграл окончательно.

Это кардинально изменило расстановку мир. сил. Наступление эпохи нов. м/н отношений стало реальностью.

Венская геополит. эпоха.

Сложившуюся в рез-те всех этих катаклизмов нов. расстановку сил оформил Венский конгресс (1814 – 1815), состоявшийся после окончат. победы над Наполеоном. Венская сист. положила начало геополит. эпохе, основу кот. составил имперский принцип контроля геог. пространства.

Гл. мир. центрами силы при этом стали Рос. империя, Австро–Венг. империя. Брит. колон. империя (1876), Пруссия, объединившая в 1871 году нем. гос-ва в Герм. империю и, с середины XIX века, Франция, юр. остававшаяся респ-ой, но фактически являвшаяся колон. империей. Кроме того, акт. роль – особенно в Юго–Вост. Европе и на Ближнем Востоке – продолжала играть Тур. Империя.

Гл. заслуга в разгроме Наполеона принадлежала России. Она и дб бы получить наибол. выгоды от нов. Мир. порядка. Однако, уже в ходе работы Венс. конгресса акт. прояв. антирус. альянс крупнейш. евр. держав.

Открыто выступать против Петербурга было небезоп., и Англ., Австрия, Франция, а также некот. герм. гос-ва заключили секретный антирус. (частично и антипрус.) дог-р. Явно же они отказались признать право России на покровит-во и защиту правосл. насел. Осм. империи. Тем не менее, объектив. расстановка сил привела к тому, что вплоть до середины XIX века Россия фактически доминировала в Европе, преврат-сь по сути в континент. сверхдержаву того вр., довольно успешно противостоящую своей океанской сопернице – Англии.

Некот. коррект-ки в слож-ся баланс сил внесли итоги Крымской войны (1853–1856), которую Россия проигр.

Справедливости ради стоит признать, что на этот раз против нас выступила фактич. вся Европа, обеспокоенная растущей рус. мощью. Объед. силы Франции, Англии, Турции и Сардинского кор-ва вели непосредств. боевые действия, Австрия угрожала ударом с тыла, требуя вывода русских войск из Молдавии и Валахии. Пруссия заняла тоже далеко не дружественную России позицию.

У России не оказалось союзников. Впрочем, столь поразительное единодушие европейцев довольно легко объясняется геополит. причинами. Продвигаясь вдоль морс. побережья Балтийского и Черного морей, Россия практич. превращала их в «рус. озера», гарантированно обеспечивавшие ей выход в Атлантику и Средиземноморье – два ключевых геополит. региона, контроль над кот. позволял океанской державе Англии хоть как–то уравновешивать растущ. континент. мощь России. Поэтому блокада морс. направлений развития рос. гос-ва оставалась для Европы послед. надеждой избежать стальных объятий «рус. медведя».

После поражения России в Крымской войне Венская сист. претерпела некот. изменения, кот., однако, не носили принцип. хар-ра.

Распался Священный союз монархов, который был скорее плодом романтических мечтаний Александра I о возвышенном «союзе христ. гос-в», но не реально действовавшим полит. мех-м. Выгоду от него получала Австрия, а на России этот союз висел обузой, противореча ее насущным интересам.

После Крымской войны закон-сь эпоха домин-ия России в Европе, кот. никакой пользы нашему гос-ву не принесло. Этот ист. бесспорный пример лишний раз подтверждает тот факт, что ни гос. мощь, ни террит. приобретения, ни воен. победы не имеют самостоят. ценности. При ответственном и предусмотрительном рук-ве они играют роль инструментов, которые власть применяет ради достижения своей высшей цели – нравств., эк. и полит. совершенствования гос-ва ради общего блага гр-н.

После Крымской войны гл. задачей России стало соблюдение евр. баланса сил, исключающего появление на континенте одного бесспорного лидера. Поэтому когда произошло усиление Франции, Наполеон III объявил себя императором и появ. реальная угроза фр. доминирования, Россия поддержала усилия Пруссии по объединению герм. гос-в как противовеса Франции.

После разгрома Франции во франко–прус. войне 1870–1871 гг., когда обнаружилась тенденция к доминированию в Европе Германии, а ее союз с Австрией, стремившейся распространить свое влияние на Балканах, стал угрожать жизненным интересам России, она пошла на сближение с Францией для противодействия усилению Германии. Как показывает опыт, такая стратегия своеобразного «геополит. балансира» позволяет России достигать макс. рез-тов с мин. затратой сил и является опт. моделью для формулирования современной внешнеполит. концепции.

Пром. рев., ставшая одним из определяющих факторов Венской эпохи, мало–помалу привела к изменению баланса сил, леж. в основе Венской сист. К концу XIX века особенно усилились Германия и США.

США как раз в это время обрели практ. гарантированный контроль над собственными континентальными просторами, а растущая эк. мощь побуждала их все активнее осваивать заморские рынки. Аналогичная ситуация сложилась и в Германии: под руководством «железного канцлера» Отто фон Бисмарка Пруссия объединила, наконец, все нем. земли под контролем единой гос. воли Берлина. В Центр. Европе возникла огромная континент. держава, начавшая предъявлять свои претензии на первенств. роль в мир. политике.

Положение усугублялось тем, что колониальный раздел мира в рамках Венской сист. м/н отнош. был уже завершен. Но старые сферы влияния к этому времени уже не соответствовали новым геополит. и эк. реальностям. К началу XX века в преддверии грядущей борьбы за контроль над жизненным пространством оформились два мощных военно–полит. блока: Антанта и Тройственный союз. В воздухе запахло войной.

Понятие «м/н отношения».

В послед. десятилетия м/н жизнь значительно усложнилась и одновременно приобрела необычайно динамичный хар-р. Резко усилилось ее воздействие на внутреннее развитие любой страны. Состояние м/н отношений, хар-ой чертой которых является рост взаимосвязи и взаимозависимости в мире, стало играть важную роль в решении ключевых, основополагающих проблем, стоящих перед человечеством, особенно т.н. глобальных проблем, среди которых первостепенное значение имеет проблема войны и мира. И хотя войны можно назвать извечным спутником человеч. цивилизации (с 3600 г. до н.э. по сегодняшний день на земле лишь 294 года не было войн, жертвами которых стали 3,5 млрд. чел-к), изобретение, совершенствование и распространение яд. оружия заставили людей всерьез озаботиться проблемой своего выживания и принять энергичные меры для их предотвращения, создания системы всеобщей безоп-ти. Не менее значимы и такие глоб. проблемы современности, как экологическая и демографическая, проблемы преодоления разрыва в эк. и культурном развитии Севера и Юга, нахождения путей разрешения мир. энергетического кризиса, защиты прав и свобод личности и др.

Что же представляют собой м/н отношения? В каких сферах общ. жизни они осуществляются? Что следует считать субъектами отношений на мир. арене? Ответ на эти вопросы далеко не так прост, как может показаться на первый взгляд. Ведь м/н отношения – это не только полит-ка и эк-ка. Они проявл. и в таких обл. чел. жизнедеятельности, как право, философия, история, культура, религия, дипломатия и др. Кроме того, м/н отношения нельзя ограничивать рамками межгос. отношений, ибо они осуществляются не только на гос. уровне. Все более значительная часть полит., эк., торговых, научных, культурных и иных связей гос-в с внешним миром приходится на неправ-венные организации, эк. объединения и предприятия, м/н ассоциации и институты, партии и т.д.

Итак, для прояснения понятия "м/н отношения" необходимо соединить все сущ. связи на м/н арене, определив при этом их конечное назначение и объективные цели иными словами, охватить человечество в целом. Речь, следовательно, идет о конкретной практике м/н жизни, охватывающей обмен материальными ценностями и идеями среди участников м/н отношений.

Подобный подход отличается от взглядов, отождествляющих м/н отношения с м/н политикой. Последние доминируют во французской школе полит. наук (Раймон Арон), а также в британской и германской школах, некоторых разновидностях американской школы (Ганс Моргентау, Кеннет Томпсон и др.). Всем им свойственно отождествление м/н политики с внешней политикой гос-в – главных объектов м/н отношений, в результате чего основное внимание они уделяют м/ународным политическим отношениям.

Фактор классовых отношений (соотношение классовых сил в каждую эпоху) положен в основу марксистской трактовки м/н отношений. Согласно ей, м/н отношения каждой эпохи обусловлены типом социально–экономической формации, а также экономическими и политическими интересами господствующих в ней классов. Однако восприятие мира лишь сквозь призму классовых интересов не позволяет в полной мере изучать многие аспекты общ. жизни.

Резюмируя сказанное, можно определить м/н отношения как совокупность полит., экономических, социальных, правовых, военных, дипломатических, культурных, научных и иных связей и отношений м/у основными субъектами человеческого сооб-ва, каковыми выступают народы, гос-ва, непр-венные организации, об-венные движения, а также отдельные авторитетные личности. Указанные связи и отношения, представляющие собой форму явления, вкупе с их функциональным значением определяют содержание м/н деятельности, формируют облик современного мира.

Наиболее важными участниками м/н отношений являются гос-ва, играющ. ведущую и наиболее динамичную роль. Именно гос-ва, а точнее межгос. отношения, в первую очередь определяют хар-р, климат и направление развития м/н отношений. Цель межгос-венных отношений – создать наиболее выгодные условия функционирования и развития самих гос-в. Разумеется, межгос. отношения могут затрагивать самые различные сферы: полит., эк., культурную и т.д. При этом внутри каждой сферы возможно выделение определенных подвидов отношений: например, в политической сфере – дипломатические и военные отношения, в . экономической – торговые и т.д.

Результатом межгос-венных отношений могут стать и становятся объединения гос-в на основе норм м/н права – т.н, межпр-венные организации. К числу их следует отнести ООН, играющую важную роль в качественном преобразовании содержания и структуры современных м/н отношений.

Устав ООН был подписан на конференции в Сан–Франциско 26 июня 1945 г. представителями 51 гос-ва и вступил в силу 24 октября 1945 г.

В своем развитии м/н отношения прошли длительный исторический путь. На протяжении многих столетий ключевым фактором или источником развития м/н отношений являлось соотношение сил на мир. арене. При этом с самого начала и вплоть до новейшего времени к этой теме было принято подходить с помощью понятий и терминов военной стратегии, иначе говоря, сводить соотношение сил к сопоставлению военного потенциала гос-в. Что же касается таких факторов, как географическое расположение, величина территории, численность населения, а также уровень эк. и культурного развития страны, наличие или отсутствие союзников, то сами по себе они не имели самостоятельного значения, рассматриваясь лишь под углом зрения их влияния на тот же самый военный потенциал, способность обороняться или вести завоевательные войны. Именно согласие и/или соперничество наиболее мощных в военном отношении держав (в разные исторические эпохи ими были и Персия, и Македония, и Рим,, и Греция, и Египет, и Вавилон, и Ассирия, а в новое время – Англия, Испания, Франция, Россия, Германия, США и Япония) определяли мир. полит. климат, служили двигательной силой развития м/н отношений.

Октябрьская рев-ция 1917 г. в России, казалось бы, сместила ось противоборства на мир. арене из сферы национальной в сферу классовую. Однако союзнические отношения СССР с фашистской Германией в конце 30–х годов, с одной стороны, и нападение Германии на европейские буржуазные гос-ва, с другой, а равно и создание в начале 40–х гг. антигитлеровской коалиции в составе Советского Союза, CШA, Великобритании и Франции, заставляют усомниться в абсолютной правомерности такого вывода. Следовательно разделение мира на две противоположные об-венные системы вплоть до окончания Второй мир. войны было достаточно условно. Реально оно произошло лишь с образованием мир. системы социализма, связанным с возникновением т.н. "гос-в народной демократии* в Центральной и Восточной Европе и приходом к власти коммунистов в континентальном Китае. Разумеется, фактор военной мощи продолжал действовать и, более того, усилился с формированием двух военно–полит. блоков – НАТО и ОВД, однако значительно возросло значение полит., эк. и идеологических факторов.

Усиление роли последних было обусловлено достижением примерного паритета в военной области обоих блоков, разрастанием их ядерных потенциалов, а следовательно, невозможностью применения военной силы друг против друга. Соответственно расширялась сфера всех других форм противоборства, в т.ч. эк. соревнования и идеологической борьбы. Именно поражение СССР и его союзников на этом поприще противоборства стало в конечном счете главной причиной краха в конце 80–х – начале 90–х гг. социалистич. лагеря, бывшего длительное время одним из столпов биполярной структуры м/н отношений.

Но прежде чем это произошло, м/н отношения претерпели существенные изменения. Вступление КНР в ООН, возрастание эк. потенциала Японии и Зап. Европы, объединенной в "Общем рынке", положили конец биполярной эре, мир. полит. структура из "двухполюсной" превратилась в "полицентричную", т.е. в известном смысле вернулась к ситуации, существовавшей в XIX в. и до середины XX в. Новыми "центрами силы" помимо США и СССР, олицетворявших собой НАТО и ОВД и считавшихся "сверхдержавами", стали Япония, Китай и Зап. Европа, без участия кот. отныне не могла бить решена ни одна из глобальных проблем.

Создание "полицентричной" модели мира способствовало деидеологизации м/н отношений, а внешняя полит-ка гос-в все меньше стада соотноситься с их об-в. строем. На первое место вышли нац. интересы, которые в случае СССР и Китая нередко вступали в противоречие с требованиями идеологии и подминали их. Если при этом учесть, что важным фактором мир. развития сделались отношения м/у эк-ки развитыми и развивающимися странами ("Север – Юг"), то классовая природа участвующих в системе м/ународннх отношений национальних гос-в практически перестала играть сколько–нибудь существенную роль.

Параллельно указанным процессам, в системе м/ународинх отношений под влиянием научно–техничеехой революции, интернационализации производства, а также гроэнмх опасностей, вставших перед человечеством в связи с возможностью ядерного омници–да, экологической катастрофой, нерешенностью проблем слабораз–витости во многих странах "третьего мира", усилилась тенденция к сближению народов и гос-в, упрочилось стремление решать проблемы чедовечества общими усилиями. Этим объясняется расширение связей и обменов м/у людьми и непр-венными организациями, мощнне интеграционные процессы в таких сферах, как научно–технический прогресс, мир. торговля и мир. ринок.

Осознание неразрывной связи судеб всех стран в ядерно–коомический век, понимание того, что безопасность нельзя обеспечить одними военно–техническими средствами, вызвали необходимость новых подходов к проблемам национальной и м/н безопасности, обусловили большую готовность к компромиссам на переговорах в целях устранения источников и причин напряженности, недоверия и враждебности. Эти взгляды на мир, получившие название "нового полит. мышления", перечеркнули сложившиеся представления о войне и мире, привычные критерии внешней политики и военного дела. Начался процесс демократизации, гуманизации и демиаитариэации мехдународних отношений. И хотя данный процесс еще не стал необратимым, в развитии м/н отношений все более уверенно дают о себе знать такие тенденции, как приоритет человеческих ценностей, стремление к гармонизации отношений м/у людьми, об-вом и природой, установление нового мир. полит., эк. и информационного порядка и самое главное –превращение чел-ка в основного субъекта и объекта м/н отношений.

На рубеже 90–х гг. система м/н отношений испытала новое потрясение, связанное с крушением коммунистических режимов в восточноевропейских странах, развалом ОВД, объединением Германии, а главное – с распадом СССР. В результате всех этих событий м/н отношения вступили в период энтропии, нестабильности, роста конфликтного потенциала и одновременно формирования новых модернизационных пространств с их центрами и тяготеющими к ним перифериями. Исчезновение советской военной угрозы подорвало первоначальную основу для консолидации сил Запада перед лицом общего врага, обнажило латентные противоречия в их рядах, обострило соперничество и конкуренцию м/у новыми "центрами сияй". С другой сторон», разрушение прежних экономических, полит. и идеологических структур в Восточной Европе и на территории бывшего СССР обусловили вспышку национализма, территориальных притязаний, религиозной нетерпимости и насилия (Югославия, Грузия, Молдова, Нагорный Карабах, Таджикистан). Усилилась нестабильность в странах "третьего мира".

Исчезновение старых гос-в и появление новых (прежде всего на территории бывших Советского Союза и СФРЮ), ни одно из которых не имеет общепризнанных исторических гос-венных границ, однородного населения, создает новые очаги конфликтности, угрожающие миру во воем мире.

Вместе с тем указанные процессы не отменяют долговременные тенденции развития м/н отношений. И национальное гос-во, отстаивающее – нередко с оружием в руках –свое суверенное право на социальный и полит. выбор, и свободные правовые гос-ва заинтересованы в скорейшем завершении переходного периода в развитии современных м/н отношений, в установлении нового мир. порядка, основными чертами которого стали бы сотрудничество, доверие и взаимопомощь гос-в и народов, преодоление отсталости и нищеты, рациональное м/ународное разделение труда, обмен научными результатами и культурным достоянием.

Разумеется, относительная устойчивость "атлантической цивилизации", возглавляемой США, дает ей неоспоримые преимущества на данном этапе развития м/н отношений, позволяет ей диктовать "правила игры" для всего мир. сооб-ва. И подобная ситуация, видимо, сохранится еще неопределенно долгое время, как и разделение народов по национально–гос-венным, цивилизационным, геополитическим, религиозным и другим признакам. Однако, сохранение и даже усиление многообразия современного мира не должны стать препятствием для стремления к единству, взаимосвязи и взаимозависимости в мире, носящего объективный хар-р, для объединения и согласованннх действий всех здравомыслящих сил во имя выживания человечества, укрепления всеобщей безопасности, мира и прогресса.

Мир. полит. процесс.

Анализ политики как сложного и многогранного явления может считаться полным лишь в том случае, когда он ведется не только на внутриполитическом уровне, но и на уровне м/ународном.

Под м/ународными отношениями обычно понимают системную совокупность полит., экономических, социальных, дипломатических, правовых, военных и гуманитарных связей и их отношений м/у основными субъектами мир. сооб-ва. Такими субъектами выступают действующие в нем народы, гос-ва, об-венные силы, движения и организации.

Ведущая роль политики в м/н отношениях обусловлена следующим.

Во–первых, м/н политические отношения теснейшим образом связаны, а подчас и переплетены с м/ународными экономическими отношениями. Убедительным примером тому могут служить м/н политические и эк. отношения периода холодной войны, когда по политическим соображениям над созданием средств разрушения, а не созидания работало более половины ученых и технической интеллигенции планеты.

Во–вторых, политические отношения включают в себя наиболее мощные рычаги управления как собственно политическими, так и неполитическими м/ународными процессами. К ним относятся: деятельность ООН, внешнеполит. деятельность суверенных гос-в, об-венных группировок, объединений, союзов.

В–третьих, м/н политические отношения имеют ярко выраженную тенденцию к глобализации, что требует совершенно нового механизма для их регулирования.

В–четвертых, м/н политические отношения оказывают существенное влияние на формирование м/н и мир. порядка, т.е. на обеспечение

нормального функционирования гос-в и других м/н институтов. При этом мир. порядок как систему полит. отношений, значимых для всех гос-в мира, не следует путать с идеологическими схемами типа либерально–демократического, «нового мир. порядка» и т.п.

Сегодня никого не удивляет термин «мир. полит-ка», основные направления которой во многом определяют облик современного мира. Центры социально–полит. или эк. напряжения привлекают внимание всех народов. С другой стороны, политические события в любой, самой маленькой стране могут породить столкновения главных полит. сил планеты.

В мировом политическом процессе выражены реалии, которые структурно выглядят так:

– политически значимая деятельность ООН и других легитимных м/н органов, организаций и учреждений;

– политические акции институтов регионального и субрегионального, т.е. межгос-венного, национального хар-ра, а также соответствующих об-венных группировок, объединений и союзов;

– внешнеполит. деятельность суверенных гос-в, составляющая живую ткань мир. политики, м/н отношений и связей(см. Политология: Курс лекций. М, 1993. С. 180–192).

Весь мир расчленен сегодня на зоны полит. влияния тех или иных группировок, блоков, в сложном взаимодействии которых и формируется мир. полит. процесс.

Доминантой м/н полит. процесса 1980–1990 годов является проблема укрепления м/н безопасности, устранения феномена из жизни человечества.

Важным направлением м/н безопасности является нераспространение ядерного оружия. Возникновение идеи нераспространения относится к концу 50–х – началу 60–х годов, когда м/ународное сооб-во стало сознавать бесперспективность ядерного противостояния, опасность угрозы неконтролируемого расползания смертоносного оружия. Договор о нераспространении ядерного оружия был подписан в 1968 г. в Москве, Вашингтоне и Лондоне (к началу 1991 г. к договору 141 гос-во). Ядро договора составили встречные обязательства гос-в, в соответствии с которыми гос-ва, обладающие ядерным оружием, взяли на себя обязательства не передавать кому бы то ни было ядерное оружие и другие ядерные устройства, а гос-ва, не обладающие таким оружием, – не производить и не приобретать его или другие ядерные устройства.

Контроль за выполнением выполнением обязательств гос-в был возложен на М/ународное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).

Несмотря на эффективность договора, за его пределами находятся две ядерные державы – КНР и Франция, группа «околоядерных» стран – ЮАР, Израиль, Пакистан, Индия, Аргентина, Бразилия. Проблема безопасности не сводится к чисто военной, военно–технической стороне. Она выступает в гораздо больших масштабах – безопасности всех сфер человеческой жизнедеятельности. Речь идет в первую очередь о создании условий для нормального:, эффективного функционирования чел-ка как ценностного начала, ядра отношений

Все человечество оказалось в одной лодке, раскачивание которой одним из субъектов м/н отношении к неминуемой катастрофе всех в ней находящихся. Уходят в прошлое в этих условиях политические амбиции, реализация которых проходила под девизом завоевания «жизненного пространства» («места под солнцем»), мир расстанется с существованием последних империй, военного противоречия и соперничества. И дело не столько в сути конкретных перемен, сколько в логике общечеловеческой эволюции, обозначившей новое качество и новый этап в истории нашей планеты.

Все большее значение приобретает разрешение такого противоречия мир. I развития, как растущее разнообразие мира и функционирующих в нем социально–экономических и полит. систем и одновременно всего существующего разнообразия в интересах человечества как единого целого. Основу такого единения составляет цивилизаторский подход к этапам и содержанию об-венного развития, пришедший на смену противопоставлению капитализма и социализма. Единение человечества означает вместе с тем углубление свободы человеческой практики, свободы выбора и ориентации в направлении прогресса.1

Необходимо подчеркнуть тот факт, имеющий особое звучание при рассмотрении его в эк. аспекте, что современная мир. полит-ка представляет собой не что woe, как процесс управления м/ународными отношениями, что делает ее особенно близкой по инструментарному приложению к мир. экономике.

Сложность и специфичность м/н отношений как объекта социально–эк. управления обусловили включение рассмотрения данной проблемы в курсе политологии для экономистов.

Типология конфликтов.

Полит. конфликт – острое столкновение противоположных сторон, обусловленное взаимным проявлением различных полит. интересов, взглядов, целей в процессе приобретения, перераспределения и использования полит. и гос-венной власти, овладения ведущими позициями в институтах и властных структурах, борьбы за право на влияние или доступ к принятию важных решений по вопросам власти и собственности в об-ве.

Многообразный мир полит. конфликтов, чтобы быть понятым, нуждается в определённом упорядочении, в типологии.

Очевидно, что тот или иной тип конфликта детерминирован определённой средой, то есть тем или иным видом об-ва. Разные типы об-в генерируют разные типы полит. конфликтов: здесь важно учитывать хар-р об-ва, которое либо разрешает полит. соперничество, либо запрещает его. В открытом (демократическом) об-ве конфликты легитимны, в закрытом (тоталитарном) – загнаны вглубь. Переходный тип об-ва хар-ризуется повышенной конфликтогенностью из–за последствий власти прошлого и серьёзных препятствий при реформировании.

Первой типологической группой полит. конфликтов можно считать гос-венно–правовые конфликты, возникающие в самой системе гос-венной власти. В ходе подобных конфликтов борьба ведётся вокруг функционирования старых и возникновения новых гос-венных институтов, объёма их полномочий, конституционных положений, регулирующих эти полномочия, ресурсы власти и т.д.

Другой тип полит. конфликтов – статусно–ролевые конфликты – проистекает из иерархичности статусно–ролевой структуры политической сферы. Неравное распределение власти, прав и свобод, форм и уровней участия в политической жизни – источник конфликтности полит. отношений.

Третьим типом в иерархии полит. конфликтов являются конфликты на основе существенных расхождений в политической культуре. Речь не просто о конфликтах из–за ценностей как расхождении в идеалах, ориентация, но о конфликтах на почве полит. культур как способов восприятия реальности, а также способов полит. мышления и действия больших социальных групп.

К миру политики также относятся конфликты в системе гос-венного управления, возникающие из–за различий интересов, соперничества и борьбы различных институтов и гос. структур по поводу перераспределения и реализации политико–гос. власти. От полит. они отличаются тем, что протекают в юридической форме и имеют причиной правовые разногласия по поводу политической власти. Конституционный баланс исполнительной и законодательной ветвей власти является гарантом успешного функционирования гос. управления. Но иногда функции ветвей власти перекрещиваются, вступают в противоречия, возникают споры и конфликты. Концентрация последних в полит. системе приводит к полит. кризисам, подразделяющимся на прав-венные, парламентские и конституционные.

Эпоха Ивана Грозного.

На протяжении XVI в. продолжался рост территории Российского гос-ва. Границы России отодвигались все дальше на восток, юго–восток и юг. Если Иван III унаследовал в 1462г. 430 тыс. кв. км подвластной территории, то Иван IV в 1533г. получил от своего отца власть над территорией в 2800 тыс.кв. км, а концу столетия в границах России находилось уже 5400 тыс.кв. км. В состав России вошли многие народы Поволжья, Приуралья, Западной Сибири. Страна стала еще более многонациональной. Население росло значительно медленнее (чем шел процесс объединения земель в единое гос-во) и к концу XVI в. составляло всего 7 млн. чел-к. (По другим данным 9 млн. чел.). По территории население распределялось неравномерно.

Основными задачами внешней политики России при Иване IV (1533–1584) являлись:

Во–первых, на западе – борьба за выход к Балтийскому морю.

Во–вторых, на востоке и юго–востоке – борьба с Казанским и Астраханским ханствами и начало освоения Сибири.

В–третьих, на юге –защита страны от набегов крымского хана.

В первые годы правления Ивана Грозного основное внимание уделяется восточному направлению. Образовавшиеся в результате распада Золотой Орды Казанское и Астраханское ханства постоянно угрожали русским землям. Они держали в своих руках Волжский торговый путь. Как уже говорилось ранее к освобождению от ханской зависимости стремились народы Поволжья –марийцы, мордва, чуваши. Решение проблемы подчинения Казанского и Астраханского ханств было возможно двумя путями: либо посадить в этих ханствах своих ставленников, либо завоевать их. Создание в 1551г. стратегической базы в Свияжске, казалось, подготовило почву для полного присоединения Казанского ханства. Переговоры об унии Казани с Россией под главенством русского царя завершились сначала успехом. Но ставленник Москвы Шах–Али не смог удержаться у власти в Казани. В Казани возобладала военная партия и соглашение было нарушено. Два похода русских войск в 1547–1548 и 1549–1550 гг. оказались безуспешными. Присоединение Казани было совершено уже военными, а не дипломатическими средствами в 1552г. После падения Казани в 1555г. сибирский хан признал себя вассалом русского царя, попросив помощи в борьбе со среднеазиатскими правителями.

В 1556г. без сопротивления сдалась Астрахань, а ее присоединение позволило завязать отношения с кабардинскими князьями Северного Кавказа. В связи со взятием Казани и переходом под власть Москвы торговых путей по Волге и Каме открылись в 60‑х гг. XVI в. дипломатические отношения со среднеазиатскими и прикаспийскими гос-вами: хивинским ханом, ташкентским, самаркандским и шамахинским царями. В 1557г. Чувашия и большая часть Башкирии добровольно вошли в состав России. Зависимость от России признала Ногайская орда – гос-во кочевников, выделившееся из Золотой Орды в конце XIV в. (оно называлось по имени хана Ногая и охватывало степные пространства от Волги до Иртыша).

Присоединение Казани и Астрахани открыло возможность для продвижения в Сибирь. Природное богатство Сибири – пушнина –издавна привлекало к себе внимание. Уже в конце XV в. предприимчивые люди проникали за Урал. С образованием Российского гос-ва его правители и торговые люди увидели в Сибири возможность большого обогащения. В 1555г. Сибирь вступила в вассальную зависимость от Москвы и платила ей дань пушниной. Но в 70‑х гг. XVI в. сибирские ханы начали нападать на русские владения. На их пути встали укрепления купцов Строгановых, которые уже посылали свои экспедиции в Западную Сибирь для скупки пушнины. В 1574г. Строгановы получили от Ивана Грозного грамоты с правом строить крепости на Иртыше и владеть землями по реке Тобол для обеспечения торгового пути в Бухару. Хотя этот план и не был выполнен, на свои средства они сформировали отряд в 840 (по другим данным 600) чел-к из вольных казаков во главе с Ермаком Тимофеевичем. В 1581г. Ермак со своим войском проник на территорию Сибирского ханства, а спустя год разбил войска хана Кучума и взял его столицу Кашлык (Искер). Сам хан Кучум был изгнан. Многие вассалы Кучума из числа подвластных хану сибирских народов перешли на сторону Ермака. После нескольких лет борьбы, продолжавшейся с переменным успехом, Сибирское ханство прекратило свое существование. Население присоединенных территорий должно было платить натуральный оброк мехом –ясак. Ермак погиб в 1585г.

В 1586г. была поставлена крепость Тюмень, а в 1587г. – Тобольск, ставший русским центром Сибири. В Сибирь устремился поток торговых и служилых людей. За ними двинулись туда крестьяне, казаки, посадские люди, бежавшие от крепостного гнета. Именно они оказали наибольшее влияние на социально–эк. развитие Сибири и ее коренного населения.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.214.0 (0.023 с.)